Скрыть оглавление

Шмидт М. Религиозное творчество Рериха

Шмидт М.

 

Публикуется по изданию: Шмидт М. Религиозное творчество Рериха // Рассвет. Чикаго, 1934. 8 окт.

 

 

Среди имен Васнецова, Нестерова, Врубеля, Рябушкина, так потрудившихся над украшени­ем православных церквей, почетное место занимает академик Рерих, также внесший большую работу в русское храмостроительство. Обширная литерату­ра посвящена исторической и так называемой Гима­лайской части художественной работы академика Рериха, но нам, православным, знаменательно знать и о его религиозных церковных работах. Знакомясь с этим материалом, мы узнаем, что мно­гие храмы российские имеют религиозные мозаики, фрески или иконы кисти Рериха. Не говоря уже о том, что первая картина мастера была «Рассказ о Боге», и в 1903 году появилась всюду отмеченная серия русских монастырей и святынь, с 1906 года до 1916 художник неустанно принимает участие в це­лом ряде выдающихся церковных строений. При благословении Киевского митрополита Флавиана художник создает эскизы, стенописи и мозаики для храмов в Пархомовке Киевской губернии. Все свя­тые изображения выдержаны в русско-византийском характере, ибо художник всегда избегал всякой мо­дернизации священных изображений. Нам запоми­наются «Покров Пресвятой Богородицы» – стро­гий купол, Пантократор, ряд архангелов и всех сил ангельских. Также замечательны и мозаики для хра­мов в Шлиссельбурге с много раз воспроизведен­ными в художественных изданиях образами святых апостолов Петра и Павла, святых Бориса и Глеба, архистратига Михаила в глубоких насыщенных то­нах. Затем следует иконостас для женского мона­стыря в Перми и по благословению митрополита Антония мозаика для Почаевской Лавры, в которой собраны изображения всех святых Стратилатов рус­ской церкви. Почти одновременно с этим создается живопись часовни в Пскове, изображение святого Георгия Победоносца для домовой моленной Неча­ева-Мальцева, а последние годы [жизни в Рос­сии] художник сосредоточивается на стенописи в Талашкине, имении покойной княгини Тенишевой под Смоленском. Кроме того, изготовляются рели­гиозные изображения для Марфо-Мариинской Об­щины в Москве, фрески для частной часовни в Ниц­це и многие другие отдельные религиозные изоб­ражения, стяжавшие известность на Миланской, Ве­нецианской и Парижской выставках.

И среди последних работ художника [тогда же], мы видим воспроизведение многих религиозных, православных сюжетов, находящихся в настоящее время как в Музее Рериха в Нью-Йорке, так и в Европейских центрах – Париже, в Белграде, Бельгии и других центрах. Среди этих последних работ художника, широко отмеченных как в ино­странной, так и русской зарубежной печати, имеется незабываемая серия из жизни преподобного Сергия Радонежского, которому, как известно, особенно предан художник.

Кроме того, широко воспроизведена так называемая «Священная Сюита», посвященная русской монастырской жизни. Нельзя забыть и картин «Моление о Чаше», «Пресвятая труженица», «Трон Не­видимого Бога» и «Огненный Ангел», который как бы входит в серию предвоенных предчувствий художника. По воспроизведению мы знаем «Святую Царицу Небесную, охранительницу» – изоб­ражение, посвященное Пакту Рериха по сохранению культурных сокровищ.

Из самых же последних картин, уже написанных в Гималаях, извест­ны «Сергиева пустынь», «Звенигород» и «Ныне силы небесные с нами невидимо служат». Все эти религиозные изображения связаны справед­ливо называемым рериховским стилем, который основан на глубоком изучении византийского, романского и новгородского мозаичного и ико­нописного искусства. В одной из биографий художника отмечено, что митрополит Антоний, смотря на картину Рериха «Ростов Великий», сказал: «Это молитва земли небу». И действительно, в этом вдумчивом определении иерарха православной церкви выразилось тонкое понимание искусства Рериха.

Эти молитвенные изображения проникнуты изучением древнерелигиозных форм православных. «Царица Небесная» храма Святого Духа в Талашкине является, может быть, наиболее [ясно] выраженным произ­ведением этого монументального характера. Фреска огромных размеров вся напитана сильными, красочными сочетаниями, как нельзя более способствующими торжественному впечатлению поклонения Матери Господа всеми силами ангельскими. Таким образом, академику Рериху удалось щедро и неустанно послужить русскому церковному строитель­ству, и надо только надеяться, что при современных условиях эти памят­ники русского искусства не будут разрушены.

Газеты сообщали о том, что большие панно художника «Казань» и «Керженец» не так давно были варварски изрезаны и уничтожены большевиками. Весьма вероятно, что и церковным изображениям могут угрожать многие свирепые опасности, и тем более хочется знать о тех, кто внес свою щедрую творческую лепту в святое дело строительства.

Не забудем, что академик Рерих кроме живописи применял свои способности и в архитектуре. Так, он получил первую премию на конкур­се [на проект] церкви в государевом имении Скерневицах, дал несколько проектов скитов и часовен имени преподобного Сергия. В этих проектах чувствуются излюбленные художником новгородский и псковский харак­теры.

Не забудем также еще два ценных обстоятельства в религиозной деятельности Рериха – открытие им иконописной мастерской при Школе императорского Общества поощрения художеств во главе с известным иконописцем Тюлиным, а также основание иконной мастерской для инвалидов прошлой войны. Очерки Николая Константиновича «О право­вом положении иконописцев на Руси» и «Иконный терем» обратили на себя широкое внимание, а в статье «По старине» Рерих явился ярким апологетом древнего иконописания.

В картине Рериха «Земля всеславянская», находящейся сейчас у ко­роля Александра в Белграде, изображен инок, устремившийся взором в дали славянские, в которых раскинулись города и селения, где текут полноводные реки и синеет мощный бор. Над иноком виден колокол. Не есть ли это напоминание о чтимом преподобном Сергии уже близким призывному колоколу.

Может быть, в этом обзоре мы пропустили еще несколько выда­ющихся творений художника, но нам в рассеянии сущим трудно уследить за неутомимым творчеством, сейчас рассыпанным по многим странам. Но каждое напоминание о том, чем мы, несмотря на все трудности, владеем, уже есть упрочение и сложение наших неотъемлемых сокровищ.

 

1934

 

Начало страницы