ruenfrde
Скрыть оглавление

Первый международный съезд монголоведов-филологов. <1960>

История публикации:

Рерих Ю.Н. Первый Международный съезд монголоведов-филологов // Проблемы востоковедения. 1960. № 1. С. 237–241.

То же: // Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. Т. 2. Статьи, дневники, отчеты. М., 2012. С. 64–69.

То же: // Радость искусству: выставки С.Н. Рериха в 1960 году: сборник посвящен 110-летию со дня рождения С.Н. Рериха. СПб., 2014. С. 337–343.

То же: Первый международный съезд монголоведов-филологов = Монголч эрдэмтэн-хэл судлаачдын анхдугаар их хурал / Ю. Рерих // Рерихи и Монголия = Aав xyy Рерих нар ба Монгол. Улан-Батор, 2008. С. 105–109, 357–361. – Монг., рус. яз.

 

Публикуется по изданию:

Рерих Ю.Н. Первый международный съезд монголоведов-филологов / Ю.Н. Рерих. Тибет и Центральная Азия. T. II: Статьи. Дневники. Отчёты / Сост. В.А. Росов. – М.: Рассанта, 2012. – С. 64–69.

 

 

Первый Международный съезд монголоведов-филологов, проходивший с 1 по 9 сентября 1959 г. в столице Монгольской Народной Республики Улан-Баторе, явился крупным событием в истории монголоведения. Столица Монгольской Народной Республики впервые выступила как один из центров монголоведения и продемонстрировала успехи своих учёных, имеющих теперь все условия для плодотворной работы. Быстрый рост научных кадров республики – один из показателей общего культурного подъёма монгольского народа на пути строительства социализма.

Столица МНР гостеприимно раскрыла перед делегатами съезда двери своих богатых, но малоисследованных книгохранилищ, содержащих много ценного и ещё мало известного науке. В Государственной публичной библиотеке и в библиотеке Ганданского монастыря делегаты съезда смогли осмотреть богатые фонды рукописей и ксилографических изданий. Эти фонды по праву составляют гордость монгольских книгохранилищ. Один только тибетский фонд, включающий как рукописи, так и ксилографические издания (монгольские, китайские и тибетские), число которых достигает внушительной цифры 150 тыс. единиц, является исключительным по своему богатству. В недалёком будущем, после издания каталога, над которым в настоящее время ведётся работа, этот фонд, несомненно, явится одной из важнейших баз для дальнейшего развития тибетоведения. В тибетском фонде, кроме оригинальных произведений тибетских авторов и переводов на тибетский язык с санскрита, содержится много произведений на тибетском языке, созданных монгольскими учёными: многотомные сочинения по истории, философии, медицине, ценнейшие словари и т. п. Эти произведения представляют собой мало использованный источник для тибетологических исследований, на что ещё в своё время указывал Б. Я. Владимирцов. Использовать этот богатый материал в интересах науки — задача ближайших десятилетий для учёных Монголии и других стран.

Для участия в съезде в МНР прибыло 26 зарубежных учёных. Делегация Китайской Народной Республики состояла из пяти человек; возглавлял её профессор Вэнь Ду-цзян, известный специалист по Юаньской эпохе. Из Германской Демократической Республики на съезд прибыл профессор И. Шуберт, известный тибетолог и монголовед, автор многих ценных работ по тибетской грамматике, профессор П. Рачневский, известный специалист по Юаньской эпохе, и другие. Венгрия была представлена молодым монголистом К. Ураи-Кёгельми, известной своими работами о кочевниках Внутренней Азии. Польшу представлял С. С. Калужинский; Чехословакию – д-р П. Поуха, Румынию – В. Дримба. Корейская Народная Республика была представлена Хон Ги Муном.

Из Индии на съезд прибыл профессор Рагху Вира. Японская делегация, несколько запоздавшая на съезд, состояла из трёх человек – Г. Абэмацу, лектора монгольского языка в Институте иностранных языков города Осака, автора недавно изданного нового монголо-японского словаря на основе новой графики, Коретада Сакамото и Шигео Одзава (оба – сотрудники Института международных отношений в Токио). Из США на съезд прибыл У. Пош, представлявший Вашингтонский университет в Сиэтле; кроме того, гостем на съезде был доцент университета Северной Каролины Р. Рупен. Великобритания была представлена Ч. Боуденом, недавно опубликовавшим критическое издание и перевод монгольского текста хроники Алтантовч. Из Финляндии на съезд прибыл д-р Пентти Аалто. Канада была представлена географом проф. Джексоном.

Некоторые известные монголоведы, как например проф. Л. Лигети (ВНР) и А. Мостэрт (Бельгия; ныне проживает в Арлингтоне, США) не смогли прибыть на съезд по состоянию здоровья.

Съезд открылся 1 сентября в зале Государственной публичной библиотеки. После вступительной речи председателя Монгольского комитета наук проф. Цэвэгмида были зачитаны приветствия, а также телеграммы, поступившие в адрес съезда из различных стран. От имени советских востоковедов съезд приветствовал глава советской делегации доц. Н. А. Дворянков.

На съезде было прочитано 34 доклада, преимущественно лингвистического, литературоведческого и историко-филологического характера.

Глава китайской делегации проф. Вэнь Ду-цзян выступил с докладом об итогах монголоведческой работы в Китайской Народной Республике за десять лет. Как известно, в КНР ведётся большая работа в области монголоведения. Центрами её являются Государственный университет в Пекине и Университет в городе Хух-Хото, центре Автономной области Внутренняя Монголия (КНР). За последние годы во Внутренней Монголии издано большое количество памятников народной эпической литературы («Сказание о Гэсэре» в двух томах, «Джангар»), популярный дидактический сборник «Эрдэнийн сан Субашид» сакьянского ламы Кÿн-га̄ г’э-цһэна (Kun-dga’rgyal-mtshan) в прекрасном монгольском переводе Цахар гэвш Лувсан-чултима (blo-bzaṅ tshul-khrims) с толкованием, монгольское «Сокровенное сказание» (перевод проф. Ц. Дамдинсурэна со старомонгольского на современный монгольский язык), известный исторический роман «Хух-судур», пособия по монгольскому языку и т. п. Следует отметить и осуществлённое недавно в Китае переиздание крайне редкого «Большого пятиязычного словаря». Значительная работа проведена по исследованию монгольских диалектов.

Проф. Ш. Лувсанвандан в докладе «О наречиях монгольского языка» предложил рассматривать все монгольские языки как единый язык, делящийся на четыре главных и несколько переходных наречий. Предложенная им классификация должна явиться предметом дальнейшего критического анализа.

С очень обстоятельным докладом о бааринском наречии выступил лектор Хух-Хотоского университета Чингильтэй. Он дал общую характеристику наречия, основанную на новом материале, привёл образцы народного творчества в фонетической транскрипции и словарь к текстам. Доклад особенно интересен в своей фонетической части.

Интересный доклад «Über die Kalmuckische Frauensprache» был представлен финляндским делегатом д-ром Пентти Аалто. Автор доклада изложил свои наблюдения над особой лексикой, используемой в быту калмыцкими женщинами.

Венгерский делегат К. Ураи-Кёгельми прочла доклад на тему о двух системах обозначения возраста скота в монгольском языке («Zwei Systeme der Alters-bezeichnungen des Viehes bei den Mongolen»).

О своих интересных наблюдениях над наречием хамниганов съезду докладывал лектор Монгольского государственного университета Мишиг.

Японская делегация представила два доклада на лингвистические темы: о суффиксах прошедшего времени монгольского глагола (Г. Абэмацу) и о деепричастных формах в языке монгольского «Сокровенного сказания» (Шигео Одзава), а также обзор монголоведческой работы в Японии в последние годы (Коретада Сакамото). В последнем докладе было особо подчеркнуто прогрессивное значение новой графики в культурной жизни Монголии.

Интересный доклад о традициях старомонгольского эпистолярного стиля (албан бичиг) был представлен сотрудником Монгольского комитета наук Цэвэлем.

Важной проблеме создания научной терминологии в современном монгольском языке посвящён был доклад Вандуя (МНР). Как известно, монгольские языковеды проделали большую работу по созданию современной научной терминологии, но им ещё предстоит внести некоторые уточнения в терминологию родного языка и провести в ней единые принципы. Для этой цели обобщение и анализ всей проделанной работы в области терминологии имеет первостепенное значение.

Лингвистическая тематика была представлена и докладами членов советской делегации: проф. Г. Д. Санжеева – о системе монгольского глагола, проф. Ю. Н. Рериха – о монгольских заимствованиях в тибетском языке и кандидата филолог. наук Ц. Б. Цыдендамбаева – о задачах бурятской диалектологии.

Краткий, но содержательный доклад американского делегата д-ра У. Поша был посвящён корневым словам в алтайских языках.

Корейский делегат Хон Ги Мун представил содержательный доклад о языковых связях между монгольским и корейским языками. О монголо-якутских языковых отношениях прочёл доклад представитель Польши С. С. Калужинский. Чехословацкий делегат д-р П. Поуха выступил с докладом о языке афганских монголов, живущих в окружении ираноязычных народов.

Довольно многочисленными были на съезде и доклады на литературоведческие темы. Среди них особое внимание привлёк доклад проф. Ц. Дамдинсурэна (МНР) «Некоторые вопросы изучения монгольской литературы». Докладчик высказал мнение, что вплоть до XX в. существовала единая монгольская литература. Это положение доклада заслуживает дальнейшего критического изучения. По мнению докладчика, в монгольскую литературу следует включить и многочисленные произведения монгольских авторов, писавших на тибетском языке. Особо проф. Дамдинсурэн остановился на вопросе о переводной литературе с китайского и других языков Внутренней Азии. Он отметил существенное влияние этих переводов на монгольскую литературу и культуру. Проф. Дамдинсурэн прочёл на съезде также доклад о тибетских заимствованиях в монгольском языке. Проф. Ринчэн прочёл доклад об особом жанре литературы, так называемых bengsen-ü üliger – устных версиях известных художественных произведений (особенно исторических романов). Заметим, что этот жанр существует и в Тибете, где устные версии часто восходят к письменным источникам.

Интересный и содержательный доклад о монгольских песнях-пьесах прочла народная артистка Оюун (МНР). Доклад иллюстрировался песнями-пьесами в исполнении монгольских певцов.

С большим докладом об Инжинаше (1837–1892) и его творчестве выступил представитель КНР Эрдэнэтогтох. Доклад о творчестве Д. Нацагдоржа (1906–1937), одного из основоположников современной монгольской литературы, прочёл сотрудник Монгольского комитета наук Б. Содном. К этой же группе докладов относится и доклад д-ра П. Поуха о калмыцкой версии Джангара. Ныне в Монголии обнаружена восточно-монгольская версия этой эпической поэмы, которая будет издана Институтом языка и литературы при Монгольском комитете наук.

Доклад Ринчэнсамбу (МНР) был посвящён монгольским народным песням. Докладчик установил жанры народных песен, бытующих в современной Монголии: песни лирические, революционные, военные, нравственно-религиозные, эпические и другие.

О традиционных индо-монгольских культурных связях и о значении монгольских переводов для понимания санскритских оригиналов говорил делегат Индии профессор Рагху Вира. Несколько докладов было посвящено монголо-тибетским языковым отношениям и тибето-язычной монгольской литературе. В докладе Пагвы (МНР) был рассмотрен вопрос о монгольском произношении тибетского письма (так называемые ургинское и ламын-гэгэнское чтения). Докладчик установил, что ламын-гэгэнское чтение тибетского письма стоит ближе к центрально-тибетскому произношению графем письма, а ургинское отражает в основном восточно-тибетское произношение.

Этот вопрос представляет значительный интерес для исторической фонетики тибетского языка. Лектор Монгольского государственного университета Дорж прочёл доклад о тибето-монгольских словарях (так называемые brda-yig и btus-min̊), дошедших до нас главным образом в виде рукописей. Эти словари являются важным источником для изучения лексики.

Богатым по материалу был доклад сотрудника Государственной библиотеки МНР Гомбожава о сочинениях монгольских учёных на тибетском языке. В настоящее время Государственная библиотека подготовляет библиографию произведений монгольских учёных на тибетском языке (более 200 имён авторов). Следует отметить, что сотрудники библиотеки Ганданского монастыря в Улан-Баторе выпустили каталог произведений монгольских учёных на тибетском языке, находящихся в библиотеке монастыря.

Датировке монгольской хроники «Цагаан туух», на которую в своё время обратил внимание Ц. Ж. Жамцарано, был посвящён интересный доклад проф. П. Рачневского (ГДР). Проф. П. Рачневский подчеркнул значение хроники как источника для истории Юаньской эпохи.

Следует особо отметить большую издательскую работу, проведённую в связи со съездом Комитетом наук МНР. Институт языка и литературы выпустил к съезду ряд чрезвычайно ценных изданий в серии памятников монгольской письменности. Среди выпущенных томов серии отметим большую антологию монгольской литературы Mongγol uran okiyal-un degeǰi jaγun bilig orusbai –проф. Ц. Дамдинсурэна (599 стр., т. XIV серии), заключающую сто образцов произведений старой монгольской письменности, начиная с седьмой главы монгольского «Сокровенного сказания». В антологию вошло несколько произведений чингисова цикла, монгольские улигэры, еролы, магталы, знаменитый «плач» (гэмшил) Тогон-тэмÿра, а также образцы литературных переводов с тибетского. Антология содержит много нового и явится ценнейшим пособием для всех изучающих монгольский язык и письменность. В серии вышли также монгольский перевод восточно-тибетской версии сказания о Гэсэре – ǰamling šengčin-ü (’Dzam-glin̊ Sen̊-čben) namtar, представляющей исключительный интерес для всех изучающих сказание и его различные версии, тибетско-монгольский словарь «Мэргэдийн Далай» Ишдоржа (Ye-śes rdo-rje) и большой двухтомный тибетско-монгольский словарь Ринчина Номтоева (Суматиратна) «Bod-Hor-gyi brda-yig min̊-tshig-don-gsum gsal-bar-byed-pa Mun-sel sgron-me», первый выпуск толкового словаря γuein jirγuγatu tayilburi toli, составленного на основе словарного материала, включённого в «Пятиязычный словарь», и житие Зая Бандиды Saran-u gerel. Кроме этой большой серии, Институт языка и литературы предпринял издание фольклорной и филологической серий, в которых печатаются отдельные исследования. Во второй из них были опубликованы и доклады, представленные к съезду.

В заключение этого кратного обзора следует сказать, что Первый международный съезд монголоведов-филологов, несомненно, был важным этапом в истории монголистики. Съезд свидетельствовал о значительных успехах в исследовании монгольских языков и литератур монгольских народов. Наряду с этим он ясно показал, что теперь прежде всего сами учёные монгольских народов широко ведут изучение своих языков, своей истории и культуры.

 

Проблемы востоковедения.

1960. № 1

 

 

 

Начало страницы