Скрыть оглавление

Н.К. Рерих. Некролог. 1948

Н.К. Рерих. 1936-1942 гг. <br>Наггар, Индия....Наш Светлый и Любимый ушел, как жил, – просто и красиво. Истинно, мир осиротел с его уходом. В нашем тяжком горе находим утешение в сознании, что ему была дарована лучшая доля – закончить свою светлую деятельность прекрасным аккордом, среди безумия мира еще раз провозгласить и поднять Знамя Мира, и на этот раз в столь любимой им Индии.

Да, Индия трогательно, красиво и мощно отозвалась на его уход. Все культурные и просветительные общества, газеты, журналы и многочисленные друзья и почитатели отметили незаменимую утрату для мира великого Творца чудесных образов, гиганта мысли и замечательного деятеля и основателя многих просветительных начинаний и учреждений. Многие прекрасно отметили богатство оставленного им духовного наследства и насущную необходимость для каждого сознательного человека принять и следовать его высоким заветам. Он был истинным наставником и другом человечества.

Он страшно тяготился хаотическим положением в мире, – а мы еще скрывали от него все ужасы, творившиеся в нашей долине и в непосредственной близости от нашего места1.

Также тяжко переживал он и нараставшую русофобию в Америке, ибо знал, во что выльется такая ненависть! Сердце его не выдержало количества яда, порождаемого обезумевшим человечеством, не выдержало последних нагнетений и лютой тоски за утеснение всего культурного, несущего спасение подрастающему поколению.

За неделю до ухода он видел Преподобного Сергия, сказавшего ему: «...» "И он ушел в три часа утра, в самый торжественный день по индийскому календарю, в день рождения Шивы – 13 декабря. К чему было ему томиться среди невежества и растрачивать свои лучшие дары, которые не могли быть приняты и оценены настоящими поколениями. Он вернется в лучшее время на очищенную ниву и закончит свой посев и Служение своей стране. Но утрата такого высокого духовного и культурного вождя истинно незаменима. Щемит сердце лютая тоска при воспоминании о его последних месяцах на Земле.

Последняя выставка его произведений состоялась в Дели в начале января этого года. Открытие прошло при огромном стечении народа, и пандит Неру произнес прекрасную речь о значении его творчества и всей культурной деятельности, особенно подчеркнув идею Знамени Мира. Многие картины были приобретены для будущей Национальной галереи, а пока что они висят в прекрасном помещении Библиотеки при образцовом Агрикультурном институте в Дели. По приезде в Дели мы поехали убедиться, как развешаны картины. Увидя их в прекрасном, обширном помещении и в новой развеске, мы, уже сжившиеся с красотой его творений, были поражены как бы новою красотою этой симфонии красок и мощью Зова в страну Прекрасную, Надземную. Да, он был неповторяемым певцом Горней Обители. Как сказано: «Не будет больше такого Певца Священных Гор». Навсегда он останется непревзойденным в этой области. Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотой этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и Надежду Мира, – сокровенную Шамбалу!

Со мною останется одно из последних запечатлений его мечты, его любви – «Песнь Шамбале». На фоне величественного заката, освещенная пурпуром последнего луча, сверкает в отдалении Сокровенная Гряда, за ней расстилается непроходимая область, окруженная снеговыми гигантами. Впереди на темной скале сидит Монгол – сам Певец... Весь смысл его жизни, его устремления, его творчества, его знания и великого Служения запечатлены в его творениях и песнях Шамбалы и о Шамбале.

Миссия его переросла планетные размеры, и устремления его уже направлялись в надземные пространства. При современном одичании и уничтожении последних остатков культурных достижений великого прошлого, при общей нивелировке всего самобытного, всего прекрасного его фигура высилась как напряженный укор, как последний символ Творца и Певца, зовущего к Красоте Беспредельного, Красоте Вечной.

Он ушел, нам тяжело, трудно, но соберем все мужество и донесем ношу. Много доверено, много нужно еще завершить и выполнить положенное. Приложим и терпение.

После ухода Николая Константиновича высокая духовная красота запечатлелась на его лике. Мы долго не могли оторваться от созерцания благости, чистоты и трогательной нежности всего чудесного облика его. Он весь как бы светился внутренним светом, и белые нарциссы, окружившие его, казались грубыми по сравнению с его просветленным изображением. Он лежал на постели под любимым изображением Преподобного, и сам казался отображением этого Светоча. Тело его было предано огню на прекрасной горной площадке с широким видом на снежные горы, которые он так любил. На месте сожжения водружен красивый осколок скалы и вырезана надпись на индустани под знаком Знамени Мира, которая гласит:

«На этом месте 13 декабря 1947 года тело Маха Риши Николая Рериха, великого друга Индии, вошло в сферу Огня. – Ом Рам».

Елена Рерих

16.IX.1948

Кхандала, Индия

 


1 Стихийные бедствия, страшные, небывалые наводнения, снесшие все мосты и горные дороги на протяжении сотен миль. – Прим. А.М. Асеева

 

 

Начало страницы