Скрыть оглавление

Биографические заметки. После 1942

 

I.  Род Шапошниковых

     

Прадед отца моего приехал в Россию при Петре Великом1. Во время посещения Петром Прибалтийского края, прадед состоял бургомистром города Риги и преподнес Петру великолепную шапку Мономаха, ши­тую драгоценными камнями и отороченную бобром. Император остал­ся доволен оказанным ему приемом и пригласил прадеда приехать в Россию и принять русское подданство с новым именем Шапошникова, намек на полученный дар. И тогда же император подарил прадеду свой походный кубок, вернее, серебряную стопу, с привинченной ко дну ее походной чернильницей. При стопе была и жалованная грамота. Кубок и грамота после смерти прадеда перешла к его сыну, а после смерти — к старшему в роду. После смерти старшего сына — моего деда, кубок достался второму сыну. В квартире второго сына случился пожар, и ку­бок вместе с грамотой сгорел.

У прадеда был лишь один сын, который женился на русской — Во­ронцовой. Ее сестра вышла замуж за князя Урусова, потомства не бы­ло. Но жена деда имела много детей, из которых дожили до преклон­ных лет четыре сына и семь дочерей.

Из них старший сын, военный инженер и член Географического об­щества, погиб во время экспедиции Географического общества в Цен­тральной Азии.

Второй сын был женат, имел одного сына, умершего 12-ти лет, дру­гих детей не было. Второй сын был одним из директоров Государствен­ного банка, умер сравнительно рано.

Третий сын — тоже военный, семьи не имел.

Четвертый сын, самый младший член семьи, хотел быть художни­ком либо военным, но мать настояла, чтобы он стал архитектором-ака­демиком. Сын этот Иван был моим отцом. Женат был на Екатерине Ва­сильевне Голенищевой-Кутузовой, внучке фельдмаршала Голенищева-Кутузова, Светлейшего Князя Смоленского. Имел трех детей. Сына Ил­лариона, умершего 5-ти лет, и дочь Елену, уродившуюся в 1879 году, и вторую — Анну, умершую пяти лет. Дочь Елена вышла замуж в 1901-ом году за Н.К. Рериха художника, академика, и имела двух сыновей Юрия и Святослава.

Старшая дочь деда, сестра моего отца Анна Ивановна была заму­жем за генералом Постуновым, Георгиевским кавалером и богатым саратовским помещиком. Была бездетна, много путешествовала, была известна своей красотою и любовью к искусству. Многие музыкаль­ные произведения были посвящены ей известными тогда композито­рами.

Вторая дочь — Мария Ивановна — замужем была за генералом Бо­рисовым, комендантом города Петергофа. Имела много детей, из кото­рых выжили лишь два сына, оба военные. Петр — Георгиевский кава­лер и Павел, служивший в Туркестане. Петр женился на Аничкиной, имел дочь... Павел потомства не имел.

Третья дочь — Елизавета Ивановна, невеста Кауфмана Туркестан­ского, но по настоянию матери разошлась с ним и вышла замуж за ге­нерала А. Брадфорда, второго сына лорда Брадфорда. Мать его покину­ла Англию, и сын принял русское подданство, был принят в Пажеский корпус и пошел по педагогической деятельности, был, кажется, воспи­тателем в Пажеском корпусе. Елизавета Ивановна Брадфорд имела сы­на, который умер от чахотки довольно рано. Сын Владимир был женат на Варваре Николаевне Черлениевской, тоже умершей от чахотки. Ос­талась одна дочь Варвара, которая после смерти бабушки, оставшись полной сиротою, переехала к моим родителям и воспитывалась и за­кончила свое образование со мною вместе. О ней после революции не имеем сведений.

Четвертая дочь, Наталия Ивановна, была невестой инженера Сент-Илера, который умер накануне свадьбы от воспаления легких.

Пятая — Ольга Ивановна — умерла молодой...

Шестая — София Ивановна была невесткой героя турецкой вой­ны — Войцеховского, убитого на войне.

Седьмая — Татьяна Ивановна — замуж не вышла.

Наш род Шапошниковых не имел других родственников этой фа­милии.

 

 

II. Герб рода Голенищевых-Кутузовых

 

В Щите, имеющем голубое поле, изображен черный одноглавый орел с распростертыми крыльями, имеющий над головою дворянскую корону, а в правой лапе — серебряную шпагу. Щит увенчан обыкновен­ным дворянским шлемом с дворянской на нем короною и тремя страу­совыми перьями. Намет на Щите голубого и черного цвета, подложен­ный серебром.

Род Голенищевых-Кутузовых, как показано в Российской Истории и в Бархатной книге2, происходит от въехавшего в Россию к Благовер­ному Великому Князю Александру Невскому из немец честного мужа именем Гавриила, от которого пошли Кутузовы, происшедших от сего Феодора Кутузова, потомка Андрея Михайловича Кутузова, дщерь бы­ла в замужестве за Казанским Царем Симионом. Помянутого же Куту­зова брат родной Ананий Александрович имел сына Василия, прозван­ного Голенище. Потомки их, Голенищевы-Кутузовы, Российскому Престолу служили разные дворянские службы и некоторые находились и в знатных чинах и жалованы были от Государей поместьями и други­ми знаками Монарших милостей. Все сие доказывается сверх Истории Российской: Бархатной книгою, копией с жалованной на поместье Гра­моты и родословной Голенищевых-Кутузовых.

Прадед Иван Голенищев-Кутузов был женат на Чириковой, по со­хранившимся легендам, на страшно гордой своим родом и богатством помещице. Имел двоих сыновей и одну дочь в браке с помещиком Челищевым.

Старший сын, состоявший на военной службе, застрелился при тра­гических обстоятельствах. Его невеста, получив ошибочное сведение, что жених ее пропал без вести на войне, приняла Великий постриг за несколько дней до возвращения жениха. Жених не вынес удара. Посе­тил ее в монастыре, простился и, вернувшись к себе, застрелился.

Второй сын Василий, тоже военный, женился на Анне Васильевне Азарьевой и имел от нее восемь детей. Четыре сына, из которых двое умерли в детстве, и 4 дочери. Старший сын Иван получил воспитание в Императорском лицее и поступил на гражданскую службу, был Пред­водителем дворянства в своей губернии. Младший — Василий пошел по военной службе.

Старшая дочь Евдокия, в первом браке Митусова, после развода с ним вышла за князя Путятина, за Павла Арсеньевича.

Вторая дочь Анастасия вышла за князя Михаила Шаховского.

Третья дочь Екатерина вышла за Ивана Ивановича Шапошникова, архитектора-академика.

Четвертая — Людмила была замужем за Н.А. Рыжовым, за крупным городским деятелем в Петрограде.

Сын Иван был женат на Болотниковой, имел трех сыновей и одну дочь. Все три сына, старший, конногренадер, и второй Иван, талантли­вый морской офицер, и третий Александр — помещик, уже умерли, и дочь вышла замуж за бывшего лицеиста Липранди, дед которого был ге­роем двух войн. Сведений о них не имеем.

Сын Василий Голенищев-Кутузов был женат на Анастасии Василь­евне Серебряковой, отец ее был Василий Михайлович Серебряков, гу­бернский предводитель дворянства в области Войска Донского и камер­гер Его Величества. Жена его из рода Небольсиных и внучка брата Пла­това. Василий Васильевич Голенищев-Кутузов имел четырех дочерей:

Старшая Нина или Анна сделалась настоятельницей монастыря в Палестине.

Вторая Анастасия вышла за сына генерала Чебыкина, командовав­шего округой всей гвардии в Петрограде, имела сына и дочь. После ре­волюции жили в Александрии и Алжире.

Третья — Елена переехала в Америку и под фамилией мисс Бэзил живет и служит в каком-то просветительном учреждении.

Четвертая — Евдокия живет с матерью в Алжире, сведений от них не имеем.

Евдокия Васильевна Голенищева-Кутузова выдана замуж за Степана Николаевича Митусова, очень благородного человека и покровителя ис­кусств. Имела от него сына Степана, но вскоре развелась и вышла за князя Путятина, имевшего четырех сыновей от первой жены, урожден­ной Шабельской, дочери генерал-аншефа и тоже богатой наследницы.

Младший сын умер в детстве и третий — Арсений утонул во время прогулки на яхте с товарищем камер-пажом Лазаревым за несколько дней до их производства в офицеры.

Старший Михаил по окончании Пажеского корпуса вышел в Дра­гунский полк, второй — Павел — в Кавалергардский Ее Величества полк. Оба брата женились на двух родных сестрах Екатерине и Ольге Зеленых. Павел имел одну дочь Наталью, Таточку, которая вышла за­муж после революции за крупного местного капиталиста на Мальте.

Евдокия Васильевна Голенищева-Кутузова имела двух дочерей от князя Путятина — Софию и Марианну. София вышла за Димитрия По­тоцкого, георгиевского кавалера в первую войну с немцами. Имела от него двух дочерей — Марину и Софию.

Марина вышла замуж за американизированного голландца, финан­систа Марка Лос Туккера, имела трех сыновей, из которых остался в живых один средний — Стеббин, талантливый музыкант-композитор. Старший Марк — летчик, погиб в Корейской войне, младший Жержик скончался от злостного белокровия.

Сестра ее, Нока, замужем за швейцарским подданным в Америке Сан-Галли.

Анастасия Васильевна Голенищева-Кутузова вышла за князя Миха­ила Константиновича Шаховского, имела трех сыновей и двух дочерей.

Сын Константин, гродненский гусар, женился на Лионозовой, имел двоих сыновей, Михаила и Георгия, погибших во время войны и рево­люции, и двух дочерей, старшая — Екатерина — вышла за барона Ван Ховена. После революции попала в Берлин, обладала изумительным го­лосом. Ничего о ней не известно, также и об остальной семье.

Сын Яков Шаховской был директором Агрикультурного училища в Псковской губернии во время второй войны с немцами, был женат на до­чери местного священника. Имел трех сыновей и двух дочерей. Стар­ший — Константин — священник. Второй — Мстислав — священник. Второй Мстислав, отбывая воинскую повинность, скончался в больнице в Ревеле. Младший заканчивал образование в университете. Старшая дочь вышла замуж, фамилию не помню, и младшая осталась при родителях.

Третья дочь Екатерина Васильевна Голенишева-Кутузова была за­мужем за архитектором-академиком Иваном Ивановичем Шапошни­ковым, имела дочь Елену, замужем за художником Академиком Нико­лаем Константиновичем Рерихом, который был сначала секретарем, а затем директором школы Императорского Общества поощрения худо­жеств, имела двух сыновей.

Четвертая дочь Людмила Васильевна Голенищева-Кутузова была за­мужем за Н.Ал. Рыжевым, который получил образование в Военно-Медицинской академии, практиковать не стал и пошел по городской службе, был членом городской управы в Петрограде. Людмила имела четверых детей.

Старшая дочь Людмила, разведенная с мужем, инженером Херст, еще до революции, умерла в Ленинграде.

Сын Борис был директором бывшего Императорского фарфорового завода, во время революции, вероятно, погиб.

Сын Николай был еще очень молод, по слухам, женился на дочери генерала Троцкого, а затем развелся и женился на Платовой, имел сы­на. Дальнейших сведений не имеем больше десяти лет.

Младшая дочь Ксения Рыжева вышла замуж за полковника Илью Эммануиловича Муромцева, специалиста по радиотелеграфу, [который] со­стоял членом Правительственной Комиссии по закупке военного снабже­ния из Америки, уехала с семьей еще до революции. Ксения и муж ее уже умерли, две дочери их — Ксения и Галина — остались жить в Америке.

Илья был ближайшим родственником профессора Муромцева, пред­седателя Первой Государственной думы при Временном правительстве.

Степан Степанович Митусов, сын Евдокии Голенищевой-Кутузовой от первого брака со Степаном Николаевичем Митусовым, во вре­мя революции состоял директором консерватории где-то на Севере России, был женат на Екатерине Потоцкой из ссыльных. Имел трех до­черей — Злату, уже погибшую во время второй войны с мужем и доче­рью, Людмилу — тоже уже овдовевшую и младшую Татьяну. Сведений о них не имеем больше десяти лет.

Марианна Путятина вышла замуж за генерала Маркова, имела сы­на Леонида и дочь Марианну, после революции жила в Бельгии.

Фамилии и роды, связанные с родом Голенищевых-Кутузовых: ча­ще других были князья Шаховские, Чириковы и Мусоргские3.

Так, Мусоргский — композитор оперы «Хованщина» и многих за­мечательных оригинальных музыкальных произведений. Он был офицером Преображенского полка и, обладая замечательным музыкальным талантом, стал учеником нашего композитора Глинки. Он умер сравни­тельно рано, ибо его невеста умерла от чахотки, он с горя стал пить и умер от белой горячки.

Не помню, чьей женой, дочерью или сестрой приходилась Кутузо­вым графиня Разумовская, но она оставила свое прекрасное поместье Васюдино с картинной галереей с портретом Императрицы Елизаветы, изображенной в виде Венеры, моему деду Василию Ивановичу Голенищеву-Кутузову. Портрет этот был вынесен из парадных комнат и поме­щен во внутренних покоях мужской половины обитателей, которые безжалостно объявили его мишенью своей меткой стрельбы.    

Не помню, на ком был женат Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, брат моего прапрадеда4. За свои заслуги он был пожалован графским титулом. После или во время Отечественной войны в 1812 го­ду был пожалован Светлейшим Князем Смоленским. Он был правой рукой при Фельдмаршале Суворове, участвовал с ним, во время войны с Турцией, и при взятии крепости Измаил потерял один глаз. Михаил Илларионович не имел сыновей, только дочерей, потому титул Свет­лейшего Князя Смоленского, пожеланию Императора Александра Вто­рого, должен был перейти по линии моего деда к его сыновьям, если кто из них отличится на военном поприще. Но никто из них не явил желания следовать по стонам деда.

Все дети моего деда Василия Ивановича Голенищева-Кутузова вос­питывались на шкатулку Государя. Так четыре дочери получили обра­зование и воспитание в Смольном институте для благородных девиц на Николаевской половине, а сыновья в Императорском лицее и в школе Кавалерийских...    

Михаил Илларионович имел четыре либо пять дочерей. Только од­на вышла замуж за русского — [Николая Алексеевича] Тучкова, Глав­нокомандующего, он был убит на Бородинском поле5.

Старшая была в морганатическом браке с австрийским герцогом. Сын ее получил майорат и титул Графа Ольстона по саксонскому по­местью, отсюда произошла фамилия графов Сумароковых-Эльстонов.

Третья была замужем за каким-то итальянским маркизом, и четвер­тая — тоже за каким-то иностранным аристократом, имена их можно, конечно, найти.

Помнится, упоминалась фамилия князей Кудашевых в связи с ли­нией Смоленского.

Часто встречалась в родословной фамилия Кутузовых без добавоч­ной Голенищевых...

Припоминаю фамилию Корвин-Круковских, фамилию жены его не помню. Они имели виллу где-то недалеко от Ниццы, и я с матерью ез­дила навестить их в нашу бытность в Ницце. Детей их, двух девочек и мальчика, помню смутно.

Языковы, Карповы.

 

 

III.  Род бабушки Азарьевой

 

Прадед Василий Азарьев, помещик Новгородский и Тверской, быв­ший военный, был женат на Демидовой. Прожил с нею несколько сча­стливых... лет и неожиданно она скончалась. Незадолго до смерти она принесла мужу свое завещание, по которому она передавала ему все свое огромное состояние. На деда это произвело такое тяжкое впечат­ление, что он тут же бросил завещание в горящий камин. Но предчув­ствие оправдалось, и она скоро умерла.

Удар этот подействовал ошеломляюще на деда, и он даже как бы ут­ратил полное сознание. Перестал выходить из дома, заперся в ее быв­ших помещениях, окружил себя только ее изображениями и памятны­ми вещами и целые дни проводил в слезах, не желая никого видеть. Так продолжалось несколько лет, и он буквально выплакал глаза. У него сделалась темная вода, и он совершенно ослеп. Положение его стало невыносимым. Наконец, родным удалось его уговорить жениться на родственнице, урожденной Ельчаниновой, которая страстно жалела его и решила пожертвовать свою жизнь, выйдя замуж за него и ухаживая за ним.

Ельчаниновы — монгольский род от одного из сыновей Чингисхана.

От этого брака было пять дочерей. Старшая Людмила вышла за ба­рона Ап.Н. Гейкинга, военного, новгородского помещика, имела двух сыновей. Старшего, Николая Аполлоновича, горного инженера и в дальнейшем директора уральских горных заводов. Второй был неудач­ником, и отец отказался от него, лишив его наследства. Но мать все же оставила ему небольшое именьице с домом в Новгородской губернии.

Вторая дочь Елизавета — замужем за фон Барановым, отличалась своей тяжкой судьбой. Ее оклеветали в якобы жестоком обращении с крепостными и сослали в дальний монастырь, разлучив с маленьким сыном. Года через три вернулась в свое поместье, ибо злых людей по­стигла кара и главный клеветник, умирая, признался на духу в подлоге. Но жертва клеветы надорвала сердце и скоро умерла, народ признал ее святой.

Третья дочь Анна Васильевна, моя бабка, Голенищева-Кутузова по мужу, имела четырех дочерей и двух сыновей, двое других умерли в дет­стве.

Четвертая — София Васильевна вышла за Торопогрицкого, украин­ского помещика, состоятельного человека, имела четырех дочерей. Старшая, Зинаида, по мужу Сборило — чех — педагог, попечитель муж­ских казенных гимназий, — скоро умерла. Вера — замужем за Михаи­лом Набоковым, имела дочь Софию, которая вышла замуж за своего троюродного дядю Н.Ап. Гейкинга, и дочь Нюру — замужем за офице­ром Драгунского полка после окончания первой войны. Ничего не слы­шали о семье Петра Тороподинского, был сенатским чиновником.

Пятая дочь — Лидия Азарьева осталась одинокой не замужем.

Прабабка Ельчанинова имела брата или племянника офицера Пре­ображенского полка и женатого на княжне Козловской. Также была в ближайшем родстве с родом Дириных. Два брата Дирины, оба военные, помимо своих других способностей, отличались редкою красотою. Один из них был губернатором или вице-губернатором в западных гу­берниях Прибалтийского края, о другом ничего не помню.

Пеликастрицкие, новгородские помещики тоже в близком родстве. Так Пеликастрицкая была необыкновенно красивой, имела много по­клонников и после самоубийства второго поклонника она дала обет не показываться среди людей без маски. В именье тетки Путятиной висел прекрасный большой портрет ее, в белом атласном платье времени ам­пир, она сидит в большом, красном кресле и в руке у нее маленькая, белая атласная маска. Головка действительно очаровательная. Темно-бронзовые волоса, курчавые и обрезаны, как у мальчика. Потомства она не имела. Умирая, она отпустила на волю своих крестьян и завещала им одно из своих поместий в Новгородской губернии. Народ чтит ее моги­лу, ибо она велела похоронить себя в освобожденной земле, под откры­тым небом.

Четвертая — Лидия Торопогрицкая вышла за полковника Ловцова, начальника военного округа, где, не помню, по слухам была очень сча­стлива.

 

 

IV.  Род Путятиных

 

Дед Арсений Путятин был крупным помещиком в Новгородской и Тверской губерниях. Так же как и дед, Василий Иванович Голенишев-Кутузов, он был в числе выборных крупнейших помещиков в Государ­ственную комиссию по ликвидации крепостного права и выработке ус­ловий освобождения крестьян.

Князь Арсений Павлович Путятин был женат на тверской помещи­це Мельницкой и имел сына Павла. Вторая сестра София Мельницкая была замужем за князем, потомства не имела и после смерти мужа жи­ла с сестрой княгиней Путятиной в именье "Высокое" в Новгородской губернии.    

Павел Арсеньевич Путятин первым браком был женат на [Ольге Ивановне] Шабельской6, дочери генерал-аншефа Шабельского, имел от этого брака четырех сыновей — Михаила, Арсения, Павла и Ивана, двое из них умерли, младший, Иван, в отрочестве и третий — Арсений, ка­мер-паж, утонул во время прогулки на яхте со своим товарищем. Он приезжал в «Высокое» к бабушкам накануне производства в офицеры. Горе родных, потерявших единственного сына, трудно описать.

Старший Михаил по окончании Пажеского корпуса вышел в Дра­гунский полк, второй — Павел, в кавалергардский Ее Величества полк.

Оба брата наследовали от матери богатейшие угольные копи в Ор­ловской губернии. Оба брата были женаты на двух родных сестрах — Екатерине и Ольге Зеленых.

Отречение от престола Великого Князя Михаила Александровича произошло в квартире князя Павла Путятина в присутствии его жены и семьи, куда приехала делегация от Временного правительства с Ми­люковым и Керенским во главе для переговоров с Великим Князем Михаилом. После революции Путятин с женою Великого Князя Миха­ила, графиней Брасовой, уехали за границу, где и скончались; осталась в живых дочь князя Павла, которая вышла замуж за местного капита­листа и поселилась на острове Мальта.

Младшая линия Путятиных состояла из Михаила Сергеевича и Ни­ла Сергеевича, женатых на сестрах, на дочерях адмирала Платова. Ми­хаил Сергеевич начал карьеру морским офицером, продолжил чиновни­ком по особым поручениям при Государе и императорской семье, и за­тем был назначен начальником Царского Села, резиденции Государя. Сергей Михайлович имел двух сыновей. Старший был женат на Вели­кой Княгине Марии Павловне после ее развода со шведским принцем.

Дядя Вася, брат моей матери, был женат на дочери Василия Михай­ловича Серебрякова, Губернского предводителя дворянства в области Войска Донского и камергера Его Величества, имел трех дочерей от же­ны Небольсиной, внучки графа Платова.

Старшая дочь, Александра, была фрейлиной при Государыне Алек­сандре Федоровне, вышла замуж за Комлева, имела одного сына. Ни­каких сведений о них не имеем.

Вторая — Анастасия Васильевна — замужем за моим дядей, имела четырех дочерей.

Анна — настоятельница монастыря в Палестине.

Анастасия замужем за Чебыкиным, проживала в Александрии, име­ла двух детей — сына и дочь. Сын женился на дочери генерала Марко­ва и Марианны Путятиной.

Третья — Анна Васильевна замужем за богатым украинским поме­щиком Чарныш, отставным гвардейским гусаром, имела двух детей. Никаких сведений о ней не имеем.

Василий Михайлович Серебряков имел сестру, которая приняла по­стриг в самые молодые годы в силу видения, которое она имела еще в отрочестве. Она видела прекрасный храм и на стенах храма были впи­саны женские имена. И услышала голос, сказавший ей, что она будет основательницей этого храма и женского монастыря при нем. Имена, записанные на стенах — имена ее сподвижниц. Среди них стояло и ее имя.

Она пожертвовала все свое большое состояние и стала настоятель­ницей монастыря. Все запечатленные на камнях стен имена ее спо­движниц явились ее сотрудницами. Народ почитал ее святой. В семье она пользовалась большим почетом. Конечно, она приехала на обруче­ние и свадьбу племянницы за моего дядю, и очень одобрила всю нашу семью.

Помню ее, сидящую в большом, глубоком кресле, всю в черном и с таким добрым выражением глаз! Все родные с детьми собрались при­нять ее благословение. Я немного замешкалась, и мать моя тихо, но серьезно выговаривала мне.

Но добрые глаза ее остановились на мне, и она подозвала меня, и когда я подошла, чтобы принять благословение, она ласково положила руку на мою голову и, посмотрев на мою мать, громко и отчетливо ска­зала: «Она лучше вас всех». Это произвело сильное впечатление, и, ве­роятно, потому я стала любимицей моих родных, особенно моей новой тетки — жены дяди Василия. Жена моего дяди отличалась редкой доб­ротой и чудесным нравом. Нрав ее наследовала ее старшая дочь — на­стоятельница монастыря в Палестине.

 

Воспроизводится по изданию:

Биографические заметки Елены Ивановны Рерих-Шапошниковой / Дубаев М.Л. Рерих. М.: Молодая гвардия, 2003. Серия «Жизнь замечательных людей».

Источник: Род Шапошниковых. Герб рода Голенищевых-Кутузовых. Род ба­бушки Азарьевой. Род Путятиных. Родословная женской линии семьи Ре­рихов из архива Рерихов. – Группа рукописей МЦР, ф. 1, оп. 1, д. 7048.



1 В другом варианте Елена Ивановна собственноручно писала: «Прадед приехал в Россию при Петре Великом. Прадед был бургомис­тром города Риги во время посещения Петром прибалтийских стран, и прадед преподнес Императору среди прочих даров и прекрасную шап­ку Мономаха из бобрового меха и шитую драгоценными камнями. Шапка настолько понравилась царю, что он тут же отдарил прадеда, от­дав ему свой любимый серебряный кубок (стопок) в виде шведской сто­пы, ко дну которой была привинчена в виде подставки серебряная по­ходная чернильница. При кубке была грамота, в которой пригласил в Россию и сразу даровал имя русское — Шапошников. Кубок с грамо­той находился у старшего брата. Кубок с грамотой сгорел во время по­жара в их доме. У моего прадеда был один лишь сын, который женил­ся на русской — Воронцовой. Сестра ее была замужем за князем Уру­совым, потомства не было. Но жена деда имела от него 19 детей, из ко­торых дожили до преклонных лет 4 сына и 7 дочерей. Из которых стар­ший сын, военный инженер и член географического общества, погиб во время экспедиции Географического общества в Центральную Азию.

Второй сын был женат, имел сына, который умер в 13 лет от скар­латины. Отец был одним из директоров Государственного банка.

Третий сын — служил военным и служил в министерстве путей со­общения. Умер от слишком веселой жизни.

Самый младший сын, мой отец, архитектор и академик» (Группа рукописей МЦР, ф. 1, оп. 1, д. 7048).

2 В «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи, начатом в 1797 году», в томе II на странице 31 написано: «Род Голени­щевых-Кутузовых, как показано в Российской истории и в Бархатной книге, происходит от выехавшего в Россию к благоверному великому князю Александру Невскому из немец честного мужа именем Гаврила. У сего Гаврила был праправнук Федор Александрович Кутуз, от кото­рого пошли Кутузовы. Происшедшего от сего Федора Кутуза потомка Андрея Михайловича Кутузова дщерь была в замужестве за Казанским царем Симеоном. Помянутого же Кутуза брат родной Ананий Алексан­дрович имел сына Василия, прозванного Голенище. Потомки их Голе-нищевы-Кутузовы Российскому престолу служили разные дворянские службы...», а в VIII томе на странице 119 читаем: «Предок рода Голенищевых Тимофей Пантелеев сын Голенищев 7191 (1683) году от госуда­рей царей и великих князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича за службу и храбрость пожалован поместьями» (Общий гербовник дво­рянских родов Всероссийской Империи. Т. I-Х. СПб., 1797-1836 г.).

3 Н.К. Рерих в 1939 г. в очерке «Мусоргский» писал: «"Додонский, Катонский, Людонский, Стасенский" — по именам четырех сестер Го­ленищевых-Кутузовых — так всегда напевал Мусоргский, работая в их доме над эскизами своих произведений. Матушка Елены Ивановны, та, которую Мусоргский называл Катонскии, от имени Екатерины, много рассказывала, как часто он бывал у них, а затем и в Боброве у Шахов­ских — у той, которую он называл Стасенский. Додонский была потом княгиня Путятина, а Людонский — Людмила Рыжова». (Евдокия Ва­сильевна, по первому мужу Митусова и по второму — Путятина, Ека­терина Васильевна Шапошникова — мать Елены Ивановны, Людмила Васильевна Рыжова и Анастасия Васильевна Шаховская).

4 М.И. Кутузов (1745-1813) был женат на дочери генерала Ильи Александровича Бибикова — Екатерине Ильиничне Бибиковой. Един­ственный сын М.И. Кутузова Иван умер от оспы в 1770 г. М.И. Кутузов имел от Е.И. Бибиковой пять дочерей: Прасковью, Анну, Елизавету, Екатерину и Дарью.

5 Н.А. Тучков (1761-1812) — генерал-лейтенант, в 1812 г. команду­ющий 3-м пехотным корпусом.

На самом деле одна дочь М.И. Кутузова Елизавета Михайловна (1783-1820) была замужем сначала за флигель-адъютантом графом фон Тизенгаузеном, а потом венчалась с Николаем Федоровичем Хитрово — генерал-майором, с 1815 г. русским поверенным в делах во Флоренции, умершим в 1819 г. От первого брака у Елизаветы была дочь Екатерина (1803-1888).

Старшая Прасковья была замужем за тайным советником Матвеем Федоровичем Толстым.

Анна была замужем за генерал-майором Николаем Захаровичем Хи­трово.

Другая дочь, Екатерина, была замужем за генерал-майором князем Николаем Даниловичем Кудашевым (1784-1813). В 1812 г. полковник, начальник партизанского отряда, в том же году был произведен в гене­рал-майоры, но в 1813 г. погиб под Лейпцигом. Вторым браком за ге­нерал-майором Сарочинским.

Младшая дочь Дарья — за обер-гофмейстером Федором Петровичем Опочининым.

6 Ольга Ивановна дочь генерала аншефа от кавалерии И.П. Шабельского в начале 1881 г. заболела и вскоре умерла. После этого ее мать в том же году попыталась отобрать у П.А. Путятина детей, ссылаясь на то, что отец избивает их и что у него появилась новая жена (родная те­тя Елены Ивановны Рерих, Евдокия Васильевна Голенищева-Кутузова, бывшая до этого замужем за Степаном Николаевичем Митусовым). Од­нако судебные чиновники увидели в этом требовании корыстный замы­сел — отсудить у князя вместе с детьми и деньги на их содержание.

Судьба Рерихов не раз пересекалась с многочисленными родственника­ми Павла Арсеньевича. Сын племянника П.А. Путятина Сергей Ми­хайлович Путятин был женат на Марии Павловне Романовой, которая была до этого замужем за принцем Вильгельмом, наследником швед­ского престола, она развелась с ним в 1913 г. Отец Марии — родной брат Николая II Павел Александрович Романов был убит в Алапаевске вместе с другими великими князьями. Марии было всего 28 лет, когда она вместе со своим мужем Путятиным осталась в Париже без средств к существованию. Пришлось заняться вышивкой и продавать сделан­ные своими руками шали и платья. Коко Шанель случайно познакоми­лась с работами сиятельной белошвейки, и была создана мастерская, в которой работали более 50 русских эмигранток. Сергей Путятин прожи­гал в ресторанах заработанные женой деньги, разбил несколько дорогих машин, и несмотря на уговоры Марии Павловны, вел разгульную жизнь. В конце концов она развелась с ним. Ее сын от первого брака отказался от шведского престола и жил в Германии.

Елена Ивановна Рерих писала в Америку в 1935 г.: «...полезно помнить, что Мария Павл[овна] не друг нам. Кто-то из соотечественников посеял между на­ми черные зерна, а, может быть, тот факт, что она была замужем за Пу­тятиным, который состоит с нами в свойстве и с которым она разве­лась, как мы слышали, тоже играет свою роль — трудно сказать, отче­го зарождаются недоброжелательства. Но имейте и это в виду. Если бы пиан[истка] просвещалась сама о неприязни Мар[ии] Павл[овны], то можно было бы ее расспросить, что именно нам инкриминируется».

 

 

 

Начало страницы