ruenfrde
Скрыть оглавление

Храм Будды врачевания. 1930-е

Публикуется по изданию:

Рерих Ю.Н. Храм Будды врачевания. Пер. с англ. О.В. Альбедиль // Ариаварта. 1998. № 2. С. 219–224.

То же: // Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. Т. 2. Статьи, дневники, отчеты. М., 2012. С. 19–24.

 

Есть область тибетских древностей, заслуживающая тщательного и даже неотложного изучения. Я говорю о древней медицинской науке, чьи традиции всё ещё сохраняются в медицинских школах при монастырях по всему Тибету и Монголии. Эта жизненно насущная тема требует неотложного исследования, поскольку с наступлением современной цивилизации древнее знание может исчезнуть, а его адептам будет трудно найти учеников. То, что можно сделать сегодня, будет невозможно завтра. Трудности в этой области исследований многообразны. Многое в древних медицинских знаниях принадлежит к сфере фольклора и как таковое имеет лишь исторический интерес. Однако некоторые растительные средства и методы лечения определённых болезней заслуживают тщательного исследования. Лекари Тибета и Монголии владеют обширными эмпирическими познаниями лечебных свойств некоторых трав, растущих на Тибетском нагорье и в монгольских горах. Это эмпирическое знание – результат столетий терпеливых наблюдений, проводившихся поколениями лекарей, с благоговением сохраняется их последователями и учениками. Часто лечебные свойства некоторых растений обнаруживались при наблюдениях за поведением диких животных. Например, было замечено, что дикий горный козёл выводит своё потомство в определённых местностях, богатых некоторыми видами трав, из чего лекари Тибета заключили, что травы вида «noa» должны обладать лечебными свойствами и включаться в фармакопею, классифицированные как «травы, обладающие согревающим действием». Многое из этого древнего медицинского знания сохранено устной традицией, передававшейся от учителя к ученику. Частично его можно найти в учебниках по медицине, опубликованных основными медицинскими школами Тибета и Монголии и даже в Пекине. Эти труды включают медицинское знание, почерпнутое Тибетом из древней Индии.

Н.К. Рерих. Чарака Аюрвед. 1932 г.Большинство основных медицинских текстов на тибетском языке – это переводы с санскритских оригиналов. Древнеиндийская наука о жизни, аюрведа, основанная на классификации различных видов праны, или жизненной энергии, циркулирующей в нервах и кровеносных сосудах человеческого тела, имеет долгую историю – от магических заклинаний «Атхарваведы» до запутанных теорий «Чарака-самхиты». «Чарака-самхита» считается основным текстом по древней индийской медицине и химии и приписывается знаменитому врачу Чараке, уроженцу Кашмира в северо-западной Индии, который, как говорят, жил во II веке при дворе великого индо-скифского царя Канишки. Эта «Самхита» была пересмотрена Дридхабалой, кашмирцем, жившим в VIII или IX веках. Она была переведена на персидский и арабский языки около 800 года по Р.Х. К несколько более позднему времени принадлежит «Сушрута-самхита», важный медицинский труд, приписываемый великому буддийскому святому Нагарджуне и содержащий интересную главу по хирургии. В VII и VIII веках много медицинских сочинений было переведено с санскрита на тибетский. Примечательно, что буддийские миссионеры в Тибете и Центральной Азии достигали успеха в пропаганде своей религии во многом с помощью своих медицинских познаний. Д-р П. Кордье глубоко проанализировал тибетские медицинские сочинения, имеющиеся в Данчжуре, одном из собраний тибетских священных текстов, переведённых с санскритских оригиналов. Тома Данчжура со 118 по 123 содержат тибетские переводы нескольких медицинских сочинений Вагхбхаты, ученика известного буддиста Авалокиты и Чандрагомина. Три медицинских текста, включенные в 118 том Данчжура, приписываются даже знаменитому буддийскому мудрецу Нагарджуне, одному из основателей махаяны, или северного буддизма.

Медицинские сочинения в Тибете могут быть разделены на две основные группы: 1) так называемые основные труды, главным образом, переводы санскритских оригиналов; 2) комментарии и учебники, главным образом – труды тибетских учёных.

К первой группе принадлежит фундаментальный трактат «Чжуд-ши», или «Четверокнижие», древнеиндийское сочинение, очень близкое к Сушруте, но санскритский оригинал которого утрачен. Согласно традиции считается, что оно было переведено с санскрита на тибетский знаменитым переводчиком-лоцавой Вайрочаной в VIII веке. Существует несколько изданий тибетского «Чжуд-ши». Лучшее опубликовано большой медицинской школой на горе Чагпори в Лхасе. Есть также и пекинское издание этого труда. В XVIII веке это сочинение было переведено на монгольский. Помимо описаний физиологии и патологии, оно содержит несколько глав о лечении различных заболеваний, а также главы о лекарственных средствах, перечисляющие лекарства растительного, минерального и животного происхождения, используемые в тибетской фармакопее. Есть там также глава о приготовлении лекарств и списки 116 видов порошков и примерно 22 видов пилюль. Другое важное сочинение, принадлежащее к той же группе, это так называемый «Лхантаб». Эта важная и исключительно популярная книга состоит из восьми глав, содержащих 156 параграфов, говорящих о физиологии, патологии, хирургии, нервных болезнях, эпидемиях и др. Каждая из глав о лечении болезней состоит из двух разделов: болезни, вызванные нарушением жизненных энергий тела, и болезни от раздражения.

Второй раздел медицинской литературы более многочислен и содержит большое число важных сочинений, написанных тибетскими и монгольскими учёными. Самый важный труд в этом разделе – это «Вайдурья-онбо», написанный Санчжяй-Чжамцо, известным регентом Тибета в XVII веке, автором нескольких важных трудов по астрономии и истории буддийской церкви в Тибете. «Вайдурья-онбо», или «Голубой берилл», – это комментарий на «Чжуд-ши» в четырёх книгах. Он никогда не переводился и не анализировался, но содержит много ценного материала по лекарственным средствам Тибета. Другая важная работа того же рода – это так называемый «Чжуд-ши-грел-па», или комментарий на «Чжуд-ши».

К тому же классу принадлежит ценное сочинение «Дерге менду», содержащее подробные перечни лекарственных средств и даже атлас лекарственных растений, отдельные рисунки которого замечательно точны. Эта книга напечатана в Дерге в Северо-Восточном Тибете, и следует посмотреть, насколько сильно на неё повлияли китайские «пен-цао». Очень важны для изучения туземных лекарственных средств различные мэнджьёры (sman-sbyor), или списки рецептов. Эти мэнджьёры встречаются только в рукописном виде и обычно составляются ламами-врачами для личного использования. Такие мэнджьёры часто содержат описания и рисунки лекарственных растений, указания относительно места их произрастания и лучшего времени сбора. Некоторые из этих списков рецептов зачастую содержат интересный материал, не включённый в большие печатные книги по тибетской медицине.

Ещё одна важная работа, принадлежащая к этому же классу, – это сумбум, или собрание сочинений Арья-Пандиты, известного автора и воплощенца-настоятеля большого монастыря Пандита-гэгэн-сумэ в Дзуу-абкха во Внутренней Монголии. В этом пространном сочинении имеется интересный медицинский атлас, ботанический раздел которого может оказать большую помощь для правильной идентификации различных лекарств.

Помимо учебников по медицине и списков рецептов, составленных ламами-врачами для собственного использования, существует ещё один вид монгольской и тибетской литературы, содержащий полезные сведения. Я говорю о рукописных дневниках, которые вели известные ламы-врачи, фиксируя разные истории болезней и подробности лечения. Такие чрезвычайно ценные тексты, к сожалению, исключительно редки, а автор или владелец никогда не согласится расстаться со своей рукописью. Подобные дневники известных врачей очень высоко ценятся и иногда имеются в нескольких копиях, сделанных учениками.

Приведённое краткое перечисление наиболее важных и самых известных книг медицинской науки Тибета и Монголии далеко не исчерпывает предмета. До сих пор в этой области сделано очень мало. Большая часть этой литературы остаётся непереведённой. Перевод сам по себе представляет значительные трудности. Зачастую чрезвычайно трудно установить соответствие между нашими научными терминами и терминологией тибетских медицинских текстов. Идеальным решением была бы совместная работа западного специалиста и ламы-врача. Одной из главных трудностей является то, что в тибетских медицинских текстах различные стадии одной и той же болезни зачастую носят различные наименования. Например общее название рака по-тибетски лхог-па, но медицинские тексты упоминают по крайней мере о 18 видах рака, и каждый известен под особым названием. В моей предыдущей работе на эту тему, при переводе «Лхантаба», я успешно использовал большие цветные фотографии раковых больных. Должен сказать, что тибетские практикующие врачи-ламы, с которыми мне удаётся поддерживать связь, очень быстро научились пользоваться этими фотографиями, описывая болезнь по-тибетски. Такой метод помогает при идентификации тибетских названий болезней. Однако значительные трудности возникают при идентификации лекарственных средств. Некоторые лекарства продаются в виде порошков, другие имеют неопределённые названия. Например растение Selaginella involvens, используемое при кровоизлиянии в мозг и проказе, известное также в китайской медицине под названием чуан-по, в Тибете известно под названием чурин дермо, т. е.  коготь крокодила. Многие изучающие тибетскую медицину относят его к лекарствам животного происхождения. Другой пример – ценное лекарство, известное как ярца гунпу, что значит трава летом, насекомое зимой, которое в значительных количествах экспортируется из Восточного Тибета в Китай. Долгое время это лекарство классифицировалось как растительное. В действительности же это гусеница Cordyceps sinensis.

По крайней мере 60 % тибетских лекарственных средств состоит из растительных продуктов. Многие из тибетских названий лекарственных растений – это родовые термины, прилагаемые к различным видам одного рода. Ламы-врачи, как правило, используют виды растения, характерные для их местности, за исключением некоторого числа растительных продуктов, импортируемых из Индии, например мираболан. Некоторые из этих лекарственных средств недавно вновь открыты и введены в западную фармакологию. Например, эфедра (tshe-pad) часто использовалась в тибетской медицине и прописывалась при лихорадке, простудах и астме. Эфедра — один из «трёх драгоценных» продуктов, другие два – Juniperus excelsa, или squamosa (sug-pa), и Rhododendron anthopogon (balu). Эти три растения считались священными и обильно использовались при ритуалах как благовония. Говорят, что их дым обладает очистительным действием и восстанавливает прану, жизненную энергию. Некоторые учёные придерживаются мнения, что разновидности эфедры, характерные для Северо-Западной Индии, Афганистана и Тибета, представляют собой древнюю сому, божественное растение ариев ведической Индии. В старых могильниках, раскопанных в Восточном Туркестане и принадлежащих древней индоиранской расе, найдены маленькие пучки эфедры, что указывает, вероятно, на существование древнего ритуала, в котором эфедра использовалась.

С давних времён тибетские монастыри были центрами медицинского обучения. В большинстве крупных монастырей имелись медицинские школы, где получали подготовку студенты-монахи. Крупнейшая и самая известная медицинская школа – это Чагпори в окрестностях Лхасы, столицы Тибета, основанная Санчжяй-Чжамцо, знаменитым тибетским регентом и автором популярного учебника по медицине «Вайдурья-онбо». В этой медицинской школе есть своя печатня, выпускающая издания самых важных медицинских текстов, бесплатная аптека и лавка, торгующая лекарствами. В знаменитых монастырях Северо-Восточного Тибета, Гумбуме и Лавране, также есть известные медицинские факультеты, манжи дацаны. Монгольские монастыри следуют примеру тибетских и содержат медицинские школы. По сути дела, буддизм в Монголии обязан своим успехом медицинским познаниям первых буддийских миссионеров в этой стране. Все эти школы имеют четырёхлетнюю программу. В первый год студент работает как помощник одного из учителей школы, помогая ему готовить порошки и пилюли, а летом сопровождает учителя с группой учеников в горы для сбора лекарственных трав. Как правило, июнь и июль они проводят в горах, собирая травы. Именно в эти месяцы полевой работы ученик получает знание растительных лекарственных средств, а затем начинает изучение медицинских книг, таких как «Чжуд-ши» и «Лхантаб». Для помощи студенту в изучении трудных текстов изготавливаются особые схемы человеческого тела, а также атласы лекарственных средств, демонстрируемые во время занятий. В конце четвёртого года студент может сдать выпускной экзамен и, в случае успеха, получить степень мэнрампа, т. е.  доктора медицины.

Некоторые известные ламы-врачи имеют собственные частные школы. Программа таких школ сходна с монастырской. Большая часть тибетских лам-врачей получает медицинскую подготовку в этих частных школах.

В Монголии медицинская наука попала под влияние китайской медицины, и много китайских медицинских сочинений переведено на монгольский. В правление императора Канси медицинская наука Монголии вошла в контакт с медициной Запада через монахов-миссионеров, работавших при дворе китайского императора. В последние годы влияние западных методов стало даже сильнее, проникая в Тибет с юга, через Сикким и Бутан. Поэтому жизненно важно зафиксировать это исчезающее древнее знание, которое по-прежнему может многому нас научить.

 

Журнал «Ариаварта».

1998. № 2

 

 

Начало страницы