Скрыть оглавление
Ясность сознания
Энтузиазм
Щедрость
Чуткость
Чувствознание
Чувство ритма
Чувство Прекрасного
Чувство меры
Чувство единства
Чувство долга
Чистота. Чистосердечие
Чёткость сознания
Честность
Человечность
Человеколюбие
Цельность
Храбрость
Утончённость
Устремлённость к сотрудничеству
Устремлённость в будущее
Устремлённость
Устремление к высшему качеству
Усердие
Умение помогать
Уверенность
Убежденность
Трудолюбие
Точность
Торжественность
Терпимость
Терпение
Творческая созидательность
Твёрдость
Тактичность
Суровость. Строгость
Стремление к совершенствованию
Стремительность
Стойкость. Выносливость
Справедливость
Спокойствие
Сочувствие
Соучастливость
Сострадание
Сосредоточенность
Сообразительность
Соизмеримость с Высшим
Сознательность
Совесть
Собранность
Снисходительность
Смирение
Смелость
Смекалистость
Служение Общему Благу
Скромность
Синтетичность сознания
Сила духовной воли. Сила духа
Сердечность
Сдержанность. Выдержка
Свобода духа
Свежесть восприятия
Самоуважение
Самостоятельность
Самопожертвование
Самоотречение. Самоотрешение
Самоотверженность
Самообладание
Самоконтроль
Самодостаточность духа
Самодеятельность
Самобытность
Решительность. Решимость
Распознавание
Радость
Равновесие
Противодействие злу духом
Простота
Проницательность
Прозорливость
Признательность
Приветливость
Предусмотрительность
Преданность
Правдивость
Почитание Высшего
Постоянство
Познавательность
Подвижность. Приспособляемость
Победность духа
Патриотизм
Охранение Сокровенного
Отрешённость. Непривязанность
Открытость. Допущение
Отзывчивость
Ответственность
Отвага
Осторожность
Осмотрительность
Организованность
Оптимистичность. Жизнерадостность
Обаяние
Неутомимость
Непредубеждённость
Непоколебимость
Неотступность. Неуклонность
Неосуждение. Умение прощать
Нежность
Находчивость
Настороженность
Настойчивость. Упорство
Напряжение духа
Надёжность
Наблюдательность
Мужество
Мудрость
Молчаливость. Краткость
Миролюбие
Милосердие
Любознательность
Любовь
Ласковость
Культурность
Крепость духа
Искренность
Инициативность
Зоркость
Заботливость
Жертвенность
Духоразумение. Знание духа
Духовность. Качества духа
Духовное воображение
Дружелюбие
Достоинство духа
Дозорность
Доверие. Вера
Доброта. Добролюбие
Добросовестность
Доброжелательность
Дисциплинированность
Дерзание
Деликатность
Действенность
Даяние
Дальнозоркость духа
Готовность
Гибкость сознания
Героизм
Гармоничность
Восприимчивость
Воодушевление
Возвышенность
Внутренняя согласованность
Внимательность
Вмещение
Верность
Великодушие
Вежливость
Вдохновенность
Бодрость духа
Благородство
Благодушие. Добродушие
Благодарность
Бесстрашие
Бесстрастие
Беспристрастие
Бескорыстие
Бережность. Бережливость
Бдительность
Активность

Попов Д.Н

Попов Д.Н

 

Попов Дмитрий Николаевич (р. 1961) – редактор, издатель, деятель рериховского и теософского движений; инициатор возобновления Российского теософского общества в 1991 году и его первый председатель; создатель и главный редактор издательства «Сфера» (1993-2006 гг.).

Воспроизводится по изданию: Попов Д.Н. Хранитель / Рерих Н.К. Берегите старину. М.: МЦР, 1993.

 

Хранитель

Литературное наследие Н.К. Рериха     

 

Хранитель

 

"Во всех условиях нужно хранить то,
чем жив дух человеческий".

Н.К.Рерих "Летопись искусства"

 

"Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего" – этот автограф, данный Н.К.Рерихом для открытки-портрета, выпущенной Общиной святой Евгении (Красного Креста) в начале 1920-го года, несомненно, является главным девизом всей жизни и творчества великого мастера и основным его заветом молодежи. Идея единства и неразрывной преемственности культуры как основного двигателя и главного показателя эволюции человечества красной нитью проходит через всю неутомимую деятельность художника.

Несмотря на внутреннее сущностное единство культа Света – так Рерих истолковывал само понятие культуры – мировое древо культуры имеет множество ветвей национальных культур, каждая из которых отличается неповторимым своеобразием, вносящим свои чудесные достижения в духовную сокровищницу планеты. Каждый человек уже в силу своего рождения становится причастным к той или иной национальной культуре. Он впитывает ее с молоком матери, едва родившись на свет, с колыбельными песнями в младенчестве, со сказками и преданиями в детстве и со всем обрядовым, этическим и эстетическим укладом жизни. Постепенно он сам становится носителем, а затем и со-творцом культуры своего народа. "Что бы ни происходило в мире, какие бы ни наступали потрясения, но летопись Культуры должна протекать неприкосновенно", – говорил Н.К.Рерих. И одну из принципиально важных ролей в этом процессе играет мир архитектуры, образующий непосредственную жизненную среду человека и несущий в себе в образно-эстетическом выражении основные устои мироощущения народа.

Русский по рождению Н.К.Рерих рос в мире русской национальной культуры. Восприимчивый и наблюдательный мальчик с развитым и эстетическим чувством и воображением активно впитывал красоту окружающей жизни. Национальная культура рано осознается им в качестве фундаментальной основы бытия. Уже в раннегимназических сочинениях он записывает оригинальные наблюдения над архитектурой русских городов, где Москва, например, ставится в пример Петербургу за сохраненное ею "чисто русское" лицо. Летние тетради Рериха-гимназиста заполняются записями сказок, песен, преданий. Его первые литературные опыты создаются в фольклорном ключе. Архитектура в качестве зримого образа национальной культуры все больше занимает воображение юного художника. Так, в письме одному из друзей по Академии художеств Льву Антокольскому он пишет: "Ты, наверное, едешь в Москву... Как будешь в Кремле и поглядишь на Замоскворечье , то вспомни меня и поклонись от меня этому широкому русскому простору".

К сожалению, сегодня этот один из самых величественных во всея России видов на сказку русской архитектуры безвозвратно ушел в небытие, как и многие другие большие и малые памятники нашей культуры.

Уже с первых лет вступления в самостоятельную жизнь Николай Рерих активно включается в борьбу за охрану памятников истории и культуры. Сам он считал это семейной традицией и не раз вспоминал в своих записях о прадеде-офицере, который отказался во время сражения уничтожить церковь, использовавшуюся неприятелем, и об отце, построившем новую церковь для крестьян одного из сел близ своего имения под Петербургом. После окончания учебы в Академии и Университете Н.К.Рерих командируется Русским археологическим обществом в Псковскую, Тверскую и Новгородскую губернии для изучения вопроса о состоянии памятников старины. И в том же 1899 году молодой художник предпринимает поездку по "великому водному пути" и пишет первую большую статью о памятниках русской старины "По пути из варяг в греки". В одной из таких поездок он знакомится с будущей спутницей всей своей жизни Еленой Ивановной Шапошниковой. Уже вместе с нею в 1903-1904 годах он совершает большое путешествие по древнерусским городам, которое впоследствии назовет паломничеством. Путь пролег через Ярославль, Кострому, Казань, Нижний Новгород, Владимир, Суздаль, Юрьев Польской, Ростов Великий, Смоленск, Изборск, Псков, Углич и многие другие города, составившие славу русского зодчества. Позднее Рерих часто бывал на Смоленщине и Новгородчине, на Валдае и в других исторических областях России. В этих поездках была создана знаменитая архитектурная серия картин и этюдов, запечатлевшая целый пантеон образов древнерусской архитектуры. Выставка этих работ стала подлинным событием в культурной жизни страны. Вместе со статьями Рериха в столичной прессе она громко заявила о необходимости изменения чисто "археологического" отношения к памятникам высокого искусства русских зодчих. Одним из первых в его время Рерих поднял вопрос об огромной художественной ценности древнерусской иконописи и стенописи и необходимости ограждения их от варварского уничтожения и искажения невежественными "поновлениями".

В 1910 г. Н.Рерих с горечью писал: "Последовательно прошли передо мною Московщина, Смоленщина, вечевые города, Литва, Курляндия и Ливония и везде любовь к старине встречалась малыми, неожиданными островками и много, где памятники стоят мертвыми... Мало мы еще ценим старинную живопись... Даже самые слепые, даже самые тупые скоро поймут великое значение наших примитивов, значение русской иконописи. Поймут и завопят и заахают".

В борьбу за охрану памятников Рерих включается с присущими ему неиссякаемой энергией и энтузиазмом. Он является одним из главных организаторов и входит в Совет Общества зашиты и сохранения в России памятников искусства и старины. Вместе с Васнецовым, Щусевым и другими создает и деятельно руководит работой Общества возрождения художественной Руси; становится инициатором создания Фонда древней Руси для изучения и поддержания памятников старины путем Всероссийской подписки, лотерей, церковного сбора.

В очерке "Всенародное" Рерих убедительно писал: "Признано, что в деле общекультурных устоев страны уже пора обращаться не только к правительственным учреждениям, но прежде всегок народу. Уже надлежит народу знать свою историю, знать свои сокровища, беречь свои богатства... Из ста тридцати миллионов людей если одна двадцатая часть задумается о значении древности, и то составится крупная сумма. По рублям полмиллиона соберется".

Рерих принимает участие и в работе комиссии по изучению и описанию старого Петербурга, создает и возглавляет в городе комиссию по учреждению Музея допетровского искусства и быта. Он принимает непосредственное участие в реставрации многих исторических памятников, таких, например, как храм Василия Блаженного в Москве. В годы первой мировой войны художник создает и руководит мастерскими по обучению ремеслам увечных воинов при лазаретах Северного района Красного Креста в Петербурге. А в 1915 году он избирается председателем Комиссии художественных мастерских для увечных и раненых воинов.

Эта самоотверженная кипучая деятельность Рериха ждет сегодня своего подробного исследования и освещения; статьи, материалы и разработки Рериха-археолога необходимо переиздавать. В наше время они не утратили своей актуальности и значимости.

"Учась у камней упорству, несмотря на всякие недоброжелательства, – говорил Н.К.Рерих – я твержу о красоте народного достижения. Твержу в самых различных изданиях, перед самой разнообразной публикой".

Величие и красота Древней Руси стали главной темой художественного и публицистического творчества Рериха в дооктябрьский период.

Рерих принимает деятельное участие в работе издательств и различных популярных и специальных периодических изданий, поднимающих вопросы охраны памятников; в газетах "Биржевые ведомости" и "Новое время", в журналах "Старые годы" и "Золотое руно", в изданиях Археологического общества и Общества архитекторов-художников... Одна за другой выходят его статьи и очерки о древнерусском зодчестве и деле охраны памятников, заметки об отдельных памятниках, корреспонденции и протесты против сносов, искажений и недобросовестных реставраций... Рериховские работы несут на себе печать его яркой индивидуальности. Они полны глубоких и вечно живых мыслей о познании красоты, о мире и культуре, о преодолении трудностей и о любви к Родине.

По приглашению И.Э.Грабаря Н.К.Рерих включается в подготовку многотомной "Истории русского искусства" и пишет для этого издания ряд разделов по древнерусскому и народному искусству. К сожалению, первая мировая война помешала полному выходу в свет всех томов, и авторские материалы Рериха остались неопубликованными.

Борьба за охрану памятников архитектуры являлась для Рериха не самоцелью, а средством сохранения и развития в должном направлении той рукотворной среды, что создана творческим гением поколений. В его понимании архитектурная среда – это большой дом народа, олицетворяющий и питающий своими образами духовный мир человека. Охрана памятников древности для Рериха была неотделима от проблем современного градостроительства, призванного достойно и гармонично продолжать вековое созидание красоты. Как член правления Общества архитекторов-художников Рерих постоянно участвует в работе Съездов зодчих, создает и возглавляет первые в России женские архитектурные курсы (открыты в 1905 году в Петербурге), помогает организации художественных кружков, архитектурных и инженерных учебных заведениях. Став с 1906 года директором Художественной школы Общества поощрения художеств, он предпринимает ее коренную реорганизацию. Рерих открывает целый ряд новых классов, мастерских и курсов, в программу которых вводит и изучение древнего зодчества с включением экскурсий и экспедиций по древнерусским городам.

Особого внимания заслуживает работа Н.К.Рериха как художника и архитектора в создании новых храмов и гражданских построек. Деятельность в области монументального искусства стала для художника воплощением заветной мечты "об искусстве как светлом посланце" и о времени, когда искусство войдет в жизнь, а стены зданий украсит работа лучших мастеров. Он продолжает лучшие традиции древнерусского монументального искусства. В духе древнерусской фрески написаны им "Богатырский фриз" для столовой дома промышленника Ф.Г.Бажанова в Петербурге, монументальные панно для Казанского вокзала в Москве, эскизы росписей для храма в Пархомовке на Киевщине и многие другие работы. Рерих создает мозаики для Почаевской лавры и храмов в Пархомовке, Шлиссельбурге и Талашкине, иконостас для васнецовской церкви в Перми, фрески в талашкинском храме и часовне святой Анастасии во Пскове. Многие из этих работ созданы в союзе с Щусевым, одним из ближайших друзей Рериха в эти годы.

Работа Н.К.Рериха-архитектора почти неизвестна сегодня. Однако необычайно примечателен уже тот факт, что именно он победил во Всероссийском конкурсе на проект храма в императорском имении в Скерневице (Польша). Этот храм был спроектирован и построен Рерихом в стиле зодчих древнего Новгорода. К сожалению, мы не располагаем сведениями о сохранности главного архитектурного произведения великого художника. Впоследствии по эскизам Рериха была создана часовня Сергия Радонежского в Чураевке (США). Также им был разработан ряд проектов деревянных и каменных церквей и колоколен для русских поселений в Китае и Монголии.

Мысли о необходимости международной охраны памятников возникают у Рериха в ходе русско-японской войны (1904-1905 гг.). И уже позднее, в годы первой мировой войны, он резко обрушивается в своих статьях на вандализм немецкой армии, разрушающей памятники культуры, и выдвигает проект организованной международной охраны просветительских учреждении, и памятников истории и культуры в военное время. Он обращается к верховному главнокомандованию русской армии и правительствам Франции и США. К сожалению, все эти усилия так и не привели тогда к реальному результату.

Вспоминая те дни, Рерих писал в статье "Опять война": "А пушки гремели. Думалось, что их рев хочет напомнить человечеству о том, что так жить нельзя. Что нельзя безнаказанно разрушать достояние народов, нельзя попирать создания человеческого гения".

Деятельность Рериха на поприще изучения и охраны памятников истории и культуры со временем получила широкое международное признание. Он избирается на почетные должности многих зарубежных организаций, таких, как Общество собирателей древности (Париж), Историческое общество Франции, Международный институт науки и литературы (Болонья), Королевская академия наук и искусств (Загреб), Общество охраны исторических памятников (Нью-Йорк) и другие.

Разрушительная стихия Октябрьской революции приносит новую угрозу. Рерих, несмотря на серьезно пошатнувшееся здоровье, деятельно включается в попытки творческой интеллигенции оградить культурное достояние страны от непоправимых бед. В марте 1917 года на квартире М.Горького собирается инициативная группа, образовавшая Комиссию по вопросам искусства. Председателем Комиссии избран М.Горький, заместителями – Н.Рерих и А.Бенуа. Заявления Комиссии с предложением о сотрудничестве направляются в Совет Министров Временного правительства и в Совет рабочих и солдатских депутатов. "Известия Совета рабочих и солдатских депутатов" (1917, N 9,8 марта) публикуют "Воззвания" Комиссии к гражданам республики с призывом к охранению памятников архитектуры и искусства. Вскоре Рерих в силу обстоятельств оказывается за рубежом. В двадцатых и тридцатых годах художник с болью протестует против свершившихся фактов разрушения величайших памятников русского зодчества и готовящихся новых злобных и невежественных актов вандализма, энергично способствует созданию эмигрантских комитетов защиты памятников.

В 1929 году Н.К.Рерих вновь поднимает вопрос об охране культурного наследия народов, на этот раз уже в более широких международных масштабах, чем в 1914 году. Он предвидел возможность нового вооруженного конфликта и страстно хотел защитить культурное достояние народов от гибели. Эта благородная деятельность художника свидетельствует о его глубокой прозорливости, о его духовной эволюции, направленной на служение людям. Ибо спасти памятники культуры – это значит спасти человеческие души, не дать убить человека в человеке... Сохранить памятники культуры для будущих поколений – это значит заложить фундамент нравственности для их духовной жизни. Опираясь на принципы Красного Креста, Рерих разрабатывает проект специального Пакта по охране культурных ценностей, получившего известность как Пакт Рериха. Это начинание было горячо поддержано в самых широких кругах мировой общественности. В течение нескольких лет было проведено множество мероприятий и акций по продвижению идеи Пакта. В результате Пакт Рериха был подписан в 1935 году государствами обех Америк и лег в основу Гаагской конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

В своем обращении в связи с Пактом Н.Рерих, в частности, писал: "Мы оплакивали библиотеку Лувена и незаменимые красоты соборов Реймса и Ипра. Мы помним множество сокровищ частных собраний, погибших во время мировых смятений, но мы не хотим вписывать слова враждебности. Скажем просто: "Разрушено человеческим заблуждением и восстановлено человеческой надеждою". Но все же пагубные заблуждения в той или иной форме могут быть повторены, и новые множества памятников человеческих подвигов могут опять быть разрушены.

Против этих заблуждений невежества мы должны принять немедленные меры. Даже в начале своем эти меры охранения дадут многие полезные следствия... С этой целью проект Международного мирового договора, охраняющего все сокровища искусства и науки под международно признанным флагом, представлен нашим музеем иностранным правительствам. По этому проекту... должно быть воспрепятствовано повторение зверств последней войны, когда было разрушено множество соборов, музеев; книгохранилищ и прочих сокровищниц творений человеческого гения. Этот план предусматривает особый флаг, который будет почитаем как международная нейтральная территория".

Весь Пакт пронизан идеей мира. Не случайно сам Рерих называет предложенный им флаг "Знаменем мира".

Рерих считал, что его пакт будет действовать не только во время войны, а постоянно, поскольку он должен предотвратить совершение всех варварских актов против памятников культуры. (...)

Сегодняшняя ситуация с охраной и реставрацией памятников в нашей стране свидетельствует о том, что поднимавшиеся Рерихом проблемы ныне столь же актуальны, как и прежде. И потому наследие замечательного художника, стоявшего у истоков дела охраны памятников русской старины, представляет для нас особую ценность. Недаром выдающийся деятель и подвижник русской реставрации И.Д.Барановский, по свидетельству его дочери Ольги Петровны, боготворил Рериха и вел в своем тщательно отобранном архиве большой отдельный фонд рериховских материалов.

Пусть же вновь прозвучит в России завет ее великого мастера:

«Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего».

    

 

Воспроизводится по изданию: Держава Рериха / Сост. Д.Н. Попов. М.: Изобразительное искусство, 1994.

Статья приводится в сокращении.

 

Литературное наследие Н.К. Рериха

 

Литературное наследие Н.К. Рериха на редкость обширно и разнообразно, выражая необычайную многогранность его личности. Обращение к вечным темам этики, культуры и философии, устремление в будущее, красота и образность живого русского языка придают этому наследию сегодня необычайную актуальность. Недаром в последнее время так возрос интерес к книгам Николая Константиновича. Среди его произведений – рассказы, сказки, эссе, притчи, повесть, заметки охотника и натуралиста, стихи, пьесы, балетные либретто, записки путешественника... Большую же часть литературного наследия составляют многочисленные статьи на различные темы искусствознания, археологии, философии, общественной жизни, а также его воспоминания. Особое место занимают статьи и отчеты Рериха-археолога, имеющие чисто научный характер.

Литературные способности Рериха проявились уже в первых гимназических сочинениях. В них сразу и достаточно явно выявились своеобразие стиля и нестандартное образное мышление. Первые самостоятельные литературные опыты были связаны со стихосложением. В Отделе рукописей Государственной Третьяковской галереи хранится рукописный сборник из двадцати шести стихов, написанных Рерихом в возрасте двенадцати – четырнадцати лет, а также несколько отдельных стихотворений, созданных тогда же. Несмотря на несовершенство формы и подражательность содержания, они свидетельствуют о рано проснувшемся интересе к поэзии и стремлении к творчеству. С четырнадцати лет Рерих начинает писать рассказы, основанные на наблюдениях охотника и натуралиста, вполне достойные публикации. Особенно впечатляет чуткое восприятие природы, ее неяркой задушевности и красоты переходных состояний, которое автор свободно облекает в слово. В эти же годы Рерих пишет ряд пьес и былинно-сказочных сочинений на историко-героические темы, записывает народные легенды и бывальщины.

Интересно отметить, что Рерих-писатель проявил себя существенно раньше, чем Рерих-художник. Охотничьи рассказы и очерки юного Рериха начинают регулярно появляться в петербургской и московской периодике с начала 1891 года, когда их автору исполнилось лишь шестнадцать лет. А с 1896 года Николай Константинович, будучи студентом Академии художеств и Петербургского университета, начинает публиковать статьи, отражающие русскую и европейскую художественную жизнь. Они появляются и в зарубежных журналах «Moderny revue» (Прага), «L'Art decoratif» (Париж), а в «Нада» (Сараево) еще в 1895 году.

Начиная с 1898-1899 годов статьи, очерки, сказки, стихи и притчи Николая Константиновича широко публикуются в русской периодической печати; в частности, в журналах «Искусство и художественная промышленность», «Журнал для всех», «Золотое руно», «Весы», «Аполлон» «Искусство», «Старые годы», «Ежемесячные сочинения», «Огонек», «Зодчий», газетах «Биржевые ведомости», «Новое время», «Русское слово», «Русь», «Слово», «Мировые отголоски», «Россия», ежегодниках и альманахах «Вестник Археологического института», «Известия Археологической комиссии», «Записки Русского Археологического общества», «Записки отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества», а также литературных сборниках. В 1908 году издательство «Шиповник» планировало выпуск первого сборника Рериха. В 1912 году в монографии, посвященной художнику, известный искусствовед начала нашего века А.Ф. Мантель советует читателям, желающим ближе познакомиться с литературным творчеством Рериха, обратиться к сборнику, изданному «Шиповником». Однако нам не удалось обнаружить никаких следов этого издания. В 1914 году издательством Сытина был выпущен первый том собрания сочинений Николая Константиновича. Выходу в свет последующих томов помешала первая мировая война.

Заметное место в литературном наследии Рериха занимают сугубо научные археологические работы, связанные с широкой и фундаментальной изыскательской деятельностью Николая Константиновича в области славянских и угро-финских древностей в Петербургской, Новгородской, Псковской, Тверской, Ярославской губерниях. Во второй половине 1890-х годов и в первом десятилетии нашего века археологические отчеты и исследования Рериха постоянно публикуются в периодических изданиях Руского Археологического общества, Археологического института и Археологической комиссии. Многие из них впоследствии вновь перепечатывались в виде отдельных изданий. Отдельной брошюрой был также опубликован курс лекций Рериха «Художественная техника в применении к древности», читавшийся им в Археологическом институте. В 1898-1899 годах он издает интереснейшее исследование на тему «Искусство и археология», где впервые была поставлена проблема взаимоотношения исторической живописи с исторической наукой и выработана принципиальная концепция по этому вопросу. Археологическая деятельность Рериха заметно отразилась и в некоторых художественных произведениях, вышедших из-под его пера (очерки «На кургане», «Подземная Русь», «Всенародное»).

К 1910-м годам творчество Рериха стало достаточно заметным явлением в русской литературе: критики неизменно отмечали проникновенность и своеобразие его стиля, языка и литературной формы, глубину научного содержания, глубоко прочувствованную преемственную связь с древнерусской литературой и фольклором.

Лейтмотивом литературного творчества Рериха в дооктябрьский период стала самоотверженная защита и пропаганда русской национальной культуры – архитектуры, живописи, литературы, фольклора, прикладных искусств. Он писал в 1911 году: «Учась у камней упорству, несмотря на всякие недоброжелательства, я твержу о красоте народного достояния. Твержу в самых разных изданиях, перед самою разнообразною публикой». Одним из первых он заговорил об огромных, общемирового масштаба, художественных достоинствах русской иконы и стенописи, пророчествуя грядущее всеобщее признание величия древнерусской живописи, одним из первых начал широкую борьбу за сохранение и реставрацию древнерусской архитектуры, защиту ее как от разгула вандализма, так и от нередких тогда псевдореставраций (статья «Тихие погромы»). Недаром он вошел в состав совета Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины, стал одним из организаторов Общества возрождения художественной Руси для поддержания памятников старины путем всероссийской подписки, лотерей, церковного сбора, создал иконописные мастерские в руководимой им Школе Общества поощрения художеств и при лазаретах Северного района Красного Креста в Петербурге, где он возглавил мастерские по обучению ремеслам увечных воинов в годы первой мировой войны.

Вся эта деятельность широко отразилась в литературном творчестве Рериха. Мощно зазвучал его вдохновенный призыв к изучению родной истории от самых ее истоков. И не просто изучению: по убеждению Рериха, исторический путь народа должен быть глубоко прочувствован и осмыслен им, ибо «без прошлого нет будущего». «Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего» – стало любимым заветом Рериха молодежи. Памятники архитектуры, древнерусская иконопись и прикладное народное искусство должны стать для нового поколения не археологическими музейными ценностями, а живым, необходимым всем искусством, прочной основой настоящего и будущего искусства, которое войдет в жизнь каждого.

Рериху не раз приходилось подвергаться нападкам и упрекам в ретроградстве и узости взглядов. Недаром «партии» Рериха и «коварного Бен Уа» (А.Н. Бенуа) сравнивали с враждой шекспировских Монтекки и Капулетти. Однако Николай Константинович в служении «русскому делу» никогда не позволял себе недостойного поведения по отношению к своим оппонентам, будучи уверен, что «тьма рассеивается привнесением света». Он верил, что придет время, когда «версальские рапсоды» уже не смогут «похулять все русское». Именно он одним из первых заговорил о ценности и красоте природного и исторического пейзажа, который уже начал претерпевать ущерб со стороны бурно развивавшегося технического прогресса. Рерих выступает в печати с возражениями против бездумной прокладки железных дорог и мостов, переименования старых названий и другого небрежения к природному и культурному наследию.

Вместе с тем Николай Константинович был далек от недооценки нерусского, умея ценить прекрасное, где бы оно не проявлялось. Он был убежден в том, что любая самобытная, подлинно народная культура являет собой огромную ценность и должна быть сохранена. Ибо грядущее культурное единение человечества, в будущее которого он свято верил, предстанет не как аморфная масса, в которой сотрутся различия прошлых культур, а как алмаз, сияющий множеством отточенных граней, дополняющих друг друга в общей гармонии: ведь содержание подлинной культуры одно – стремление к добру, красоте и свету, формы же могут и должны быть многоразличны.

Не случаен неизменный интерес Рериха – писателя, археолога и искусствоведа к каменному веку: это интерес к истокам культуры, где явно проступает изначальное единство человечества. Не случаен и интерес Рериха к Индии, в археологических древностях и праязыке которой он увидел ключ к истокам славянства. Николай Константинович написал ряд глав о начальном периоде развития искусства на Руси и раздел русского народного искусства для издания «Истории русского искусства» под редакцией И. Э. Грабаря. К сожалению, план издания был нарушен, а в итоге оно осталось незаконченным. Написанное Рерихом оказалось в неопубликованной части. Установить же местонахождение рукописей пока не удалось.

Что касается чисто художественного литературного творчества Рериха в дооктябрьский период, то большую часть его составляют сказки, притчи, стихи, а также повесть «Пламя». Первая из известных нам сказок Рериха явилась переложением бытовавших в крестьянской среде легенд о кладах. Впоследствии этот жанр стал для Рериха одним из любимых. Можно говорить о красоте и своеобразии языка, композиции, стиля рериховских сказок, но главное, что отличает их, это мудрое проникновение в суть вечных жизненных вопросов, встающих на пути человека, ищущего свою дорогу в стремлении к совершенству. Здесь каждое произведение – тема для глубокого размышления и самоанализа.

Свой путь в поэзию Рерих обрел благодаря русскому фольклору, и в частности былинному эпосу. Будучи студентом Академии художеств, он пишет в письме к одному из товарищей: «Чудная это вещь – эпическая поэзия. Совсем она меня в полон забрала <...> Какая глубина в этой народной старине». На склоне лет Николай Константинович вспоминал: «Архивные документы выучили и старорусскому письму. Язык летописей скоро запомнился». Погрузившись в изучение эпоса, записывая песни, легенды, предания, овладевает он и стилем народной поэзии.

В последний год учения в Академии Рерих пишет былину «Из-под кустышка, из-под ракитова...», где в аллегорической форме нашли отражение события, связанные с изгнанием А. И. Куинджи из Академии. Она не была опубликована, но широко разошлась в списках. Вскоре Рерих пишет былину «Дремлет земля Святорусская...» на сюжет из «Повести временных лет». Эта былина сопровождала на академической выставке картину «Сходятся старцы». Затем появляется поэма «Лют-великан», созданная на основе предания, услышанного Рерихом в районе Люто-озера на Валдае. Позднее Николай Константинович обращается и к преданиям Востока. По монгольской легенде о Чингисхане он пишет поэму «Вождь», а на индийские мотивы – «Лакшми-победительница». Эти произведения отличает красота и образность языка, прекрасное владение жанром и стилем. Однако, по существу, это был лишь первый этап.

Подлинное признание Рериху-поэту принесли облеченные в стихотворную форму философские эссе. Следует отметить неслучайную преемственную связь стиля зрелой рериховской поэзии с русской былиной и скандинавской сагой. Точно так же и в живописи Николая Константиновича нашли творческое воплощение принципы русской иконописи, а затем и живописи Востока.

Стихи Рериха явились в русской поэзии новым глубоко самобытным явлением. Эта «поэзия тайны, мужества и любви» произвела в мире искусства начала нашего века яркое и глубокое впечатление. Леонид Андреев назвал стихи Рериха «северным сиянием», а М. Горький нарек их – «письмена». От философской поэзии Николая Константиновича действительно веет духом заветов древней и вечной мудрости, запечатленных в веках на каменных скрижалях. Это мир творческого духа, ищущего Истину, смысл жизни, постигающего суть мироустроения, свое место в нем. Эти стихи составили подлинную эпопею духовных исканий человека. Большая их часть вошла в сборник «Цветы Мории». Один из американских критиков писал, что поэзия Рериха пробуждает духовный огонь в груди и сравнивал искания ее героя со средневековыми поисками пламенной чаши Грааля. Недаром этот сборник в переводе на английский язык был назван «Пламя в чаше». Рабиндранат Тагор, высоко оценив поэзию русского художника, нашел в ней глубинное родство с мудростью Индии. Все это несомненно свидетельствует о том, что Рериху действительно удалось постичь сокровенную глубину духовных исканий, издревле присущих человеку и Запада и Востока. И он сумел красиво, емко и проникновенно выразить это в своих поэтических притчах.

Еще одной существенной особенностью его стихов является то, что они требуют от читателя собственной напряженной работы мысли, иначе они остаются непонятными. Это действительно «письмена», запечатлевшие глубочайшие истины в образах-символах. Тому, кто, встав на путь поисков Истины, прочтет их вдумчиво и внимательно, искренне стараясь вникнуть в смысл, они откроют целый мир мудрости, красоты, любви и мужества, укрепляя в достигнутом и побуждая к продолжению беспредельного пути к познанию и совершенству.

Наиболее плодотворным периодом для Рериха-поэта стали первые два десятилетия нашего века. Мы знаем совсем немного произведений, относящихся к более позднему времени. Последнее из них – «Владычица Знамени Мира» – написано в 1933 году к картине «Madonna Oriflamma».

Здесь нельзя обойти одну характерную особенность литературного труда Рериха, а именно его слиянность с живописным творчеством. Будучи художником и писателем, Николай Константинович нередко воплощал свои мысли и образы в обоих видах творчества. Некоторым его сказкам, притчам, эссе и стихам соответствуют картины с теми же названиями, и иногда они бывают представлены вместе на выставках и в каталогах. Многие картины воспроизводят описания пейзажей в книгах Рериха-путешественника. Во множестве рассеяны в книгах художника записи легенд и преданий, послуживших основой для его картин, мысли о великих людях, которых он изображал. Нередко Николай Константинович комментировал свои картины, пояснял их внутренний смысл. Таков уникальный рериховский синтез художественного слова и образа. Автором этих строк подготовлен сборник сказок, стихов и литературных фрагментов Рериха, связанных с содержанием его живописных произведений. Думается, что он будет полезен изучающим творческое наследие Рериха.

В 1916-1918 годах Рерих живет в Финляндии. К тому времени он заявил себя и как художник театра, и как балетный либреттист (по либретто Рериха И. Ф. Стравинский написал балет «Весна Священная»). В Финляндии Николай Константинович создает несколько пьес. К сожалению, до нас дошла лишь одна из них – пьеса-мистерия «Милосердие». Тема ее – великое противостояние добра и зла, знания и невежества, вершин духа и разгула страстей, созидания и разрушения... Суть этого сочинения может быть выражена столь полюбившимся на Руси библейским изречением: «Не в силе Бог, а в правде».

Завершает дооктябрьский период творчества Рериха повесть «Пламя», где он, подводя итоги пройденного, намечает вехи нового пути в своем вечном поиске Красоты и Знания.

Следующие годы связаны для Рериха с активной пропагандой русской культуры в Европе и, главное, в США. В американских городах проходят выставки Рериха, он выступает с лекциями, пишет многочисленные статьи. В специальных изданиях он публикует результаты своего изучения индейских культур Юго-запада США. Позднее ему удается сопоставить их со своими наблюдениями в Монголии.

В Америке Рерих разворачивает широкую деятельность по культурному строительству. По его инициативе создаются объединение художников «Cor Ardens», культурно-просветительское общество «Corona Mundi» и Институт объединенных искусств. В 1917 году, будучи в Финляндии, Николай Константинович мечтал о преобразовании Школы Общества поощрения художеств в Народный университет искусств и разработал соответствующий проект, утвержденный на совете Школы. Тогда осуществить этот проект не удалось, но теперь Рерих получил возможность воплотить свои замыслы в Институте объединенных искусств в Нью-Йорке, который он позже называл Народной академией.

Вторая половина 1920-х годов ознаменовалась для Рериха осуществлением давней мечты: состоялись его экспедиции в Индию, Гималаи, Тибет. В эти годы им написаны книги «Алтай – Гималаи» и «Сердце Азии»; это и подробные дневники экспедиции, беспримерной в истории изучения Центральной Азии, и собрание мифов, легенд, преданий с их сравнительным анализом, и размышления о духовном потенциале «сердца Азии», о будущих путях человечества. Особо привлекли Рериха предания о Шамбале – легендарной священной стране Тибета, обители великих мудрецов, бодхисаттв, махатм. В ее образе слились тибетская Шамбала, русское Беловодье, индусская Калапа, китайское царство Си-Ван-Му, представления европейского средневековья о братстве Грааля и царстве пресвитера Иоанна. В 1930 году в Нью-Йорке, была опубликована (на английском языке) книга Рериха «Шамбала» (она все еще ждет русского издания).

Во время Среднеазиатской экспедиции произошло знаменательное знакомство Рерихов с учением гималайских махатм – Живой Этикой, или Агни Йогой, о котором Николай Константинович пишет в книге «Сердце Азии». Жена художника Елена Ивановна много лет собирала заповеди этого учения, результатом чего явилось издание в 1920 – 1930-х годах четырнадцати томов «Живой Этики». Вторая мировая война прервала выход книг, но Елена Ивановна до конца жизни продолжала свою работу, и ее архив (передан Святославом Николаевичем московскому Центру-музею) еще ждет серьезного изучения.

С 1930 года для Рериха-писателя начинается новый период. В 1931 году в Нью-Йорке выходит в свет его сборник «Держава Света». Значительную часть книги составили обращения и напутствия Рериха многочисленным культурно-просветительским обществам его имени, возникшим во многих странах. К этому времени Николай Константинович становится идейным вождем широкого международного движения за сохранение культурного достояния человечества, что соответственно отражается в неутомимом труде его пера. Следующий литературный сборник Рериха «Твердыня Пламенная» был опубликован в Париже в 1933 году, весь доход от которого поступил в пользу Знамени Мира. В сборник вошли статьи по проблемам охраны памятников культуры и многочисленные эссе о духовной жизни человека. Аналогична по содержанию и вышедшая в 1934 году в Харбине книга Рериха «Священный Дозор».

В 1934-1935 годах был создан большой цикл очерков (более двухсот) под общим названием «Листы дневника». Здесь как бы возрождается традиция разнообразных по тематике небольших статей-размышлений по всевозможным вопросам жизни, публиковавшихся в дореволюционной России как «Записные листы художника». Этот цикл был разделен автором на две части и напечатан в 1936 году в Риге в двух сборниках: «Врата в будущее» и «Нерушимое». Лишь тридцать два очерка «Листов дневника» по каким-то причинам не вошли в эти сборники.

В 1936-1947 годах Николай Константинович создает еще больший цикл «Моя жизнь» (751 очерк). Наряду с продолжением «Листов дневника» сюда вошли воспоминания – о личной жизни, о выдающихся людях, с которыми довелось встречаться, размышления о пережитом... Остается лишь сожалеть, что эта удивительная мозаика великой жизни до сих пор не увидела свет. Лишь малая часть ее вошла в сборники: Рерих Н. К. Из литературного наследия. М., 1974; Рерих Н. К. Зажигайте сердца. М., 1975.

В индийский период жизни Николая Константиновича к нему нередко обращались с просьбами написать предисловие к какой-либо книге или напутствие общественной организации. И Рерих выполнял эти просьбы: так, например, первое издание поэтического сборника Р. Тагора «Строфы Бхану Сингха» вышло с предисловием Рериха. Такие материалы еще предстоит найти и собрать.

Необычайно велико эпистолярное наследие Рериха. Узы дружбы и сотрудничества связывали его со многими выдающимися деятелями науки и культуры в России и за рубежом. Разделы VI и VII публикуемого каталога дают возможность составить некоторое представление об объеме и широте переписки Николая Константиновича в дооктябрьский период. Огромную ценность представляют пока не каталогизированная обширная переписка 1920-1940-х годов с многочисленными обществами имени Рериха, всевозможными культурными и научными организациями, комитетами Знамени Мира и отдельными сотрудниками.

Живя в Индии, Рерих регулярно переписывался со многими выдающимися людьми этой страны. Пока нам известны лишь собранные А. П. Гнатюком-Данильчуком письма Р. Тагору. Многие письма Рериха представляют собой по существу замечательные статьи и очерки. Недаром сам он нередко включал их в свои сборники, опуская лишь личные обращения. Таковы, например, статьи «Россия», «Доверие», «Булгаков» и многие другие. Пока в литературном наследии Рериха письма остаются наименее известной и исследованной частью. Лишь с 1960-х годов некоторые письма начали публиковаться в периодических изданиях СССР. Основными хранилищами неопубликованного литературного, и в частности эпистолярного, наследия Николая Константиновича являются архив московского Центра-музея и другие государственные и частные архивы Москвы, Санкт-Петербурга, Риги, а также Музей Рериха в Нью-Йорке. Объектами поиска писем должны стать многочисленные государственные архивы, собрания частных лиц и фонды большого числа музеев, институтов и общественных организаций, с которыми была связана деятельность Рериха. Сам Николай Константинович так вспоминал о материалах личного архива: «Архив до 1916 года остался в доме Общества поощрения художеств, где мы жили <... > Затем кое-что осталось в Прибалтике, в Америке и даже в Тибете, когда погибал наш караван». (...)

Настало время для фундаментального освоения литературного (художественного, научного и философского) наследия Н.К. Рериха и систематической его публикации. Будем надеяться, что рериховские организации в нашей стране, ныне весьма многочисленные, и специалисты-рериховеды, работая в тесном сотрудничестве, смогут успешно решать стоящие перед ними задачи.

 

Начало страницы