ruenfrde
Скрыть оглавление

Экспедиция академика Н.К. Рериха в Центральную Азию (1925–1928). 1959

Первая публикация:

Экспедиция академика Н.К. Рериха в Центральную Азию (1925–1928) // Вопросы географии. 1960. Сб. 50: Историческая география. С. 257–262.

 

Публикуется по изданию:

Рерих Ю.Н. Экспедиция академика Н.К. Рериха в Центральную Азию (1925 – 1928) // Радость искусству: Выставки С.Н. Рериха в 1960 году: Сборник посвящён 110-летию со дня рождения С.Н. Рериха / Авт.-сост.: А.П. Соболев; Отв. ред. А.А. Бондаренко, В.Л. Мельников. СПб.: СПбГБУК «Музей-институт семьи Рерихов», 2014. С. 376–382.

 

Статья Ю.Н. Рериха представляет собой часть его доклада в Московском филиале Географического общества СССР 26 марта 1959 г. Это первая в русской географической литературе краткая справка, рисующая последовательность хода первой Центральноазиатской экспедиции Н.К. Рериха и касающаяся её важнейших научных результатов.

В случае расхождения транскрипции, применяемой Ю.Н. Рерихом, с транскрипцией, принятой в Атласе Мира, изд. ГУГК 1954 г., в статье оставлены названия, отстаиваемые Ю.Н. Рерихом как полученные из наиболее надёжного первоисточника, а названия, соответствующие им в Атласе Мира, для справок даны как синонимы в квадратных скобках.

 

 

Научно-художественная экспедиция академика Н.К. Рериха в Центральную Азию занимает особое место в истории русских центрально-азиатских научных экспедиций. Во время путешествия была пересечена высокогорная часть Тибетского нагорья и прилегающая к нему с юга Гималайская горная страна. Впервые художник смог запечатлеть на своих полотнах ландшафты малодоступных и малоизвестных областей Внутренней Азии, отобразить исключительные панорамы горных стран и воплотить в художественных образах её народные предания. Попутно велись научные наблюдения, сборы коллекций и материалов для дальнейшего изучения не только природы этих областей, но и человека в его географической и социально-экономической среде. В течение пяти лет экспедиция Н.К. Рериха, в которой мне пришлось участвовать, прошла громадный путь из Индии на север до Алтая и снова на юг в Индию через нагорье Тибета.

В ноябре 1923 г. экспедиция, в составе которой приняла участие и супруга академика Н.К. Рериха – Е.И. Рерих, покинула Марсель и морским путём достигла Бомбея. Научные и подготовительные работы начались в декабре 1923 г. в небольшом княжестве Сиккиме в Восточных Гималаях, расположенном между Непалом и Бхутаном. В Сиккиме экспедиция проработала до марта 1925 г. За эти месяцы были предприняты две поездки по Сиккиму для сбора этнографических коллекций и в особенности предметов тибетского искусства. Результатом этих работ явилась богатая коллекция тибетских писаных образов (знамён, хоругвей), которые были описаны в отдельной монографии, вышедшей на английском языке (G. Roerich, 1925). Экспедиция вела наблюде­ния над техникой живописи тибетских мастеров-иконописцев. В марте 1925 г. экспедиция была переброшена в Шринагар, столицу штата Каш­мир, где была закончена подготовка и снаряжение для дальнейшего сле­дования через Тибет в Синьцзян. Из Шринагара экспедиция выступила в августе 1925 г., следуя по караванной дороге Шринагар – Лэ через перевал Зоджи-ла (3529 м).

В Ладаке экспедиция провела более двух месяцев, где продолжала свои работы как художественные, так и по изучению тибетского искус­ства. Экспедиция посетила ряд крупных буддийских монастырей – Спитук, Хэми-гомпа, Ри-дзонг, Лама-юру, Трикшэ и другие. В IX–X вв. н.э. Западный Тибет, входивший тогда в тибетское царство Гугэ, славился своими резчиками по дереву. Это искусство было занесено на Тибетское нагорье кашмирскими мастерами, которым пришлось бежать от мусуль­манского вторжения в Кашмир. Это кашмиро-тибетское искусство извест­но по прекрасным скульптурным изображениям; для его изучения много сделал итальянский учёный Дж. Туччи.

Из Ладака экспедиция двинулась на Хотан в южной части Таримско­го бассейна. Перевалив хребет Ладак через Кхардонг-ла (5183 м), распо­ложенный в верхней части долины Лэ, экспедиция двинулась по долине Шайока. После Тирита караванный путь поворачивает в долину Нубры. 22 сентября экспедиция достигла Панамика, последнего населённого пункта на Каракорумской дороге. Из Панамика экспедиция продолжала путь через Караул-да-бан к перевалу Сасэр [Сасир, 5364 м], одному из наи­более трудных перевалов на Каракорумском пути. На Дапсангском пла­то экспедиция прошла мимо камня с латинской надписью, высеченной экспедицией де Филиппи в 1914–1915 гг. Каракорумский перевал (5575 м) был высшей точкой на караванном пути из Лэ в бассейн Тарима. Теперь предстояло решить, каким путём следовать дальше. Из Лэ экспе­диция предполагала идти на Кокьяр – Яркенд и оттуда повернуть по юж­ной караванной дороге, пролегающей к югу от Такламаканских песков, на Хотан. После перехода через Каракорум мы решили идти через пере­вал Санджу путём, который был на шесть переходов короче первого, что было легче для караванных животных. Следующим значительным пере­валом на пути экспедиции был Сугет-дабан1 (5367 м) на хребте Сугеттаг, по северную сторону которого находился китайский пограничный про­пускной пункт Сугет-караул.

После Сугет-караула экспедиция направилась на Шахидулла и далее на Санджу-дабан (5075 м) на хребте Санджутаг – последний значитель­ный перевал на пути в Хотан. Спустившись к Санджу-базару, экспедиция двинулась на Хотан через Пиалму и Зава-курган, расположенные на юж­ной караванной дороге. В Хотанском оазисе экспедиция намеревалась предпринять археологические раскопки на месте старого Хотана, в Йоткане, но местные власти не разрешили работать. Пришлось ограничиться обследованием и разведкой мусульманских мазаров (могил), в далёком прошлом буддийских ступ2. В Хотане экспедиция простояла до конца января 1926 г. В конце января экспедиция выступила на Каргалык и Яркенд и 12 февраля достигла Кашгара. Из Кашгара, после двухне­дельной остановки, экспедиция продолжала путь по караванной дороге, проходящей вдоль южных предгорий Тянь-Шаня, так называемых Тянь-шаньнаньлу, через Аксу, Куча, Карашар и Токсун на Урумчи, столицу Синьцзяна. В районе Куча и Карашара экспедиция посетила буддийские пещерные храмы, многие из которых были сильно повреждены недавним землетрясением, так что обследование ряда пещер стало невозможным.

Осенью 1926 г. после кратковременного пребывания в Москве и на Ал­тае экспедиция переехала в Монгольскую Народную Республику, в Улан-Батор, где провела зиму 1926/27 г. в подготовке дальнейшего пути через монгольскую часть Гоби в Китай, на Хуху-нур и Тибет. Первую часть пути от Улан-Батора до монастыря Юм-бэйсэ экспедиция прошла на авто­машинах, но после Юм-бэйсэ пришлось перейти на верблюжий транс­порт. На юг от Юм-бэйсэ экспедиция прошла по местному караванному пути на Аньси в провинции Ганьсу, которым пользуются местные кара­ванщики, экспортирующие муку из земледельческих оазисов западной Ганьсу. Этот кратчайший путь пролегает через урочище Шара-хулусун [Шара-Хулсуни-Булак], где в прошлом существовала земледельческая колония, и массив Мацзуншань. Эти «островные» оазисы, расположен­ные в горных массивах монгольского Гоби, представляют большой инте­рес как центры расселения кочевого населения в гобийских районах и в древности играли значительную роль в жизни кочевых государствен­ных образований. После продолжительной остановки в урочище Шибао-чэн экспедиция передвинулась на высокогорные пастбища Шара-гола, место летних кочёвок монголов хошуна3 Курлук-бэйсэ. На берегу Шара-гола экспедиция простояла два месяца (июнь и июль) 1927 г. За время стоянки отдельные отряды экспедиции побывали в Сучжоу4 (Ганьсу), в урочище Махай и других местах северного Цайдама. За время стоянки удалось собрать лингвистический материал по наречию дэд-монголов (хошутов), тангутов-амдосцев как оседлых, так и кочевых, их соседей банаков и даже голоков.

В августе 1927 г. экспедиция в полном составе выступила в дальней­ший путь на Тибетское нагорье. Маршрут экспедиции пролегал мимо озёр Ихэ- и Бага-Цайдамин-нур, через центральный Цайдам мимо озера Дабасун-нур [Давсан-Нур] в кочевья монголов хошуна Тайчжинар, кочующих к югу от цайдамских солончаков, и далее вверх по Нэйчжи-голу [Найчи- Гол] к перевалу Элистэ-дабан, где экспедиция успешно отбила нападение отряда голоков.

Путь экспедиции по Северо-Тибетскому нагорью, или Чанг-тхангу, проходил параллельно сининской караванной дороге, или «северной» дороге (чанг-лам по-тибетски), по которой шёл Пржевальский во время своего третьего путешествия по Центральной Азии. На р. Дричу (вер­ховья Янцзы) нас встретили пограничные заставы Лхасского правитель­ства. Перевалив перевал Тангла [Дангла, 4993 м], экспедиция спустилась на обширную холмистую равнину, восточная часть которой является бассейном р. Нагчу (верховья Салуэна). Здесь в урочище Чунаркэн наше дальнейшее продвижение было остановлено крупными силами тибетцев и местных кочевников хор-па, находившихся под начальством погра­ничного начальника области Западных Хоров (Нуп-Хор). Всю зиму 1927/28г. пришлось простоять на Тибетском нагорье в крайне трудных условиях. Экспедиция потеряла пятерых спутников, не выдержавших тяжести вынужденной зимовки. Погибли и почти все вьючные живот­ные каравана – только двух верблюдов удалось довести до Сиккима (это были первые монгольские верблюды, достигшие столицы Сиккима – Гангтока). Из урочища Чунаркэн экспедиция перешла к шаманскому (пёнпоскому) монастырю Шаругёну в долине Нагчу по пути в монастырь Биру-Гомпа, где проживал пограничный начальник всей области Запад­ных Хоров. За время зимовки экспедиция собрала ценный материал о ко­чевниках хоппа, говорящих на крайне архаическом наречии тибетского языка. В монастыре Шаругёне было обнаружено многотомное собрание писаний тибетского добуддийского шаманизма, или пёна. Экспедиции удалось открыть интересные памятники кочевого прошлого Тибета:

1. Погребения (каменные могилы, курганы).

2. Мегалитические памятники5 (менгиры, кромлехи, ряды менгиров).

3. Предметы с орнаментом в «зверином» стиле, обнаруженные в моги­лах, а также бытующие в современном обиходе кочевников.

Погребение совершенно неизвестно современным кочевникам Тибет­ского нагорья. Старая тибетская литература знает обычай погребения в «каменных ящиках», сложенных из каменных плит. Открытые в се­верном Тибете погребения принадлежат к типу «каменных могил», хо­рошо известных по раскопкам в Северной Монголии, Бурятской АССР и на Алтае. С подобными погребениями экспедиция столкнулась в районе области Западных Хоров (Нуп-Хор) к северу от Нагчу, соседней облас­ти Намру и в восточной части соседней области Нак-цанг, к югу от озера Панггонг цоча [Пангок]. Интересно отметить, что район распространения каменных могил совпадает с районом распространения мегалитов и на­ходок предметов с орнаментом в «зверином» стиле, а также характерных бронзовых трёхгранных наконечников стрел. Насколько нам известно, в северном Тибете встречаются лишь каменные могилы, ограждённые плитообразными валунами.

На своём пути экспедиция не встретила курганов с каменной насыпью. Совершенно неизвестны керексуры6.

В урочище Доринг, к югу от озера Панггонг, экспедиция откры­ла группу мегалитов, состоящую из восемнадцати рядов менгиров, расположенных параллельно и ориентированных с запада на восток. На западном конце рядов менгиров находился кромлех, состоящий из двух концентрически расположенных кругов камней. В центре внут­реннего кромлеха стояли три менгира, причём впереди каждого стоял каменный алтарь.

За время пребывания в области Хор удалось установить наличие у ко­чевников «звериного» стиля в орнаментике, причём этот стиль существо­вал у них и в древности. Медные бляхи на поясах, орнамент на огнивах, ножны сабель по сей день орнаментируются в «зверином» стиле, который часто повторяет известные нам мотивы скифо-сибирского «звериного» стиля – геральдические фигуры зверей, сцены боя зверей и т.д. Многие из этих изделий были произведениями китайских кустарей, которые издревле следовали мотивам искусства кочевников и повторяли «зве­риную» орнаментику, столь излюбленную их клиентами – кочевниками Тибетского нагорья. Таким образом удалось установить наличие в Тибе­те древней кочевой культуры, принадлежавшей добуддийскому времени, когда Тибет был тесно связан с кочевым миром Центральной Азии.

В марте 1928 г. экспедиция перешла в Нагчу, небольшое местечко с буддийским монастырём, пропускной пункт местного правительства на северной дороге через Тибетское нагорье.

К концу марта экспедиции было разрешено выступить на юг, но обход­ным путём через область Великих Озёр, лежащую к северу от Трансги­малайской горной страны. Маршрут проходил по малоизученной мест­ности от Намру на Нанг-цанг по южному берегу озера Селинг-цо и далее в юго-западном направлении к озеру Дангра-юмцо. Экспедиция имела возможность обследовать северные отроги Трансгималаев, обширной горной системы, отличающейся высотой своих перевалов. Главный хребет в Трансгималайской системе был перейдён через перевал Сангмо-бэртик7. Эта часть маршрута экспедиции была новой для русских научных экспе­диций. На всём пути от Намру до перевала Сангмо-бэртик экспедиция вела разведку археологических памятников. Наличие мегалитических памятников к северу от Трансгималаев значительно расширило извест­ную науке зону распространения этих памятников в районах, прилегаю­щих к Гималайской горной стране. Аналогичные мегалитические памят­ники были недавно открыты итальянским исследователем Дж. Туччи в Западном Непале.

Перевалив Трансгималаи, экспедиция спустилась в бассейн р. Цангпо (верховье Брахмапутры) и достигла Сага-дзонга [Сака], расположенно­го на караванной дороге Рудок –Лхаса. Отсюда экспедиция продолжала путь на восток по долине р. Цангпо. Следующей остановкой был Тингри-дзонг недалеко от непальской границы. Из Тингри-дзонга экспедиция двигалась на Шэкар-дзонг, важный административный центр южного Цанга, Тинкьэ-дзонг [Тиндже] и Кампа-дзонг [Камба] – пограничный дзонг, или форт, на сиккимской границе. Из Кампа-дзонга, перейдя пе­ревал Сэпо-ла, экспедиция спустилась в долину Лачэна в северном Сиккиме, завершив, таким образом, громадный маршрут по Внутренней Азии. Научно-художественными результатами экспедиции явились поч­ти 500 полотен и этюдов Н.К. Рериха, большое собрание произведений тибетского искусства (живопись и скульптурные изображения), этногра­фические коллекции.

Как результат деятельности экспедиции был организован Институт гималайских исследований (1929), который в течение ряда лет проводил научные исследования в Западных Гималаях и в прилегающих к Гима­лаям частях Тибетского нагорья (Ладак, Зангскар, Рупшу, Лахул, Ханлэ, Спити).

 

 

Литература

Roerich G. Sur lesistes de l’Asie Centrale. Paris, 1933.

Roerich G. Tibetan paintings. Paris, 1925.

Roerich G. Trails to inmost Asia. Jale – Oxford, 1931.

Roerich N.K. Altai – Himalaya. New York, 1929.

 

 

____________________

 

1 В Атласе Мира, изд. ГУГК 1954 г., высота перевала Сугет 5285 м. 

2 Ступы – буддийские памятные знаки и надгробия. 

3 Хошуны – княжества феодальной Монголии. 

4 Ныне Цзюцюань. 

5 Мегалиты – археологические культовые памятники, сооружённые из одной или многих крупных каменных глыб. К мегалитам относятся менгиры – верти­кально поставленные продолговатые камни, кромлехи – кольцеобразно располо­женные группы менгиров, дольмены и пр. 

6 Керексуры – древнетюркские могилы с каменными столбами, надписями и орнаментами.

7 Анероид экспедиции показал на этом перевале высоту 7000 м, в Атласе Мира, изд. ГУ ГК 1954 г., приведена высота 5819 м.

 

 

Начало страницы