Скрыть оглавление

"Чаша Востока". Перевод

Предисловие от издательства РОССАЗИЯ

От издательства «Алатас»

Письмо  I (18–X–1880)

Письмо  II (19–Х–1880)

Письмо  III (10–XII–1880)

Письмо  IV (1881)

Письмо  V (20–II–1881)

Письмо  VI (26–III–1881)

Письмо  VII (8–VII–1881)

Письмо  VIII (6–VIII–1881)

Письмо  IX (1882)

Письмо  X. Письмо Старшего Махатмы

Письмо  XI (1882). Письмо Старшего Махатмы 

Письмо  XII (1882). Письмо Старшего Махатмы

Письмо  XIII (1882). Письмо Старшего Махатмы

Письмо  XIV (1882)

Письмо  XV (3–III–1882)

Письмо  XVI. Письмо Старшего Махатмы

Письмо  XVII (30–VI–1882)

Письмо  XVIII (9–VII–1882)

Письмо  XIX (10–VII–1882)

Письмо  XX (1882). Письмо Старшего Махатмы

Письмо  XXI (1882)

Письмо  XXII

Письмо  XXIII

Письмо  XXIV (2–II–1883)

Письмо  XXV

Письмо  XXVI (1884)

Таблица соответствий

 

Воспроизводится по изданию:

Чаша Востока. Письма Махатмы. Новосибирск: Издательский Центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2009. 

     

 

Предисловие от издательства РОССАЗИЯ

 

В Британском Музее в Лондоне хранятся уникальные документы — письма, написанные Махатмами Востока англичанину А.П. Синнетту. Это был первый случай, когда Великие Учителя вступили в переписку с представителем западного мира.

Впервые письма Махатм в полном объёме вышли в свет в 1923 г. в одном из лондонских издательств. Фрагменты этих писем были переведены Еленой Ивановной Рерих (взявшей псевдоним Искандер Ханум) и собраны в отдельную книгу под названием «Чаша Востока», которая вышла в свет в 1925 г. в издательстве «Алатас».

Предлагаемая читателю книга является переизданием первой публикации и подготовлена с учётом поправок, внесённых во второе английское издание «Писем Махатм» (1926) и соответственно в первое издание этой книги на русском языке, о чём в предисловии от имени переводчиков говорится: «Переводы из "Чаши Востока" включены без изменений, однако, согласно указаниям Е.И. Рерих в её письмах, исправлены типографские опечатки, а также ошибки первого издания "Писем Махатм", с которого переводилась "Чаша Востока"».

В конце приводятся соответствия между «Чашей Востока» и «Письмами Махатм».

Данное издание дополнено докладом Н.Д. Спириной «Переводы Е.И. Рерих». Наталия Дмитриевна Спирина, известный исследователь рериховского наследия, посвятила это выступление книге «Чаша Востока» и тому, как соотносится Учение Махатм, данное в XIX в., с Учением Живой Этики, переданным человечеству семьёй Рерихов в ХХ в. Доклад был прочитан на торжественном собрании Сибирского Рериховского Общества в памятный день Елены Ивановны Рерих в феврале 1992 года.

       

  

От издательства «Алатас»

 

Эти письма, переходя через третьи руки, конечно, носят на себе последствия не только переписчиков, но и времени. Тем более, как и указывается в самих письмах, некоторые технические выражения не поддаются точному переводу. Но тем не менее даже в этих фрагментах остаётся вся основа Учения, во всей его Красоте, мужественности и беспредрассудочности, и даёт мост к грядущей эволюции человечества.

 

_____________________________________________

 

 

В подготовлении современной мировой эволюции выявлено Учение Великих Махатм Индии.

Из приводимых писем Махатм (1880–1884) видна сущность этого Учения.

Смелость изучения мира должна быть близка каждому молодому сердцу. Помочь и одушевить эти рассеянные сердца составляет задачу наших изданий.

«Чаша Востока» содержит сущность всех верований и познаний. Не случайно ищущие обращаются к Востоку.

Искандер Ханум

 

_____________________________________________

      

 

 I

(18–X–1880)

 

С какой бы точки зрения вы ни взглянули — мир всё ещё в своей первой стадии освобождения, если не развития, следовательно, не готов.

Совершенно справедливо, мы действуем естественными, а не сверхъестественными средствами и законами. Но так как, с одной стороны, наука не будет в состоянии (в её настоящем положении) объяснить чудеса, даваемые во имя её, а с другой — невежественные массы всё же будут рассматривать феномен в свете чуда, то каждый свидетель случившегося будет выведен из равновесия, и результаты будут прискорбны. Безумны те, кто, размышляя лишь над настоящим, добровольно закрывают глаза на прошлое, оставаясь, естественно, слепыми к будущему! Если бы мы согласились на ваше желание, знаете ли вы действительно, какие последствия возникли бы по следам успеха? Неумолимая тень, которая следует за всеми человеческими нововведениями, уже надвигается, тем не менее лишь немногие сознают её приближение и опасность. Что же должны ожидать те, кто предложат миру нововведение, которое, благодаря человеческому невежеству, если и уверовано, то, конечно, будет приписано тёмным силам, в которых верят и страшатся две трети человечества?

Успех подобной попытки должен быть рассчитан и основан на знании людей, вас окружающих. Оно полностью зависит от социальных и моральных условий людей, при их касании этих глубочайших и наиболее сокровенных вопросов, могущих взволновать человеческий ум, — божественных сил в человеке и возможностей, заключающихся в природе.

Многие ли, даже среди ваших лучших друзей, тех, которые окружают вас, более нежели только поверхностно заинтересованы этими непонятными, сокровенными проблемами? Вы можете пересчитать их на пальцах вашей правой руки. Ваша раса похваляется освобождением в их столетии гения, так долго заключённого в тесный сосуд догматизма и нетерпимости, — гения знания, мудрости и свободы мысли. Она говорит, что, в свою очередь, невежественные предрассудки и религиозное изуверство, закупоренные в бутыль наподобие злого Джинна древности и запечатанные Соломонами науки, покоятся на дне морском и никогда больше не смогут выбраться на поверхность и царствовать над миром, как это было во дни оные; что общественный разум совершенно свободен и, одним словом, готов воспринять любую указанную истину. Но действительно ли это так? Опытное знание не совсем ведёт начало от 1662 г., когда Bacon, Robert Boyle и Епископ of Chester превратили по Королевскому указу свой «Невидимый Колледж» в Общество поощрения экспериментальной науки. Века прежде, нежели Королевское Общество сделалось реальностью на плане «пророческих начертаний», врождённое стремление к скрытому, страстная любовь к природе и её изучению привели людей, в каждом поколении, к попыткам и проникновению в её тайны глубже, нежели это делали их предшественники. «Roma ante Romulum fuit»1аксиома, преподаваемая в ваших школах. Отвлечённые запросы в самые смущающие, запутанные проблемы не возникли в мозгу Архимеда как внезапный, до сих пор незатронутый вопрос, но скорее как размышление прежних запросов в этом же направлении и людьми, отделёнными от его дней длинным периодом, гораздо длиннейшим, нежели время, отделяющее вас от великого Сиракузца.

Vril «Наступающей Расы» был обычным достоянием рас, уже исчезнувших. А так как сейчас и самоё существование наших гигантских предков подвергается сомнению, хотя в Гималаях мы имеем пещеру, полную скелетами этих великанов — и огромные размеры их, когда бывают находимы, неизменно рассматриваются как единичные причуды природы, — то так же и Vril или Akasa — как мы называем это — рассматривается как невозможность — миф. А без совершенного знания Akasa, её комбинаций и свойств, как может наука объяснить подобные феномены? Мы не сомневаемся, что представители вашей науки открыты убеждению, тем не менее факты сперва должны быть доказаны им, должны сделаться их собственностью, должны отвечать, быть подчинены их способам исследования, прежде нежели вы найдёте их готовыми допустить их как факты. Если вы только заглянете в Предисловие к «Micrographia», вы найдёте в предпосылках Hooke, что внутренняя связь предметов имеет меньше значения в его глазах, нежели их внешнее воздействие на чувства, — а прекрасные открытия Ньютона нашли в нём величайшего противника. Современных Hookes’oв много. Подобно этому учёному, но невежественному человеку былых дней, ваши современные учёные менее беспокоятся предпослать физическую связь фактов, которая могла бы открыть им многие оккультные силы в природе, нежели установить удобную «классификацию научных экспериментов»; таким образом, по их мнению, самое важное качество каждой гипотезы не в том, чтобы она была истиной, но лишь правдоподобной.

Это относится к науке, насколько мы ознакомлены с нею. Что же касается до человеческой природы вообще, она такая же сейчас, какою была миллионы лет тому назад: предрассудки, основанные на себялюбии, общее нежелание отказаться от установленного порядка вещей ради нового образа жизни и мыслей (а оккультное изучение требует всего этого и ещё гораздо больше); гордость и упрямое сопротивление Истине, если это ниспровергает их прежние понятия вещей. — Такова характеристика. Каковы же будут следствия самых поражающих феноменов, предположив, что мы согласились произвести их? Несмотря на успех, опасность росла бы пропорционально этому успеху. Скоро не осталось бы выбора, пришлось бы продолжать всё силивая или же вступить в бесконечную борьбу с предрассудками и невежеством, убитыми вашим собственным оружием. Доказательство за доказательством треовались бы и должны были бы быть доставляемы; каждый последующий феномен ожидался бы более чудесным, нежели предыдущий. Ваше ежедневное замечание, что нельзя ожидать, чтоб человек поверил, пока он не сделается очевидцем, — хватило ли бы человеческой жизни, чтобы удовлетворить весь мир скептиков? Могло бы быть лёгким делом увеличение числа первых уверовавших до сотни и тысяч, но что же до остальных сотен миллионов, которые не смогли быть очевидцами? Невежды, не будучи в состоянии бороться с невидимыми операторами, в один из дней дали бы выход своей ярости, обрушившись на видимых работающих агентов; высшие и образованные классы продолжали бы, как всегда, упорствовать в неверии, как и раньше, разрывая нас на клочки. Подобно многим, вы порицаете нас за нашу большую сдержанность, однако мы кое-что знаем о человеческой природе, ибо опыт длинных столетий-веков научил нас. И мы знаем: пока наука не научится чему-нибудь и пока тень догматизма коснеет в сердцах масс, мировые предрассудки должны быть побеждаемы шаг за шагом, а не натиском. Как седая старина имела более нежели одного Сократа, так и туманное будущее даст рождение не одному мученику. Освобождённая наука с презрением отвернула свой лик от мнения Коперника, которое восстановляло теорию Aristarchus Samius’а, который утверждал, «что земля вращалась вокруг своего центра», за годы прежде, чем церковь заставила принести Галилея как жертву всесожженияв честь своей Библии. Наиспособнейший математик при дворе Эдуарда VI — Robert Recorde — был замучен голодом в тюрьме своими коллегами, которые издевались над его «Замком Знания», объявляя его открытия «тщетными фантазиями». Wm. Gilbert of Col‑chester, доктор королевы Елизаветы, умер отравленным только потому, что этот истинный основатель опытной науки в Англии имел отважность предварить Галилея, указывая на ошибочное представление Коперника относительно «третьего движения», которое объяснялось параллельностью земной оси вращения. Огромное знание Paracelsi, Agrippas и Deys’a вызывало всегда сомнение. Наука наложила свою святотатственную руку на великий труд «De Magnete» — «Небесная белая Дева» (Akasa) и другие. И это был знаменитый «Канцлер Англии и Природы» — Лорд Verulam Bacon, который, завоевав имя «Отца индуктивной философии», позволил себе говорить о вышепереименованных великих людях как об «Алхимиках фантастической философии».

Всё это старая история, скажете вы. Истинно так; но хроники наших дней не отличаются слишком существенно от своих предшественников. Мы должны вспомнить недавние преследования медиумов в Англии, сожжение предполагаемых колдуний и колдунов в Южной Америке, России и на границах Испании, чтобы убедиться, что единственное спасение подлинных искусников в оккультных науках заключается в скептицизме общества: шарлатаны и фокусники — естественные щиты Адептов. Общественная безопасность охраняема лишь тем, что мы держим в тайне страшные оружия, которые иначе могли быть употреблены против неё и которые, как вам уже говорилось, становятся смертельными в руках злого и себялюбца.

Я кончаю, напоминая вам, что феномены, которых вы так жаждете, всегда были сохраняемы как награда для тех, кто посвятили свои жизни служению богине Sarasvati — наша арийская Исида. Если бы они были отданы профанам, что осталось бы нашим верным? Но когда время придёт и будет разрешён полный свет в эзотерический мир с его законами, основанными на математически точных расчётах будущего — необходимые следствия причин, которые мы всегда свободно можем создавать и оформливать по нашей воле, но в той же мере не в состоянии контролировать их последствия, которые этим самым становятся нашими властелинами, — тогда только поймёте вы, почему для непосвящённых наши действия часто кажутся немудрыми, если не просто безрассудными.

    

 

II

 (19–Х–1880)

 

Мы не будем понимать друг друга в нашей корреспонденции до тех пор, пока не будет совершенно ясно, что оккультная наука имеет свои методы изысканий, такие же точные и деспотичные, как и методы её антитезы — физической науки. Если последняя имеет свои правила, так же точно имеет их и первая. И тот, кто захочет перейти пределы невидимого мира, не может предписать, как он сделает это, так же как и путешественник, старающийся проникнуть во внутренние, подземные убежища благословенной Лхассы, не может указать путь своему проводнику. Тайны никогда не были, никогда не могут быть сделаны доступными для обычных толп, по крайней мере до того желанного дня, когда наша религиозная философия станет общей, мировой. Во все времена не более нежели едва исчисляемое меньшинство людей обладало тайнами природы, хотя множество было свидетелями практических очевидностей возможности этого обладания. Адепт есть редкий цветок целого поколения исследователей, и чтобы сделаться им, он должен повиноваться внутреннему побуждению своей души, независимо от осторожных соображений светской науки или здравомыслия.

Тот, кто хочет высоко поднять знамя мистицизма и провозгласить его приближающееся царство, должен подать пример другим. Он должен быть первым в изменении своего образа жизни и, почитая изучение оккультных тайн как высшую ступень знания, должен громогласно провозгласить это, вопреки «точной» науке и противодействию общества. «Царствие Божие добывается силою», — говорят Христианские мистики. И лишь вооружённой рукой и будучи готовым победить либо погибнуть, современный мистик может надеяться достичь своей цели.

Первое и главное соображение в нашем решении принять или отклонить ваше предложение заключается во внутреннем побуждении, которое толкает вас искать наших наставлений и в некотором смысле — нашего руководства. Последнее, во всяком случае, под условием, как я понимаю, и потому остаётся вопросом, не зависящим от всего другого. Теперь — каковы же ваши побуждения? Я постараюсь определить их в общем аспекте, оставляя подробности для дальнейших соображений. Они следующие: 1) Желание получить положительные и бесспорные доказательства, что действительно существуют силы природы, о которых наука ничего не знает; 2) Надежда присвоить их со временем, чем скорее, тем лучше, ибо вы не любите ждать, и таким образом получить возможность (a) демонстрировать их существование нескольким избранным западным умам; (b) созерцать будущую жизнь как объективную реальность, построенную на скале Знания, а не веры; и (c) наконец, самое главное среди всех ваших побуждений, хотя и самое оккультное и наилучше охраняемое, — узнать всю правду о наших Ложах и о нас самих; получить, короче сказать, положительное удостоверение, что «Братья», о которых все столько слышали и которых так редко видят, суть реальные существа — не фикция, вымысел беспорядочного, галлюцинирующего мозга. Такими, рассматриваемые в их лучшем свете, являются нам ваши побуждения в обращении ко мне. И в том же духе отвечаю на них, надеясь, что моя искренность не будет истолкована в ложном свете или приписана какой-либо недружелюбности.

По нашему разумению, эти побуждения, которые со светской точки зрения могут показаться искренними, достойными соображения, являются себялюбивыми. (Вы должны извинить меня за то, что вам может показаться суровостью языка, если ваше желание действительно есть то, что вы заявляете, — знать истину и получить наставления от нас, принадлежащих миру, совершенно отличному от вашего.) Они себялюбивы, ибо вы должны быть осведомлены, что главная цель наша не столько удовлетворять индивидуальные устремления, сколько служить человечеству вообще. Истинная ценность этого термина «себялюбие», который может резать ваше ухо, имеет особое значение у нас, которого он не может иметь среди вас. Поэтому и чтобы начать с него, вы не должны принимать это иначе, нежели в первом смысле. Может быть, вы лучше оцените наше определение, если я скажу, что с нашей точки зрения высочайшие стремления к общему благу человечества окрашиваются себялюбием, если в уме филантропа скрывается тень желания выгоды для себя или наклонность к несправедливости, даже если таковая существует в нём бессознательно.

Что может быть, скажете вы, более разумным, нежели просить, чтобы Учитель, стремящийся распространить своё знание, и ученик, предлагающий ему сделать это, были бы поставлены лицом к лицу и один дал бы другому свои опытные доказательства, что его наставления были точны? Человек света, живущий в нём и в полном согласии с ним, — без сомнения, вы правы! Но люди другого, нашего мира, не воспитанные в ваших способах мышления и которые временами находят очень тяжким следить и оценивать его, едва ли могут быть порицаемы, не отвечая с той сердечностью на ваши предложения, как они того заслуживают в вашем мнении. Первое и самое важное среди наших возражений заключается в наших Правилах. Правда, мы имеем свои школы и учителей, наших неофитов и shaberons (высшие Адепты), и дверь всегда открыта для верного человека, который стучится. И мы неизменно приветствуем новоприбывшего; — только вместо того, чтобы идти к нему, он должен прийти к нам. Больше того — до тех пор, пока он не достиг того пункта на тропе оккультизма, с которого возвращение невозможно, бесповоротно отдав себя нашему Братству, мы никогда не посещаем его или [не] переступаем порог его двери в зримом явлении, за исключением случаев крайнего значения. Есть ли среди вас кто-нибудь, так сильно жаждущий знания и благих сил, которые оно предоставляет, чтобы быть готовым покинуть ваш мир и прийти к нам? Тогда пусть приходит, но он не должен думать о возвращении, пока печать тайн не сомкнула его уст, даже против случайностей его собственной слабости или неосторожности. Пусть он идёт всею силою, всеми способами, как ученик к Учителю и без условий, или пусть он ждёт, как это делали многие другие, и удовлетворяется теми крохами знания, которые могут упасть на его пути.

     

 

III 

(10–XII–1880)

 

Истины и тайны оккультизма представляют из себя свод высочайшего духовного значения, глубокого и в то же время практического для всего мира. Однако они даются вам не только как простое добавление к запутанной массе теорий или спекуляций в мире науки, но ради их практического значения в интересах человечества. Термины: «ненаучно», «невозможно», «галлюцинация», «обманщик» — были до сих пор употребляемы очень развязно и небрежно, предполагая в оккультных феноменах нечто скрытое, ненормальное или предумышленный обман. И вот почему Наши Водители решили пролить на немногие воспринимающие умы больше света по этому предмету и доказать им, что подобные проявления так же подлежат законам, как и простейшие феномены физического мира. Глупцы говорят: «Век чудес миновал», — но мы отвечаем: «Он никогда не существовал!» Хотя и не беспримерные или не бесподобные в истории мира, эти феномены должны и БУДУТ явлены непреложно на скептиках и ханжах. Они должны быть показаны разрушительными, как и созидательными. Разрушительными в губительных заблуждениях прошлого, в старых верованиях и суевериях, которые подобно мексиканскому зелью удушают своим ядовитым смрадом всё человечество; созидательными в новых учреждениях настоящего, практического Братства Человечества, где все сделаются сотрудниками природы и будут работать на благо человека в сотрудничестве с высшими планетными Духами — единственными Духами, в которых мы верим.

Феноменальные элементы, о которых прежде и не помышляли и не мечтали, скоро начнут проявляться день за днём с постоянно возрастающей силой и раскроют наконец тайны своих сокровенных действий. Платон был прав: идеи управляют миром, и когда ум человеческий получит новые идеи, то, отбросив старые и бесплодные, мир начнёт ускорять своё развитие: мощные революции вспыхнут от них, верования и даже государства будут распадаться перед их устремлённым движением, раздавленные этой непреодолимой силою. Будет так же невозможно сопротивляться их наплыву, когда время наступит, как остановить стремление потока. Но всё это придёт постепенно, и прежде, нежели это наступит, мы должны исполнить долг, поставленный перед нами, смести, насколько возможно, больше сора, оставленного нам нашими «благочестивыми» праотцами. Новые идеи должны быть насаждаемы на чистых местах, ибо эти идеи затрагивают наиболее существенные стороны жизни. Не физические феномены, но мировые идеи изучаем мы, ибо, чтобы понять первые, мы прежде всего должны понять последние. Они затрагивают истинное положение человека во Вселенной в связи с прежними и будущими существованиями; его происхождение и конечную судьбу; отношение смертного к бессмертному, временного к вечному, конечного к бесконечному: мысли более широкие, более высокие, более понятные, признающие мировое господство Непреложного Закона, неизменного и неизменяемого, по отношению к которому существует лишь ВЕЧНОЕ НАСТОЯЩЕЕ, тогда как для непосвящённых смертных время либо прошедшее, либо будущее, — в связи с их конечным существованием на этом материальном пятне грязи. Вот то, что мы изучаем и что многие разрешили.

Теперь от вас зависит решить, что вы желаете иметь: высочайшую ли философию или же простую манифестацию оккультных сил?

Старшие Махатмы желают, чтобы было положено начало «Братству Человечества», истинному «Мировому Братству», которое должно быть проявлено по всему миру и должно привлечь внимание высочайших умов.

   

 

IV 

(1881)

 

Ни философия Наша, ни сами мы не верим в Бога, менее всего в того, местоимение которого требует прописной буквы. Наша философия есть преимущественно наука следствий по их причинам и причин по их следствиям, а так как она является также и наукой творений, выводимых от первоначала, то прежде чем принять такое начало, мы должны знать его и не имеем права даже допустить его возможность. Вам было сказано, что наше знание ограничивается этою нашей солнечной системой; следовательно, как философы, желающие быть достойными этого имени, мы не можем ни отрицать, ни утверждать существование того, что вы называете высшим, всемогущим, разумным существом, некоторым образом вне границ этой солнечной системы. Но если подобное существование и не вполне невозможно, всё же, если только однообразие законов природы не нарушается в этих пределах, мы утверждаем, что оно в высокой степени невероятно. Тем не менее мы, особо резко, отрицаем позицию агностицизма в этом направлении и в пределах солнечной системы. Наша доктрина не знает компромиссов. Она либо утверждает, либо отрицает, ибо даёт лишь то, что знает как истину. Потому мы отрицаем Бога, как философы и как Буддисты. Мы знаем планетные и другие духовные существования, и мы знаем, что в нашей системе нет такого существа, как Бог личный либо безличный. Parabrahm не есть Бог, но абсолютный, неизменный закон, a Isvara есть следствие «Avidya и Maya», невежество, основанное на великом заблуждении. Слово «Бог» было изобретено для определения неизвестной причины тех следствий, которыми, не понимая их, восхищался либо устрашался человек. А так как мы утверждаем и в состоянии доказать то, что мы утверждаем — то есть знание этой причины и причин, — то мы можем настаивать, что нет Бога или Богов за ними.

Идея Бога не врождённое, но приобретённое понятие, и у нас лишь одно положение, общее с теологами, — мы раскрываем беспредельность. Но тогда как мы даём всем феноменам, происходящим из бесконечного и беспредельного пространства, продолжительность и движение, материальную, естественную, разумную и известную (по крайней мере, нам) причину, теисты приписывают им духовные, сверхъестественные и неразумные и неизвестные причины. Бог теологов просто воображаемая мощь — мощь, которая никогда ещё не манифестировала себя. Наша главная задача — освободить человечество от этого кошмара, учить человека добродетели ради её самой; учить проходить жизнь, полагаясь на самого себя, вместо того чтобы опираться на богословский костыль, который бесчисленные века был непосредственной причиной почти всех человеческих бедствий. Пантеистами нас могут назвать — агностиками НИКОГДА. Если люди готовы принять и рассматривать как Бога нашу ЕДИНУЮ ЖИЗНЬ — неизменную и бессознательную в своей вечности, — они могут это делать и, таким образом, придерживаться ещё одного гигантски ложного наименования. Но тогда им придётся сказать со Спинозою: «Не существует и мы не можем представить себе другой субстанции, нежели Бог», или, как этот несчастный философ говорит в своём 14 предложении, — «praeten Deum neque dari neque concepi potest substantia» — и таким образом стать пантеистами. Кто как не теолог, вскормленный на тайне и на самом нелепом сверхнатурализме, может вообразить самосуществующее существо, в силу необходимости бесконечное и всемогущее, вне проявленной бесконечной Вселенной. Слово «бесконечность» лишь отрицание, которое исключает понятие пределов. Совершенно очевидно, что существо независящее и всемогущее не может быть ограничено ничем вне его самого: ничто не может быть вне его — ни даже vacuum — пустота; где же тогда место для материи? — для этого проявленного мира, хотя бы даже он был ограниченным. Если мы спросим теиста — есть ли ваш Бог пустота, пространство или материя? — они ответят — нет. Тем не менее они утверждают, что их Бог проникает материю, хотя он сам и не материя. Когда мы говорим о нашей Единой Жизни, мы тоже говорим, что она проникает; — нет! есть сущность каждого атома материи; и потому она не только имеет соответствие с материей, но также и все её свойства и т.д., следовательно, она материальна, то есть сама есть материя. Как может разум произойти из неразумности? — спрашивали вы. Каким образом могло разумное человечество — человек, будучи венцом разума, — развиться из слепого, неразумного закона или силы? Но, раз мы рассуждаем по этому направлению, я в свою очередь могу спросить: как могли прирождённые идиоты, неразумные животные и все остальные «творения» быть созданными или развиться из абсолютной Мудрости, если она представляет из себя мыслящее, разумное Существо, творца и владыку Вселенной? «Каким образом, — говорит доктор Clarke в своём исследовании доказательств существования Божества, — Бог, создавший глаз, не будет видеть? Бог, создавший ухо, не будет слышать?» — Но, согласно этому методу рассуждения, они должны будут признать, что, создавая идиота, Бог — идиот, что он, создавший столько неразумных существ, столько физических и моральных чудовищ, должен быть неразумным существом.

Мы не Адвайтисты, но наше учение, почитая Единую Жизнь, тождественно с учением Адвайты в отношении к Parabrahm. И ни один обладающий истинно философским умом адвайтист никогда не назовёт себя агностиком, ибо он знает, что он есть Parabrahm и тождественен во всех отношениях с мировой жизнью и душой — макрокосм есть микрокосм, и он знает, что нет Бога вне его, нет творца, нет и существа. Найдя гнозис, мы не можем повернуть ему спину и сделаться агностиками.

Допустив мысль, что даже Высочайшие Дхиан Коганы способны заблуждаться под влиянием иллюзий, воистину для нас не существовало бы реальности действительности и оккультная наука стала бы такой же великой химерой, как и Бог. Если глупо отрицать то, чего мы не знаем, то ещё нелепее приписывать тому неизвестные законы.

Согласно логике, «ничто» есть то, о чём всё может быть справедливо отрицаемо и ничто не может быть воистину утверждаемо. Поэтому понятие о конечном или бесконечном «ничто» есть противоречие в определениях. И тем не менее, согласно теологам, «Бог, самосущее существо, есть наиболее простое, неизменяемое, беспорочное существо; вне делимости, образа, движения или каких-либо других подобных свойств, находимых нами в материи. Ибо все подобные свойства так очевидно и неизбежно предполагают конечность в самом понятии и решительно несообразны с совершенной бесконечностью». Потому Бог, предлагаемый здесь почитанию XIX столетия, лишён всех качеств, о которых человеческий мозг может установить суждение. Что же в действительности это есть, как не существо, о котором они ничего не могут утверждать, что бы не было сейчас же опровергнуто. Их собственная Библия, их Откровение разрушают все моральные понятия, которые они нагромождают на него, разве только что они признают совершенством качества, которые здравый смысл и разум каждого человека называет недостатками, гнусными пороками и грубым беззаконием. Более того, тот, кто читает наши Буддийские писания, написанные для суеверных масс, не найдёт в них демона, такого мстительного, несправедливого, жестокого и тупого, как этот небесный тиран, на которого Христиане так щедро расточают своё раболепное обожание, а Богословы нагромождают все те совершенства, которые опровергаются на каждой странице их Библии. Воистину, ваша теология создала своего Бога лишь для того, чтобы уничтожить его по частям. Ваша церковь — баснословный Сатурн, рождающий детей, чтобы пожрать их.

(Космический Разум) — Несколько размышлений и доводов должны поддерживать каждую новую идею, например: мы убеждены в обвинении нас в следующих противоречиях. 1) Мы отрицаем существование мыслящего, сознательного Бога на том основании, что подобный Бог должен быть обусловленным, ограниченным и подверженным изменениям, следовательно, не бесконечным, или 2) если он представлен нам как вечное, неизменное и независимое существо, лишённое всякой крупицы природы в себе самом, тогда, мы отвечаем, это не существо, но непреложный, неизменный, слепой принцип — закон. Однако они возразят нам, что мы верим в Dhyans, или Планетных Духов, и наделяем их космическим разумом, и это должно быть объяснено.

Наши доводы могут быть суммированы так:

1) Мы отрицаем нелепое предположение, что может быть, даже в беспредельной и вечной Вселенной, два бесконечных, вечных и вездесущих Бытия.

2) Материя, мы знаем, вечна, не имеет начала, (a) ибо материя есть сама Природа, (b) и то, что не может уничтожить себя и неуничтожаемо, существует непреложно, и потому оно не может иметь ни начала, ни перестать существовать; (c) накопленный опыт бесчисленных веков, так же как и точная наука, показывают нам материю, или Природу, действующей присущей ей особой энергией, и ни один из атомов которой никогда не находится в состоянии абсолютного покоя, и потому она всегда должна была существовать, её материал — вечное изменение форм, комбинаций и свойств, но её принципы, или элементы, абсолютно неразрушимы.

3) Что касается Бога, то раз никто, никогда и нигде не видел его, то если он или оно не есть самая сущность и природа этой беспредельной и вечной материи, её энергия и движение, мы не можем рассматривать его как вечного, или бесконечного, или самосущего. Мы отказываемся принять существо или бытие, о котором мы абсолютно ничего не знаем; (a) ибо нет места ему при наличности материи, неопровержимые свойства и качества которой вполне нам известны; (b) и если он или оно есть лишь часть этой материи, то нелепо утверждать, что он двигатель и правитель того, чего он сам представляет лишь зависящую частицу; (c) и если они скажут нам, что Бог есть самосущий, чистый дух, не зависящий от материи, — внекосмическое божество, — мы ответим, что, допуская возможность такой невозможности, то есть его существования, мы тем не менее утверждаем, что чисто нематериальный дух не может быть разумным, сознательным правителем, также не может обладать ни одним из качеств, которыми его наделяет теология, и, таким образом, подобный Бог становится снова лишь слепой силой. Разум, присущий нашим Dhyan Chohans, есть способность, которая может принадлежать лишь проявленным или одушевлённым существам, как бы непроницаема или, вернее, невидима ни была материальность их существа. Разум требует необходимость мышления; чтоб мыслить, мы должны иметь представления. Представления предполагают чувствования, которые физически материальны, каким же образом что-либо материальное может принадлежать чистому духу? Если возразят, что мысль не может принадлежать материи, мы спросим: почему? Мы должны иметь неопровержимое доказательство этого утверждения, прежде чем мы его примем. Теолога мы спросим, что препятствует его Богу, раз он признанный Создатель всего сущего, наделить материю способностью мышления; получив ответ, что, очевидно, Ему не понравилось это сделать и что это такая же тайна, как и невозможность, мы будем настаивать на разъяснении, почему более невозможно, чтоб материя создала дух и мысль, нежели духу и мысли Бога проявить и создать материю?

Мы не преклоняем главы во прах перед тайной разума, ибо мы проникли её много веков назад. Отбрасывая с презрением теистическую теорию, мы точно так же отклоняем и автоматическую теорию, учащую, что состояние сознания происходит движением мозговых молекул; так же мало чувствуем мы уважения к другой гипотезе — порождения молекулярного движения сознанием. Тогда во что же мы верим? — Мы верим во много осмеянный «phlogiston» — флогистон2и в то, что некоторые физики назвали бы «nisus», постоянное, хотя и абсолютно неприметное (обычным чувствам) движение или воздействие одного вещества на другое — пульсация инертной материи — её жизнь. Тела Планетных духов образованы из вещества, которое Priestley и другие называют «phlogiston» и для которого мы имеем другое название. Эта субстанция в своём высочайшем, седьмом состоянии являет материю, которая облекает формы высочайших и чистейших Dhyans, тогда как её самое низкое и наиболее плотное состояние (тем не менее настолько неощутимое, что наука называет это энергией или силою) служит покрытием планетным духам первой, или низшей, степени. Другими словами, мы верим только в МАТЕРИЮ, в материю как видимую природу и в материю в её незримости, как невидимый, вездесущий, всемогущий Proteus, в её непрерывном движении, которое есть её жизнь и которое природа выявляет из себя, ибо она есть Великое Всё, вне которого ничто не может существовать. Как правильно утверждает Bellinger — «движение есть род существования, которое неизбежно вытекает из сущности самой материи: материя движется своей особой энергией, её движение обязано силе, которая является врождённой, разнообразие движения и феноменов проистекающих происходит от многообразия свойств и качеств и комбинаций, которые первообразно находятся в первобытной материи», соединением которых является природа, и о них ваша наука знает меньше, нежели любой из наших тибетских погонщиков яков о метафизике Канта.

Существование материи, следовательно, есть факт, существование движения — другой факт, их самосущность и вечность или неуничтожаемость — третий факт. И представление чистого духа как Существа или Бытия — называйте это как хотите — есть химера, гигантская нелепость!

Наши представления о зле. Зла нет как такового, а есть лишь отсутствие добра. Зло существует лишь для того, кто становится его жертвой. Оно происходит от двух причин и не более нежели добро является независимой причиной в природе. Природа лишена добра или зла: она лишь следует неизменным законам, давая жизнь и радость или посылая страдания [и] смерть и разрушая созданное ею. Природа имеет противоядие для каждого яда, и её законы — воздаяние за каждое страдание. Бабочка, истреблённая птицею, становится этою птицей, и маленькая птица, убитая животным, переходит в более высокую форму. Это есть слепой закон непреложности и вечная приспособляемость выявлений и потому не может быть названо Злом в Природе. Истинное зло порождается человеческим рассудком, и его происхождение всецело связано с рассуждающим человеком, который разобщил себя с природой. Таким образом, лишь само Человечество является истинным источником зла. Зло есть преувеличенное добро, порождение человеческого себялюбия и жадности. Вдумайтесь глубже, и вы найдёте, что, кроме смерти, которая не есть зло, но неизбежный закон, и несчастных случайностей, которые всегда найдут воздаяние в будущей жизни, — происхождение каждого зла, большого либо малого, заключено в человеческом действии, в человеке, разум которого делает его единственным свободным деятелем в природе. Не природа порождает болезни, но человек, миссия и удел которого в экономии природы умирать естественной смертью, от старости; за исключением случайностей, ни один дикарь или дикий (свободный) зверь не умирает от болезни. Еда, половые функции, питьё есть естественные необходимости жизни, но излишества в них приносят болезнь, несчастие, страдание умственное и физическое, и всё это передаётся как величайшие бедствия будущим поколениям, потомству преступников. Честолюбие, желание обеспечить благополучие и удобство тех, кого мы любим, приобретением почестей и богатств — достойные похвалы и естественные чувства, но когда они превращают человека в честолюбивого, жестокого тирана, скупца, себялюбивого эгоиста, они приносят многочисленные бедствия окружающим его, — нации так же, как и отдельным личностям. Таким образом, всё это — еда, богатство, честолюбие и тысяча других вещей, которые мы должны оставить неупомянутыми, — становится источником и причиной зла через излишества так же, как и от отсутствия их. Сделайтесь объедалой, развратником, тираном, и вы становитесь породителем болезней, человеческих страданий. Лишённые всего этого, вы умираете с голоду, вас презирают как ничтожество, и большинство из стада ваших сотоварищей делает из вас мученика на всю вашу жизнь. Поэтому не природа и не воображаемое Божество должны быть порицаемы, но человеческая природа, ставшая низкой через себялюбие. Подумайте хорошенько над этими несколькими словами; выищите каждую причину зла, которую только вы можете себе представить, и проследите её до самого её возникновения — и вы разрешите одну треть всей проблемы зла. И теперь, допустив некоторые бедствия, которые естественны и не могут быть избегнуты, но так малочисленны они, что я вызываю всех метафизиков Запада назвать их злом или проследить их непосредственно до независимой причины, — Я укажу величайшую, главную причину почти двух третей бедствий, которые преследуют человечество с тех пор, как эта причина сделалась мощью. Это религия, в какой бы то ни было форме и в какой бы ни было национальности. Это жреческая каста, священнослужители и церкви. Это в этих иллюзиях, на которые человек взирает как на священные, должен он отыскать источник бесчисленных бедствий, которые являются великим проклятием человечества и которое почти подавило человека. Невежество создало Богов, и хитрость извлекла выгоды из представившегося благоприятного случая. Посмотрите на Индию и на Христианство, на Ислам, Иудаизм и фетишизм. Это священнослужительский обман, который представил этих Богов такими устрашающими человеку; это религия, которая создаёт из него себялюбивого ханжу, фанатика, ненавидящего всё человечество вне своей секты, и не делая его лучше или более моральным; это вера в Бога и Богов, которая делает две трети человечества рабами горсти тех, которые обманывают их под лживым предлогом спасения их. Разве не готов человек совершить всякого рода зло, если ему скажут, что его Бог или Боги требуют это преступление? — Добровольная жертва воображаемого Бога, презренный раб своих искусных священнослужителей, ирландский, итальянский и славянский крестьянин уморит с голоду себя и будет смотреть на голод и нищету своей семьи, чтоб накормить и одеть своего «Padre» и Папу. Две тысячи лет Индия стонет под тяжестью каст — одни Брамины откормлены на жиру страны. А ныне последователи Христа и Магомета перерезают друг другу горло во Имя и для большей славы своих верований. Запомните, сумма человеческого бедствия не уменьшится до тех пор, пока лучшая часть человечества не разрушит во имя Истины, нравственности и всеобщего милосердия алтари этих лживых Богов.

     

 

(20–II–1881)

 

«Непосредственное сообщение» со Мною (о котором вы пишете в вашей дополнительной записке) и ту «огромную пользу», которую оно принесло бы «самой книге», если бы на это было дано «соизволение», — конечно, было бы даровано тотчас же, если бы это зависело только от Меня. Хотя часто неразумно повторять самого себя, всё же я так хочу, чтоб вы поняли неисполнимость такого соглашения, если бы даже на это было дано соизволение Наших Старших, что я позволю себе вернуться к краткому просмотру уже изложенных принципов.

Я должен сказать вам, что установка «непосредственного сообщения» была бы возможна лишь при следующих условиях: (1) Встретиться в наших физических телах: я — будучи где я сейчас, а вы в вашем доме, — это является материальным препятствием для меня. (2) Нам обоим встретиться в наших астральных формах, что потребует вашего выхода из физического тела, так же как и оставления мною моего. Духовное препятствие для этого существует с вашей стороны. (3) Возможность слышать мой голос внутри или вблизи вас. Это было бы возможным одним из двух способов: (a) если бы наши Старшие дали мне разрешение установить необходимые для этого условия, но это в настоящее время они отклоняют, или (b) вам слышать мой естественный голос без всякой психофизиологической tamasha, употреблённой с моей стороны (как мы часто делаем между собою). Но для того чтоб сделать это, не только нужно, чтоб духовные центры были ненормально раскрыты, но сам человек должен овладеть великою тайною, ещё не открытою наукой, — упразднения, так сказать, всех препятствий пространства; нейтрализовать на это время естественные препятствия посредствующих частиц воздуха и заставить волны ударять в ваше ухо отражёнными звуками или эхо. Об этом вы знаете сейчас настолько, чтоб отнестись к этому как ненаучной нелепости. Ваши физики, не усвоив до сих пор акустику в этом направлении далее нежели «совершенного» знания вибраций звучащих предметов и отражения посредством труб, могут насмешливо спросить: «Где же ваши бесконечно продолженные, резонирующие предметы, чтобы проводить через пространство вибрации голоса?» — Мы отвечаем — наши провода хотя и невидимы, но неразрушимы и гораздо более совершенны, нежели таковые современных физиков, у которых быстрота передачи механической силы по воздуху представлена скоростью в 1100 футов в секунду и не более — если я не ошибаюсь. — Но разве не могут быть люди, которые нашли более совершенные и скорые способы передачи, будучи несколько лучше ознакомлены с оккультными силами воздуха (akasa) и, кроме того, имеющие более усовершенствованное суждение о звуке? Но это мы разберём позднее.

Есть ещё более значительное неудобство и почти непреодолимое препятствие сейчас, и такое, с которым я должен считаться, даже когда я только письменно сообщаюсь с вами, простая вещь, доступная каждому смертному, — это моя полная неспособность передать вам смысл моих объяснений хотя бы физических феноменов, оставляя в стороне духовно-разумные. Не впервые упоминаю об этом. Это равносильно тому, если бы ребёнок попросил меня преподать ему величайшие проблемы Евклида прежде, нежели он начал учить элементарные правила арифметики. И только прогресс, который делает человек в изучении Тайной науки от её первоначальных основ, приводит его постепенно к пониманию нашей мысли. И только таким образом, а не иначе, укрепляя и утончая, усовершенствуя эти таинственные связи симпатии между разумными людьми — временно разобщёнными частицами мировой и космической Души, — приближаются они к полному соотношению. Раз это установлено, тогда только эти пробуждённые симпатии действительно послужат на соединение ЧЕЛОВЕКА с тем, что за недостатком европейского научного слова, которое могло бы передать мысль, я опять принуждён описать как ту динамическую цепь, которая связывает материальный мир с нематериальным Космосом — Прошедшее, Настоящее и Будущее — и настолько ускоряет его проникновение, чтоб ясно схватывать не только всё материальное, но также и от Духа. Я даже чувствую раздражение, употребляя эти три грубых слова: прошедшее, настоящее и будущее! Жалкие представления объективных фаз Субъективного Целого — они так же мало применимы к смыслу, как топор к тонкой резьбе. О мой бедный, разочарованный друг, в том, что вы уже так продвинулись на ПУТИ, что эта простая передача мыслей не будет затруднена условиями материи; объединение вашего ума с Нашими препятствуемо его врождёнными неспособностями. Такова, по несчастью, наследственная и самоприобретённая грубость, тяжесть западного ума. И так мощно самые слова, выражающие современные мысли, развились по линии практического материализма, что почти невозможно им понять нас или нам объяснить им что-либо касаемое этой тончайшей, идеальной механики оккультного Космоса.

Как могу научить вас читать или писать или даже понять язык, ощутимый алфавит которого или слова, доступные вашему уху, не были ещё изобретены! Как могли бы феномены нашей современной электрической науки быть объяснены, скажем, греческому философу дней Птолемея, если бы он внезапно был возвращён к жизни — с тем же несоединимым hiatus в исследовании, который существовал бы между его и нашим веком? Не были ли бы для него самые технические термины невнятным жаргоном, абракадаброй ничего не значащих звуков? — а самые инструменты и употребляемые аппараты чудовищными уродствами «чудес»? Предположите на одну секунду, что я стал бы вам описывать оттенки тех цветных лучей, которые находятся за так называемым «видимым спектром», —лучей, невидимых для всех, за исключением очень немногих, даже среди нас; объяснять, как можем мы зафиксировать в пространстве один из этих так называемых субъективных или случайных цветов, комплимент (говоря математически), более того, всякого другого данного цвета дихроматического предмета (одно это звучит нелепостью), думаете ли вы, что вы смогли бы понять их оптическое воздействие или даже просто что я предполагаю под этим?

А так как вы не видите подобных лучей, и не можете знать их, и не имеете для них научного названия,то, если бы я сказал — пожалуйста, не удаляясь от вашего письменного стола, постарайтесь, отыщите и произведите перед вашими глазами весь солнечный спектр, разложенный на четырнадцать призматических цветов (семь из них комплименты), ибо лишь с помощью этого оккультного света вы можете видеть меня на расстоянии, как я вижу вас... как вы думаете — каков был бы ваш ответ? Не достаточно ли вероятно, что вы возразили бы мне: — так как никогда не было более семи призматических цветов, моё предложение так же ненаучно, как и нелепо? Прибавив, что моё предложение искать воображаемый солнечный «комплимент», не будучи комплиментом вашему знанию физической науки, мне, может быть, лучше отправиться искать мой мифический «dichromatic» и солнечные «сочетания» в Тибете, ибо современная наука до сих пор была бессильна подвести под какую-либо теорию даже такой простой феномен, как цвета всех подобных дихроматических тел. Тем не менее, поистине, эти цвета достаточно объективны.

Итак, вы видите непреодолимые трудности на пути достижения не только абсолютного, но даже первоначального знания в Оккультной Науке для человека в вашем положении. Каким образом могли бы вы быть поняты, — приказывать, in fact, — теми полуразумными Силами, способы сообщения которых с нами не посредством сказуемых слов, но через звук и цвет в соотношениях между вибрациями этих последних? Ибо звук, свет и цвета — главные факторы, образующие степени сознания этих существ, о самом бытии которых вы не имеете представления и в которых вам не разрешается верить. Атеисты, Христиане, материалисты и Спиритуалисты, все выставляют свои непосредственные возражения против подобного верования. Наука возражает сильнее, нежели все другие, на подобное «унизительное суеверие»!

Ибо они не могут одним прыжком через пограничные стены достичь вершин Вечности. Потому что мы не можем взять дикаря из центра Африки и заставить его сразу понять «Principia» Ньютона или «Социологию» Герберта Спенсера; или же неграмотного ребёнка написать Новую Илиаду на архаическом Греческом языке; или же обыкновенного живописца написать сцены на Сатурне или набросать обитателей Арктура, — по причине всего этого самоё наше существование отрицается! Да, — по этой причине верующие в нас объявлены обманщиками и сумасшедшими, и самая наука, которая ведёт к высочайшему пределу высочайшего Знания, к истинному вкушению Древа Жизни и Мудрости, — осмеяна, как дикий полёт Фантазии!

Не забудьте то, что я однажды написал вам о тех, кто вовлекает себя в изучение оккультных наук: тот, кто это делает, «должен или достичь цели, или погибнуть. Раз, достаточно продвинувшись на пути к великому Знанию, сомневаться — значит рисковать сумасшествием; дойти до мёртвой точки — значит упасть; отступить — значит лететь вниз головой в пропасть». Не бойтесь, если вы искренни, как сейчас. Уверены ли вы в себе, что касается будущего?

Я надеюсь, что, по крайней мере, вы поймёте, что мы далеко не бессердечные, морально высохшие мумии, какими мы являемся в представлении некоторых людей. ...

Лёгкость наблюдений, обеспеченная некоторым из нас нашими условиями, конечно, даёт большую широту зрению и более выраженную и беспристрастную, также и более широко распространённую человечность... мы можем справедливо утверждать, что это дело магии очеловечить наши природы состраданием ко всему человеческому роду, как и ко всем существам, вместо того чтобы сосредоточивать и ограничивать наши расположения на одной избранной расе. ...

До тех пор, пока конечное освобождение не поглощает Ego, оно должно осознавать чистейшие симпатии, вызванные эстетическими воздействиями высокого Искусства; его наиболее нежные струны должны отвечать на призыв наиболее святых и благородных человеческих привязанностей. Конечно, чем ближе к освобождению, тем менее этому места, до тех пор, когда, чтобы увенчать всё — человеческие и чисто индивидуальные личные чувства, кровные узы, дружба, патриотизм и расовое предпочтение, — всё это исчезнет, чтобы слиться в одно общее чувство, единственное и святое, единое и вечное — Любовь — Огромную Любовь к человечеству — как одно Целое! Ибо человечество есть великая Сирота, единственная лишённая наследства на этой земле. И долг каждого человека, способного на лишённое эгоизма побуждение, сделать что-либо, и хотя бы даже самое малое, для Общего Блага.

      

 

VI 

(26–III–1881)

 

Мир — в значении индивидуальных существований — полон тех скрытых значений и глубоких целей, которые лежат в основе всех феноменов Вселенной и Оккультной Науки. Лишь разум, возвысившийся до сверхчувствующей мудрости, может доставить ключ, посредством которого раскрыть их интеллекту. Поверьте мне, наступает момент в жизни Адепта, когда все тягости, через которые он прошёл, вознаградятся тысячекратно. Чтоб приобрести дальнейшее знание, ему не нужно проходить путём детального и медленного процесса исследований и сравнений разнообразных предметов, но ему даётся мгновенное, безошибочное проникновение в каждую первоначальную истину. Пройдя стадию философии, которая утверждает, что все основные Истины возникли из слепого импульса, — это философия ваших Сенсационистов или Позитивистов; и, оставив далеко позади другой класс мыслителей — Интеллектуалистов или Скептиков, которые придерживаются того, что основные истины выводимы лишь из интеллекта и что мы сами являемся их единственными порождающими причинами, — Адепт видит и ощущает и живёт в самом источнике всех основных истин — «Мировой, Духовной Сущности Природы», SHIVA — Создатель, Разрушитель и Преобразователь.

Подобно тому как Спиритуалисты наших дней деградировали, унизили «дух», Индусы деградировали Природу своим Антропоморфическим представлением её. Лишь Природа может воплощать Дух беспредельного созерцания!

     

 

VII 

(8–VII–1881)

 

Адептам, т.е. воплощённым духам, воспрещается нашими мудрыми и непреступаемыми законами полностью подчинить себе другую, более слабую волю — волю свободорождённого человека. Последний способ действий есть наилюбимейший метод, к которому прибегают «Братья Тьмы», колдуны, элементарные призраки, и как редчайшее исключение употребляется Высочайшими Планетными Духами, теми, которые не могут более заблуждаться. Но это случается на земле лишь при основании каждого нового человеческого рода; при соединении и при заключении двух концов большого цикла. И они остаются с человеком не более необходимого времени для того, чтоб вечные Истины, которым они учат, могли бы настолько сильно запечатлеться на пластичном уме новых рас, чтоб уберечь их от возможности быть утраченными или преданными окончательному забвению в последующие века отдалённым потомством. Миссия планетного Духа лишь явить ОСНОВНОЙ ТОН ИСТИНЫ. И как только Он направил вибрацию эту для непрерывного следования своему течению, вдоль цепи этой расы и до конца цикла, — обитатели высочайших населённых сфер исчезают с поверхности нашей планеты до следующего «воскрешения во плоти». Вибрации Первичной Истины есть то, что ваши философы называют «врождёнными идеями».

На ваш вопрос, мог ли Планетный Дух быть человеком, я прежде всего скажу, что не может быть такого Планетного Духа, который не был бы когда-либо материальным или, что вы называете, человеком. Когда Наш великий Будда — Покровитель всех Адептов, преобразователь и учредитель законов оккультной системы — достиг сначала Нирваны на земле, он стал «Планетным Духом», — Его Дух, в одно и то же время, мог носиться в полном сознании в межзвёздном пространстве и находиться по желанию в его собственном физическом теле. Ибо божественное Я настолько совершенно освободилось от материи, что оно могло по желанию создавать себе внутреннего заместителя и оставлять его в человеческой оболочке днями, неделями, иногда годами, не повреждая, ни в каком смысле, этою заменою ни жизненный принцип, ни физический ум своего тела. К слову сказать, это есть высочайшая степень достижения Адепта, на которую человек может надеяться на нашей планете. Но это так же редко, как и сами Будды, — последний Khobiligan, который достиг этого, был Tsong-Ka-Pa из Коконора (XIV столетие), обновитель эзотерического, так же как и простонародного, Ламаизма. Многие «пробиваются через скорлупу яйца», но малочисленны те, кто, раз вне её, способны сознательно действовать своей Sharira Namastaka, совершенно выделенной из тела.

Сознательная жизнь в Духе так же трудна для некоторых натур, как плавание для некоторых тел. Хотя человеческое строение по своему объёму легче воды и каждый человек рождается с этою способностью, но так мало кто развивает в себе способность ступать по воде, что смерть от утопления наиболее частая случайность. Планетный Дух (подобный Будде) может по желанию переходить в другие тела — более или менее лучистой материи и населяющие другие области Вселенной. Существует много других состояний и степеней, но нет отдельного и вечно установленного класса Планетных Духов.

Вы правы; «каждый алмаз, каждый кристалл, каждое растение и звезда имеют свою индивидуальную душу, не говоря уже о человеке и животном» — и «существует иерархия душ от самых низких форм материи вверх до Мира духа». Но вы ошибаетесь, прибавляя к указанному утверждению, что «дух ушедших поддерживает непосредственные психические сообщения с душами, ещё связанными с телом», — они этого не делают. Взаимное положение обитаемых миров в Нашей Солнечной Системе уже одно исключало бы эту возможность. Ибо я надеюсь, что вы отказались от забавной идеи — естественный результат раннего Христианского воспитания, — что могут быть человеческие разумы, обитающие чисто духовные сферы? Вы тогда так же легко поймёте заблуждение христиан, которые собрались сжигать нематериальные души в материальном, физическом аду, как и ошибку более образованных спиритуалистов, которые убаюкивают себя мыслью, что кто-то другой, а не обитатели двух миров, непосредственно соединённых с нашим, могут сообщаться с ними. Как бы ни были бестелесны и очищены от грубой материи, всё же чистые Духи подвержены физическим и мировым законам материи. Они не могут, если бы даже они пожелали, заткать пропасть, которая разделяет их миры от нашего. Они могут быть посещаемы в духе, их дух не может спуститься и достичь нас. Они притягивают, но они не могут быть притягиваемы — их духовная полярность будет непреодолимым препятствием на пути.

Раз уже начато говорить об этом предмете — то постараюсь объяснить вам ещё яснее, в чём заключается вышеупомнутая невозможность общения. И, таким образом, вы получите ответ относительно Планетных Духов и о духах спиритических сеансов.

Цикл разумных существований начинается с высочайших миров или планет — термин «высочайший» означает здесь наиболее духовно совершенные. Эволюционируя из космической материи, которая есть Akasa — первичный, не вторичный пластический посредник, или же Эфир науки, инстинктивно подозреваемый, но недоказанный, как и многое остальное, — человек прежде всего эволюционирует из этой материи в её наиболее возвышенном состоянии, появляясь на пороге Вечности как совершенно лучистая — не Духовная Сущность — скажем, Планетный Дух. Он лишь одной чертой отделён от общей Духовной Мировой Субстанции — Anima Mundi греков — или от того, что человечество в своём духовном вырождении унизило до мифического, личного Бога. Следовательно, в этой стадии Дух-человек в лучшем случае есть действующая Сила, неизменная, потому не мыслящий Принцип (термин «неизменная» опять употреблён здесь, чтоб означить это состояние для настоящего времени, неизменяемость приложима здесь только ко внутреннему принципу, который претворится и растворится, как только крупица материи в нём начнёт свою цикловую работу Эволюции и превращений). В его последующих нисхождениях и пропорционально увеличению материи он будет более и более выявлять свою деятельность.

Теперь — скопление звёзд миров (включая нашу планету), населённых разумными существами, может быть уподоблено орбите или, скорее, эпициклоиду, образуемому из колец наподобие цепи — миров, сцепленных между собою, сумма которых представляет воображаемое бесконечное кольцо или круг. Прогресс человека через весь этот круг, от его начальной и до конечной точки, встречающихся в высочайшей точке окружности, есть то, что мы называем Maha Yuga или Великий Цикл, Kuklos, голова которого теряется в венце Абсолютного Духа, нижняя же точка окружности находится в абсолютной материи — точке прекращения деятельности активного принципа. Если, употребляя более знакомое определение, мы назовём Великий Цикл — Макрокосмосом, а его составные части, или связанные между собою звёздные миры, микрокосмосами, то смысл, придаваемый оккультистами, представляя каждый из последних как совершенную копию первого, становится очевидным. Большой является Прототипом меньших циклов: и, как таковой, каждый звёздный мир будет иметь в свою очередь свой цикл эволюции, который начинает с более чистого и кончает более плотной, или материальной, природою. По мере их нисхождения, каждый мир является более и более теневым, становясь у противоположной точки абсолютной материей. Движимый непреодолимым цикловым импульсом, Планетный Дух должен спуститься прежде, чем он сможет снова подняться. В своём пути он должен пройти всю лестницу Эволюции, не пропуская ни одной ступени, останавливаясь на каждом звёздном мире, как бы на станциях; и, кроме неизбежного цикла нашего и каждого соответствующего звёздного мира, он должен выполнить на них так же свой собственный «цикл жизни» — возвращаясь и воплощаясь столько раз, сколько раз он был неуспешен в завершении здесь круга своих жизней, ибо он умирает, не достигнув века Разума. После круговращения, так сказать, по дуге цикла, вращаясь вне и внутри его (ежедневное и годовое вращение земли недурная иллюстрация), когда Дух-человек достигает нашей планеты, которая является одной из нижайших, потеряв на каждой остановке часть эфирной и приобретая усиление материальной природы, дух и материя становятся приблизительно уравновешенными в нём. Но тут ему нужно выполнить земной цикл: и подобно тому как в нисходящем процессе инволюции и эволюции материя всегда стремится заглушить дух, когда достигается низшая точка его странствований, то однажды чистый Планетный Дух сведён к тому, что наука соглашается называть примитивным или первобытным человеком, посреди такой же первобытной природы, говоря геологически, ибо физическая природа идёт в уровень с физиологическим, так же как и с духовным, человеком в своём цикловом беге. В этой точке великий Закон начинает свою работу отбора. Материя, найденная совершенно разобщённой с духом, отбрасывается в ещё более низшие миры — в шестые «ВРАТА», или «путь перерождения» растительного и минерального мира, также и примитивных животных форм. Отсюда материя, переработанная в лаборатории природы, поступает обратно, лишённая духа, к своему Первоначальному Источнику; в то время как Egos, очищенные от их отбросов, в состоянии ещё раз возобновить свой прогресс. Это здесь, следовательно, где отсталые Egos погибают миллионами. Это торжественный момент переживания наиболее приспособленного и уничтожение непригодных. Это только материя (или материальный человек), которая вынуждена своею же тяжестью опускаться до самого дна «цикла необходимости», чтоб принять там животную форму. Что же касается победителя этого бега через эти миры — Духовного Ego, оно будет подыматься от звезды к звезде, от одного мира к другому, вращаясь прогрессивно вверх, чтоб вновь стать тем же чистым Планетным Духом, затем ещё выше, чтоб наконец достичь первоначальной точки — и оттуда погрузиться в ТАЙНУ.

Никогда ни один из Адептов не проникал за покров первоначальной Космической материи. Высочайшее, наиболее совершенное видение ограничено миром форм и материи.

Но моё объяснение не заканчивается здесь. Вы желаете знать, почему предполагается чрезвычайно трудным, если и не совершенно невозможным, для чистых развоплощённых духов сообщаться с людьми через медиумов или Phantomosophy. Я отвечаю:

(a) вследствие антагонистических атмосфер, соответственно окружающих эти миры;

(b) вследствие полного различия физиологических и духовных условий и

(c) потому, что эта цепь миров, о которой я только что говорил вам, есть не только эпициклоидная, но и эллиптическая орбита существований, имеющая, как каждый эллипс, не один, но два фокуса, которые никогда не могут приблизиться один к другому. Человек у одного фокуса, чистый Дух у другого.

На это вы могли бы возразить, но Я ничем не могу помочь, ни изменить факта, но существует ещё гораздо более мощное препятствие. Подобно чёткам, составленным из чередующихся белых и чёрных бус, также и эта цепь миров составлена из миров ПРИЧИН и СЛЕДСТВИЙ, последние — непосредственный результат, произведённый первыми. Таким образом, становится очевидным, что каждая сфера причин (а наша земля есть одна из них) не только соприкасается и окружена, но в действительности отделена от её ближайшего соседа — высшей Сферы Причинности — непроницаемой атмосферой (в её духовном смысле) следствий, граничащих и даже соприкасающихся, но никогда не смешиваясь со следующей сферой, ибо одна активная, другая пассивная — мир причин позитивен, мир следствий негативен. Это пассивное сопротивление может быть преодолено лишь при условиях, о которых ваши самые учёные спиритуалисты не имеют ни малейшего представления. Всякое движение есть, так сказать, полярно. Очень трудно передать вам смысл того, что я подразумеваю здесь, но доведу до конца. Предусматриваю мою неудачу представить вам эти — для нас аксиомные — истины в какой-либо иной форме, нежели в простом логическом предположении, ибо эти истины доступны в абсолютном и ясном доказательстве их лишь для высочайших Ясновидцев. Но я дам вам пищу для мысли, если ничего другого. Промежуточные сферы, будучи лишь отброшенные тени миров Причин, негативируются последним, становятся негативными благодаря последнему. Они являются большими остановками, станциями, на которых пребывают долженствующие стать Самосознающими Egos — саморождённое потомство старых и развоплощённых Egos нашей планеты. Прежде, нежели новый феникс, возрождённый из пепла своего родителя, может подняться выше, к лучшему и более духовному и совершенному миру — всё же миру материальному, — он должен пройти через процесс как бы нового рождения. И как на нашей планете, где две трети детей мертворождённые или умирают в младенчестве, так и в нашем мире следствий. На земле это физиологические и умственные недостатки, грехи прародителей, которые сказываются на потомстве; в стране теней новое и ещё не сознательное Ego — утробный плод — становится справедливой жертвой прегрешений своего старого Я, карма которого — заслуга и проступок — одни лишь ткут его будущую судьбу. В этом мире мы находим лишь бессознательные самодействующие экс-человеческие машины, души, в их переходном состоянии, спящие способности и индивидуальность которых лежат как бабочка в своём коконе, — спиритуалисты же хотят, чтоб они говорили разумно! Захваченные иногда в водоворот ненормальных, «медиумистических» (токов) течений, они становятся бессознательным эхом мыслей и идей, кристаллизованных вокруг присутствующих. Каждый позитивный, хорошо направленный ум способен нейтрализовать подобные второстепенные, подчинённые следствия на сеансах. Мир ниже нашего ещё хуже. Первый, по крайней мере, безвреден, и более греховно беспокойство их, нежели их выявления: последний же, позволяя удерживать полное сознание, будучи во сто раз более материальным, положительно опасен. Понятия об аде, чистилище, рае и воскрешении есть карикатурное, искажённое эхо единой Истины, преподанной человечеству в младенчестве его рас каждым Первым Вестником — Планетным Духом, упомянутым ранее и воспоминание о котором оставалось в памяти человека как Elu — Халдеев, Osiris — Египтян, Vishnu, первые Будды и так далее.

Низший мир следствий есть сфера подобных искажённых мыслей, наиболее чувственных представлений и картин, антропоморфических божеств, порождений их творцов, чувственных человеческих умов людей, которые никогда не переросли своей животности на земле. Помня, что мысли вещественны и имеют упорство, связность и жизнь, что они настоящие сущности, — остальное станет понятным. Лишённый тела, создатель естественно притягивается к своему творению и порождениям, поглощённый ими, как бы Мальстромом, прорытым его собственными руками… Но я должен остановиться, ибо едва ли хватит томов, чтобы объяснить всё, что сказано в этом письме.

Что касается вашего удивления, что взгляды трёх мистиков «далеко не тождественны», — что же доказывает этот факт? Если бы они были наставлены развоплощёнными, чистыми и мудрыми Духами, даже теми, находящимися на высшем плане, на одну только ступень выше нашей земли, разве не были бы учения тождественны? На возникающий вопрос: «Не могут ли Духи, так же как и человечество, расходиться в идеях?» — Тогда их учения не будут более авторитетны, нежели учения смертных людей. — «Но они могут принадлежать к различным сферам?» — Но если в различных сферах предлагаются противоречивые доктрины, то эти доктрины не могут заключать Истину, ибо Истина — Едина и не может допустить противоположные взгляды. И чистые Духи, которые видят её, как она есть, совершенно лишённую покрова материи, — не могут заблуждаться. Теперь, если мы допустим, что различные аспекты или части Всей Истины видимы различным посредникам или разумным сущностям, каждая при различных условиях, так же как, например, разные части одного ландшафта раскрываются перед разными людьми на разных расстояниях, с разных точек зрения, — если мы допустим факт различных или разных посредников (Индивидуальные Братья, например), стремящихся развить Ego различных индивидуумов, не подчиняя совершенно волю их своей (так как это воспрещено), но пользующихся для этого их физическими, моральными и интеллектуальными особенностями; и если мы добавим к этому бесчисленные космические влияния, которые искажают и отклоняют все усилия закончить определённую задачу; если мы вспомним, кроме того, явную враждебность Братьев Тьмы, всегда на страже, чтоб смутить и отуманить мозг неофита, — я думаю, не будет трудно понять, как даже определённое духовное продвижение может, до некоторой степени, направить различных индивидуумов к кажущимся различным заключениям и теориям.

Если целыми поколениями мы «исключали мир от знания нашего Знания», то это лишь вследствие его абсолютной неподготовленности. И если, несмотря на данные доказательства, он всё ещё отказывается уступить очевидности, тогда мы в Конце этого Цикла ещё раз удалимся в уединение и в наше царство молчания… Мы предложили открыть первоначальную strata3 человеческого существования, его основную природу и обнажить чудесные сложности его внутреннего Я, нечто, никогда не доступное, не досягаемое физиологией или даже психологией, в его конечном выявлении, и доказать это научно. Их не касается, что эти раскопки так глубоки, скалы так круты и остры, что, погружаясь в этот для них бездонный океан, большая часть из нас погибает в этих опасных исследованиях, ибо мы были ныряющими и пионерами, а люди науки лишь жнут там, где мы сеяли. Это наша миссия нырять и приносить жемчужины Истины на поверхность, их же — очищать и оправлять их в научные драгоценности. И если они откажутся дотронуться до безобразной ракушки, настаивая, что в ней нет и не может быть драгоценной жемчужины, тогда мы ещё раз умоем руки от ответственности перед человечеством. Бесчисленные поколения строил Адепт Храм незыблемых скал, гигантскую Башню БЕСПРЕДЕЛЬНОЙ МЫСЛИ, где обитал Титан и будет, если это нужно, обитать один, выходя из неё лишь в конце каждого цикла пригласить избранных из человечества сотрудничать с ним и помочь ему просветить суеверного человека.
И мы будем продолжать эту периодическую работу; мы не позволим смутить нас в наших филантропических попытках до тех пор, пока основание нового мира мысли не будет построено так прочно, что никакое количество противодействия и невежественного лукавства, руководимое Братьями Тьмы, не сможет превозмочь.

Но до этого дня окончательного торжества кто-то должен быть принесён в жертву, хотя мы принимаем лишь добровольные.

     

 

VIII 

(6–VIII–1881)

 

Оккультная наука не есть наука, в которой тайны могут быть передаваемы сразу, посредством письменного или даже словесного сообщения. Если бы так, то всё, что «Братьям» следовало бы сделать, это напечатать руководство этого искусства, которое могло бы быть преподаваемо в школах наподобие грамматики. Это обычное заблуждение людей, что мы охотно окружаем себя и наши силы тайной, что мы желаем сохранить наше знание для себя и по своей воле отказываем «без причины и умышленно» передать его. Истина в том, что, пока неофит не достигнет необходимого условия для той степени озарения, на которую он способен и имеет право, большинство, если не все тайны, несообщаемы. Восприимчивость должна быть равной желанию наставить. Озарение должно прийти изнутри. До этого никакие hocus-pocus заклинаний или притворство приложений, никакие метафизические лекции или словопрения, ни возложенные на себя покаяния не могут дать этого. Всё это лишь средства к концу, всё же, что мы можем сделать, это направить применение этих средств, которые были найдены эмпирически — опытом веков, – чтобы вести к желанной цели. И это не было никакой тайной на протяжении тысячи лет. Пост, медитация, чистота мыслей, слова и поступков; молчание в течение известного периода времени, чтоб дать возможность самой природе говорить тому, кто приходит к ней за сведениями; овладение животными страстями и импульсами; полное отсутствие себялюбивых намерений, употребление некоторых курений и окуриваний для физиологических целей — всё это было опубликовано как средства со времён дней Платона и Ямблиха на Западе и в гораздо более ранние времена наших Индусских Риши. Каким образом это должно быть согласовано, чтоб ответить каждому индивидуальному темпераменту, это, конечно, дело его собственного опыта и бдительной заботы его Наставника или Гуру. Такова в действительности часть его дисциплинарного учения, и его Гуру, или Инициатор, может лишь помочь ему своим опытом и силою воли, но не может сделать больше до последнего и высшего посвящения. Я также придерживаюсь мнения, что лишь немногие кандидаты представляют себе степень неудобства — нет, страдания и вреда, которым подвергает себя так называемый Инициатор ради своего ученика. Особые физические, моральные и умственные условия неофитов, так же как и Адептов, очень разнятся, каждый легко поймёт это. Таким образом, в каждом случае Наставник должен приспособлять свои условия к ученику, и напряжение ужасно, ибо, чтоб достичь успеха, мы должны привести себя в полное соотношение с субъектом, находящимся под руководством. И чем выше силы Адепта, тем менее соответствия у него с природою профанов, часто приходящих к нему насыщенными эманациями внешнего мира, этими животными эманациями себялюбивой, грубой толпы, которых мы так опасаемся. Чем дольше был он отделён от этого мира и чем чище стал он сам, тем тягостнее возложенный на себя труд.

Итак — знание может быть сообщаемо лишь постепенно. Некоторые из высочайших тайн, — если бы в действительности формулированные, даже на ваше хорошо подготовленное ухо, — могут звучать как безумная тарабарщина, несмотря на всю искренность вашего настоящего уверения, что «абсолютное доверие пренебрегает недоразумением». Вот истинная причина нашего умалчивания. Вот почему люди так часто жалуются, имея кажущееся основание, что им не даётся новое знание, хотя они трудились для этого два-три года или более. Пусть те, которые действительно желают знать, бросят всё и приходят к нам, вместо того чтобы просить и ожидать, чтоб мы пришли к ним. Дать человеку больше знания, нежели он сейчас способен принять, очень опасный опыт; кроме того, ещё другие соображения удерживают меня. Внезапное сообщение фактов, так превосходящих обычные, во многих случаях губительно не только для неофита, но и для тех, кто непосредственно около него. Это подобно передаче адской машины или заряженного револьвера с взведённым курком в руки того, кто никогда не видел подобной вещи. Наш случай в точности аналогичен. Мы чувствуем, что время приближается и что мы должны избрать между торжеством Истины и царством Заблуждения и — Ужаса. Мы должны допустить немногих избранных к великой Тайне или предоставить гнусным Shammars увлечь лучшие Европейские умы в наиболее безумные и губительные предрассудки — Спиритуализм; и мы чувствуем, как будто мы передаём целый груз динамита в руки тех, которых мы стремимся видеть защищающими себя против Братьев Тьмы. Итак, имея передать миру одною рукой крайне нужное и опасное оружие, а другой удержать от Shammars (разрушение, произведённое ими, уже огромно), не думаете ли вы, что мы имеем право останавливаться, выжидать и чувствовать необходимость осторожности как никогда раньше? Чтоб суммировать — злоупотребление ученика знанием всегда отзывается на Инициаторе; также, думаю я, не знаете вы ещё и того, что, разделяя тайны с другим, Адепт неизменным Законом отсрочивает свой собственный прогресс к Вечному Покою. Может быть, то, что я сказал вам сейчас, поможет вам в более истинном понимании вещей и лучше оценить наше взаимное положение. Шатание на пути не приводит к быстрому окончанию пути. Вас должно поразить как труизм, что цена должна быть заплачена за всё и каждая истина оплачивается кем-то, — в этом случае МЫ платим. Не бойтесь — я готов заплатить мою долю, и так я сказал тем, кто поставил мне этот вопрос. Запомните, что я сказал в моём последнем письме о Планетных Духах. Tchang-chub (Адепт, который силою своего знания и озарения души освобождается от проклятия БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО перевоплощения) — может, согласно своей воле и желанию, вместо того чтобы воплотиться лишь после телесной смерти, совершать это повторно в течение своей жизни, если он изберёт это.

       

 

IX 

(1882)

 

Не рождалось ли у вас предположение, что Мировой Разум, как и конечный человеческий ум, может иметь два признака, или двойственную мощь, — один произвольный и сознательный, другой непроизвольный и бессознательный, или механическая сила. Чтобы согласовать трудность многих теистических и антитеистических предположений, обе эти силы суть философская необходимость. Возможность первого, или произвольного и сознательного, признака по отношению к Бесконечному Разуму, несмотря на утверждение всех Ego во всём существующем мире, навсегда останется лишь гипотезой, тогда как в конечном разуме это есть научный факт. Высочайший Планетный Дух так же невежественен относительно первого, как и мы, и гипотеза эта останется таковой даже в Нирване — это просто выводимая возможность как там, так и здесь.

Возьмите человеческий ум в связи с телом. Человек имеет два различных физических мозга: cerebrum (головной мозг) с его двумя полушариями в передней части головы — источник волевых нервов; и cerebellum (мозжечок), помещающийся у задней стороны черепа, — фонтан непроизвольных нервов, являющихся посредниками бессознательных, или механических, сил ума для действий. И как бы ни был слаб и неуверен контроль человека над его непроизвольными выявлениями, подобными кровообращению, сердцебиению, дыханию в особенности, во время сна, тем не менее насколько могущественнее и насколько потенциальнее проявляется человек, как владыка и повелитель слепого молекулярного движения — законы, которые управляют его телом (доказательства этого выявлены феноменальными силами Адепта и даже простого Йога), — нежели то, что вы назовёте Богом, проявляется над неизменными законами Природы. В противоположность конечному, «бесконечный разум», который мы именуем так лишь условно, ибо мы называем его бесконечной СИЛОЙ, проявляет лишь функции своего cerebellum, существование его предполагаемого cerebrum’а допускается, как выше сказано, лишь гипотезой, выводимой из Каббалистической теории (правильной во всех других отношениях), что Макрокосм есть прототип Микрокосма. Насколько мы знаем (подтверждение этого современной наукой принимается мало в расчёт) и насколько Высшие Планетные Духи подтвердили это (которые, запомните хорошенько, находятся в таком же отношении к транскосмическому миру, проникая за первичный покров материи, как и мы, переходя за покров этого нашего грубого физического мира), бесконечный разум являет им, так же как и нам, не более нежели точное и бессознательное биение вечного и общего пульса Природы на протяжении мириад миров в пределах, так же как и вне первичного покрова нашей солнечной системы.

Столько — МЫ ЗНАЕМ. В пределах и до крайних границ, до самого крайнего предела космического покрова, мы знаем достоверность этого факта, благодаря личным опытам. Что касается сведений, собранных о том, что делается за этими (пределами), мы обязаны ими Планетным Духам и нашему Благословенному Владыке Будде. Конечно, это может быть рассматриваемо как сведение, идущее из вторых рук. Есть такие, которые скорее предпочтут считать даже планетных богов «заблуждающимися», бесплотными философами, если и не настоящими лжецами, нежели допустить очевидность факта. Пусть будет так. «Каждый человек властелин своей мудрости», — гласит Тибетская пословица, — и он свободен почитать либо унизить своего раба. Тем не менее я буду продолжать для пользы тех, которые всё же смогут схватить мои объяснения проблемы и понять её разрешение.

Особая способность непроизвольной мощи Бесконечного Разума (которого никто и никогда не подумал бы назвать Богом) — вечно вливать субъективную материю в объективные атомы (вы должны запомнить, что эти два прилагательных употреблены лишь в относительном смысле), или космическую материю, для того чтобы развиться впоследствии в формы. И это та же самая непроизвольная, механическая сила, которую мы видим такою напряжённо-деятельною во всех определённых законах природы — которая управляет и контролирует то, что называется Вселенной или Космосом. Есть несколько современных философов, которые доказали бы существование Творца из движения. Мы говорим и утверждаем, что это движение — вечное мировое движение, которое никогда не прекращается, никогда не замедляется и не увеличивает свою скорость, даже во время перерывов между pralayas, или «ночами Брамы», но продолжается подобно мельнице, приведённой в движение, несмотря на то, есть ли что молоть или нет (так как pralaya означает временную потерю всякой формы, но ни в каком случае не уничтожение космической материи, которая вечна), — мы говорим, что это непрестанное движение и есть единое, вечное и несозданное Божество, которое мы в состоянии признать. Рассматривать Бога как разумного духа и в то же время признать его абсолютную нематериальность — значит представить себе бессмыслицу, абсолютную пустоту. Рассматривать Бога как Существо, как Ego и укрыть его разум под спудом, по каким-то таинственным причинам, есть самая законченная нелепость; наградить его разумом перед лицом слепого, грубого Зла —значит делать из него врага — коварного Бога. Существо, хотя бы и гигантское, наполняющее пространство и имеющее длину, ширину и плотность, конечно, Божество Моисеева закона. «Небытие» и простой принцип приводит вас непосредственно к Буддийскому атеизму, или Ведическому примитивному Акосмизму. Что лежит по ту сторону и вне миров форм и существ, в мирах и сферах, в их наиболее одухотворённых состояниях (может быть, вы сделаете одолжение нам, сказав, где это по ту сторону может быть, когда вся Вселенная бесконечна и беспредельна!), совершенно бесполезно для кого бы то ни было искать, раз даже Планетные Духи не имеют ни знания, ни ощущения того. Если наши величайшие Адепты и Бодхисаттвы сами никогда не проникали за нашу солнечную систему (эта мысль, кажется, замечательно отвечает вашей предвзятой теистической теории) — тем не менее они знают о существовании других подобных солнечных систем с такой же математической точностью, как и любой западный астроном знает о существовании невидимых звёзд, к которым он никогда не может приблизиться или исследовать их. Но о том, что лежит в пределах миров и систем не в транс-бесконечности (забавное выражение), но скорее в cis-бесконечности, в состоянии чистейшей и непредставляемой нематериальности, никто никогда не знал и не будет в состоянии сказать, следовательно, это есть нечто несуществующее для мира. Вы свободны поместить в эту вечную Пустоту разумные или произвольные силы вашего Божества, если только вы можете представить себе нечто подобное.

А пока мы можем сказать, что движение управляет законами природы; и что оно управляет ими как механический импульс, данный текущей воде, который будет двигать её вдоль правильной линии или же вдоль сотен боковых борозд, которые ей случится встретить на её пути, безразлично, будут ли эти борозды естественные углубления или же каналы, искусственно приготовленные рукою человека. И мы утверждаем, что где только есть жизнь и бытие, и в какой бы то ни было высоко одухотворённой форме, там нет места для морального управления, ещё менее для морального Правителя — Существа, которое, в то же самое время, лишено формы и не занимает пространства! Воистину, если Свет сиял во тьме и тьма не знала его, это потому, что таков естественный закон, но насколько яснее и полно смысла для того, кто знает сказать, что свет ещё менее может понять тьму и никогда не может узнать её, ибо, проникая во тьму, свет убивает её, уничтожает мгновенно. Чистый и всё же имеющий волю Дух есть абсурд для произвольного ума. Следствие организма не может существовать независимо от организованного мозга, а организованный мозг, созданный из nihil (ничто), ещё большее заблуждение. Если вы спросите меня: «Откуда тогда неизменные законы? — законы не могут создать себя?» — тогда в свою очередь я спрошу вас — откуда их предполагаемый Создатель? — Создатель не может создать или сделать себя. Если мозг не создал сам себя, ибо это будет утверждением, что мозг действовал ранее своего существования; как может разум, проявление организованного мозга, действовать ранее возникновения своего творца?

Всё это напоминает спор из-за Старшинства. Если наши доктрины слишком расходятся с вашими теориями, тогда мы лучше откажемся от этой темы и будем говорить о чём-либо другом. Изучите законы и доктрины Непалийских Svabbhavikas, главной Буддийской философской школы в Индии, и вы найдёте их наиболее учёными, так же как и наиболее научно-логическими спорщиками в мире. Их пластичная, невидимая, вечная, бессознательная Svabbhavat есть Сила или Движение, вечно порождающее своё электричество, которое есть жизнь.

Да, существует сила, такая же беспредельная, как и мысль, такая же мощная, как безграничная воля, такая же проникающая, как субстанция жизни, и так невообразимо ужасная в своей разрывной силе, что если бы она была употреблена как рычаг, она могла бы потрясти мир до самого центра, но эта Сила не Бог, раз существуют люди, которые изучили тайну подчинения этой силы своей воле, когда это необходимо. Оглянитесь вокруг себя и посмотрите на мириады проявлений жизни, так бесконечно многообразных; в жизни, в движении и изменяемости. Что причиною этому? Из какого неисчерпаемого источника произошли они, каким посредством? Из невидимого и субъективного они вошли в нашу маленькую плоскость видимого и объективного.

Дети Akasa, конкретные эволюции из эфира, сила выявила их к познаваемости, и Сила со временем уберёт их из поля зрения человека. Почему это растение в вашем саду произросло в таком виде, а другое, налево от него, в совершенно ином? Не есть ли это следствия различных действий Силы — несхожие сочетания? Если бы существовало совершенное однообразие проявлений во всём мире, мы имели бы полное тождество форм, цвета, видов и свойств во всех царствах природы. Бесконечное разнообразие, которое преобладает, обязано движению с проистекающими от него столкновениями, нейтрализацией, равновесием и сочетанием. Вы говорите о разумном и добром (качество выбрано довольно неудачно) Отце, моральном руководителе и правителе мира и человека. Некоторое условие вещей существует вокруг нас, которое мы называем нормальным. В этих пределах ничто не может случиться, что превысило бы наш ежедневный опыт «Божественных, неизменных законов». Но предположим, что мы изменим это условие, без которого волос не упадёт с вашей головы, как говорят вам на Западе, и используем его лучше. Струя воздуха доносится до меня с озера, вблизи которого Я пишу сейчас это письмо наполовину замёрзшими пальцами — посредством некоторых комбинаций, электрических, магнетических, одических или других воздействий. Я изменяю течение воздуха, благодаря которому немеют мои пальцы, в более тёплый ветер; Я воспрепятствовал намерению Всемогущего и развенчал его по своей воле! Я могу это сделать; или, когда я не хочу, чтоб Природа производила странные и чересчур заметные феномены, я заставляю моё, природу видящее и на природу влияющее, Я, внутри меня, внезапно просыпаться к новым познавательным ощущениям и таким образом становлюсь своим собственным Создателем и Повелителем.

Неужели вы думаете, что вы правы, говоря, что «Законы возникают». Неизменные законы не могут возникать, раз они вечные и не созданные, движущиеся в Вечности, и сам Бог, если бы он существовал, не имел бы силы остановить их. И когда сказал Я, что эти законы были случайными per se4? Я предполагал их слепые сочетания, никогда самые законы или, вернее, закон — ибо мы признаём лишь единый закон во Вселенной, закон гармонии, совершенного РАВНОВЕСИЯ. Я совершенно не протестую, как вы это думаете, против вашего теизма и веры в какой-либо абстрактный идеал, но я не могу не спросить вас, как вы знаете или можете знать, что ваш Бог всемудр, всемогущ и полон любви, когда всё в природе, физической и моральной, доказывает, что если подобное существо существует, то всё в нём противоречит тому, что вы говорите о нём? Странное заблуждение, которое видимо одолевает самый ваш разум!

Трудность объяснения факта, что «неразумные Силы могут произвести высокоразумные существа, как мы сами», покрывается вечным прогрессом циклов и процессом эволюции, в вечном движении совершенствующей свою работу. Не веря в циклы, совершенно лишнее для вас изучение того, что создаст лишь новый претекст для опровержения этой теории и рассуждений ad infinitum5. Так же совершенно неповинен я в ереси, в которой я обвинён, по отношению к духу и материи. Представление материи и духа как совершенно отличных и обоих вечных, конечно, никогда не могло быть в моей голове, как бы мало я ни знал о них, ибо это одна из элементарных и фундаментальных доктрин Оккультизма, что двое есть одно и отличны лишь в их относительных проявлениях и только в ограниченном познавании чувственного мира. Итак, будучи далеко не «лишёнными философской широты», доктрины наши показывают лишь единый принцип в природе — дух-материя или материя-дух, третий ультимативный Абсолют или квинтэссенция обоих, если только мне разрешат употребить такой ложный термин в настоящем приложении, — который теряется перед духовным прозрением даже «Богов» или Планетных Духов. Этот третий принцип, говорят философы Веданты, есть единственная реальность, всё остальное лишь Майя, ибо ни одно из Протею подобных проявлений духа и материи, или Purusha и Prakriti, не рассматривалось когда-либо в другом свете, как временное заблуждение чувств. В книге «Kiu-te» Дух назван неультимативной сублимацией материи, а материя кристаллизацией духа. Нельзя дать лучшей иллюстрации, нежели в простейшем феномене льда, воды и пара и конечном рассеянии последнего, — феномен этот, в обратной последовательности проявления, называется Духом, падающим в зарождение или материю. Эта троица, превращающаяся в Единство, — доктрина такая же древняя, как мир мысли, — была заимствована некоторыми ранними христианами, которые слышали о ней в Александрийских школах и превратили её в Отца, или зарождающего духа, Сына или материю, — человека, и в Святого Духа, нематериальную сущность или в вершину равностороннего треугольника, — идея, находимая и по сей день в пирамидах Египта. Итак, ещё раз доказано, что вы совершенно не понимаете смысл, когда, ради сокращения, я употребляю фразеологию, обычную для западников. Но в свою очередь я должен заметить, что ваше представление, будто материя есть лишь временная аллотропическая форма духа, отличающаяся от него как уголь от алмаза, настолько же антифилософское, как и ненаучное с точки зрения Востока и Запада; уголь, будучи лишь вид остатка материи, тогда как материя per se неразрушима и, как я утверждаю, единосущна с духом — тем духом, который мы знаем и можем представить. Лишённый Пракрити, Пуруша (Дух) не может проявляться, следовательно, перестаёт существовать, становится nihil. Без духа или Силы даже то, что наука именует как «неорганическую материю», так называемые минеральные ингредиенты, которые питают растения, никогда не могли бы быть вызваны в формы. Есть момент в существовании каждой молекулы и атома материи, когда по той или иной причине последняя искра духа, или движения, или жизни (называйте это как хотите) извлекается, и в тот же момент с быстротою, превышающей молниеносное сверкание мысли, атом или молекула или совокупность молекул уничтожаются, чтоб вернуться в первичную чистоту интракосмической материи. Они притягиваются к своему источнику со скоростью шарика ртути к его центральной массе. Материя, сила и движение суть троица физической объективной природы, так же как и троичное единство духа-материи — принадлежит духовной и субъективной природе. Движение вечно, ибо дух вечен. Но никакое движение не может быть представлено вне его соотношения с материей.

Вернёмся к вашей изумительной гипотезе, что Зло, с сопровождающей его свитой преступлений и страданий, не есть следствие материи, но может быть, случайно, мудрая схема морального правителя мира. Хотя подобная идея допустима для вас, воспитанного на губительном заблуждении Христианства — «Пути Господни неисповедимы», — для меня она совершенно невообразима. Должен ли я снова повторить, что лучшие Адепты исследовали Мир в продолжение тысячелетий и нигде не нашли и следа такого Маккиавелистического Изобретателя, но лишь повсюду тот же неизменный, неумолимый закон. Потому вы должны извинить меня, если я положительно отказываюсь терять время на такие детские рассуждения. Не «пути Господни», но скорее пути некоторых людей, очень умных во всём, за исключением одной слабости, непонятны мне.

Я говорю вам откровенно, вы не способны учиться, ибо ум ваш слишком наполнен и нет ни одного свободного угла, откуда первоначальный жилец его не вылез бы и не начал выгонять нового пришельца. Потому я не исчезаю, но даю вам время поразмыслить и сделать вывод, а главное, хорошо усвоить данное вам ранее, прежде нежели вы ухватите что-либо другое.

Мир силы есть мир Оккультизма и единственный, куда высочайшие Адепты погружаются для исследования тайн бытия. Следовательно, никто, кроме этих посвящённых, не может знать что-либо об этих тайнах. Руководимый своим Гуру (Учителем) — ученик прежде всего открывает этот мир, затем его законы, затем их центробежную эволюцию в мир материи. Чтоб сделаться совершенным Адептом, берёт долгие годы, но наконец он делается властелином. Скрытое становится явным, тайна и чудо исчезли навсегда. Он видит, как направить силу в том или другом направлении, чтоб произвести желательные следствия. Тайные, химические, электрические или одические свойства растений, трав, кореньев, минералов, животной ткани так же обыкновенны для него, как перья ваших птиц для вас. Ни одно изменение в эфирных вибрациях не может ускользнуть от него. Он прикладывает своё знание и являет чудо! И он, который начал, отвергая всякую мысль о возможности чуда, тотчас же причислен к чудотворцам и либо почитаем глупцами как полубог, либо отвергаем ещё большими глупцами как шарлатан! Чтоб показать вам, какова точность такой науки, как оккультизм, дайте мне сказать вам, что способы, которыми мы пользуемся, все изложены для нас до мельчайших подробностей в своде уложений, в кодексе, столь же старом, как и человечество, но каждый из нас должен начать с начала, а не с конца. Наши законы так же неизменны, как и законы Природы, и они были известны человеку и вечности прежде, нежели надменный боевой петух — современная наука — вылупился из яйца. Если я не дал вам modus operandi6 или не начал с ложного конца, по крайней мере я показал вам, что мы строим нашу философию на опыте и выводе.

Учите прежде всего наши законы и воспитывайте ваши чувствования. Овладевайте вашими непроизвольными силами и развивайте в правильном направлении вашу волю, и вы сделаетесь Учителем из ученика. Я не откажу дать то, на что я имею право.

     

 

Письмо Старшего Махатмы

 

Два фактора должны быть приняты во внимание — (a) определённый период и (b) определённая скорость развития, точно согласованная с ним. Хотя период Mahayuga почти невыразимо длинен, всё же он является определённым сроком, и в течение этого времени должен быть завершён весь порядок развития или, выражаясь оккультной фразеологией, — погружение духа в материю и его возвращение для нового восхождения. Цепь бус и каждая буса мир — иллюстрация, уже знакомая вам. Вы уже задумывались над жизненным импульсом, начинающимся с каждой Manvantara для развития первого из этих миров, чтоб усовершенствовать его и населить последовательно всеми воздушными формами жизни; совершив на этом первом мире семь циклов, или смен развития в каждом из царств, как вы уже знаете, проходит далее вниз по дуге, чтоб подобным же образом развить следующий мир в цепи, усовершенствовать его и оставить; затем следующий и опять следующий и т.д. до тех пор, пока семикратное круговое обращение эволюций миров вдоль цепи не будет пройдено и Mahayuga закончена. Тогда снова хаос — Pralaya. Так как этот жизненный импульс (на седьмом и последнем малом круге от планеты к планете) передвигается вперёд, он оставляет после себя умирающие и — очень скоро — «мёртвые планеты».

Когда человек последнего седьмого малого круга переходит к последующему миру, предыдущий мир со всей его минеральной, растительной и животной жизнью (за исключением человека) начинает постепенно вымирать и с исчезновением последней animalcula7 потухает — малая или частичная Pralaya. Когда же Дух-человек достигает последней бусы в цепи и переходит в конечную Нирвану, этот последний мир тоже исчезает, или переходит в субъективность. Таким образом среди млечного пути звёзд рождение и смерть миров вечно следуют одно за другим, правильною чередою в торжественном шествии Закона Природы. И — как уже сказано — последняя буса нанизана на нити «Mahayuga».

Когда последний цикл, несущий человека, закончится на последней плодородной земле и человечество достигнет в массе степени Будды и перейдёт из объективного бытия в тайну Нирваны — тогда «пробьёт час»; видимое становится невидимым, конкретное возвращается к своему до-Цикловому состоянию атомистического распределения.

Но мёртвые миры, оставленные позади несущимся вперёд жизненным импульсом, не продолжают оставаться мёртвыми. Движение есть вечный закон всего сущего, и сродство, или притяжение, является его сотрудником во всех проявлениях. Трепет жизни снова соединит атомы и начнёт проявляться на инертной планете, когда наступит срок. Хотя все её силы остались statu quo8 как бы спящими, но мало-помалу, когда час вновь пробьёт, — она соберёт нужное для нового цикла человеческого проявления и даст рождение более высокому типу в моральном и физическом отношении, нежели в предшествовавшей Manvantara. И её космические атомы, уже в дифференцированном состоянии (дифференцирующие в проявлениях силы, в механическом смысле движений и следствий), остаются statu quo, так же как и планеты и всё остальное в процессе образования. Так как развитие планет так же прогрессирует, как и человеческая или расовая эволюция, то час наступления Pralaya захватывает серии миров в последовательных стадиях эволюции; — каждый достиг известного периода эволюционного развития, каждый останавливается здесь до тех пор, пока внешний импульс следующей Manvantar’ы не сдвинет его с этой точки, подобно вновь заведённому хронометру. Вот почему я употребил выражение в «дифференцированном состоянии».

При наступлении Pralaya ни человек, ни животное, ни даже растительная сущность не будут жить, чтоб быть свидетелями её, но будут земли или планеты с их минеральными царствами. И все эти планеты будут физически разложены в Pralaya, но не уничтожены, ибо они имеют свои места в порядке эволюции и их «особенности»; вновь проявляясь из субъективности, они найдут определённую точку, с которой они должны начать двигаться вокруг цепи «проявленных форм». И это, как мы знаем, продолжается бесконечно в ВЕЧНОСТИ. Каждый из нас прошёл этот непрекращающийся круг и будет повторять его вечно. Каждое отклонение с пути и скорость прогресса от Нирваны к Нирване управляется причинами, которые человек сам порождает из обстоятельств, в которых он находит себя запутанным.

Эта картина вечного движения может устрашать ум, привыкший мечтать о существовании бесконечного покоя. Но их представление не поддерживается аналогиями в природе, ни данными вашей науки. Мы знаем, что периоды деятельности и покоя следуют один за другим во всех проявлениях природы, от Макрокосмоса с его Солнечными системами до человека и его планеты — земли, которая имеет свои периоды деятельности, сменяющиеся сном. Одним словом, вся природа так же, как и порождённые ею живые формы, имеет своё время отдыха (или обратного накопления сил). Так же и духовная индивидуальность, Монада, которая начинает своё нисходящее и восходящее цикловое вращение. Промежуточные периоды, между каждым большим Манвантарным «Кругом», пропорционально продолжительны, чтоб вознаградить за тысячи существований, пройденных на различных планетах. Время, данное между каждым новым «рождением расы» или малыми кругами, как вы называете это, достаточно длительно, чтоб в этот промежуток времени, проведённый в сознательном блаженстве, после возрождения Ego, вознаградить любую жизнь, полную страданий и борьбы.

Представить себе вечность блаженства или страдания и вознаградить этим за действия, предполагаемые достойными или недостойными, существо, которое прожило столетие или хотя бы даже тысячелетие в теле, может быть предложено лишь тем, кто никогда ещё не осознавал страшное значение слова «Вечность» и не задумывался над законом совершенной справедливости и равновесия, который охватывает всю природу. Дальнейшие сведения могут быть даны вам, которые докажут, как точно явлена справедливость не только в отношении человека, но и к подчинённым ему существам, и бросят некоторый свет, я надеюсь, на мучительный вопрос добра и зла.

Посмотрим, что говорит ваша наука об этнографии и других предметах. Самые последние заключения, к которым, по-видимому, подошли ваши западные мудрецы, излагая вкратце, суть следующие.

1. Наиболее ранние следы человека, которые они могут найти, исчезают перед заключением периода, о котором лишь ископаемые в скалах доставляют им единственную имеющуюся у них нить.

2. Исходя отсюда, они находят четыре расы человека, которые последовательно населяли Европу: (a) Раса, селившаяся по течению рек, мощные охотники (может быть, Nimrod?), которые населяли Западную Европу в тропической зоне того времени, и употребляли оббитые каменные орудия самых примитивных видов, и были современниками носорогов и мамонтов; (b) так называемый пещерный человек, раса, развившаяся во время ледникового периода (эскимосы, говорят они, единственные оставшиеся представители этого типа) и имевшая более утончённые орудия и инструменты из оббитых камней, ибо они воспроизводили с удивительной точностью изображения различных животных, наиболее близких им, посредством остроконечных кремней на отростках оленьих рогов, костях и на камнях; (c) третья раса — человек Неолитического периода уже оттачивает свои каменные орудия, строит дома и лодки, делает глиняную посуду, одним словом, обитатели Швейцарских озёр; и, наконец, (d) появляется четвёртая раса, пришедшая из Центральной Азии. Это светлокожие Арийцы, которые сочетались с оставшимися тёмными Иберийцами — представленными теперь смуглыми Басками Испании. Это есть раса, которую они считают прародительницей ваших современных народов Европы.

3. Они добавляют, что человек — обитатель течения рек — предшествовал ледниковому периоду, известному в геологии как Плейстоценский период и который возник около 240 000 лет тому назад, тогда как человеческие существа (смотрите Geikie, Dawkins, Fiske и др.) населяли Европу по крайней мере на 100 000 лет раньше.

За одним исключением, они все ошибаются. Они подходят довольно близко, тем не менее теряют след в каждом случае. Было не четыре, но пять рас; и мы являемся пятой, с остатками четвёртой. (Более совершенная эволюция или раса с каждым Mahacyclic кругом.) Первая раса появилась на земле не полмиллиона лет тому назад (теория Fiske), но несколько миллионов. Последняя научная теория принадлежит Немецким и Американским профессорам, которые говорят устами Fiske: «мы видим человека, обитающего землю, может быть, около полумиллиона лет по всем причинам немым».

Он прав и не прав. Прав относительно того, что раса была «немой», ибо долгие века молчания потребовались для эволюции и обоюдного понимания речи, от стонов и бормотаний первой человеческой ступени после наиболее развитых антропоидов (расы, теперь исчезнувшей, ибо «природа закрывает дверь за собой» в своём движении вперёд, более нежели в одном смысле), до первого, издающего односложные звуки, человека. Но он не прав, говоря всё остальное.

Кстати, вы должны прийти к какому-нибудь соглашению относительно терминов, когда обсуждаете цикловые эволюции. Наши термины непереводимы, и без основательного знания нашей полной системы (которая не может быть выдана, за исключением настоящих посвящённых) они ничего определённого не дадут вашему представлению, но лишь послужат источником путаницы, как в случае с терминами «душа» и «дух» у всех ваших метафизических писателей — особенно у спиритуалистов.

     

 

XI 

(1882) 

Письмо Старшего Махатмы

 

(1) Ничто в природе не возникает внезапно, всё будучи подчинено одному и тому же закону постепенной эволюции. Осознайте только раз процесс Mahacycle (великого цикла) одной сферы, и вы поймёте все остальные. Один человек рождается подобно другому, одна раса нарождается, развивается и приходит в упадок, как другая и все остальные расы. Природа следует по тем же бороздам от «создания» мира и до москита. Изучая эзотерическую Космогонию, устремитесь духовным зрением на физиологический процесс человеческого рождения: исходите от причины к следствию, устанавливая9.........

по аналогии между.........

человека и мировым. В нашей доктрине.........

найдёте необходимым синтетический ме.........

вы должны будете охватить все.........

— то есть слить макрокосм.........

— косм вместе — прежде нежели вы смож.........

изучать части по отдельности или анализировать их, с пользою для вашего разумения. Космогония есть одухотворённая физиология мира, ибо существует лишь единый закон.

(2) Атомы сами собою поляризуются в процессе движения, устремлённые непреодолимой Силой в действии.

В Космогонии и в работе природы положительные и отрицательные или активные и пассивные силы отвечают мужскому и женскому принципу. Ваше духовное наполнение происходит не «из-за покрова», но есть мужское семя, попадающее в покров космической материи. Активный принцип привлекается пассивным, и Великий Nag (змий) — эмблема вечности — притягивает свой хвост в пасть, образуя таким образом круг (циклы в вечности) в этом безостановочном преследовании негативного положительным. Отсюда эмблема Lingam, phallus и eteis. Единое и главное свойство мирового духовного принципа — бессознательного, но вечно деятельного жизнедателя — распространяться и проливать, тогда как мирового материального принципа — собирать и оплодотворяться. Вне сознания и вне бытия, когда разъединены, они становятся сознанием и жизнью, сочетаясь. Отсюда также Brahma — от Санскритского корня «brih» — распространяться, расти или оплодотворять. (Brahma есть животворящая, распространяющаяся сила природы в её вечной эволюции.)

(3) Миры следствий не есть lokas, или местонахождения. Они есть тень мира причин, их души-миры имеют, подобно людям, свои семь принципов, которые развиваются и растут одновременно с телом. Таким образом, тело человека привязано и остаётся всегда внутри тела его планеты. Его индивидуальная jivatman — жизненный принцип, то, что в физиологии называется животной душой, — возвращается после смерти к своему источнику — Fohat; его linga shariram будет вовлечена в Akasa; его Kamarupa вновь смешается с мировой Sakti — Силою Воли, или мировой энергией; его «животная душа», заимствованная из дыхания Мирового Разума, возвратится к Dhyan Chohans; его шестой принцип, втянутый или извергнутый из материнского лона Великого Пассивного Принципа, должен остаться в его собственной сфере — как часть сырого материала либо как индивидуализированная сущность, чтоб вновь родиться в высших мирах причин. Седьмой понесёт его из Deva-Сhan’a и последует за новым Ego к его месту рождения.

(4) Эволюции миров не могут быть рассматриваемы отдельно от эволюции всего сущего.

(5) Таким образом, вы видите, пятый принцип развивается из него самого, ибо человек, как вы хорошо выразились, имеет «потенциальность» всех семи принципов в зачатке с самого момента его появления в мире причин, в виде туманного дыхания, которое сгущается и твердеет вместе с родной ему сферой.

Дух или жизнь — неделимы. И когда мы говорим о седьмом принципе, это не качество, не количество, ещё меньше форма, которые предполагаются, но, скорее, Пространство, занятое в этом океане духа результатами или следствиями (благими, как все таковые каждого сотрудника природы), запечатлёнными в нём.

(6) Высочайшая животная форма в сфере I или А, будучи безответственной, — нет деградации (падения) для неё погрузиться в сферы II или В, как бесконечно малой частице этой сферы. Находясь, как вам было сказано, в восходящем беге, человек находит здесь даже самые низкие животные формы выше, нежели он был сам на земле. Как можете вы знать, что человек, животное и даже жизнь на её начинающихся ступенях не выше в тысячу раз там, нежели здесь? Кроме того, каждое царство (у нас их семь, тогда как вы знаете только три) подразделено на семь степеней, или классов. Человек (физически) есть соединение всех царств, духовно же его индивидуальность нисколько не хуже от того, заключалась ли она в оболочке муравья или же находилась внутри короля. Не внешняя или физическая форма обесчещивает или оскверняет пять принципов, но лишь умственная извращённость. Только на своём четвёртом большом круге, когда человек вступает в полное владение своего Kama — энергии — и достигает зрелости, он становится вполне ответственным, так же как на шестом круге он может стать Буддою, а на седьмом перед Pralaya — Dhyan Chohan. Минералы, растения, животное, человек, все они должны пробежать свои семь больших кругов в период деятельности земли — Mahayuga. Я не буду входить в подробности минеральных и растительных эволюций, но укажу лишь на человека, или животно-человека. — Он устремляется вниз, как простая духовная сущность — бессознательный седьмой принцип (Parabrahm в отличие от Para-Parabrahm) — с зачатками других шести принципов, лежащих скрытыми и спящими в нём.

Набираясь плотности в каждой сфере, его шесть принципов, проходя через миры следствий, а его внешняя форма оболочка в мирах причин (для этих миров или ступеней в нисходящем порядке мы имеем другие названия), когда он достигает нашей планеты, он лишь прекрасный сноп света в сфере, которая сама ещё чиста и незапятнанна (ибо человечество и каждое живущее существо на ней увеличиваются в своей материальности вместе с планетою). В этой стадии наша земля подобна голове новорождённого ребёнка — мягкая и с неопределёнными чертами, а человек — Адам, прежде чем «дыхание жизни было вдунуто в его ноздри» (цитируя ваши собственные, искажённые писания, для вашего лучшего понимания). Для человека и (наших планет) природы — это есть день первый (посмотрите искажённые традиции в вашей Библии). Человек № 1 появляется на вершине цикла сфер, на сфере № 1, после завершения семи больших кругов или периодов двух царств (известных вам), и таким образом говорится о его создании на восьмой день (смотрите Библию, главу II; обратите внимание на стих 5-й и 6-й и подумайте, что подразумевается под «туманом», и стих 7-й, где ЗАКОН, мировой великий образователь, назван «Богом» христианами и евреями и понят как эволюция кабалистами).

В течение этого первого большого круга «животно-человек» пробегает, как вы говорите, свой цикл спиральнообразно. По нисходящей дуге, откуда он начинает, после завершения седьмого большого круга животной жизни, свои собственные индивидуальные семь кругов, он должен войти в каждую сферу не как низшее животное, как вы это понимаете, но как низший человек, раз в течение цикла, который предшествовал его человеческому кругу, он проявлялся как самый высокий тип животного. Ваш «Владыка Бог», говорит Библия, глава I, стих 25 и 26, сотворив всё, сказал: «создадим человека по образу и подобию Нашему» и т.д. и создаёт человека двуполой обезьяной! (исчезнувшей с нашей планеты) — самой высокой разумности животного царства, потомство которой вы находите в антропоидах наших дней. Будете ли вы отрицать возможность, что высочайшие антропоиды следующей сферы будут более разумны, нежели некоторые люди здесь — дикари, Африканская раса карликов и наши Veddhas на Цейлоне? Но человеку не предстоит подобное «унижение», не нужно проходить через подобное «унижение», раз он достиг четвёртой стадии своих циклических кругов. Подобно низшим формам жизни и существ в течение его первого, второго и третьего круга, и пока он безответственное соединение чистой материи и чистого духа (ни одно из них ещё не осквернённое сознанием их возможных потребностей и применений) первой сферы, где он выполнил свой местный семеричный круг эволюционного процесса, от самой низшей ступени высочайшего вида, скажем, от антропоидов, до первоначального человека, конечно, вступает на № 2 как «обезьяна» (последнее слово употреблено для вашего лучшего понимания). В этом круге или стадии его индивидуальность так же спит в нём, как и индивидуальность утробного плода в период нарастания. Он не имеет ни сознания, ни чувств, ибо начинает как рудиментарный астральный человек и прибывает на нашу планету как примитивный, первобытный человек. До сих пор это есть лишь простое прохождение механического движения. Волевые действия и сознание являются одновременно самоопределяющимися и определяемыми причинами и желаниями человека, его разум и сознание пробуждаются в нём, лишь когда его четвёртый принцип Kama созрел и закончен, благодаря своему (seriatim) контакту с Kamas или силами энергии всех форм, через которые человек прошёл в своих предыдущих трёх кругах. Человечество наших дней находится у своего четвёртого большого круга (человечество как род или вид, но не как РАСА, nota bene) в post-pralayan цикле эволюции; и как его различные расы, так и индивидуальные особи в них выполняют, бессознательно для них самих, свои местные, земные, семеричные циклы, отсюда огромная разница в степени их умственного развития, энергии и т.д. Теперь, каждая индивидуальность будет преследуема на восходящей дуге Законом возмещения — Karma и Смерть соответственно. Совершенный человек или существо, которое достигнет полного совершенства (каждый из его семи принципов будучи зрелым), не будет рождаться здесь. Его местный земной цикл закончен, и он или должен продвигаться дальше вверх, или — быть уничтоженным как индивидуальность. (Незаконченные существа должны вновь рождаться или воплощаться.) На своём пятом большом круге, после частичной Нирваны, когда зенит большого цикла достигнут, они будут отвечать за своё существование в этих мирах. Ваши принятые представления о Космогонии, с точек зрения теологии и науки, не способствуют решению вами ни одной антропологической или даже этнологической проблемы, и они встают на вашем пути, как только вы пытаетесь разрешить проблему рас на нашей планете. Когда человек начинает говорить о создании и о происхождении человека, он беспрестанно сталкивается с фактами. Продолжайте твердить — «наша планета и человек были созданы», и вы вечно будете сражаться с твёрдыми, несомненными фактами, анализируя и теряя время над пустяшными подробностями, не будучи в состоянии охватить всего. Но раз допустить, что наша планета и мы сами не более созданы, нежели эта ледяная гора, которая сейчас предо мною, и что планета и человек являются лишь состояниями на данное время; что их настоящая видимость — геологическая и антропологическая — временная и лишь условность, сопутствующая им на этой стадии эволюции, которой они достигли в нисходящем цикле, — всё становится ясным. Вы легко поймёте, что подразумевается под «одним и единым» элементом или принципом в мире — притом androgynous; Семиглавый змий Ananda Vishnu, Nag (змий) вокруг Будды — великий дракон — вечность, кусающий своей активной головой свой пассивный хвост, из эманации которой возникают миры, существа и предметы. Вы поймёте причину, почему первый философ провозгласил ВСЁ — «maya», за исключением этого одного принципа, который спит лишь во время maha-pralaya, «ночей Брамы».

Теперь подумайте! Nag просыпается, он испускает тяжёлый вздох, и этот последний посылается как электрический толчок вдоль провода, окружающего пространство. Направьтесь к вашему фортепиано, ударьте в нижнем регистре клавиатуры семь нот нижней октавы — вверх и вниз. Начинаете pianissimo; crescendo от первой клавиши и, ударив fortissimo на последней нижней ноте, возвращайтесь diminuendo, извлекая из вашей последней ноты еле различимый звук — morendo pianissimo10. Первая и последняя нота представят вам первую и последнюю сферу, в цикле эволюцию наивысшую! Та, которую вы ударили один раз, есть наша планета. Запомните, вы должны изменить порядок на рояле: начинайте с седьмой ноты, а не с первой. Семь гласных, которые пелись Египетскими жрецами семи лучам восходящего солнца и на которые звучал Мемнон, означали лишь это. Единый жизненный принцип, когда в действии, движется круговращаясь, как это известно даже физической науке. Он движется кругообразно в человеческом теле, где голова является и есть для микрокосмоса (физического мира материи) то, чем для макрокосмоса (мира Мировых Духовных Сил) является вершина цикла; подобно этому образование миров и великий нисходящий и восходящий «цикл необходимости». Всё есть Единый Закон. Человек имеет семь принципов, зачатки которых он приносит с собою при нарождении. Подобно имеет их планета, или мир. От первой до последней, каждая сфера имеет свой мир следствий, прохождение через который предоставит место конечного отдыха каждому из человеческих принципов, за исключением седьмого. Мир № А рождается, и вместе с ним, прилепившись, как ракушки ко дну корабля в движении, развиваются из его первого дыхания жизни все живущие существа его атмосферы, из зачатков до сих пор инертных, пробуждённых теперь к жизни первым движением этой сферы. Со сферою А начинается минеральное царство и пробегает круг минеральной эволюции. Ко времени её завершения сфера В проявляется в объективность и привлекает к себе жизнь, которая закончила свой круг в сфере А и сделалась излишком. (Источник, родник жизни неиссякаем, ибо это воистину Arachnea, осуждённая вечно прясть свою пряжу — за исключением периода pralaya.) Затем появляется растительная жизнь на сфере А, и тот же процесс повторяется. В своём нисходящем беге «жизнь» с каждым состоянием становится грубее, более материальной; в восходящем же более бесплотной. Нет и не может быть никакой ответственности до тех пор, пока материя и дух не уравновешены. До человека «жизнь» не ответственная в какой бы то ни было форме; не более нежели утробный плод, который во чреве матери проходит через все формы жизни как минерал, растение, животное, чтоб наконец стать Человеком. С этого времени начинается нисхождение от сферы к сфере, ибо человек должен будет появиться на этой земле ещё более совершенной и разумной расой. Этот нисходящий бег ещё не начался, но скоро начнётся. Только сколько — какое множество будет уничтожено на своём пути! Всё вышесказанное есть правило. Будды и Avatars составляют исключение, ибо воистину мы ещё имеем нескольких Avatars, оставленных нам на земле.

Седьмой принцип всегда присущ, как скрытая сила, каждому принципу — даже телу. Как Макрокосмическое Целое, он находится даже в низшей сфере, но там нет ничего, что могло бы ассимилировать его с собою.

(7) Исправив ваши понятия по вышеданному, вы теперь лучше поймёте.

Вся индивидуальность сосредотачивается в трёх средних, или в 3-м, 4-м и 5-м, принципах. В течение земной жизни всё сосредоточено в четвёртом — центре энергии, желания-воли. М-р X. отлично определил различие между личностью и индивидуальностью. Первая еле переживает, последняя, чтоб успешно пробежать своё семеричное восходящее и нисходящее продвижение, должна ассимилировать вечно жизненную мощь, пребывающую лишь в седьмом, и затем сочетать три принципа (4, 5 и 7-й) в один — шестой. Те, которые успевают в этом, становятся Буддами, Dhyan Chohans и т.д. Главная цель нашей борьбы и посвящений заключается в достижении этого единения, пока мы ещё на земле. Для тех, кто будут успешны в этом, нет ничего устрашающего в течение пятого, шестого и седьмого круга — но это Тайна.

      

 

XII 

(1882) 

Письмо Старшего Махатмы

 

Человек, вступающий в Общество лишь с эгоистическим намерением достичь мощи, ставя оккультную науку единой или даже главной целью, может с таким же успехом не поступать, ибо он обречён на разочарование так же, как и те, которые совершают ошибку, допуская их верить, что Общество ничего другого и не представляет.

Именно потому, что они слишком много проповедуют «о Братьях» и слишком мало, если вообще говорят, о Братстве, они не достигают успеха. Сколько раз должны мы повторять, что тот, кто вступает в Общество с единым намерением войти в соприкосновение с нами, а если нет, то, по крайней мере, приобрести уверенность в действительности таких сил и в нашем объективном существовании, — преследует мираж. Итак, говорю опять. Лишь тот, кто носит в сердце любовь к человечеству, кто способен в совершенстве осознать идею возрождающего, практического Всеобщего Братства, только он имеет право на обладание нашими Тайнами. Лишь такой человек никогда не злоупотребит своими силами, и не будет опасения, что он обернёт их на себялюбивые цели. Человек, который не ставит благо человечества выше своего личного, не достоин стать нашим chela — учеником. Он не достоин стать в знании выше своего соседа. Если он жаждет чудес, пусть удовлетворяется проделками спиритуализма. Таково истинное положение вещей.

Было время, когда, от моря и до моря, от гор и пустынь Севера до лесов и долин Цейлона, была лишь одна вера, один объединённый клич — спасти человечество от бедствий невежества во Имя Того, кто первый учил о равенстве всех людей. Каково же теперь? Где величие нашего народа и Единой Истины? Это, можете вы сказать, — прекрасные видения, которые были однажды действительностью на земле, но промелькнувшие подобно свету летнего вечера. Да, а сейчас мы среди сражающихся людей, людей упрямых, невежественных, ищущих знания истины и не будучи в состоянии найти её, ибо каждый ищет её лишь для своего личного блага и удовлетворения, не допуская ни одной мысли о других. Увидите ли вы когда-либо или скорее они истинное значение и объяснение этого великого бедствия опустошения, которое постигло нашу страну и угрожает всем странам — вашей прежде всего? Себялюбие и исключительность убили нашу — это же себялюбие и исключительность убьёт вашу, к тому же имеющую ещё другие недостатки, которые я не хочу назвать. Мир затучил свет истинного знания, и себялюбие не допускает его воскрешения, исключая и не признавая братство всех тех, которые были рождены согласно одному и тому же неизменному Закону Природы.

     

 

XIII 

(1882) 

Письмо Старшего Махатмы

 

Прежде, нежели мы обменяемся ещё одною строкою, мы должны прийти к соглашению. Во-первых, вы должны будете честно обещать никогда не судить о нас, о нашем положении, ни о всём, что касается «мифических Братьев», — высок или короток, толст или худ и т.д. — с вашей светской точки зрения, в противном случае вы никогда не подойдёте к Истине. Вы должны совершенно изгнать всякий личный элемент, если хотите подвигаться в изучении оккультной науки. Поймите, друг мой, что общественные привязанности не оказывают ни малейшего влияния на истинного Адепта, во время исполнения им своих обязанностей. Пропорционально его восхождению на пути к высшему посвящению влечения и антипатии его прежнего Я слабеют, и он включает в своё сердце всё человечество и рассматривает его уже в массе.

Наша главнейшая забота — научить учеников не обманываться внешностью. Есть моральный запах, так же как и физический. Сладкая мякоть апельсина под его кожей. Постарайтесь заглянуть вовнутрь драгоценного ларца, не доверяйте драгоценностям, лежащим на его крышке. Повторяю опять: человек этот честен и ревностен, не совсем ангел, но за таковыми нужно охотиться в модных церквах, собраниях аристократических особняков, театрах, клубах и в других подобных святилищах. Но так как ангелы вне нашей космогонии, то мы рады даже помощи честного, смелого, хотя бы и внешне «грязного» человека.

Также постарайтесь пробиться сквозь великую Майю, против которой ученики во всём мире всегда были предупреждаемы своими Учителями — против жажды и погони за феноменами. Подобно страсти к пьянству и опиуму, она растёт по мере удовлетворения. Все спиритуалисты опьянены ею — эти глупцы-чудодеи! Если вы не можете быть счастливы без чудес, вы никогда не познаете нашу философию. Если вы желаете здоровую философскую мысль и можете быть удовлетворены ею — продолжим нашу переписку.

Я говорю вам великую истину, напоминая, что если вы (подобно вашему легендарному Соломону) изберёте лишь мудрость, всё остальное будет приложено своевременно. Никакая сила не прибавится нашим метафизическим истинам, будут ли они брошены из пространства на ваши колена или же появятся под вашей подушкой. Если наша философия ложна, то никакое чудо не сделает её истинной. Утвердите это убеждение в своё сознание, и поговорим как разумные люди. Зачем играть нам в «чёрта в коробке», разве бороды наши не выросли?

    

 

XIV 

(1882)

 

Моя первая свободная минута, и я отдаю её вам, чьё внутреннее я примирило меня с внешнею личностью, слишком часто забывающей, что велик тот, кто сильнее в терпении. Осмотритесь кругом, мой друг, и заметьте «три яда», неистовствующих в сердце человека, — гнев, алчность, заблуждение — и пять помрачений — зависть, страсть, шатание, леность и неверие, всегда препятствующие им видеть истину. Не попытаетесь ли вы, ради сокращения расстояния между нами, высвободиться из сети жизни и смерти, в которую они все пойманы, и меньше питать вожделения и желания? Я могу ближе подойти к вам, но вы должны привлечь меня очищенным сердцем и постепенно развивающейся волею. Подобно игле Адепт следует своему притяжению. Не закон ли это развоплощённых принципов? Почему не быть таковым и для живущих? Так же как общественные связи плотского человека слишком слабы, чтоб призвать «душу» умершего, за исключением, когда имеется взаимное сродство, которое переживает, подобно силе, в области внутри-земной области, так и призыв простой дружбы или даже восторженного поклонения слишком слабы, чтоб привлечь «Lha» (чистого духа), продвинувшегося на своём пути, к тому, кого он оставил позади, разве только в случае параллельного развития.

Мой Брат Старший Махатма говорил справедливо и искренно, когда сказал, что любовь к коллективному человечеству является его растущим вдохновением; и если кто-либо желает отвлечь его внимание на себя, он должен превозмочь это распространяющееся влечение сильнейшей мощью. В течение последних немногих месяцев, особенно когда ваш усталый мозг был погружён в оцепенение сна, ваша пылкая душа часто искала меня и ток ваших мыслей бился о мои защищающие преграды Akasa, наподобие набегающих маленьких волн на скалистый берег. То, к чему это «внутреннее я», нетерпеливое и стремящееся, жаждало привязать себя, плотский человек, его земной повелитель, не утвердил. Узы жизни всё ещё крепки, как стальная цепь. Священны некоторые из них, и никто не потребует порвать их. Там внизу лежит ваше любимое поле деятельности, предприимчивости и полезности. Наш мир никогда не может быть более нежели призрачным человеку чисто «практического смысла»; и если ваш случай является, до некоторой степени, исключением, то это потому, что ваша природа имеет более глубокие устремления, нежели у тех, кто ещё более «деловиты» и источник красноречия которых находится в мозгу, а не в сердце, никогда не бывшем в соприкосновении с сокровенным лучезарным и чистым сердцем Tathagata.

Если вы редко будете слышать обо мне, никогда не чувствуйте разочарования, но скажите — «это моя ошибка».

Природа связала все части своего владения тончайшими нитями магнетической симпатии, и здесь существует взаимное соотношение даже между звездою и человеком. Мысль бежит скорее, нежели электрический флюид, и ваша мысль найдёт меня, если вызвана чистым импульсом, как и моя найдёт, находила и часто запечатлевалась в вашем уме. Мы можем двигаться в кругах деятельности отдельных, но не окончательно разобщённых между собою. Наподобие света в тёмной долине, видимого горним жителем с его высот, каждая ваша яркая мысль будет сверкать и привлекать внимание вашего далёкого друга и корреспондента. Если таким образом мы находим наших естественных союзников в мире теней — ваш мир и наш вне этих пределов — и наш закон приблизиться к каждому такому, если даже в нём лишь слабейшее мерцание истинного света «Tathagata», — то насколько легче вам привлечь нас. Поймите это, и допущение в Общество лиц, часто вам неприятных, не будет более поражать вас. «Те, кто здоровы, не нуждаются во враче, но те, кто больны» — это аксиома, кем бы она ни была сказана.

Теперь простимся до следующего. Не предавайтесь опасениям бедствия, которое может случиться, если вещи не будут идти так, как ваша светская мудрость думает, что они должны.

Не сомневайтесь, ибо этот комплекс сомнений нервирует, отодвигает назад ваш прогресс. Иметь спокойное доверие и надежду совершенно иное дело, нежели давать место слепому оптимизму глупца. Мудрый никогда не борется с несчастием заранее.

     

 

XV 

(3–III–1882)

 

Я «знаю» — конечно. И, зная без того, чтобы вы мне сказали это, будь я только уполномочен повлиять на вас в одном направлении, ответил бы с радостью: «Это знание ты разделишь со мною когда-нибудь». Когда или как? — «не мне говорить, не мне знать», ибо вы, только вы сами, должны соткать вашу судьбу. Может быть, скоро, а может быть, никогда. Но зачем «отчаиваться» и даже сомневаться? Поверьте мне, мы можем идти вместе по трудной тропе. Мы можем встретиться, но если бы так, то это должно быть на тех «Адамантовых скалах, которыми окружают нас наши оккультные законы», — никогда вне их, как бы мы горько ни сетовали. Нет, никогда не сможем мы продолжить наш дальнейший путь — в согласии — вдоль этой большой дороги, в толпе проездов, где спиритуалисты, мистики, пророки и ясновидцы толкают друг друга в наши дни. Воистину пёстрая толпа кандидатов может восклицать на протяжении вечности — Сезам, откройся! Этого никогда не будет до тех пор, пока они держатся вне тех законов. Тщетно ваши современные ясновидцы и их пророчицы вкрадываются в каждую щель и расселину без исхода и продолжения, которую им случается увидеть; и ещё более тщетно, когда случится проникнуть им туда, возвышают голоса и громко восклицают: «Эврика! Мы сподобились откровения от Господа!» — Ибо воистину не имеют они ничего подобного. Они лишь потревожили летучих мышей, менее слепых, нежели вкравшиеся к ним, которые, ощущая их полёт вокруг, принимают их часто за ангелов, ибо они тоже имеют крылья! Не сомневайтесь, мой друг! Лишь с самой вершины наших «Адамантовых скал», а не у подножия их, возможно проникнуть всю Истину, обхватив весь безграничный горизонт. И хотя они могут казаться вам препятствующими вам на пути, это просто потому, что вы до сих пор не смогли открыть или даже предположить причину и действие этих законов: потому они являются в ваших глазах такими холодными, жестокими и себялюбивыми. Хотя вы сами интуитивно признали в них результат Мудрости веков. Тем не менее, если бы кто-либо послушно следовал им, они могли бы быть заставлены постепенно уступить желанию его и дать ему всё, что он от них спрашивает. Но никто никогда не смог бы насильственно нарушить их, не став первой жертвой своего преступления; до предела риска потерять свою собственную, свою тяжело добытую долю в бессмертии, здесь и там. Запомните: слишком беспокойное ожидание не только утомительно, но и опасно также. Каждое горячее и более скорое биение сердца уносит столько жизненных сил. Страсти и привязанности не должны быть потворствуемы тем, кто ищет ЗНАТЬ: ибо они «разрушают земное тело своими таинственными силами; и тот, кто хочет достичь своей цели, должен быть холоден». Он даже не должен желать слишком настойчиво или слишком страстно цель, которую он хочет достичь, иначе это самое желание воспрепятствует возможности его выполнения, в лучшем же случае задержит и отбросит его назад.

Так как мы не «требуем пассивного ума», но, совершенно обратно, ищем наиболее активных, которые могут сложить дважды два четыре, раз они находятся на правильном следу, мы бросим эту тему. Пусть ваш ум сам разрешит эту задачу.

   

 

XVI 

Письмо Старшего Махатмы

 

То, что большинство людей рассматривает как «факт», Нам может казаться простым СЛЕДСТВИЕМ, запоздалым суждением, недостойным нашего внимания, обычно привлекаемого лишь первоначальными фактами. Жизнь, даже несказанно продолженная, слишком коротка, чтоб отягощать наши мозги мелькающими подробностями — простыми тенями. Наблюдая за развитием бури, мы направляем наш взор на производящую причину, предоставляя тучи прихоти ветра, образующего их. Имея всегда под рукою средства, когда совершенно необходимо ознакомиться с меньшими деталями, мы интересуемся лишь главными фактами. Потому едва ли можем мы быть абсолютно неправы — в чём вы часто обвиняете Нас — ибо наши заключения никогда не выводятся из второстепенных данных, но из всего положения как целого.

С другой стороны, обыкновенный человек, даже среди самых умных, устремляя всё своё внимание на видимость доказательств и на внешние формы и будучи не в состоянии проникнуть a priori в сущность вещей, слишком склонен ложно судить о всём положении и находит свою ошибку, когда уже поздно. Благодаря сложности политики, споров и тому, что вы называете, если я не ошибаюсь, светскими разговорами и словопрением и обсуждениями в ваших гостиных, софистика сделалась в Европе «логическим упражнением умственных способностей», тогда как у нас никогда не перерастала своей первобытной стадии «ложного рассуждения»: колеблющиеся, нетвёрдые посылки, из которых выводятся и образуются и тотчас же принимаются большинство заключений и мнений. Опять мы, Азиаты Тибета, привыкшие скорее следовать за мыслью нашего собеседника или корреспондента, нежели за теми словами, в которые он её облекает, обычно мало интересуемся правильностью его выражений.

Вы оба находитесь под странным впечатлением, что мы можем и даже заботимся о том, что может быть сказано о нас. Образумьте ваши мысли и вспомните, что первое требование, даже для простого факира, приучить себя оставаться одинаково равнодушным как к моральным ударам, так и к физическому страданию. Ничто не может причинить НАМ личное горе или радость. И то, что я сейчас говорю вам, скорее предназначено, чтобы вы поняли НАС, нежели себя, последнее — наиболее трудная наука. Закон есть ЗАКОН для нас, и никакая сила не может заставить нас изменить ни одной йоты или черты нашего долга.

      

 

XVII 

(30–VI–1882)

 

Прежде, нежели я отвечу на ваши вопросы и объясню далее наши доктрины, я должен буду предпослать моим ответам длинное введение. Прежде всего и снова привлекаю ваше внимание на непомерную трудность нахождения соответствующих терминов в английском языке, которые могли бы передать образованному Европейскому уму хотя бы приблизительно правильное понятие различных предметов, которые мы затронем. Чтоб иллюстрировать мою мысль, я подчеркну красным технические слова, принятые и употребляемые вашими учёными, которые абсолютно вводят в заблуждение не только когда применяются к таким трансцендентальным предметам, как здесь, но даже когда употребляются ими самими для их собственных систем мышления.

Чтобы понять мои ответы, вы, прежде всего, должны рассматривать вечную субстанцию, the Svabhavat, не как составной элемент, называемый вами — дух-материя, но как один элемент, для которого Запад не имеет названия. Он пассивен и активен, чисто духовная субстанция в своём абсолютном абсолютизме и покое, чистая материя в её конечном и условном состоянии, — как бы невесомый газ или великое неизвестное, которое наука удостоила назвать Силою. Когда поэты говорят «о безбрежном океане Неизменяемости», мы должны рассматривать это определение как забавный парадокс, раз мы утверждаем, что нет такого понятия, как неизменяемость, по крайней мере в нашей солнечной системе. Неизменяемость, говорят теисты и христиане, «есть свойство Бога», и потому они награждают этого Бога каждым непостоянным и изменчивым свойством и качеством, познаваемым и непознаваемым, и думают, что они разрешили неразрешаемое и превратили круг в квадрат. На это мы отвечаем: если бы то, что теисты называют Богом, а наука «Силою» и «Потенциальной Энергией», лишь на секунду стало бы неизменяемым, даже во время Mahapralaya — периода, когда, как говорят, даже Brahm, творящий зодчий мира, погружается в Небытие, — тогда не могло бы быть Манвантары и пространство одно царствовало бы в бессознании и величии вечности времён. Тем не менее Теизм, говоря об изменяемости неизменности, не более нелеп, нежели материалистическая наука, рассуждающая о «скрытой, потенциальной энергии» и о неуничтожаемости материи и силы. Что должны мы предполагать как неуничтожаемое? Есть ли это нечто невидимое, которое движет материю, или же энергия движущихся тел? Что знает современная наука о врождённой силе или силах, причине или причинах движения? Как может существовать такая вещь, как потенциальная энергия, энергия, имеющая скрытую, недействующую мощь, раз она есть энергия только когда она двигает материю, и если бы она когда-либо остановилась двигать материю, она перестала бы существовать, а вместе с нею исчезла бы и сама материя. Разве «Сила» является более удачным термином? Около 35 лет тому назад д-р Mayer предложил гипотезу, ныне принятую как аксиома, что сила, в понятии, придаваемом ей современной наукой, так же как и материя, неуничтожаема, то есть когда она перестаёт выявляться в одном виде, она всё же существует и лишь перешла в какой-то другой вид. Тем не менее ваши учёные не нашли ни одного момента, когда одна сила превращается в другую, и г-н Tyndall возражает своим противникам, что «ни в каком случае сила, производящая движение, не уничтожается или изменяется во что-либо другое». Больше того, мы обязаны современной науке новым открытием, что существует количественное соотношение между динамической энергией, производящей нечто, и этим проявленным «нечто». Без сомнения, существует количественное соотношение между причиной и следствием, между суммой энергии, употреблённой на разбитие носа своему соседу, и повреждением, причинённым этому носу, но это ни на йоту не разрешает тайну того, что им угодно назвать соотношениями, раз это легко может быть доказано (основываясь на авторитете самой науки), что ни движение, ни энергия не уничтожаемы и что физические силы ни в каком случае и никоим способом не превращаемы одна в другую. Я проэкзаменую их в их же фразеологии, и мы увидим, рассчитаны ли их теории так, чтоб служить преградою нашим «ошеломляющим доктринам». Готовясь предложить учение диаметрально противоположное, только справедливо, чтоб я очистил почву от научного мусора, иначе то, что я должен сказать, упадёт на загромождённую почву и произрастит лишь плевелы. «Эта потенциальная и воображаемая материя prima не может существовать без формы», — говорит Raleigh, и он прав в этом, насколько материя prima науки существует лишь в их воображении. Могут ли они сказать, что всегда то же количество энергии двигало материю Вселенной? Конечно нет, пока они учат, что, когда элементы материального космоса, элементы, которые должны были вначале проявиться в своём простом, несоединённом, газообразном состоянии, начали сочетаться, сумма энергии, движущей материю, была в миллион раз больше, нежели теперь, когда наша планета охлаждается. Куда же исчезла та теплота, которая была порождена этим страшным процессом создания мира? В незанятые области пространства, — отвечают они. Прекрасно, но если она исчезла навсегда из материального мира, а энергия, действующая на земле, никогда и ни в какое время не была одна и та же, то как же могут они пытаться утверждать «неизменное количество энергии», этой потенциальной энергии, которую предмет может иногда проявлять, СИЛЫ, которая переходит от одного предмета на другой, порождая движение, и которая тем не менее неуничтожаема и неизменяема в нечто другое. Нам отвечают — «но мы всё же придерживаемся её неуничтожаемости; пока она остаётся связанной с материей, она никогда не может перестать существовать, уменьшиться или увеличиться». Посмотрим, так ли это. Я бросаю вверх кирпич каменщику, который занят постройкой крыши храма. Он ловит его, прикрепляет к крыше. Сила притяжения осилила двигательную энергию, которая вызвала движение вверх этого кирпича и динамическую энергию подымающегося кирпича, и он перестал подыматься. Но в этот момент он был пойман и прикреплён к крыше. Никакая естественная сила не могла бы теперь сдвинуть его, потому он больше не обладает потенциальной энергией. Движение и динамическая энергия подымающегося кирпича абсолютно уничтожены. Другой пример из их собственных руководств. Стоя у подножия холма, вы стреляете из револьвера вверх, пуля застревает в трещине скалы на этом холме. Никакая естественная сила не может сдвинуть эту пулю в продолжение неопределённого периода времени, и, таким образом, пуля, так же как и кирпич, потеряли свою потенциальную энергию. «Всё движение и энергия, которые были взяты от подымающейся пули силою притяжения, абсолютно уничтожены, никакое другое движение или энергия не следуют, и притяжение не получило увеличения энергии». Что же, разве не верно, что энергия неуничтожаема?!! Каким же образом тогда ваши большие авторитеты учат, что «ни в каком случае сила, производящая движение, не уничтожается или изменяется в нечто другое?»

Я вполне предвижу ваш ответ и даю вам эти иллюстрации, чтоб показать, как сбивчивы термины, употребляемые учёными, как шатки и недостоверны их теории и в конечном итоге как неполны все их учения. Ещё одно возражение, и я кончил. Они учат, упиваясь специфическими названиями, что все физические силы, как тяготение, инерция, сцепление, свет, теплота, электричество, магнетизм, химическое сродство, могут быть превращены одно в другое. Если так, то сила производящая должна прекратить своё существование, как только сила, порождённая ею, проявилась. «Летящее ядро движется лишь врождённой ему силою инерции». Когда оно ударяет, оно производит теплоту и другие следствия, но его сила инерции нисколько не уменьшилась. Потребуется столько же энергии пустить его снова с такою же скоростью, как и раньше.

Мы можем повторить процесс тысячу раз, и пока количество материи остаётся тем же, сила его инерции остаётся количественно той же. То же самое и в отношении тяготения. Метеор падает и порождает теплоту. Тяготение — причина этого, но сила тяготения на упавшее тело не уменьшилась. Химическое сродство притягивает и держит частицы материи вместе, столкновение их порождает теплоту. Перешло ли первое в последнее? Нисколько, ибо мы видим вновь взаимное притягивание частичек, после их нового разъединения, и это доказывает, что химическое сродство не уменьшилось, ибо оно будет держать их так же крепко, как и раньше. Теплота, говорят они, порождает и производит электричество, тем не менее они не замечают уменьшения тепла при этом процессе. Электричество производит теплоту, говорят нам. Электрометры показывают, что электрические токи, проходя через какой-нибудь жалкий проводник, скажем, платиновую проволоку, нагревают её и опять то же количество электричества, нет потери его, нет уменьшения. Что же тогда превратилось в теплоту? Опять сказано, что электричество порождает магнетизм. Передо мною на столе стоят несколько примитивных электрометров, у которых ученики целый день приходят восстанавливать свои нарождающиеся силы. Я не нахожу ни малейшего уменьшения в количестве собранного электричества. Ученики намагнетизированы, но их магнетизм или, вернее, магнетизм их жезла не есть то самое электричество под новым аспектом. Так же как пламя тысячи свечей, зажжённых от пламени одной лампы, не будет пламенем этой лампы. Потому, если в изменчивых сумерках современной науки мы видим следующую аксиомную истину — «что во время жизненного процесса происходит лишь превращение, но никогда не рождение материи или силы» (Dr. I.R. Mayer «Organic Motion in its connection with Nutrition»11), — для нас это лишь пол-истины. Это не превращение и не нарождение, но то, для чего наука ещё не имеет определения.

Может быть, теперь вы лучше подготовлены понять трудность, с которой нам приходится сталкиваться. Современная наука наш лучший союзник. Несмотря на это, обычно эта самая наука употребляется как орудие, чтоб разбить ею наши головы. Во всяком случае, вы должны запомнить: (a) что мы признаём лишь единый элемент в природе (духовный либо материальный), вне которого не может быть природы, ибо он есть сама Природа, и который, как Akasa, напитывает нашу солнечную систему; каждый атом, будучи частью её, наполняет пространство и есть само пространство в действительности и которое пульсирует, как бы в глубоком сне, во время Pralayas и как мировой Proteus, вечно действенная природа, во время Манвантар; (b) что, следовательно, дух и материя едины, будучи лишь дифференциациями в состояниях, но не сущностях, и что греческий философ, утверждавший, что мир есть огромное животное, проник в символическое значение Пифагоровой монады (которая двоится, затем становится троичной и наконец сделавшись tetracktis, или совершенным квадратом, и таким образом выявив из себя четыре и впитав три, образует священное семь) — и это далеко опережает всех учёных настоящего времени; (c) что наши понятия о «космической материи» диаметрально противоположны представлениям западной науки.

Может быть, если вы запомните всё это, нам удастся передать вам хотя бы элементарные аксиомы нашей эзотерической философии более точно, нежели раньше.

     

 

XVIII 

(9–VII–1882)

 

(1) Существуют семь объективных и семь субъективных планет — миры причин и следствий. Первые имеют нашу землю, занимающую нижнюю, поворотную точку, где дух и материя уравновешиваются. Но не затрудняйте себя вычислениями даже на этом точном основании, это только смутит вас, ибо бесконечные разветвления числа семь (которое является одной из наших больших тайн) так близко соединены и взаимно зависящи с семью принципами природы и человека — лишь это число разрешено мне назвать вам. Что я могу открыть, я делаю это в письме, которое сейчас кончаю.

(2) Ниже человека существуют три царства в объективной и три в субъективной области, с человеком — семь. Двух из трёх первых никто, кроме посвящённого, не может себе представить; третье есть Внутреннее Царство — ниже коры земли, которое мы могли бы назвать, но были бы в затруднении описать. Эти семь царств предшествуются другими и многочисленными семеричными стадиями и комбинациями.

(3) Да, на нашей цепи миров монада начинает со сферы «А» нисходящей серии и, проходя через все предварительные эволюции и комбинации первых трёх царств, она наконец появляется здесь заключённой в своей первой минеральной форме (в том, что я называю расой, когда говорю о человеке, и что мы можем назвать в общем классом) в классе 1-м. Но она проходит только через семь вместо «тринадцати сфер», даже пропуская промежуточные «миры следствий». Пройдя через свои семь больших классов, разрядов инметаллизации с их семеричными разветвлениями, — монада даёт рождение растительному царству и движется вперёд к следующей планете «В».

(b) Ваши геологи разделяют камни на три большие группы: песчаник, гранит и мел; или осадочные, органические и вулканические, следуя их физическим особенностям, признакам, подобно тому как психологи и спиритуалисты делят человека троично — тело, душа и дух. Наш метод совершенно иной. Мы разделяем минералы (так же и другие царства) в соответствии с их оккультными свойствами; т.е. в соответствии с относительной пропорциональностью семи мировых принципов, которые они содержат.

Сожалею, что должен отказать вам, но я не могу, мне не разрешено дать вам ответ на ваш вопрос. Тем не менее, чтоб облегчить вам вопрос простой номенклатуры, я посоветовал бы в совершенстве изучить семь принципов в человеке и разделить соответственно семь больших разрядов минералов. Например — группа осадочных ответила бы составному (выражаясь химически) телу человека, или его первому принципу; органические — второму (некоторые называют его третьим) принципу, или jiva, и т.д. Вы должны упражнять вашу собственную интуицию в этом. Таким образом вы могли бы проникнуть в некоторые истины, даже что касается их свойства. Я более нежели желаю помочь вам, но это должно быть раскрыто постепенно.

(c) Оккультный осмос. Растение и животное оставляют свои оболочки, когда жизнь исчезает, так же и минерал, только через более продолжительные периоды, ибо его твёрдое тело более прочно. Он умирает в конце каждого Манвантарного цикла или при завершении одного «большого круга», как вы назвали бы его. Это объяснено в письме, которое я заготовляю вам.

(d) Каждая молекула есть часть Мировой Жизни. Человеческая душа (его четвёртый и пятый принцип) есть лишь соединение прогрессировавших существ более низкого царства. Чрезмерное изобилие их или преобладание одного соединения над другим часто определяет инстинкты и страсти человека, если они не обуздываются смягчающим и одухотворяющим влиянием его шестого принципа.

(4) Большим кругом мы согласились называть прохождение монады от сферы «А» к сфере «Z», через проявление во всех и в каждом из четырёх царств — как минерал, растение, животное и человек, или царство Дэв.

Старший Махатма очень советует принять какую-либо номенклатуру, прежде чем продолжать дальше. Несколько случайных фактов было дано вам до сих пор «контрабандою». Но раз вы намереваетесь действительно и серьёзно изучать и использовать нашу философию — пора начать работать серьёзно. И потому, что мы вынуждены отказать нашим друзьям в ознакомлении их с высшей Математикой, это не причина, чтоб отказать преподать им арифметику. Монада совершает не только малый планетный круг, или семь главных инметаллизаций, ингербаризаций, зоонизаций (?) и инкарнаций, но бесчисленность субкругов, или зависимых, подчинённых круговых вращений-вихрей, все в семеричных сериях. Как геолог разделяет кору земли в большие деления, подразделы, меньшие отделы и зоны; ботаник — растения по разрядам, классам и видам, а зоолог — своих субъектов по классам, разрядам и семействам, так и мы имеем наши классификации и нашу номенклатуру. Но, кроме того, что всё это для вас совершенно непонятно, том на томе из книг Kiu-te и других, которые должны были бы быть написаны. Их же комментарии ещё того хуже. Они наполнены самыми сокровенными математическими вычислениями, ключ к большинству которых находится в руках наших высочайших Адептов. И так как они показывают бесконечность феноменальных манифестаций в косвенных проявлениях единой Силы, то они сокровенны. Поэтому я сомневаюсь, будет ли мне разрешено дать вам сейчас что-либо, кроме общей или основной идеи.

(6) Будучи не в состоянии дать вам всю Истину или разгласить числа отдельных частей, я не могу удовлетворить вас, дав вам всё число. Будьте уверены, что для того, кто не ищет стать практиком-оккультистом, эти числа имматериальны. Даже нашим высоким ученикам отказывается в этих подробностях до момента их посвящения в Адепты. Эти вычисления настолько переплетаются с глубочайшими психологическими тайнами, что разглашение ключа к подобным исчислениям означало бы приблизить жезл могущества к пределу достижения каждого ловкого, способного человека, который прочтёт вашу книгу. Всё, что я могу сказать вам, это что в пределах солнечной манвантары число существований, или жизненных проявлений монады, определено, но существуют местные изменения в числе в малых системах, индивидуальных мирах, кругах и планетных кругах соответственно с обстоятельствами. И в связи с этим запомните также, что человеческие личности часто вычеркнуты, тогда как сущности, одиночные либо соединённые, совершают все малые и большие циклы необходимости в различных формах.

(7а) Монада человека как человек-обезьяна совершает столько же больших кругов и малых, как и каждая раса или разряд. Он совершает большой круг и на каждой планете от «А» до «Z» должен пройти через семь основных рас обезьяноподобного человека, столько же субрас и т.д. и т.д.

(7b) На каждой планете, включая нашу землю, человек должен совершить семь малых кругов через семь рас (один в каждой) и через семь, умноженных на семь ответвлений. Имеются семь коренных рас и семь субрас, или ответвлений. Наша доктрина рассматривает антропологию как нелепую, пустую мечту религиозных фанатиков и ограничивается этнологией. Что я называю «расой», вы, может быть, определите как «род», хотя субраса выражает лучше, что мы подразумеваем, нежели слово «семейство» или подразделение genus homo. Тем не менее, чтоб направить вас на правильный путь, я скажу — одна жизнь в каждой из семи коренных рас, семь жизней в каждой из 49 субрас или 7 x 7 x 7 = 343 и прибавьте ещё 7. А затем серия жизней в ветвях и ответвлениях рас, составляющих сумму всех воплощений человека на каждой остановке или планете 777. Принцип ускорения и замедления применяется таким образом, чтоб исключить все низшие роды, племена и оставить лишь единый, высший, чтоб завершить последний планетный малый круг. Не стоит спорить из-за нескольких миллионов лет, которые человек проводит на одной планете. Возьмём лишь один миллион лет, о котором догадывалась, а теперь приняла ваша наука, — чтоб представить полное пребывание человека на нашей земле в этом большом Круге. Допуская средним числом одно столетие для каждой жизни, мы находим, что, тогда как он провёл во все свои жизни на нашей планете (в этом Круге) лишь 77 700 лет, в субъективных сферах он пробыл 922 300 лет. Не слишком много ободрения для чрезвычайно современных реинкарнистов, которые помнят несколько своих предыдущих существований!

Если бы вы вдались в какие-либо вычисления, не забудьте, что мы вычисляли здесь лишь полные средние сознательные и ответственные жизни. Ничего не было сказано о неудачах Природы, как — недоноски, рождённые идиоты, смерть детей в их первом семилетии, ни об исключениях, о которых я не могу говорить. Не в меньшей степени должны вы запомнить, что средняя человеческая жизнь значительно разнится соответственно с большими Кругами. Хотя я должен придержать сведения относительно многих пунктов, тем не менее если бы вы решили эту проблему самостоятельно, мой долг будет сказать вам это. Пытайтесь решить проблему 777 воплощений!

(8) Пятый круг не начался ещё на нашей планете, и расы и субрасы одного круга не должны быть смешиваемы с расами другого круга. О человечестве пятого большого круга может быть сказано, что оно «началось», когда на планете, предшествующей нашей, не останется ни одного человека того круга, а на нашей земле ни одного — четвёртого круга. Вы должны были бы знать, что случайные люди пятого круга (и очень малочисленны и редки они), которые приходят к нам как предвестники, не порождают на земле потомства пятого круга. Платон и Конфуций были людьми пятого круга, а наш Владыка шестого круга. Даже сын Готамы Будды был лишь человеком четвёртого круга.

Наши мистические термины в неуклюжем, грубом переводе с Санскрита на английский так же приводят в замешательство нас, как и вас.

Нет, мы не в пятом круге, но люди пятого круга приходили на землю в течение нескольких последних тысячелетий. Но что значит такое незначительное протяжение времени в сравнении даже с одним миллионом из нескольких миллионов лет, заключающихся в едином круге человеческого занятия земли.

 

Этот рисунок грубо изображает развитие человечества на планете, скажем, нашей земли. Человек развивается в семи главных, или коренных, расах; 49 субрасах — ветвях, ответвления последних не указаны здесь.

Стрела показывает направление, принятое эволюционирующим импульсом.

I, II, III, IV и т.д. — семь главных, или коренных, рас.

1, 2, 3 и т.д. — субрасы.

а, а, а — ответвления.

N. Точка начала и завершения эволюции на планете.

S. Точка оси, где развитие уравновешивается или приспособляется в эволюции каждой расы.

E. Экваториальные точки, где по нисходящей дуге интеллект одолевает духовность, а по восходящей духовность вытесняет интеллект.

N.B. Рисунок и пояснения написаны учеником Махатмы.

P.S. В своей поспешности Дж.К. набросал рисунок немного вне перпендикуляра, но всё же это может служить как примитивный memorandum. Он нарисовал это, чтоб представить развитие на одной планете, но я прибавил два слова для того, чтоб применить его и ко всей Манвантарной цепи миров.

 

 

Добавочные записи

 

Когда какой-либо вопрос об эволюции или развитии в одном из царств является вам, постоянно имейте в виду, что всё существующее в природе подчинено Семеричному правилу серий в их соответствии и взаимных отношениях.

В человеческом развитии имеется: верхняя точка и нижняя точка; нисходящая дуга и восходящая дуга. Ибо это «Дух» превращается в «материю» (не «материя», которая восходит) и материя, которая ещё раз растворяется в дух; конечно, первая раса эволюции и последняя на планете (как в каждом круге) должна быть более бесплотной, более духовной, четвёртая, или самая низшая, самой физической (прогрессируя, конечно, с каждым большим кругом), и в то же время — так как физический разум является маскированным проявлением духовного разумения — каждая эволюционирующая раса по нисходящей дуге должна быть физически разумнее предшествовавшей, а каждая по восходящей дуге должна обладать более утончённым мышлением в соединении с духовной интуицией.

Первая раса (или род) первого круга после Солнечной Манвантары (будьте добры подождать моего следующего письма, прежде нежели разрешить себе смутиться или быть сбитым с толку, — оно объяснит многое) — будет расою Богочеловека, с почти неосязаемой оболочкой, и так оно и есть. Но затем является трудность для ученика примирить этот факт с эволюцией человека от животного, как бы ни была высока его форма между антропоидами. Тем не менее это примиримо для того, кто будет свято придерживаться строгой аналогии между деятельностью двух миров — видимого и невидимого — в действительности одного мира, ибо один работает, так сказать, внутри себя. Теперь — есть и должны быть «неудачи» в бесплотных расах многочисленных степеней Dhyan Chohans или Devas, так же как и среди людей. Но так как эти неудачи слишком высоко развиты и одухотворены, чтоб быть отброшенными насильственно назад из их состояния Dhyan Chohans в водоворот новой первичной эволюции планеты в низшие царства, — вот что случается. Когда новая солнечная система начинает развиваться, эти Dhyan Chohans (припомните индусскую Аллегорию о падших Devas, низвергнутых Шивою в Hudarah, которым разрешено Parabrahm считать это как промежуточное, переходное состояние, где они могут подготовиться рядом повторных рождений в этой сфере для высшего состояния — нового возрождения) — рождаются в ней «ранее» всех элементалов и остаются как скрытая или недействующая духовная сила в ауре нарождающегося мира новой системы, до тех пор, пока не достигнута ступень человеческой эволюции. Тогда Карма настигает их и они должны будут принять до последней капли горькую чашу возмещения. Тогда они становятся деятельною Силою и в соединении с элементалами, или развитыми сущностями чистого животного царства, начинают развивать, постепенно, полный тип человечества. В этом соединении они теряют своё высокое разумение и духовность состояния Devas, чтоб вновь обрести их в конце седьмого малого круга в седьмом большом круге.

Итак, мы имеем:

I Круг — бесплотное существо — неразумное, но сверхдуховное. В каждой из последующих рас и субрас и меньших рас эволюции оно развивается в более и более уплотнённое существо, но всё ещё ближе к бесплотному. И, подобно животному и растению, оно развивает чудовищные тела, соответственно с окружающей его грубостью, примитивностью.

II Круг. Он всё ещё гигант и бесплотен, но становится уже более плотным в теле, более физическим человеком, но всё ещё менее разумен, нежели духовен, ибо разум более медленная и трудная эволюция, нежели физическая оболочка, — ум не может развиться так быстро, как тело.

III Круг. Он уже имеет совершенно конкретное или плотное тело. Вначале форма гигантской обезьяны и более разумная (или скорее хитрая), нежели духовная. Ибо в нисходящей дуге он достиг точки, где его первоначальная духовность затуманивается нарождающимися умственными способностями. В последней половине этого третьего круга его гигантский рост уменьшается, тело улучшается в ткани (может быть, микроскоп мог бы доказать это), и он становится более разумным существом — хотя всё ещё более обезьяна, нежели Deva-человек.

IV Круг. Разум получает огромное развитие в этом круге. Немые расы приобретают наш человеческий язык на нашей планете, на которой с четвёртой расы язык совершенствуется и знание физических вещей увеличивается. В этой половине четвёртого круга человечество проходит точку оси меньшего Манвантарного цикла. Кроме того, в срединной точке эволюции каждой главной, или коренной, расы каждого круга человек проходит экватор своего прохождения на данной планете, это же правило применимо ко всей эволюции, или семи кругам малой Манвантары.

На этой точке мир, следовательно, изобилует результатами рассудочной деятельности и духовного ослабления. В первой половине четвёртой расы наука, искусства, литература и философия были рождены, затмеваемы в одной нации и нарождаемы в другой. Цивилизация и умственное развитие вращаются в семеричных циклах, как и всё остальное; тогда как лишь в последней половине духовное Ego начнёт свою настоящую борьбу с телом и разумом, чтоб проявить свои трансцендентальные силы. Кто поможет в этой предстоящей гигантской борьбе? Кто? Счастлив человек, который помогает помогающей руке.

V Круг. То же относительное развитие и та же борьба продолжается.

VI Круг.

VII Круг.

Об этих бесполезно говорить.

     

 

XIX 

(10–VII–1882)

 

Возьмите человеческий утробный плод. С момента его первого насаждения до того, как он завершит свой седьмой месяц нарастания, он повторяет в миниатюре минеральный, растительный и животный циклы, которые он проходил в своих предыдущих оболочках, и только в течение последних двух развивает свою будущую человеческую сущность. Развитие заканчивается лишь на седьмом году жизни ребёнка. Тем не менее она существовала без какого-либо увеличения или уменьшения эоны и эоны, прежде чем она проложила свой путь вперёд, через и в лоне матери природы, как она делает это сейчас в утробе своей земной матери. Справедливо сказал один учёный философ, который больше доверяет интуиции, нежели указаниям — dicta — современной науки: «Ступени человеческого утробного существования заключают в себе сжатый рекорд некоторых недостающих страниц в истории земли». Потому вы должны оглянуться на животные, минеральные и растительные сущности. Вы должны взять каждую сущность от её исходной точки в Манвантарном течении как первоначальный атом, уже дифференцированный первым трепетом манвантарного дыхания жизни. Ибо потенциал, который наконец развивается в усовершенствованного Планетного Духа, уже таится в нём и в действительности есть тот самый первоначальный космический атом, привлечённый своим «химическим сродством» к соединению с другими подобными атомами. — Совокупность таких объединённых атомов со временем сделается планетою, носительницей человека, после того как стадии туманности, спирали и сферы огненного тумана, сгущения, отвердевания, сжимания и охлаждения планеты будут успешно пройдены. Но имейте в виду, не каждая сфера становится «носительницей человека». Я только констатирую факт, не останавливаясь далее на нём в этом отношении. Большая трудность в уразумении идеи, в вышеуказанном процессе, заключается в склонности создавать более или менее неполные представления о проявлениях единого элемента, о его неизбежном присутствии в каждом невесомом атоме и последующем беспрестанном и почти безграничном размножении новых центров деятельности, без малейшего влияния на своё первоначальное количество. Возьмём подобное соединение атомов, предназначенных на образование нашей планеты, и затем проследим, бросив беглый взгляд по всему, главную работу подобных атомов. Мы назовём первичный атом А. Будучи не ограниченным центром деятельности, но начальной точкой манвантарного вихря эволюции, он порождает новые центры, которые мы можем назвать B, C, D и т.д., бесчисленно. Каждая из этих главных точек рождает меньшие центры — a, b, c и т.д. И последнее в течение эволюции и инволюции со временем развиваются в многочисленных А, В, С и т.д., образуя, таким образом, основания или же являясь развивающимися причинами новых зарождений, видов, разрядов и т.д., ad infinitum. Теперь — ни первичное А и его спутники атомы, ни их многочисленные порождения a, b, c не потеряли ни одной йоты своей первоначальной силы, или жизненной субстанции, развитием своих порождений. Сила здесь не превращается в нечто другое (как я уже указал в моём письме), но с каждым развитием нового центра деятельности изнутри самой себя умножается до бесконечности, никогда не теряя ни частички своей природы в количестве и качестве своего естества, лишь приобретая ещё нечто, прогрессируя в своей дифференциации. Эта так называемая «Сила» является поистине неуничтожаемой, но не сочетается и не превращается в смысле, принятом Членами Королевского Общества. Скорее можно сказать, растёт и развёртывается в «нечто другое», тогда как ни её собственная потенциальность, ни самая сущность ничуть не затрагиваются этим превращением. Также не может это быть правильно названо «Силою», раз она есть лишь атрибут Yin Sin (Yin Sin, или «Единая Форма Бытия», также Adi Buddhi или Dharmakaya — мистическая, по всему миру разлитая субстанция), когда она проявляется в феноменальном мире чувств, — именно уже известный вам Fohat. В связи с этим просмотрите статью Subba Row «Arian Arhat Esoteric Doctrines» о семи принципах человека. Посвящённые брамины называют это (Yin Sin и Fohat) — Brahman и Sakti, во время проявления в виде этой силы. Может быть, мы будем ближе к истине, называя это бесконечной жизнью и источником всякой жизни, видимой и невидимой, сущностью неисчерпаемой, вечно сущей, короче сказать, Svabhavat (Svabhavat в Её мировом применении, Fohat, когда проявляется в нашем феноменальном мире или, скорее, в видимой Вселенной, следовательно, и в его ограничениях). Это pravritti в активности, nirvitti в пассивности. Называйте это Sakti-Parabrahman, если хотите, и скажите с последователями Advaites (Subba Row один из них), что Parabrahman plus Майя (иллюзия) становится Isvara — созидающий принцип-сила, обычно называемая Богом, которая исчезает и умирает со всем остальным, когда наступает Pralaya. Или вы можете придерживаться северных Буддийских философов и называть это Adi-Buddhi — всепроникающим высочайшим и абсолютным Разумом, с его периодически проявляющимся Божеством — «Avalokitesvara» (Манвантарическая разумная природа, увенчанная человечеством) — мистическое имя, даваемое нами воинству Dhyan Chohans (N.B. солнечным Dhyan Chohans, или воинству лишь нашей солнечной системы), взятым коллективно.

Это воинство представляет первоначальный источник, коллектив всех разумов, которые были или будут в нашей цепи обитаемых человеком планет или же в какой-либо части или частице нашей солнечной системы.

По аналогии вы увидите, что, в свою очередь, Adi-Buddhi (как это подразумевается самим наименованием, переведённым буквально) есть коллективный Разум мировых разумов, включая и разум Dhyan Chohans, даже самых высоких степеней. Это всё, что я могу сейчас сказать вам по этому специальному вопросу. Потому, когда я говорю о человечестве, не определяя его, вы должны понимать, что я предполагаю Человечество не нашего четвёртого круга, каким мы его видим на этом пятне грязи в пространстве, но всё уже эволюционировавшее множество.

Да, как я уже описал в моём письме, существует лишь единый элемент и невозможно понять нашу систему, не имея правильного представления этого твёрдо зафиксированным в уме. Поэтому вы должны извинить меня, если я останавливаюсь на этом предмете долее, нежели это кажется в действительности необходимым. Но до тех пор, пока этот великий первичный факт не ясно понят, всё остальное покажется непонятным. Итак, этот элемент является, говоря метафизически, единым Substratum, или неизменной причиной всех проявлений в феноменальном мире. Древние говорят о пяти постигаемых элементах — эфире, воздухе, воде, огне и земле — и об одном непостигаемом элементе (для непосвящённых), о шестом принципе Вселенной — назовите его Purusha Sakti, говорить же о седьмом, вне святилища, было наказуемо смертью. Но эти пять суть лишь дифференцированные виды единого. Как человек является семеричным существом, так и Вселенная — Семеричный микрокосм по отношению к семеричному Макрокосму, то же, что капля дождя по отношению к туче, откуда она упала и куда с течением времени она вернётся. В этом одном заключено столько возможностей к эволюции воздуха, воды, огня и т.д. (от чисто абстрактного по шкале вниз до их конкретного состояния), и когда эти последние называются элементами, то это для того, чтобы указать на их производительные потенциальности к бесчисленным изменениям форм, или эволюции существ. Представим себе неизвестное количество как X; это количество есть единый, вечный, неизменный принцип, — и A, B, C, D, E, пять или шесть меньших принципов или ингредиентов того же самого: принципы земли, воды, воздуха, огня и эфира (akasa), следуют по порядку своей духовности, и начиная с самого низшего. Существует шестой принцип, отвечающий шестому принципу Buddhi в человеке (чтобы избежать путаницы, запомните, что, рассматривая этот вопрос со стороны нисходящей шкалы, абстрактное Всё или вечный принцип будет численно обозначен как первый, а феноменальный мир как седьмой, будет ли принадлежать человеку или же Вселенной. Рассматривая с другой стороны, численный порядок будет в точности обратным), но нам не разрешено назвать его, за исключением посвящённых. Всё же я могу намекнуть, что это связано с процессом высочайшего разумения. Назовём его N. И кроме того, под всеми видами деятельности феноменального мира существует возбудительный импульс от X, назовите это Y. Алгебраически выраженное наше уравнение читается, следовательно, A + B + C + +D + E + N + Y = X. Каждая из этих шести букв представляет, так сказать, дух или абстракцию того, что вы называете элементами (ваш скудный английский язык не даёт мне другого слова). Этот дух контролирует всю линию эволюции вокруг всего Манвантарного цикла, в своём собственном отделе. Вдохновляющая, оживотворяющая, движущая, эволюционирующая причина, позади бесчисленных феноменальных манифестаций в этом отделе Природы. Постараемся выявить эту мысль единым примером — возьмите огонь. D — первичный, огненный принцип, пребывающий в X, — есть первоначальная причина каждого феноменального проявления огня на всех планетах цепи. Ближайшие причины суть эволюционировавшие второстепенные огненные посредники, которые строго контролируют семь нисхождений огня на каждой планете. (Каждый элемент имеет свои семь принципов и каждый принцип свои семь субпринципов, и эти второстепенные посредники перед своим проявлением, в свою очередь, сделались первичными причинами.) D есть семеричное соединение, высочайшее деление которого есть чистый дух. На нашей планете мы видим его в его наиболее грубом, наиболее материальном состоянии, таким же плотным в своём роде, как человек в его физической оболочке. На следующей планете, предшествующей нашей, огонь был менее плотен, нежели здесь; на другой, перед предыдущей, — ещё менее. Таким образом, плотность пламени была всё более чистой и духовной и всё менее и менее плотной и материальной на каждой предшествующей планете. На самой первой в манвантарной цепи огонь появился как почти чистое объективное сияние — Mahabuddhi, шестой принцип вечного Света. Наша планета, будучи внизу дуги, где материя, так же как и дух, выявляется в своём наигрубейшем виде; когда элемент огня проявится на следующей планете после нашей, по восходящей дуге, он будет менее плотен, нежели как мы видим его сейчас. Его духовное качество будет тождественным с тем, которым он обладал на планете, предшествующей нашей по нисходящей дуге; вторая планета по восходящей дуге будет отвечать качеству второй предшествующей нашей по нисходящей дуге и т.д. На каждой планете из цепи существуют семь проявлений огня, из которых первый по порядку будет сходен в духовном качестве с последним проявлением на предшествовавшей планете: процесс будет в обратном порядке, если вы будете выводить с противоположной дуги. Мириады специфических проявлений этих мировых элементов, в свою очередь, лишь один отпрыск ветви или ответвления единого первичного «Древа Жизни».

Возьмите Дарвиновское генеалогическое древо жизни человеческой расы и других и, помня мудрую древнюю поговорку: «как внизу, так и наверху» — то есть мировую систему соответствий, постарайтесь понять по аналогии. Так вы увидите, что ныне и на этой земле в каждом минерале и т.д. пребывает такой дух. Скажу больше — каждая песчинка, каждый валун или утёс гранита есть этот дух, кристаллизованный или окаменелый. Вы сомневаетесь! Возьмите азбуку геологии и посмотрите, что утверждает наука по поводу формации и нарастания минералов. Каково происхождение всех скал осадочных либо вулканических? Возьмите кусок гранита или песчаник, и вы найдёте, что один составлен из кристаллов, другой из песчинок различных камней (органические утёсы или камни, образованные из останков когда-то живших растений и животных, не послужат настоящей цели, они реликвии последующей эволюции, тогда как мы заинтересованы лишь первичными). Теперь — осадочные и вулканические утёсы составлены: первые из песчаного гравия и глины, последние из лавы. — Нам остаётся лишь проследить происхождение обоих. Что находим мы? Мы находим, что один был составлен из трёх элементов или, более точно, из нескольких проявлений одного и того же элемента — земли, воды и огня — и что другой был точно так же составлен (хотя при других физических условиях) из космической материи — воображаемой materia prima, которая сама одно из проявлений (шестой принцип) единого элемента. Каким же образом можем мы сомневаться, что минерал содержит в себе искру Единого, подобно всему остальному в этой объективной природе?

Период, необходимый для завершения семи местных или земных — или, может быть, назовём их планетными меньшими кругами (не говоря о семи Больших Кругах в меньших манвантарах, за которыми следуют их семь меньших pralayas), — завершение так называемого минерального цикла, неизмеримо продолжительнее цикла всякого другого царства. Вы можете вывести по аналогии, что каждая планета, перед достижением зрелости, должна пройти через период формации — так же семерично. Закон Природы однообразен, и зачатие, формация, рождение, прогресс и развитие ребёнка отличается от планетного лишь размерами. Планета имеет два периода: зубной и волосяной — её первые скалы, которые она тоже осыпает, чтоб дать место другим, — и её папоротники и мхи, прежде нежели она получает леса. Как атомы в человеке меняются [каждые] семь лет, так и планета обновляет свою strata каждые семь циклов. Секция одной части Кап-Бретонских каменноугольных полей показывает семь древних слоёв с остатками такого же количества лесов, и если бы кто смог прокопать на такую же глубину, было бы найдено семь других подобных же секций.

Существуют три вида Pralaya и Manvantara.

1. Общая, или Mahapralaya и Manvantara.

2. Солнечная Pralaya и Manvantara.

3. Малая Pralaya и Manvantara.

Когда Pralaya № 1 закончена, мировая манвантара начинается. Тогда вся Вселенная должна быть эволюционирована вновь de novo. Когда наступает Pralaya солнечной системы, она касается лишь этой солнечной системы. Одна солнечная Pralaya = 7 малым pralayas. Малые pralayas № 3 касаются лишь нашей маленькой цепи планет, обитаемых и не обитаемых человеком. К подобной цепи принадлежит наша Земля. Кроме этого, в малой pralaya существует ещё условие планетного покоя, или, как говорят астрономы, «смерть», подобное нашей теперешней луне, — при котором скалистое основание планеты переживает, но жизненный импульс покидает её. Например, представьте себе, что наша земля принадлежит к группе семи планет, или обитаемых человеком миров, более или менее эллиптически расположенных. Наша земля находится на самой низкой центральной точке орбиты эволюции, на половине большого круга, — мы назовём первую планету А, последнюю Z. После каждой солнечной Pralaya — полное уничтожение нашей системы, и после каждой солнечной Pralaya начинается абсолютное, объективное преобразование нашей системы, и каждый раз всё более совершенно, нежели раньше.

Итак, жизненный импульс достигает «А» или, скорее, то, чему предназначено стать «А» и что пока является лишь космической пылью. Центр образуется в туманности сгущения солнечной пыли, рассеянной в пространстве; и серии трёх эволюций, не видимых телесному глазу, совершаются последовательно; три царства элементалов, или сил природы, развиваются, другими словами, животная душа будущей планеты формируется, или, как сказал бы каббалист, гномы, саламандры, ундины создаются. Соответствие между матерью-планетою и её ребёнком-человеком может быть выявлено следующим образом — оба имеют свои семь принципов. На планете элементалы (которых всего семь видов) образуют (a) плотное тело; (b) её флюидический двойник (linga shariram); (c) жизненный принцип (jiva); (d) её четвёртый принцип Kama rupa образуется её творческим импульсом, действующим из центра к окружности; (e) её пятый принцип (животная душа, или Manas, физический ум) олицетворяется в растительном (в зачатке) и животном царствах; (f) её шестой принцип (или духовная душа, buddhi) есть человек; (g) и её седьмой принцип (Atman) находится в оболочке одухотворённой Akasa [Акаши], которая окружает её. По завершении трёх эволюций осязаемая планета начинает формироваться. Минеральное царство, четвёртое во всех сериях, но первое в этой стадии, возглавляет путь. Его осадки вначале парообразны, мягки и пластичны и становятся твёрдыми и конкретными лишь в седьмом малом круге. Когда этот малый круг завершён, он перебрасывает свою сущность, субстанцию, на планету В — которая уже проходит через предварительную стадию формирования, и минеральная эволюция начинается на этой планете. На этом слиянии эволюция растительного царства начинается на планете А. Когда последнее окончит свой седьмой малый круг, его сущность переходит на планету В. В это же время минеральная сущность двигается к планете С, а зародыши животного царства вступают на планету А; когда животное царство пройдёт здесь семь малых кругов, его жизненный принцип переходит на планету В, а сущность растительная и минеральная двигаются далее. Затем на планете А появляется человек, бледная тень того плотного существа, каким ему суждено стать на нашей земле. Развернув семь основных рас со многими отпрысками субрас, он, подобно предшествовавшим царствам, завершает свои семь кругов и переводится последовательно на каждую из планет, восходя до Z.

С самого начала человек имеет в себе семь принципов в зачатке, но ни один из них не развит. Если мы сравним его с младенцем, мы будем правы; никто никогда в многочисленных ходячих рассказах о привидениях не видел призрака ребёнка, хотя воображение любящей матери может внушить ей изображение утраченного младенца во снах. И это очень знаменательно. В каждом Большом круге, который совершает человек, один из принципов развивается вполне. В первом Большом круге его сознание на нашей земле притуплённое, медленное, тусклое и слабое, туманное, вроде младенческого. Когда он достигает нашей земли во втором Большом круге, он становится до некоторой степени ответственным, и в третьем уже вполне. На каждой ступени, на каждом круге его развитие идёт в уровень с развитием планеты, на которой он находится. Нисходящая дуга от А до нашей земли называется теневой или туманной, восходящая до Z — сияющей. Мы, люди четвёртого Большого круга, уже достигаем последнюю половину пятой расы нашего человечества Большого четвёртого круга, тогда как люди (несколько ранних пришельцев) пятого круга, хотя ещё только в своей первой расе (или, скорее, разряде), уже неизмеримо выше, нежели мы, — духовно, если не умственно; так как с завершением или полным развитием этого пятого принципа они подошли ближе, нежели мы, и находятся в более тесном контакте со своим шестым принципом Buddhi. Конечно, многочисленны дифференцированные индивидуумы даже в четвёртой расе, ибо зачатки принципов неодинаково развиты у всех, но таково правило.

Человек приходит на планету «А» после того, как другие царства уже продвинулись вперёд. (Разделяя наши царства на семь, последние четыре есть те, которые экзотерическая наука разделяет на три. К этому мы прибавляем царство человека, или царство Дэв. Соответствующие сущности мы разделяем на зачаточные, инстинктивные, полусознательные и вполне сознательные.) Когда все царства достигнут планеты Z, они не будут продвигаться вперёд, чтобы снова вступить на планету А в предшествии человека, но под законом замедления, действующим от центральной точки — или земли, — до Z и который уравновешивает принцип ускорения по нисходящей дуге, они только что закончат свою соответствующую эволюцию родов и видов, когда человек достигнет своего высшего развития на планете Z, в том или другом большом круге. Причина этому лежит в гораздо большем времени, требуемом для развития их бесконечного разнообразия, в сравнении с человеком. Относительная скорость развития в кругах вследствие этого, естественно, увеличивается, когда мы подымаемся по скале от минерала. Но эти различные скорости так выверены, благодаря более длительным остановкам человека в междупланетных сферах покоя для благоденствия или горя, что все царства заканчивают свою работу одновременно на планете Z. Например, на нашей планете мы видим проявление закона равновесия — с первого появления бессловесного человека до настоящего, как четвёртого и наступающего пятого круга существа, намеченная структура его организма радикально не изменилась. Этнологические характерности хотя и разнообразны, тем не менее никак не повлияли на человека как на человеческое существо. Ископаемые человека или его скелет периода млекопитающейся ветви, венцом которой он является, или же скелет циклопа или карлика всё же могут быть признаны, при одном взгляде, как человеческие останки. Растения и животные, тем временем, стали более и более непохожими на то, чем они были раньше. Схема с её семеричными подробностями была бы непонятна человеку, если бы у него не было мощи, как это доказали Адепты, развить преждевременно его шестое и седьмое чувства, те, которые будут естественным наделом всех в соответствующих кругах. Наш Владыка Будда — шестого круга человек — не появился бы в нашу эпоху, так велики были его накопленные заслуги в предыдущих жизнях, если бы не Тайна.

Отдельные индивидуумы не могут опередить человечество своего круга далее одной ступени, ибо это математически невозможно, — говорите вы (как следствие): если фонтан жизни течёт беспрерывно, то должны быть люди всех кругов на земле во все времена и т.д. Намёк на отдых в междупланетных сферах может рассеять ложное представление по этому вопросу.

Когда человек усовершенствован qua в данном большом круге на планете А, он исчезает (подобно некоторым растениям и животным). Постепенно эта планета теряет свою жизнеспособность и наконец достигает стадии луны — смерти — и остаётся так, пока человек совершает свои семь малых кругов на Z и проходит свой междуциклический период, прежде чем начать следующий большой круг. Подобно на всех планетах поочерёдно.

Так как человек, закончив свой седьмой малый круг на А, только ещё начал свой первый круг на Z, и так как А умирает, когда он оставляет его для В, и т.д., и так как, кроме того, он должен оставаться в междуциклической сфере после Z (так же как и между каждыми двумя планетами) до тех пор, пока импульс снова не содрогнёт цепь, — ясно, что никто не может быть впереди своего вида более, чем на один круг. И Будда является лишь исключением, благодаря Тайне.

Мы имеем людей пятого большого круга среди нас, ибо мы в последней половине нашего семеричного земного малого круга — в первой половине это не могло бы случиться. Бесчисленные мириады нашего человечества четвёртого большого круга, которые опередили нас и закончили свои семь малых кругов на Z, уже успели провести свой интерциклический период, начинают новый большой круг и продвигаются к планете D (нашей). Но как могут находиться здесь люди 1-го, 2-го, 3-го, 6-го и 7-го большого круга? Мы представляем первые три, человек шестого круга может прийти только через редкие промежутки и преждевременно, подобно Буддам (лишь среди подготовленных условий), тогда как последние перечисленные — седьмого круга — ещё и не эволюционировали! Мы проследили человека от одного большого круга до Нирванического состояния между Z и А. А осталось в последнем большом круге мёртвым. С началом нового большого круга оно схватывает новый прилив жизни, просыпается к жизни и порождает все свои царства до самого последнего, уже на высшей ступени. После того как это было повторено семь раз, наступает малая Pralaya; цепь миров не уничтожается разложением и рассеиванием своих частичек, но переходит в abscondito, из которого они в свою очередь вновь выявятся во время следующего семеричного периода. В течение одного солнечного периода происходят семь подобных малых периодов по восходящей скале, прогрессирующего развития. Повторим — существуют в одном большом круге семь малых планетных, или земных, кругов для каждого царства и одна обскурация каждой планеты. Малая Манвантара состоит из семи больших кругов, 49 малых и семи obscurations. Один солнечный период из 49 больших кругов и т.д.

Периоды Pralaya и Manvantara называются «Surya Manvantaras и Pralayas». Мысль ускользает при вычислениях, сколько наших солнечных Pralayas должно совершиться до наступления великой Космической ночи. Но это придёт.

В малых Pralayas нет нового начинания, а лишь продолжение остановленной деятельности. Растительные и животные царства, которые к концу меньшей Manvantar’ы достигли лишь частичного развития, не уничтожаются. Их жизнь или жизнеспособные сущности — называйте некоторых из них nati, если хотите, — находят также соответствующую ночь и покой — они также имеют своего рода Нирвану. И почему бы нет? — Утробные и младенческие сущности — все они, подобно нам, порождены из единого элемента. Как мы имеем наших Dhyan Chohans, так и они в своих многочисленных царствах имеют элементальных охранителей и так же хорошо охраняются в массе, как и массовое человечество. Единый элемент не только наполняет пространство, но проникает через каждый атом космической материи.

Когда наступает час солнечной Pralaya, хотя процесс человеческого продвижения в его последнем седьмом большом круге в точности одинаков, но каждая планета, вместо того чтоб просто перейти из видимости в невидимость, когда он её в свою очередь покидает, — уничтожается. С началом седьмого большого круга седьмой малой Manvantara каждое царство достигает своего последнего цикла и потому на каждой планете, после отбытия человека, остаётся лишь maya от однажды живых и существующих форм. С каждым продвижением человека по нисходящей и восходящей дуге, по мере продвижения его с планеты на планету, оставленная позади планета становится пустой хризалоидной оболочкой. С его уходом наступает отлив сущностей из каждого царства. Ожидая перехода в должное время в более высокие формы, они тем не менее освобождаются; ибо до дня следующей эволюции они будут отдыхать в летаргическом сне в пространстве до момента, когда они снова будут пробуждены к жизни в новой солнечной Manvantar’e. Прежние элементалы будут отдыхать, пока не будут в свою очередь призваны стать оболочками минералов, растительных и животных сущностей (на другой и высшей цепи планет) на их пути стать человеческими сущностями, тогда как зачаточные сущности самых низших форм, а ко времени общего усовершенствования останется таких очень мало, они будут висеть в пространстве подобно каплям воды, внезапно превращённым в ледяные сосульки. Они растают от первого жаркого дыхания солнечной Manvantar’ы и образуют душу будущих планет. ...Медленное развитие растительного царства предусматривается длительным междупланетным отдыхом человека. ...Когда наступает солнечная Pralaya, всё очищенное человечество погружается в Нирвану и из этой междусолнечной Нирваны будет рождено в более высоких системах. Цепь миров разрушается и исчезает, как тень со стены после потухшего света. Мы имеем все указания, что в этот самый момент подобная солнечная Pralaya наступила и ещё две меньших заканчиваются где-то.

У начала солнечной Manvantar’ы до сих пор субъективные элементы материального мира, разбросанные сейчас в космической пыли, получив импульс от новых Dhyan Chohans новой солнечной системы (Высочайшие из прежней системы уходят выше), вливаются в первичные волны жизни и, разделившись в дифференцирующиеся центры деятельности, сочетаются в последовательной скале семи стадий эволюции.

Подобно всякой другой сфере пространства, наша земля до достижения ею окончательной материальности — и ничто в этом мире не может дать вам представления этого состояния материи — должна пройти гамму семи стадий плотности. Я говорю гамму намеренно, ибо диатоническая scala даёт лучшую иллюстрацию постоянного ритмического движения нисходящего и восходящего цикла Svabhavat — в её постепенной смене тонов и полутонов.

Вы имеете среди учёных членов вашего Общества одного, который, не будучи ознакомленным с нашей оккультной доктриной, всё же интуитивно понял, с точки зрения науки, идею солнечной Pralaya и его Manvantar’ы в их началах. Я имею в виду известного французского астронома Фламмариона «La Resurrection et la Fin des Mondes»12. Он говорит как истинный ясновидец. Факты таковы, как он их предполагает, с лёгкими изменениями. Как следствие векового охлаждения (скорее старость и потеря жизненной силы), отвердевания и высыхания планет, земля достигает точки, когда она начинает становиться ослабленным распущенным конгломератом. Период деторождения прошёл. Потомство всё вскормлено, и период её жизни окончен. — От этого времени «её составные массы перестают повиноваться законам сцепления и соединения, которые взаимно держали их».

И, становясь подобно трупу, оставленному на разрушение, предоставляет каждой молекуле, входящей в её состав, освободиться и отделиться от тела навсегда, чтоб в будущем подчиниться волне новых влияний. Притяжение луны (если бы только он мог знать весь размер её губительного влияния) само предприняло бы труд разрушения, породив вместо водной волны волну отлива земных частичек.

Его ошибка в том, что он думает, что длительное время должно быть посвящено на разрушение солнечной системы. Мы знаем, что это совершается в мгновение ока, но не без многих предварительных предупреждений. Другое заблуждение, что земля упадёт в солнце. Солнце первое разлагается при солнечной Pralaya.........

Вникните в природу и сущность шестого принципа мира и человека, и вы проникнете величайшую тайну этого мира — и почему бы нет — разве вы им не окружены? Каковы его знакомые проявления — месмеризм, Одическая сила и т.д.? — все различные виды одной и той же силы, одинаково готовой к хорошему и дурному применению.

Степени посвящения Адепта отмечают семь стадий, на которых он открывает тайну семеричных принципов в природе и человеке и пробуждает свои спящие силы.

      

 

XX 

(1882) 

Письмо Старшего Махатмы

 

Я буду благодарен вам за личное одолжение. — Раз Мой брат Махатма слишком совершенный Йоги-Архат, чтоб остановить руку, которая, не устрашённая неудачей, продолжает пытаться поймать Тибетского яка за шею, чтоб согнуть её под своё ярмо, то всё, что остаётся мне, это ещё раз появиться на natakashala, чтоб положить конец представлению, которое угрожает стать монотонным даже для нас, хорошо приученных к терпению. Я не могу воспользоваться вашим любезным советом написать м-ру X., ибо это было бы открыванием новой двери для бесконечной переписки, честь, которую я бы охотнее отклонил. Вместо того Я пишу вам, посылаю телеграмму и отвечаю на её обратной стороне для вашего усмотрения. Что это за способ разговора? Почитание может не быть в его натуре, и никто, никаким образом не претендует и не заботится об этом. Но я полагал бы, что его голова, которая достаточно способна держать что-либо, имеет угол для здравого смысла. И этот здравый смысл мог бы подсказать ему — или Мы то, на что претендуем, или же нет. В первом случае — как бы ни были преувеличены притязания, сделанные в защиту наших сил, всё же, если наше знание и предвидение не превосходят его, тогда мы не более нежели обманщики и самозванцы, и чем скорее он расстанется с нами, тем лучше для него. Но если же мы, в какой бы то ни было степени, те, кем мы претендуем быть, тогда он поступает как дикий осёл!! Пусть он запомнит, что мы не Индусские Раджи, нуждающиеся и принуждённые принять политических нянек и воспитательниц, чтоб вести Нас на поводу. Что Общество было основано, действовало и будет действовать с ним и без него — пусть он приспособится к последнему.

Его помощь, которую он навязывает нам, сильно похожа на испанских нищенствующих Гидальго, одной рукой предлагающих путешественнику свою шпагу для охраны, другой же хватающих за горло, — до сих пор, насколько Я могу знать, не была слишком полезна Обществу.

Потому Я хочу, чтоб вы запечатлели на его мозгу, что мы «принесём нашу благодарность» лишь в случае, если он займётся своим «Eclectic» и предоставит Основному Обществу заботиться о себе самом. Его совет и помощь редактору «Теософа», без сомнения, были полезны, и она очень благодарна ему за это, исключив из этого большую часть, которой она обязана вам. Но мы считаем нужным заявить, что некоторая черта должна быть где-то проведена между указанным редактором и Нами, ибо мы не совсем та Тибетская троица, за которую он нас принимает. Потому невежественные ли дикари или Восточники мы в его изображении — каждый волк хозяин в своей берлоге, — но мы имеем право знать наши дела лучше и почтительно отклоняем его услуги как кормчего вести наше Теософическое судно, даже по «океану Общественной жизни», как метафорически выражается он. Но, как Я приказал телеграфировать ему в ответ, — не он один искусный мореход на свете. Он ищет избежать западных плавучих льдов, мы же — провести наше судно, избегая отмелей Востока. Намеревается ли он в добавление ко всему ещё диктовать от Chohan’a и вплоть до...... что мы должны и что не должны делать?! Ram, Ram и священные Nagas, неужели, после веков независимого существования, мы должны поддаться чужому влиянию и сделаться марионетками Наваба из Симлы? Разве мы школьники или кто ещё в его воображении, чтоб подчиниться линейке школьного учителя?

Несмотря на его дурное расположение духа, я прошу вас сказать ему, что вы слышали от меня и что я просил вас сообщить ему мой ультиматум: если он не покончит со всеми пересудами и навсегда — я не потерплю вмешательства его мудрости между нашим невежеством и Основным Обществом. О вы, западники, похваляющиеся вашей нравственностью! Да сохранят вас и всех ваших Светлые Chohans от приближающегося бедствия — это искреннее желание вашего друга.

     

 

XXI 

(1882)

 

(1) Ученик Оккультизма не должен говорить о закоснелом состоянии народов четвёртой Расы, ибо история почти ничего не знает об этом состоянии «до начала современного прогресса» других наций, кроме как Западных. Что вы знаете об Америке, например, до вторжения в эту страну испанцев? Менее нежели два столетия до приезда Cortez’a там было такое же «устремление» к прогрессу между субрасами Peru и Mehico, какое наблюдается сейчас в Европе и Соединённых Штатах Америки. Их субраса закончилась почти полным уничтожением, вследствие причин, порождённых ею; подобное будет и с вашей в конце её цикла. Мы можем говорить лишь о «закоснелом состоянии», в которое, следуя закону развития, роста, зрелости и упадка, каждая раса и субраса впадает в течение её переходного периода. Лишь с последним состоянием ознакомлена ваша «Всеобщая История», оставаясь в высшей степени невежественной даже относительно того состояния, в котором находилась Индия каких-нибудь десять веков назад. Ваши субрасы устремляются сейчас к вершине своих соответствующих циклов. История же не идёт далее назад, нежели до периодов упадка нескольких других субрас, принадлежащих в большинстве к предыдущей, четвёртой расе. И какова площадь и период времени, захватываемые её Мировым глазом? — В наибольшем протяжении несколько ничтожных дюжин столетий — мощный горизонт, воистину! За этим — всё тьма, ничего, кроме гипотез!

(2) Египетские и арийские рекорды, в особенности наши таблицы Зодиака, снабжают нас всеми доказательствами, кроме ещё и нашего внутреннего знания. Цивилизация есть наследие, родовое достояние, которое переходит от расы к расе по восходящей и нисходящей тропе циклов. Во время малолетства одной субрасы она охраняется её предшественниками, которые обычно вымирают, когда первая достигает «совершеннолетия». Вначале большинство из них расточают и плохо распоряжаются своим достоянием или оставляют нетронутым в сундуках предков. Они с презрением отвергают советы своих старших и предпочитают, подобно мальчишкам, играть на улице, нежели изучать и извлечь возможно больше из нетронутого богатства, сложенного для них в рекордах Прошлого. Таким образом, во время вашего переходного периода — в средние века — Европа отвергла свидетельства Древностей, называя таких мудрецов, как Herodotus и других учёных греков — «отцом лжи», пока не стала больше знать и переменила это прозвище на «Отца Истории». Вместо того чтоб пренебрегать, сейчас вы собираете и прибавляете к вашему богатству. Как и каждая другая раса, вы имели ваши подъёмы и падения, ваши периоды славы и бесславия, ваши тёмные полуночи, а сейчас вы приближаетесь к вашему блестящему полдню. Самая молодая в семье пятой расы, вы были долгие века нелюбимая и необерегаемая Сандрильона13  в вашем доме. А теперь, когда столько ваших сестёр умерло, а другие всё ещё умирают; тогда как несколько старых, переживших, в своём втором детстве, ожидают своего Мессию — шестую расу — чтоб воскреснуть к новой жизни и снова начать с идущими сильнейшими по пути нового цикла; теперь, когда западная Сандрильона внезапно развернулась в гордую, богатую принцессу, красоту которой мы все видим и восхищаемся, как же она поступает? Менее добросердечная, нежели Принцесса в сказке, вместо того чтоб предложить своей старшей, более обиженной судьбой сестре, самой старшей сейчас в действительности, ибо ей почти «миллион лет», и единственной, которая никогда не обращалась с нею плохо, хотя, может быть, и не замечала её; вместо того чтоб предложить «поцелуй мира», она применяет к ней lex talionis14, с такой мстительностью, которая не возвышает её естественную красоту. Это далеко не преувеличенная аллегория, но История.

(3) Пятая раса — наша — началась в Азии миллион лет назад. Чем была она в течение 998 000 лет, предшествуя последним 2 000? Подходящий вопрос, предложенный, кроме того, в совершенно христианском духе, который отказывается поверить, что нечто хорошее могло произойти где-либо и когда-либо, за исключением Назарета. Что же она делала? Она была достаточно занята, так же как и сейчас, — выпрашивая прощение г-на Grant Allen’a, который поместил бы нашего примитивного предка, «дикообразного» человека, в ранний период Эоценского века! Поистине ваши учёные писатели взбираются на свои гипотезы крайне бесстрашно, как я вижу. Истинно плачевно будет узреть, как в один прекрасный день их огневые, ярые кони начнут лягаться и сломят себе шею, что совершенно неизбежно в будущем.

В Эоценский период, даже в его «самой первой половине», большой цикл четвёртой расы — Атланты — уже достиг своей наивысшей точки, и большой континент, отец почти всех ныне существующих континентов, показал первые признаки опускания, процесс, который продолжался до 11 446 лет назад, когда его последний остров — переводя его туземное наименование, мы можем назвать его довольно точно Poseidonis — погрузился со страшным грохотом.

Лемурия не более может быть смешиваема с Атлантическим Континентом, нежели Европа с Америкой. Оба погрузились и были затоплены со всей своей высокой культурой и «Богами», однако между обеими катастрофами истёк короткий период около 700 000 лет. «Лемурия» процветала и закончила свой бег как раз около этого пустяшного промежутка времени перед ранним периодом Эоценского века, так как её раса была третьей. Усмотрите остатки этой однажды великой нации в некоторых плоскоголовых аборигенах Австралии.

Не менее справедлива критика, отвергающая попытку населить Индию и Египет отбросами Atlantis’a.

Без сомнения, ваши геологи очень учёны, но почему не иметь в виду, что под измеренными и исследованными ими континентами, в недрах которых они нашли Эоценский век и принудили его выдать им свои тайны, могут быть глубоко скрытыми в бездонных или, вернее, неизмеренных ложах океана другие и гораздо более древние континенты, чьи слои никогда геологически не были исследованы; и что они могут, в один прекрасный день, совершенно перевернуть их теперешние теории, иллюстрируя таким образом простоту и величие истины, связанной с «индуктивным» обобщением в противовес их призрачным предположениям. Почему не допустить в действительности — никто из них нико‑
гда не подумал об этом, — что наши нынешние континенты были, подобно «Лемурии» и «Атлантиде», уже много раз затоплены и имели время вновь появиться и понести новые группы человечества и цивилизаций. И что с первым большим геологическим вздыманием при следующем катаклизме — в серии периодических катаклизм, которые происходят от начала и до конца каждого большого Круга, — наши уже вскрытые континенты опустятся, тогда как Лемурии и Атлантиды подымутся опять.

Подумайте о будущих геологах шестой и седьмой расы — представьте себе их, раскапывающих глубоко в недрах того, что было Цейлоном или Simla, и находящих утварь веддхов, или отдельных предков, цивилизованных пахари, — все предметы цивилизованной части человечества, населявшего эти области, будут превращены в пыль огромными массами движущихся ледников в течение следующего ледникового периода — представьте себе их находящими лишь такие грубые орудия и утварь, какие сейчас находимы среди диких племён, и отсюда объявляющими, что в течение этого периода первобытный человек лазил и спал на деревьях и сосал мозг из костей животных, — и отсюда прыжок к заключению, что в году 1882 по Рожд. Хр. человечество состояло из «человекообразных животных», черноликих и бородатых, с «выдающимися челюстями и большими острыми волчьими зубами». Такова ваша наука. Вернёмся к вашим вопросам.

Конечно, четвёртая раса имела свои периоды высочайших цивилизаций. Греческая, Римская и даже Египетская ничто в сравнении с теми цивилизациями, которые начались с третьей расой. Принадлежащие ко второй расе не были дикарями, но они не могли быть названы цивилизованными.

Греки и римляне были маленькими субрасами, египтяне же — часть и частица нашего «Кавказского рода».

Обратите внимание на последнюю и на Индию. Достигнув высочайшей цивилизации и, что ещё больше, — учёности, — обе пошли книзу. Египтяне, как определённая субраса, исчезают совершенно (её копты — остатки гибридов). Индия, как одно из первых и самых могущественных ответвлений основной Расы и составленное из многих субрас, продолжающихся до сих пор, борется, чтоб занять ещё раз своё место в Истории. История ухватывает лишь несколько беглых туманных проблесков об Египте, около 12 000 лет тому назад, когда, уже достигнув вершины своего цикла на тысячу лет раньше, он начал опускаться. Что же знает или может знать она об Индии 5 000 лет назад или о халдеях, которых она смешивает с ассирийцами, делая из них один день «аккадийцев», другой «туранийцев»! И потому мы говорим — ваша История находится в открытом море. Знаете ли вы, что халдеи были на высоте своей Оккультной славы ранее того времени, которое вы называете «Бронзовым веком»? Что «сыны Ad», или дети Света, предшествовали сотнями столетий «веку железа», который уже являлся древним веком, когда то, что вы называете сейчас Историческим периодом (вероятно, потому, что то, что известно об этом, обычно не есть история, но вымысел), едва только ещё начался. Мы утверждаем, что гораздо более «высокие цивилизации, нежели наша, подымались и разрушались». Недостаточно сказать, наподобие некоторых ваших писателей, что существовала угасшая цивилизация ранее, нежели были основаны Рим и Афины. Мы же утверждаем, что существовали серии цивилизаций ранее, как и после Ледникового периода; что они существовали на разных точках земного шара, достигали апогея славы и умирали. Всякий след и воспоминание были утеряны об Ассирийских и Финикийских цивилизациях, пока не были сделаны открытия последних лет. И теперь они раскрывают, хотя далеко не одну из ранних страниц в истории человечества. Тем не менее насколько древни эти цивилизации в сравнении с наиболее древними? — но даже их история боится принять. Археология достаточно доказала, что воспоминание человека идёт гораздо глубже, нежели История это допускала, и сокровенные рекорды однажды могущественных наций, сохранённые их наследниками, ещё более достойны доверия. Мы говорим о цивилизациях до Ледникового периода, и (не только в уме простеца и невежды, но даже в мнении высокообразованного геолога) наше заявление звучит нелепо. Что бы вы тогда сказали на наше утверждение, что китайцы — я теперь говорю о внутреннем Китае, о настоящем китайце, не о гибридном смешении между четвёртой и пятой расами, занимающих сейчас престол, — аборигенах, которые принадлежат в своей несмешанной национальности к высочайшей и последней ветви четвёртой расы, — они достигли своей высшей цивилизации, когда пятая раса едва появилась в Азии и когда её первые ответвления были ещё в проекции. Когда это было? Вычислите. Вы не можете думать, что мы, имея такие огромные шансы против принятия нашей доктрины, умышленно будем измышлять Расы и субрасы, если бы они не были неопровержимым фактом.

Группа островов Сибирского берега, открытая Норденскьольдом, была найдена усеянной останками лошадей, баранов, быков и т.д. среди гигантских костей слонов, мамонтов, носорогов и других чудовищ, принадлежащих к периоду, когда человек — говорит ваша наука — ещё не появился на земле. Каким образом могут быть найдены лошади и бараны в сообществе с огромными «допотопными»? Лошадь, как нас учат в школе, совершенно новая выдумка Природы, и ни один человек никогда не видел её pedactyl предка. Группа Сибирских островов может изобличить во лжи эту удобную теорию. Область, сейчас закованная в оковы вечной зимы и не обитаемая человеком, этим самым хрупким из животных, имела, как скоро будет доказано, не только тропический климат — нечто, что ваша наука знает и не оспаривает, — но и была также основанием древнейшей цивилизации четвёртой расы, высочайшие остатки которой мы находим в дегенерированном китайце, а самые низшие безнадёжно (для невежественного учёного) перемешаны с остатками третьей.

Я уже говорил вам, что самый высокий тип людей на земле (духовно) принадлежит к первой субрасе пятой коренной Расы, — это Арийские азиаты; самая высокая раса (физический ум) — последняя субраса пятой, вы сами, белые победители. Большинство человечества принадлежит к седьмой субрасе четвёртой коренной Расы, — вышеупомянутые китайцы и их ветви и ответвления: малайцы, монголы, тибетцы, явайцы и т.д., и остатки других субрас четвёртой расы, и седьмая субраса третьей расы. Все эти павшие и униженные подобия человечества — прямолинейные потомки высокоцивилизованных наций, названия и память о которых сохранились лишь в таких книгах, как «Popalvul», и в нескольких других, неизвестных науке.

(4) Миоценское время. Всё происходит в своё указанное время и место в эволюции больших кругов, иначе было бы невозможно для лучшего ясновидца вычислить точный час и год, когда те или другие, большие или малые катаклизмы должны произойти. Всё, что Адепт мог бы сделать, это предсказать приблизительное время; тогда как теперь события, которые отражаются в больших геологических изменениях, могут быть предсказаны с такою же математическою точностью, как и затмения и другие явления в пространстве. Погружение Atlantis’a [Атлантиды] (группы континентов и островов) началось во время Миоценского периода (как и сейчас наблюдается постепенное погружение некоторых из ваших континентов) — и оно достигло высшей точки сначала в окончательном исчезновении самого большого континента, событие, совпавшее с подъёмом Альп; затем с последним из прекрасных островов, упомянутым Платоном. Египетские жрецы Sais’a говорили его предку Солону, что Atlantis (единственно оставшийся большой остров) погиб 9 000 лет до их времени. Это не было вымышленное число, ибо они на протяжении тысячелетий тщательно сохраняли свои рекорды. Но тогда, говорю я, они упоминали лишь о Poseidonis’e и никогда не открыли бы свою сокровенную хронологию даже великому Греческому Законодателю. Так как не имеется геологических причин сомневаться в этом, напротив того, масса очевидностей к принятию этой традиции, наука наконец признала существование великих континентов и Архипелага, и таким образом подтвердилась истина ещё одной «басни». Она учит теперь, как вы знаете, что Atlantis или остатки его продолжали своё существование до послетретичных времён и что его окончательное погружение произошло в Палеозоические века Американской истории!!! Ну что же! Истина и факт должны быть благодарны даже и за такие малые одолжения, ввиду отсутствия таковых за многочисленные столетия. Глубокие исследования морей, в особенности Challenger’ом, вполне подтвердили доклады геологии и палеонтологии. Великое событие — торжество наших «Сынов Света», жителей «Shambullah» [Шамбалы] (тогда ещё остров в Центрально-Азиатском море), над себялюбивыми, но не вполне испорченными магами Poseidonis’a — случилось ровно 11 446 лет тому назад.

(5) Конечно, ваша наука права во многих её обобщениях, но её предпосылки не верны или, во всяком случае, ошибочны. Например, она права, что во время образования Америки древний Atlantis погружался, постепенно разрушаясь; но она не права ни в даваемых ею эпохах, ни в вычислениях продолжительности этого опускания. Последнее — будущая судьба ваших Британских островов, первых на списке жертв, которые будут уничтожены огнём (подводными вулканами) и водою, Франция и другие страны последуют. Когда они
появятся вновь, последняя седьмая субраса шестой коренной расы настоящего человечества будет процветать на «Лемурии» и «Атлантиде», которые снова появятся к этому времени, их новое появление последует немедленно за исчезновением теперешних островов и континентов. Очень мало морей и больших вод будут находимы тогда на нашей земле, воды так же, как и земля, появляются и исчезают, сменяясь периодически, каждый в свой черёд. Приближение каждой новой «обскурации» всегда возвещается катаклизмами — огнём или водою. Но кроме этого ещё каждый «малый круг», или Коренная Раса, должны быть разрезаны надвое, так сказать, тем или другим. Так, достигнув вершины своего развития и славы, четвёртая раса — атланты — были уничтожены водою; вы находите лишь их дегенератов, упадочные остатки, чьи субрасы тем не менее, и каждая из них, имели свои победоносные дни славы и относительного величия. Что они сейчас, будете тем и вы, закон циклов един и неизменяем. Когда ваша раса — пятая — достигнет своего зенита физического и умственного развития и разовьёт наивысшую цивилизацию (запомните разницу, которую мы делаем между материальной и духовной цивилизациями) и не в состоянии будет подыматься выше в своём цикле, её прогресс по направлению абсолютного зла будет остановлен (так же, как и её предшественники лемурийцы и атланты, люди третьей и четвёртой расы, были остановлены в своём прогрессе к тому же) одной из таких катаклизмических перемен. Её великая цивилизация будет уничтожена, и все субрасы этой расы пойдут книзу в соответствующих циклах, после короткого периода славы и учёности. Обратите внимание на остатки атлантов — древних греков и римлян (современные все принадлежат к пятой расе), как велики и как кратковременны и мимолётны были дни их известности и славы! Ибо они были лишь субрасы семи ответвлений Коренной Расы. Коренной Расе не более нежели её субрасам и ответвлениям разрешается Единым Правящим Законом нарушать прерогативы Расы или субрас, следующих за ней, и менее всего — захватывать знание и силы, накопленные для её преемника. «Ты не будешь вкушать плода от древа знания добра и зла, растущего для твоих наследников». Это древо охраняется нами, доверено нам Dhyan Chohans’ами, Покровителями нашей Расы и Охранителями тех, кто идут. Постарайтесь понять аллегорию и никогда не теряйте из виду намёков, данных вам в моём письме о Планетных Духах.

При начале каждого большого Круга, когда человечество появляется при совершенно иных условиях, нежели те, которые были предоставлены при рождении каждой новой расы и её субрас, один Планетный Дух должен войти в общение с этими примитивными людьми, освежить их память и раскрыть им истины, которые они знали в предшествовавших Кругах. Отсюда спутанные традиции о Иегове, Ормузде, Озирисе, Браме и tutti quanti15. Но это случается лишь при первой Расе. Это долг последней избрать приспособленных, годных преемников среди её сыновей, которые «избираются», употребляя библейское выражение, как сосуд, чтоб вместить полный запас знания, который будет разделён между будущими расами и потомствами до завершения этого Круга. Почему должен я сказать ещё больше, раз вы должны понять всё значение данного вам; и я не дерзаю открыть это вполне. Каждая раса имела своих адептов, и с каждой новой расой нам разрешается дать из нашего знания столько, сколько люди этой расы заслуживают. Последняя, седьмая раса будет иметь своего Будду, как имела его каждая из её предшественниц. Но её Адепты будут гораздо выше, нежели этой расы, ибо среди них будет находиться будущий Планетный Дух, Dhyan Chohan, долг которого будет наставить или «освежить память» первой расы пятого большого круга людей, после будущего затемнения этой планеты.

(6) То, что выявляется при завершении всего, есть не только «чистый безличный дух», но коллективные, «личные» воспоминания, извлечённые из каждого нового пятого принципа в течение длинного ряда существований. И если в конце всех вещей, скажем, через миллион миллионов лет от сего дня, дух должен будет отдыхать в его чистом, безличном Не-бытии как ЕДИНЫЙ или Абсолют, всё же должно быть «нечто благое» в цикловых процессах, если каждое очищенное Ego имеет возможность в долгие промежутки между объективным бытием на планетах существовать как Dhyan Chohan — от самого низшего обитателя Deva-Chana до высочайшего Планетного Духа, наслаждаясь плодами своих совокупных, коллективных, бесчисленных жизней.

Но что есть «Дух», чистый и безличный per se? Возможно ли, что вы ещё не уяснили себе нашу мысль? Но такой «Дух» есть «ничто», чистая абстракция, абсолютный пробел для наших чувств, даже для самых духовных. Он становится чем-то лишь в сочетании с материей, следовательно, он всегда есть нечто, раз материя бесконечна и неразрушима и вне бытия без Духа, который в материи есть жизнь. Отделённый от материи, он становится абсолютным отрицанием жизни и бытия, ибо материя нераздельна с ним. Спросите тех, кто предлагает возражения, знают ли они что-либо о «жизни», о «сознании» за пределами того, что они ощущают на земле? Какое представление могут они иметь — если только не прирождённые ясновидцы — о состоянии и сознании индивидуальности после того, как она отделилась от своего грубого земного тела? В чём благо всего процесса жизни на земле, можете в свою очередь спросить их, если мы лишь только «чистые», бессознательные сущности перед рождением, во время сна и в конце нашей жизни? Разве смерть, согласно науке, не сопровождается тем же состоянием бессознания, как и перед рождением? Разве жизнь, когда она покидает наше тело, не становится безличной, какою она была до оживления утробного плода? Жизнь, в конце концов, — величайшая проблема в кругозоре человеческого представления — есть тайна, которую величайшие из ваших учёных никогда не разрешат.

Чтобы быть правильно понятою, жизнь должна быть изучаема в полном объёме её проявлений, иначе она никогда не может быть не только исследована, но даже понята в её простейшем выявлении — жизни как состояния бытия на этой земле. Никогда это не может быть постигнуто до тех пор, пока она изучается в разобщении и особо от мировой жизни. Чтобы разрешить великую проблему, вы должны стать оккультистом; анализировать и испытать лично во всех её фазах, как жизнь на земле, жизнь за пределами физической смерти, жизни минерала, растения, животного, и духовную; жизнь в сочетании с конкретной материей, так же как и в невесомом атоме. Пусть они попытаются исследовать или проанализировать жизнь отдельно от организма, и что останется от неё? Просто род движения, которое должно остаться неразрешённым до тех пор, пока наша доктрина о Всепроникающей, бесконечной, вездесущей Жизни не будет принята хотя бы как гипотеза, лишь немного более разумная, нежели их научные гипотезы, которые все нелепы. Если будут возражать — Мы ответим им, употребляя их же оружие. Мы скажем — есть и останется навсегда доказанным, что раз движение всепроникающе, всенаполняюще, абсолютный же покой немыслим, невообразим, то под какой бы формой или видом ни проявилось движение, как свет, тепло, магнетизм, химическое сродство или электричество, всё это лишь фазы Единой, той же самой мировой всемогущей Силы, Proteus, которому они тоже поклоняются как Великому «Неизвестному», а мы просто называем «Единою Жизнью», «Единым Законом» и «Единым Элементом». Величайшие, наиболее учёные умы земли проницательно устремлялись к разрешению этой тайны, не оставляя неисследованными ни одной боковой тропинки, ни одной потерянной либо слабой нити в этом для них темнейшем из Лабиринтов, и все должны были прийти к тому же заключению — заключению Оккультистов, частично изложенному, — именно что жизнь в её конкретных манифестациях есть законный результат и последствие химического сродства; что касается жизни в её отвлечённом значении, жизни чистой и простой, о ней они знают и сейчас не более, нежели знали при зарождении их R. Society16. Они лишь знают, что некоторые организмы, лишённые жизни, в некоторых растворах проявляют признаки жизни самопроизвольно, благодаря некоторым химическим составам подобных субстанций. Я могу продемонстрировать вам на вашем собственном письменном столе, что жизнь, как жизнь, не только превращаема в другие виды или фазы всепроникающей Силы, но что она действительно может быть вселяема в искусственного человека. Франкенштейн есть миф лишь только в том, что он герой мистической сказки, в природе он возможность. Физики и медики последней субрасы шестой Расы будут прививать жизнь и воскрешать трупы, как они сейчас прививают оспу и часто менее обычные болезни. Дух, жизнь и материя не есть природные принципы, существующие независимо друг от друга, но следствия комбинаций, производимых вечным движением в пространстве, — им лучше понять это.

(7) Теперь наиболее важный пункт — насколько удовлетворительными покажутся мои ответы даже вам? Что ни один новый и явленный закон не рассматривается как прибавляющий ещё одно звено к цепи человеческого знания, доказывается тем недоброжелательством, которым каждый факт, по каким-либо причинам не приветствуемый наукой, принимается её профессорами. Тем не менее когда я смогу ответить, я постараюсь это сделать, надеясь, что вы не пошлёте это как дань моего пера «Журналу Науки».

(8) Дождь может быть вызван на небольшом протяжении пространства искусственно и без всякого притязания на чудо или сверхчеловеческие силы. Мы не знаем феноменов в природе, совершенно не связанных с магнетизмом либо электричеством, ибо где есть движение, тепло, трение, свет, там магнетизм и его alter-ego17электричество — всегда обнаруживаются как причина либо следствие или же, скорее, как оба, если мы исследуем проявление до его основания. Все феномены земных токов земного магнетизма и атмосферного электричества обязаны тому факту, что земля является наэлектризованным проводником, потенциал которого постоянно меняется благодаря его вращению и ежегодному орбитному движению, последовательному охлаждению и нагреванию воздуха, образованию туч и дождей, бурь и ветров и т.д. Возможно, вы найдёте это в каком-нибудь учебнике. Но наука не захочет допустить, что все эти перемены обязаны своим происхождением магнетизму Akasa, беспрерывно порождающей электрические токи, которые стремятся восстановить нарушенное равновесие. Направив самую могущественную из электрических батарей — человеческую систему, наэлектризованную известным процессом, — вы можете остановить дождь на известном месте, сделав «дыру в дождевой туче», как определяют это оккультисты. Употребляя другие сильно намагнетизированные инструменты, дождь может быть вызван искусственно в пределах изолированного протяжения. Сожалею о невозможности объяснить вам этот процесс яснее. Вы знаете действия, производимые деревьями и растениями на дождевые тучи, и как сильно магнетическая природа их притягивает и даже питает эти тучи над вершиною деревьев. Может быть, наука объясняет это иначе, но я не могу помочь этому — ибо таково наше знание и плоды тысячелетних опытов и наблюдений. Пусть физики вычислят количество тепла, требуемого для превращения в пар известного количества воды. Затем пусть исчислят количество дождя, необходимого для покрытия протяжения, скажем, одной квадратной мили на глубину одного инча. Для этого количества вапоризации18 они, конечно, потребуют сумму тепла, которая будет равняться, по крайней мере, пяти миллионам тонн угля. Теперь — сумма энергии, которая будет эквивалентом этого потребления тепла, соответствует (как каждый математик скажет вам) той, которая потребовалась бы для поднятия тяжести в десять миллионов тонн на одну милю высоты. Как может один человек породить подобное количество тепла и энергии? Нелепо, бессмыслица, мы все помешанные, и вы, которые слушаете нас, будете помещены в эту же категорию, если когда-либо отважитесь повторить сказанное. И всё же я утверждаю, что один человек может сделать это, и очень легко, если только он ознакомлен с некоторым «физико-духовным» рычагом внутри себя, гораздо более могущественным, нежели рычаг Архимеда. Даже простое мускульное сокращение всегда сопровождается электрическим и магнетическим феноменом, и существует сильнейшая связь между магнетизмом земли, переменами погоды и человеком, который есть лучший живой барометр, если бы только он умел читать его надлежащим образом. Опять, состояние неба может быть установлено изменениями, указываемыми магнитными инструментами. У нас это установленный факт, что магнетизм земли производит ветер, бурю и дождь. То, что наука знает об этом, есть лишь второстепенные симптомы, всегда производимые этим магнетизмом, и очень скоро она может открыть свои настоящие заблуждения. Земное магнетическое притяжение метеорной пыли и прямое воздействие последней на внезапные изменения температуры, особенно в отношении тепла и холода, не установленный вопрос ещё и по сей день. Доктор Phipson в 1867 г. и Cowper Ranyard в 1879 г. оба предложили эту теорию, но она была отвергнута тогда. Сомневались также, имеет ли факт прохождения нашей Земли через область пространства, в которой находится больше или меньше метеорических масс, какое-либо отношение к повышению нашей атмосферы, в её подъёмах и падениях или даже просто к состоянию погоды. Но мы думаем, что мы легко могли бы доказать это. И раз они принимают факт, что относительные распределения и пропорции земли и воды на земном шаре могут быть обязаны большому скоплению над ним метеорной пыли, — снег, в особенности в наших северных областях, полон метеорного железа и магнитных частиц, отложения последнего находимы даже на дне морей и океанов, — я удивляюсь, как наука до сих пор не поняла, что каждое атмосферическое изменение и все пертурбации происходят от соединённого магнетизма двух больших масс, между которыми сжата наша атмосфера! Я называю эту метеорную пыль «массою», ибо она действительно такова. Высоко над нашей земной поверхностью воздух пропитан и пространство наполнено магнитной, или метеорной, пылью, которая даже не принадлежит нашей солнечной системе. Наука, по счастью, открыла, что, так как наша земля со всеми другими планетами несётся в пространстве, она получает большую часть этой космической пыли на своё северное полушарие, нежели на южное. Также знает, что этим объясняется количественное преобладание континентов в северном полушарии и большее изобилие снега и сырости. Миллионы подобных метеоров и тончайших частиц достигают нас ежегодно и ежедневно. И все наши ножи в храмах сделаны из этого «небесного» железа, которое достигает нас, не подвергнувшись никакому изменению, — магнетизм земли держит их в сцеплении. Газообразное вещество постоянно прибавляется к нашей атмосфере из непрекращающегося падения метеорического, сильно магнетического вещества, и тем не менее для них это остаётся ещё открытым вопросом — имеют ли какое-либо отношение магнетические условия к падению дождя или нет!

Я не знаю о каком-либо «виде движений, созданных давлениями, расширениями и т.д., обязанными в первую очередь солнечной энергии». Наука приписывает слишком много и в то же время слишком мало «солнечной энергии» и даже самому солнцу. Солнце не имеет никакого касания к дождю и очень мало к теплу. Я был под впечатлением, что наука была осведомлена, что ледниковые периоды, так же как и те периоды, когда температура подобна «каменноугольному веку», происходят от уменьшения и увеличения или, скорее, расширения нашей атмосферы, расширения, которое само обязано тому же метеорному присутствию. Во всяком случае, мы все знаем, что то тепло, которое получает земля от лучей солнца, является в самой большей степени лишь третью, если не меньше, количества, получаемого ею непосредственно от метеоров.

(9) Назовёте ли это Хромосферой или же атмосферой, оно не может быть названо ни тем, ни другим; ибо это просто магнетическая и всегда присущая аура солнца, видимая астрономами только на краткие мгновения во время затмения и нашими учениками — когда они этого хотят, конечно приведённые в известное состояние. Подобие того, что астрономы называют красным пламенем в «Короне», может быть видимо в кристаллах Рейхенбаха или в другом сильно магнитном теле. Голова человека, в сильно экстатическом состоянии, когда всё электричество его системы сконцентрировано вокруг мозга, являет, в особенности в темноте, совершенное уподобление солнцу, во время подобных периодов. Первый художник, который нарисовал сияние вокруг голов своих Богов и Святых, не был вдохновлён, но изобразил их на основании авторитетности храмовых изображений и традиций святилищ и мест посвящений, где подобные феномены имели место. Чем ближе к голове или к телу, выделяющему ауру, тем сильнее и лучезарнее эманации (в случаях пламени обязанные водороду, говорит нам наука); — отсюда неправильные красные лучи пламени вокруг солнца или «внутренней короны». Факт, что они не всегда проявляются в одинаковом количестве, указывает лишь на постоянное изменение колебаний магнитной материи и её энергии, от которой также зависит разнообразие и число пятен. Во время периода магнитной инерции пятна исчезают или, скорее, остаются невидимыми. Чем дальше отбрасываются эманации, тем больше они теряют в напряжении, до тех пор, пока, постепенно убывая, не исчезнут. «Внешняя Корона», её лучеобразная форма, зависит вполне от последнего феномена, лучезарность которого происходит от магнитного свойства материи и электрической энергии, а вовсе не от раскалённых частиц, как это утверждается некоторыми астрономами. Всё это ужасно ненаучно — тем не менее это факт, к которому я могу добавить и другой, напомнив вам, что солнце, которое мы видим, вовсе не центральная планета нашего маленького мира, но лишь её покров или отражение. Наука имеет чрезвычайные препятствия в изучении этой планеты, которых, по счастью, мы не имеем: прежде всего постоянное дрожание нашей атмосферы, которое препятствует им правильно судить то малое, что они видят. Это затруднение никогда не стояло на пути древних халдейских и египетских астрономов, так же не является оно препятствием и для нас, ибо мы имеем средства остановить, противодействовать подобным колебаниям, будучи ознакомлены со всеми условиями Akasa. Не более нежели секрет дождя, эта тайна, предположив, что мы её разгласим, будет годна для практического применения вашим учёным, разве только они сделаются оккультистами и пожертвуют долгие годы на приобретение сил. Только представьте Huxley и Tyndall, изучающих Yogavidya! Отсюда та масса ошибок, в которые они впадают, и противоречивые гипотезы ваших лучших авторитетов. Например — Солнце полно парами железа — факт, который был доказан спектроскопом, показавшим, что свет короны состоял в большей степени из линий в зелёной части спектра, очень близко совпадающей с железной линией. Тем не менее профессора Young и Lockyer отвергли это под остроумным предлогом, что если Корона была бы составлена из малейших частиц, подобно туче пыли (именно это мы называем «магнитною пылью»), то эти частицы (1) упали бы на солнечное тело, (2) известно, что кометы проходят сквозь этот пар без всякого видимого последствия для них; (3) спектроскоп профессора Young’a показал, что линия Короны не была тождественна с железной линией и т.д. Почему называют они эти возражения «научными», это более нежели мы можем понять.

(1) Причина, почему эти частицы, как они называют их, не падают на солнечное тело, самоочевидна. Есть силы, сосуществующие с силой тяготения, о которых они ничего не знают, кроме ещё другого факта, что, точно говоря, нет тяготения, а лишь притяжение и отталкивание. (2) Каким образом кометы могли бы быть затронуты указанным прохождением, раз их «прохождение сквозь» есть просто оптический обман? Они не могли бы пройти площадь притяжения, не будучи немедленно уничтоженными той силою, о которой никакой Vril не может дать соответствующего представления, ибо на земле нет ничего, что могло бы быть сравнимо с нею. Проходя, как это делают кометы, через «отражение», не удивительно, что указанные пары не имеют «видимого воздействия на эти лёгкие тела». (3) Линия Короны может не казаться тождественной через лучший «грубый спектроскоп»; несмотря на это, корона содержит железо так же, как и другие пары. Сказать вам, из чего она состоит, бесполезно, ибо я не в состоянии перевести слова, которые мы употребляем для этого, и, кроме того, нигде подобного вещества не существует (во всяком случае, не в нашей солнечной системе), но лишь в солнце. Факт тот, что то, что вы называете солнцем, есть просто отражение огромного «запасного склада» нашей солнечной системы, в котором ВСЕ её силы зарождаются и сохраняются. Солнце, будучи сердцем и мозгом нашего пигмея-мира, мы могли бы сравнить его faculae19эти миллионы маленьких, интенсивно блестящих тел, из которых составлена поверхность солнца вне пятен, — с кровяными шариками этого Светила, хотя некоторые из них, как правильно предположено наукою, так же велики, как Европа. Эти кровяные шарики суть электрическое и магнитное вещество в его шестом и седьмом состоянии. Что есть эти длинные белые волокна, скрученные наподобие верёвок, из которых penumbra солнца состоит? Что это — центральная часть, которая видима как огромное пламя, кончающееся огненными лучами, и прозрачные облака или, скорее, пар, образующийся из тончайших нитей серебристого света, который висит над этим пламенем, что это, как не магнитно-электрическая аура — phlogiston солнца? Наука может продолжать спекулировать, но до тех пор, пока она не откажется от двух или трёх главнейших заблуждений, она будет вечно блуждать во тьме. Некоторые из её величайших ошибочных представлений лежат в её ограниченных понятиях закона притяжения; её опровержение, что материя может быть невесома; её новоизобретённый термин «сила» и нелепая принятая идея, что сила способна к существованию per se или же действовать более нежели жизнь, вне, независимо или каким-либо другим образом, нежели через материю: другими словами, что сила есть нечто совершенно другое, нежели материя в одном из её высочайших состояний, — последние три по восходящей шкале отрицаются только потому, что наука ничего не знает о них. Также крайнее невежество её в вопросе об универсальном Proteus’e, его функциях и значении в экономии природы — магнетизме и электричестве. Скажите науке, что даже в дни упадка Римской Империи, когда татуированный Британец преподносил Императору Клавдию свой nazzur «электронов», в виде нити янтарных бус, даже тогда были люди, остававшиеся в отдалении от безнравственных масс, которые знали больше об электричестве и магнетизме, нежели учёные наших дней, — и наука будет смеяться над вами. Воистину, когда ваши астрономы, говоря о солнечной материи, называют эти огни и лучи «облаками пара» и «газами», «неизвестными науке» — гонимыми мощными вихрями и циклонами, тогда как мы знаем, что это просто магнитная материя в своём обычном состоянии действия, — у нас является желание улыбнуться этим возражениям. Можно ли представить «огни солнца питаемыми чисто минеральным веществом» — с метеоритами, сильно насыщенными водородом, создавая «солнцу далеко достигающую атмосферу раскалённого газа»? Мы знаем, что невидимое солнце состоит из нечто такого, что не имеет не только наименования, но и не может быть сравнимо с чем-либо известным вашей науке — на земле — и что его «отражение» содержит ещё меньше чего-либо подобного «газам», минеральному веществу или огню, хотя даже мы, говоря об этом на вашем цивилизованном языке, принуждены употреблять выражения, подобные как «пар» и «магнитная материя». Чтоб закончить эту тему — изменения в Короне не имеют влияния на климат земли, хотя пятна имеют — и профессор N. Lockyer в большинстве случаев ошибается в своих выводах. Солнце не есть нечто твёрдое или жидкое, ни даже раскалённые газы, но гигантский шар электромагнитных Сил, запас мировой жизни и движения, из которого пульсируют во всех направлениях, напитывая мельчайший атом так же, как и величайшего гения, тем же самым веществом до конца Maha Yuga.

(10) Звёзды отдалены от нас по крайней мере в 500 000 раз дальше солнца, а некоторые во столько же раз более. Сильные скопления метеорного вещества и атмосферические колебания всегда на их пути. Если бы ваши астрономы смогли бы взобраться на высоту этой метеорной пыли со своими телескопами, они могли бы больше доверять своим фотометрам, нежели сейчас. Как могут они? Никогда действительная степень интенсивности этого света не может быть известна на земле, следовательно, невозможно иметь и достоверного основания для вычисления величины и расстояний. Так же не удостоверили они ни в едином случае (за исключением одной звезды в Кассиопее), которые звёзды светят отражённым, которые своим светом. Работа лучшего фотометра двойных звёзд обманчива. В этом я убедился ещё весною 1878 г., следя за наблюдениями, делаемыми посредством фотометра Pickering’a. Различия в наблюдениях над звездою (около Gamma Ceti) достигали временами до половины величины. Лишь одна планета до сих пор была открыта ими вне солнечной системы при всех их фотометрах, тогда как мы, лишь с помощью нашего духовного, обнажённого глаза, знаем множество таковых. Каждая вполне созревшая солнце-звезда в действительности имеет, как и в нашей системе, несколько спутников-планет. Известный опыт «поляризации света» настолько же достоверен, как и все другие. Конечно, простой факт, что они исходят от ложной посылки, не может нарушить их заключения или астрономические предсказания, раз они математически точны в своих взаимоотношениях и отвечают данной цели. Халдеи, так же как и наши древние Риши, не имели ни ваших телескопов, ни фотометров, но однако их астрономические предсказания были безупречны; ошибки, очень незначительные и в действительности приписанные им их современными соперниками, происходят от ошибок последних.

Имейте в виду, что все мои ответы основаны и выводимы из наших Восточных Оккультных доктрин, без малейшего внимания, согласны или не согласны они с точною наукой. Потому я говорю: «Солнечная поверхность распространяет на одну квадратную милю столько же света (пропорционально), сколько может быть испускаемо любым предметом». Но что же вы можете подразумевать в этом случае под «светом»? Последний не есть независимый самостоятельный принцип, и я радовался над введением, с целью облегчения средств к наблюдению, «Спектра преломления», ибо уничтожением всех этих воображаемых независимых существований, подобно теплу, актинизму, свету и т.д., оно оказало величайшую услугу Оккультной Науке, оправдав в глазах её современной сестры нашу очень древнюю теорию, что всякий феномен лишь следствие видоизменённого движения того, что мы называем Akasa (не ваш эфир), и что в действительности существует лишь единый элемент, причинный Принцип всего.

Опыты, произведённые Fizean и Cornu, известных как лучшие исследователи Света в мире науки, несмотря на общее удовлетворение достигнутыми результатами, не являются достоверными данными ни в отношении скорости прохождения солнечного света, ни к его количеству. Методы, принятые обоими этими французами, допускают точные результаты (во всяком случае, приблизительно точные, раз существует разница в 227 миль в секунду в результатах наблюдения обоих исследователей, хотя и произведённых теми же самыми аппаратами) — только что касается скорости света между нашей землёй и верхними слоями её атмосферы. Их зубчатое колесо, вращаясь с известною скоростью, рекордирует довольно точно сильный луч Света, который проходит сквозь одну из ниш колеса, а затем эта светлая точка затемняется прохождением одного из его зубьев. Инструмент очень остроумный и может едва ли ошибаться, давая прекрасные результаты на протяжении нескольких тысяч метров туда и обратно. Между обсерваторией Парижа и его укреплениями нет атмо‑
сферы, нет метеорических масс, чтоб препятствовать прохождению луча, и этот луч встречает совершенно другое качество проводимости, нежели эфир пространства, эфир между солнцем и метеорным континентом над нашими головами, и скорость света, конечно, покажет около 185 000 с чем-то миль в секунду, и ваши физики восклицают «Эврика!» Не более успешны были и другие способы, измышленные наукой с 1887 г. для измерения этой скорости. Всё, что они могут сказать, это что их вычисления до сих пор точны. Если бы они могли измерить свет поверх нашей атмосферы, они скоро убедились бы, что они ошибались.

(11) Ваша наука имеет, кажется, теорию, что если бы земля была помещена в чрезвычайно холодные области, например, где бы она поменялась местами с Юпитером, то все наши моря и реки внезапно превратились бы в твёрдые горы; воздух или, скорее, часть воздушных сущностей, которая составляет его, — превратилась бы из своего состояния невидимого флюида, благодаря отсутствию тепла, в жидкости (которые сейчас существуют на Юпитере, но о которых жители земли не имеют представления). Представьте или постарайтесь представить обратное условие, и оно будет условием Юпитера настоящего момента.

Вся наша система незаметно изменяет своё положение в пространстве. Относительное расстояние между планетами остаётся всегда неизменным и никоим образом не нарушается этим передвижением всей системы. Расстояние между последней и звёздами и другими солнцами слишком неизмеримо, чтоб произвести малое или вообще заметное изменение в грядущие столетия и тысячелетия. Ни один астроном не заметит его телескопом, пока Юпитер и некоторые другие планеты, чьи маленькие блестящие точки скрывают сейчас от нашего зрения миллион миллионов звёзд (все за исключением 5 000 или 6 000), внезапно не позволят нам заглянуть на несколько Раджа-солнц, которые они сейчас скрывают. Подобная Raja-Star (король-звезда) находится как раз позади Юпитера, которую ни один из смертных не видел физическим глазом в течение этого нашего Круга. Если бы она могла быть обнаружена, она показалась бы через лучший телескоп, силою увеличения диаметра в 10 000 раз, всё же малой, неизмеримой точкой, затемнённою яркостью любой из планет; тем не менее этот мир в тысячу раз больше, нежели Юпитер. Сильные волнения атмосферы Юпитера и даже его красные пятна, которые так интригуют в последнее время науку, зависят от: (1) передвижения и (2) воздействия этой Raja-звезды. В её настоящем положении в пространстве, как бы незаметно мало оно ни было, металлические вещества, из которых она главным образом составлена, распространяются и постепенно превращаются в воздухообразные флюиды (состояние нашей земли и её шести сестёр-планет перед первым Большим кругом), становясь частью её атмосферы. Выводите ваши заключения и выводы из этого.

(12) Единственная великая истина, высказанная Siemens’ом, заключается в том, что междузвёздное пространство наполнено сильно разжиженной материей, подобно той, которая может быть помещена в безвоздушные трубки и которая простирается от планеты и до планеты и от звезды до звезды. Но эта истина не имеет касания к его главным фактам. Солнце даёт всё и ничего не берёт обратно из своей системы. Солнце ничего не собирает «на полюсах», — которые всегда свободны, даже от знаменитых «красных лучей», во все моменты, а не только в течение затмений. Каким образом, с их мощными телескопами, упустили они заметить подобные «скопления», раз их стёкла показывают им даже «наитончайшие перистые облака» на фотосфере? Ничто не может достигнуть солнца извне пределов его собственной системы, в виде подобной грубой материи, как разжиженные газы. Каждая частица материи во всех её семи состояниях необходима для жизнеспособности разнообразных и бесчисленных систем — миров в образовании, солнц, вновь просыпающихся к жизни, и т.д., и они не имеют ничего, что бы они могли уступить даже их лучшим соседям или ближайшей родне. Они матери, не мачехи, и не отнимут ни одной крохи от питания своих детей. Последняя теория о лучистой энергии, которая доказывает, что, точно выражаясь, нет такой вещи в природе, как химический свет или тепловой луч, является единственной приблизительно точной. Ибо воистину существует лишь одно — лучистая энергия, которая неистощима и не знает ни увеличения, ни уменьшения и будет продолжать свою саморождающую деятельность до конца нашей Солнечной Манвантары.

Поглощение Солнечных Сил землёю ужасающе, однако это есть или может быть доказано, что последняя получает едва ли 25% химической силы его лучей, ибо они лишаются 75% во время их вертикального прохождения сквозь атмосферу, в момент достижения ими внешнего предела «воздушного океана». И даже эти лучи, как нам сказано, теряют 20% световой и тепловой мощи. Какова же должна быть, при такой растрате, возрождающаяся мощь нашего Отца-Матери Солнца? Да, назовите это «лучистой энергией», если хотите: Мы называем это Жизнью — всепроникающей, вездесущей жизнью, вечно в работе в своей лаборатории — СОЛНЦЕ.

(13) Ничто не может быть дано учёным вашей науки, их «напыщенность» заставляет их объявить, что только для тех, для кого слово магнетизм есть таинственная сила, предположение, что Солнце есть огромный магнит, может объяснить выявление этим телом — света, тепла и причин магнетических изменений, обнаруживаемых на нашей земле. Они решили игнорировать и таким образом отвергнуть теорию, предложенную Jenkins’oм, о существовании сильно магнитных полюсов над поверхностью земли. Но эта теория тем не менее правильна, и один из этих полюсов вращается вокруг северного полюса в периодический цикл в несколько сот лет. Helley и Handstein, кроме Jenkins’a, были единственными учёными, которые это подозревали.

(14) Не все Интра-Меркуриальные планеты, ни даже те в орбите Нептуна, ещё не открыты, хотя это сильно подозревается. Мы знаем, что такие существуют и где они есть; и что есть бесчисленные планеты «сгоревшие», говорят они, — в обскурации — говорим мы; — планеты в образовании и ещё не светящиеся и т.д. Но «мы знаем» малопригодно для науки, когда даже спиритуалисты не хотят признать наше знание. Тасиметр Эдисона, приспособленный к величайшей степени чувствительности и приделанный к большому телескопу, может быть очень полезен в своём усовершенствованном виде. Приспособленный таким образом «тасиметр» даст возможность не только измерения тепла отдалённейшей из видимых звёзд, но и обнаружит через их невидимые лучеиспускания звёзды, которые невидимы и иначе неулавливаемы, следовательно и планеты также. Один исследователь, в большой мере покровительствуемый Старшим Махатмой, думает, что если в какой-либо точке пустого пространства небес — пространства, которое кажется пустым даже в величайшей силы телескоп, — тасиметр указывает на подъём температуры и делает это неизменно, то это будет точным доказательством, что инструмент находится в линии со звёздным телом, не лученосным или столь отдалённым, что находится вне пределов досягаемости телескопа. Его тасиметр, говорит он, «подвержен более широкой шкале эфирных колебаний, нежели это может быть обнаружено глазом». Наука услышит звуки с некоторых планет прежде, нежели она увидит их. Это — пророчество.

(16) Существует широко распространённое поверие среди индусов, что будущее состояние, как до рождения, так и самоё рождение зависят от последнего предсмертного желания человека. Но это последнее желание, говорят они, неминуемо зависит от образов, которые человек придал своим желаниям, страстям и т.д. в течение своей прошлой жизни. По этой самой причине, чтоб наше последнее желание не было бы неблагоприятным нашему будущему прогрессу, мы должны наблюдать наши действия и контролировать страсти и желания во всё время нашей земной жизни.

(17) Не может быть иначе. Опыт умирающих людей через утопление и другие случайности и возвращённых к жизни подтвердил нашу доктрину, почти во всех случаях. Подобные мысли непроизвольны, и мы имеем над ними не больше контроля, нежели над ретиною (сетчаткой) глаза, чтоб препятствовать ощущению цвета, который наиболее влияет на неё. В последний момент вся жизнь отражается в нашей памяти и выступают из всех забытых закоулков и углов картина за картиной, одно событие за другим. Умирающий мозг вытесняет память сильным чрезвычайным импульсом, и память точно восстанавливает каждое впечатление, доверенное ей в течение периода мозговой деятельности. То впечатление и мысль, которые были наисильнейшими, естественно, становятся наиболее яркими и переживают, так сказать, всё остальное, которое исчезает, чтоб вновь появиться в Deva-Chan’e. Ни один человек не умирает сумасшедшим или в состоянии бессознания, как некоторые физиологи утверждают это. Даже безумный или в припадке delirium tremens20 будет иметь свой миг совершенной ясности в момент смерти, хотя и не в состоянии сказать о том присутствующим. Человек часто может казаться умершим, тем не менее от последнего удара пульса, от и между последним биением его сердца и в момент, когда последняя искра животной теплоты оставляет его тело, — мозг думает и Ego переживает в эти короткие секунды всю свою жизнь вновь. Говорите шёпотом вы, кто присутствует у смертного одра, и сознавайте себя в торжественном присутствии Смерти. Особенно должны вы сохранять спокойствие тотчас после того, как Смерть наложила свою требующую руку на тело. Говорите шёпотом, говорю я, чтоб не нарушить покойное течение мысли и не воспрепятствовать деятельной работе Прошлого, бросающего свои отражения на Покров Будущего.

(18) Да, «полное» воспоминание наших жизней (коллективных жизней) вернётся в конце всех семи больших кругов на пороге долгой, долгой Нирваны, которая ожидает нас после того, как мы оставим планету Z. В конце отдельных больших кругов мы вспоминаем лишь сумму наших последних впечатлений, тех, которые мы избрали или, скорее, которые овладели нами, запечатлелись в нас и последовали за нами в Deva-Chan. Все эти жизни — «испытуемые», с широкими снисхождениями и новыми испытаниями, даваемыми с каждой новой жизнью. Но при заключении меньшего цикла, после завершения всех семи больших кругов, ожидает нас не другое какое милосердие, но чаша благих деяний, заслуг, перевешивающая чашу злых действий и проступков на весах Возмещающей Справедливости. Плох, безвозвратно плох должен быть тот Ego, который не уделит ни одной крохи из своего пятого принципа и потому должен быть уничтожен, исчезнуть в восьмой сфере. Кроха, безделица, говорю я, собранная от личного Ego, достаточна, чтоб спасти его от ужасной судьбы. Но не так после завершения большого цикла: или долгая Нирвана Блаженства (хотя бы бессознательная, согласно нашим незрелым, грубым представлениям), после чего жизнь как Dhyan Chohan на целую Манвантару; или другое — «Avitchi Nirvana» и Манвантара бедствий и ужаса как ...... вы не должны слышать это слово, и я не должен произносить или писать его. Но «эти» не имеют никакого касания к смертным, которые проходят семь сфер. Коллективная Карма будущего Планетного Духа так же прекрасна, как коллективная карма ...... ужасна. Довольно. Я сказал уже слишком много.

(19) Пока не начнётся борьба между высшей и средней дуадою (за исключением самоубийц, которые не мертвы, но только убили свою физическую триаду и чьи элементальные паразиты благодаря этому не отделены естественно от Ego, как при настоящей смерти), пока эта борьба, повторяю, не началась и не окончилась, никакая оболочка не может осознать своё положение. Когда шестой и седьмой принцип отделились, унося с собою тончайшие духовные частицы того, что когда-то было личным сознанием пятого, только тогда оболочка начинает постепенно развивать нечто вроде своего собственного туманного сознания из того, что остаётся в тени личности. Нет противоречий здесь, друг мой, лишь туманность в вашем собственном понимании.

(20) Всё, что имеет отношение к материо-физиологическим свойствам и чувствованиям пяти низших Skandhas (сканд); всё, что будет выброшено как отбросы вновь родившимся Ego в Deva-Chan’e, как недостойное и недостаточно отвечающее чисто духовным понятиям, высоким душевным волнениям, эмоциями и чувствованиям шестого принципа и как бы цементированное частью пятого, той частью, которая необходима в Deva-Chan’e для сохранения божественно-одухотворённого понятия «Я» в Монаде, которое иначе совершенно было бы лишено сознания в отношении предметов и субъектов, — всё это «исчезает навсегда»: именно в момент физической смерти, чтоб вернуться ещё раз, проходя перед глазами нового Ego на пороге Deva-Chan, и быть отброшенным им. Оно вернётся в третий раз, в полном объёме, при конце меньшего цикла после завершения семи Кругов, когда сумма коллективных существований взвешивается, «заслуги» в одной чашке весов, «проступки» в другой. Но в этом индивидууме, в Ego, «хорошем, плохом или безразличном», как отдельная личность, сознание оставляет нас внезапно, как «пламя фитиль». Задуйте вашу свечу, и пламя оставит эту свечу навсегда. Но те частицы, которые были в движении, движение которых производило объективное пламя, уничтожены ли они или рассеяны благодаря этому? Никогда. Зажгите свечу, и те же самые частицы, притягиваемые взаимным сродством, вернутся к фитилю. Поставьте длинный ряд свечей на вашем столе. Зажгите одну и потушите её, затем зажгите другую и сделайте то же; третью, четвёртую и так далее. То же вещество, те же газообразные частицы, представляющие в нашем случае карму личности, будут вызваны условиями, данными вашей спичкой, чтоб создать новое сияние. Но можем ли мы сказать, что пламя свечи № 1 не исчезло навсегда? Даже в случае «ошибок природы», немедленного воплощения детей и прирождённых идиотов и т.д. мы не можем назвать их тождественными экс-личностями; хотя сумма того же самого жизненного принципа и тождественно тот же самый MANAS (пятый принцип) входит в новое тело и может быть справедливо назван «воплощением личности», — тогда как при нарождении Ego из Deva-Chan и Avitchi в кармическую жизнь вновь рождаются лишь духовные свойства Монады и её Buddhi. Всё, что мы можем сказать о воплощённых «ошибках», это что они воплощённый Manas, 5-й принцип м-ра X или м-с А, но, конечно, они не воплощения м-ра X или м-с А.

Но каково же «свойство воспоминаний и самосознания оболочки?» — спрашиваете вы. Как я уже сказал в вашей записке — не более как отражённый или заимствованный свет. «Память» есть одна вещь, «познавательные способности» совсем другая. Сумасшедший человек может помнить очень ясно некоторую часть своей прошлой жизни, тем не менее он не в состоянии понять что-либо в его истинном свете, ибо высшая часть его Manas и Buddhi парализованы в нём, оставили его. Если бы животные — собака, например, могла бы говорить, она доказала бы вам, что её память соответствует её собачьей личности и так же свежа, как и ваша. Несмотря на это, её память и инстинкт не могут быть названы «познавательными способностями». Собака помнит, что её хозяин побил её, когда она ухватила его палку, в другое время она не имеет воспоминания об этом. Так же и с оболочкой; раз только в ауре медиума всё, что он замечает через занятые органы медиума и тех, кто в магнетической симпатии с последним, он увидит очень ясно, но не более того, что оболочка может найти в познавательных способностях и памяти кружка и медиума. Отсюда часто разумные и высокоинтеллигентные ответы, отсюда также совершенное забвение вещей, известных всем, за исключением этого медиума и круга. Оболочка высокоинтеллигентного учёного, но совершенно недуховного человека, который умер естественною смертью, будет существовать дольше, и с помощью тени его собственной памяти — тень, являющаяся отбросом шестого принципа, оставленного в пятом, — она может произносить речи через находящихся в трансе и повторять, подобно попугаю, о том, что он знал и очень много размышлял в течение своей жизни. Но найдите мне один-единственный пример в анналах Спиритуализма, где возвратившиеся оболочки Фарадея или Brewster’a (ибо даже они были вовлечены в ловушку медиумистического притяжения) сказали хотя бы одно слово более того, что они знали в течение своей жизни. Где же та учёная оболочка, которая доказала бы очевидность того, что приписывается по отношению к «развоплощённым Духам», —именно что свободная душа, Дух, освобождённый от оков тела, познаёт и видит то, что сокрыто от живых, смертных глаз? Бесстрашно вызывайте спиритуалистов на бой. Предложите лучшему, наиболее благонадёжному из медиумов — S.М. например — дать вам через эту высокую развоплощённую оболочку, которую он принимает за «Императора» ранних дней своего медиумизма, сказать вам, что вы спрятали в ваш ящик, если S.M. не знает об этом, или повторить строку из Санскритского манускрипта, неизвестного его медиуму, или что-либо в этом роде. Духи, называют они их! Духи с личным воспоминанием? С таким же основанием назовите личными воспоминаниями изречения, выкрикиваемые попугаем.

Истинно, стоит поощрить исследования в этом направлении. Да, личное сознание оставляет каждого в момент смерти; даже когда центр памяти восстановлен в оболочке, она будет помнить и сообщать свои воспоминания лишь через мозг живущего человеческого существа, следовательно —

(21) — более или менее полное, всё же тусклое воспоминание своей личности и её чисто физической жизни. Как в случае полного сумасшествия, окончательное разъединение двух высших дуад (7-го и 6-го и 5-го и 4-го) в момент перехода в состояние нарастания, прорывает непроходимую пропасть между двумя. Это даже не часть пятого принципа, которая уносится (менее всего 21/2 принципа, как м-р X. примитивно изложил в своих «Фрагментах», которые идут в Deva-Chan, оставляя за собою лишь 11/2 принципа). Manas, лишённый своих тончайших качеств, уподобляется цветку, внезапно лишённому своего аромата, розе, раздавленной на добывание масла для эссенции фабричных целей, и то, что остаётся, есть лишь запах увядающей травы, земли и гнили.

(a) Духовное Ego продолжает развивать личности, у которых «чувство личного Я» очень цельно при жизни. После их отделения от физического Ego это чувство возвращается очень тускло и всецело принадлежит воспоминанию физического человека.

(f) Духовное Ego будет думать об оболочке не больше, нежели о последнем платье, которое оно носило, также оно не будет сознавать, что индивидуальность исчезла, ибо эту единую индивидуальность и духовную личность оно будет познавать лишь в себе. Nosce te ipsum21 есть прямой указ оракула Духовной монаде в Deva-Chan’e.

(h) Оболочка не сознаёт утрату связи, кроме того, подобное чувство в оболочке совершенно бесполезно для целей природы. Она едва ли может понять то, что недоступно пониманию медиума или симпатизирующих ему.

Она тускло сознаёт свою физическую смерть — хотя и после продолжительного времени — это всё. Несколько исключений этого правила — случаи наполовину успешных колдунов, очень испорченных людей, страстно привязанных к своему Я, — представляют действительную опасность живущим. Эти очень материальные оболочки, последняя предсмертная мысль которых была: «Я — Я — Я — и жить, жить!» — будут часто ощущать её инстинктивно. Также и некоторые самоубийцы, хотя не все. Что случается тогда — ужасно, ибо оно становится случаем посмертной licanthropy. Оболочка будет цепляться так упорно к своему подобию жизни, что она будет искать пристанища в новом организме, в животном — собаке, гиене, птице, когда нет поблизости человеческого организма, скорее, нежели подчинится уничтожению.

(22) Вопрос, на который я не имею права ответить.

(23) Марс и четыре другие планеты, о которых астрономия ещё ничего не знает. Ни А, В, ни Y и Z не известны и не могут быть видимы физическими средствами, как бы ни были они совершенны.

(24) Даже Dhyan Chohan малых степеней не может приблизиться к Солнцу без того, чтоб его тело не было сожжённым или, вернее, уничтоженным. Лишь высочайший «Планетный Дух» может углубляться в исследование его. (b) Нет, разве только мы назовём его (солнце) вершиною угла. Но оно вершина, зенит всех «цепей» коллективно. Все мы обитатели цепей, все мы должны эволюционировать, жить и проходить вверх и вниз по шкале в этой высочайшей и последней из семеричных цепей (по шкале совершенства) прежде, нежели солнечная Pralaya погасит нашу маленькую систему.

(28) Ради всего Святого примите в соображение следующие факты и сопоставьте их, если можете. (1) Индивидуальные единицы человечества остаются во сто раз дольше в промежуточных сферах следствий, нежели на планетах. (2) Несколько человек пятого большого Круга не рождают детей пятого, но вашего четвёртого. (3) «Обскурации» не есть Pralayas и продолжаются в пропорции 1 к 10. Если малый круг, период, в течение которого семь коренных Рас должны развиться и достичь своего последнего появления на планете во время этого круга, продолжается, скажем, 10 миллионов лет (конечно, он продолжается гораздо дольше), то обскурация будет продолжаться не более одного миллиона. Когда наш земной шар освободится от своих последних людей 4-го Круга и немногие, очень немногие пятого Круга погрузятся в сон в течение его отдыха, люди пятого большого Круга будут отдыхать в своих Deva-Chan и духовных Lokas — гораздо дольше, во всяком случае, нежели «ангелы» четвёртого Круга в своих, ибо они гораздо совершеннее.

29. Конечно нет, раз это не уничтожено, но остаётся «кристаллизованным» — statu quo. С каждым большим Кругом становится всё меньше и меньше животных, ибо они также эволюционируют в более высокие формы. Во время первого Круга они были «царями создания». В течение седьмого люди станут Богами, а животные — разумными существами. Выводите ваши заключения. Начиная со второго Круга эволюция протекает уже по совершенно другому плану. Всё получило развитие и должно лишь продолжать своё циклическое прохождение и усовершенствоваться. Лишь в первом Круге человек из человеческого существа на планете B становится минералом, растением и животным на планете C. Этот метод меняется совершенно со второго Круга, — но я уже научился осторожности с вами и не скажу ничего более до времени, когда могу сказать — оно наступило. Теперь у вас целый том — когда переварите его? В скольких противоречиях я буду подозреваем, пока вы поймёте всё правильно?!

   

 

XXII

 

(1) Deva-Chan, или страна «Sukhavati», аллегорически описана Самим нашим Владыкой Буддой. Что Он сказал, может быть найдено в «Shan-Mun-yi-Tung».

(2) Конечно, новое Ego, как только оно вновь народилось [в Deva-Chan’e], удерживает на некоторое время, пропорционально его земной жизни, «полное воспоминание своей жизни на земле». Но оно никогда не может вернуться на землю из Deva-Chan’a. Также это последнее, исключая даже все «антропоморфические идеи о Боге», не имеет ни малейшего сходства с раем или небом какой бы то ни было религии.

(3) Теперь важный вопрос — кто идёт на Небо, или Deva-Chan? Личное Ego, конечно, но блаженное, очищенное, святое. Каждое Ego — комбинация шестого и седьмого принципа, которое после периода бессознательного нарастания вновь рождается в Deva-Chan’e, в силу необходимости, так же невинно, чисто, как и новорождённый младенец. Самый факт его нарождения указывает на преобладание добра над злом в его старой личности. И пока карма (зла) временно отступает, чтобы следовать за ним в его будущем земном воплощении, он приносит с собою в Deva-Chan лишь карму своих добрых действий, слов и мыслей. «Худо» является для нас относительным понятием, как вам было уже сказано. — Закон Возмещения есть единственный закон, который никогда не ошибается. Потому все те, кто не погрязли в тине неискупимых грехов и животности, идут в Deva-Chan. Они должны будут уплатить за все свои грехи, вольные и невольные, позднее. Пока же они вознаграждены; получают следствия причин, порождённых ими.

Конечно, это есть состояние — состояние, так сказать, интенсивного эгоизма, в течение которого Ego пожинает награду своего бескорыстия на земле. Оно совершенно поглощено блаженством всех своих личных земных привязанностей, предпочтений и мыслей и собирает здесь плоды своих достойных действий. Никакая боль, печаль, ни даже тень горя не омрачает светлый горизонт его чистой радости: ибо это состояние беспрерывной «Maya». ...

Так как сознательное ощущение своей личности на земле есть лишь мимолётный сон, то это чувство будет так же подобно сну и в Deva-Chan’e, только во сто крат усиленное. Тем более так, ибо счастливое Ego не в состоянии видеть сквозь покров зло, горе и бедствие, которым могут подвергаться на земле те, которых он любил. Он живёт в сладком сне с теми, кого он любил, ушедших ранее или всё ещё живущих на земле. Он видит их около себя, таких же счастливых, блаженных и невинных, как и бестелесный сновидец сам. И тем не менее, за исключением редких видений, обитатели нашей грубой планеты не ощущают этого. Во время подобного условия полной Maya души, или астральные Egos, чистых, любящих, чутких людей, находясь под влиянием подобной же иллюзии, думают, что их возлюбленные сходят к ним на землю, тогда как это их собственный дух подымается к тем, кто находится в Deva-Chan’e. Многие из субъективных духовных сообщений — большинство, когда чуткий человек умственно чист, — правдивы. По крайней мере, трудно для непосвящённого медиума зафиксировать в своём уме верную и точную картину того, что он видит и слышит. Некоторые феномены психографии (хотя реже) тоже подлинны. Дух чуткой личности одилизируется, так сказать, аурою Духа в Deva-Chan’e и становится на несколько минут этою ушедшею личностью и пишет почерком последней, её языком, её мыслями, какими они были во время его жизни. Два духа сочетаются в одном, и преобладание одного над другим, во время подобных феноменов, определяет преобладание личности в характерных признаках, выявленных в подобных писаниях и в речах, произносимых в трансе. То, что вы называете «соотношением», есть простой факт тождества молекулярной вибрации между астральною стороною воплощённого медиума и астральною стороною развоплощённой личности.

Я только что обратил внимание на статью «о запахе» одного английского Профессора и нахожу в ней кое-что приложимое к нашему случаю. Как и в музыке два различных звука могут быть в созвучии и в отдельности различаемы, и эта гармония или дисгармония зависит от одновременной вибрации и дополнительных периодов, так же существует соотношение между медиумом и «контролем», когда их астральные молекулы движутся в соответствии. И вопрос, будет ли сообщение сильнее отражать ту или другую индивидуальность, определяется относительным напряжением обоих комплексов вибраций в сложной волне Akasa. Чем менее индивидуальны импульсы вибраций, тем более медиумистично и менее духовно будет послание. И так оценивайте моральное состояние вашего медиума состоянием так называемого «контролирующего» Сознания, и ваши испытания в подлинности не оставят ничего желать.

(4) Да, существует огромное разнообразие в состояниях Deva-Chan’a. Столько же разнообразия в блаженстве, сколько на земле оттенков ощущений и способностей оценить подобное вознаграждение. Это есть воображаемый рай, в каждом случае создание самого Ego, в обстановке, им самим созданной и наполненной событиями и людьми, которых он ожидал бы встретить в подобной сфере возмещаемого блаженства.

Это разнообразие и влечёт временное, личное Ego в поток, который приведёт его к новому рождению, в более низком или более высоком условии в следующем мире причин. Всё настолько гармонично приспособлено в природе, особенно в субъективном мире, что не может быть совершено ошибки Tathagatas — или Dhyan Chohans, — которые руководят импульсами.

(5) Это есть «духовное состояние» лишь в силу контраста с нашим грубым «материальным состоянием»; и как уже указано, степени духовности образуют и определяют великое «разнообразие» состояний в пределах Deva-Chan. Мать из дикого племени не менее счастлива со своим утерянным ребёнком на руках, нежели мать из королевского дворца. И хотя, как настоящие Egos, дети, преждевременно умершие, до усовершенствования их семеричной сущности, не находят пути в Deva-Chan, тем не менее материнское, любящее воображение находит своих детей, ни разу не почувствовав недостатка в том, к чему её сердце стремилось. Скажете — это лишь только сон, но что есть объективная жизнь сама по себе, как не панорама ярких недействительностей, нереальностей? Радости, испытываемые Краснокожим Индейцем в его «счастливых охотничьих землях» в этой Стране Снов, не менее интенсивны, нежели экстаз, ощущаемый знатоком, который проводит эоны погружённый в восторг, слушая божественные Симфонии воображаемых ангельских хоров и оркестров. Так как это не вина первого, если родился «дикарём» с инстинктом убивать, хотя это и причинило смерть многим невинным животным, то почему, если, со всем этим, он был любящим отцом, сыном, мужем, почему ему не наслаждаться, не иметь своей доли в вознаграждении? Случай был бы совершенно иным, если эти же самые жестокие действия были бы совершены образованным и цивилизованным человеком, ради простого спорта. Дикарь, будучи вновь рождённым, просто займёт низкое место по шкале, по причине своего низкого морального развития, тогда как Карма другого будет заражена моральным преступлением. ...

Каждый, за исключением Ego, которое притягивается благодаря своему грубому магнетизму и падает в поток, который влечёт его на «планету Смерти» — ментальный так же, как и физический спутник нашей земли, — приспособлен перейти в относительное «духовное» состояние, в соответствии с его предыдущим условием в жизни и образом мышления.

Человеческий шестой принцип, как нечто чисто духовное, не может существовать или иметь сознательное бытие в Deva-Chan’е, если он не ассимилировал что-либо из более абстрактного и чистого из умственных свойств пятого принципа или животной души: его Manas’а и памяти. Когда человек умирает, его второй и третий принципы умирают вместе с ним. Низшая триада исчезает, а четвёртый, пятый, шестой и седьмой принципы образуют переживающую Четвёрку. С этого времени наступает «смертельная» борьба между высшей и низшей дуальностями. Если высшая побеждает, то шестой принцип, привлёкши к себе quintessence22 Добра из пятого — его благороднейшие привязанности, его наиболее священные (хотя бы и земные) устремления и наиболее одухотворённые части ума, — следует за своим божественным родоначальником (7-м принципом) в состояние «Нарастания». Пятый же и четвёртый остаются в соединении как пустая оболочка (выражение совершенно точное), чтоб скитаться в атмосфере земли, с наполовину утерянной личной памятью и с наиболее грубыми инстинктами, вполне живучими на известный период, одним словом — «элементарий». Это и есть «Ангел-Руководитель» среднего медиума. Если же, с другой стороны, Высшая Дуальность поражается здесь, то это её пятый принцип, который вбирает в себя (ассимилирует) всё, что могло быть оставлено от личных воспоминаний и ощущений её личной индивидуальности в шестом принципе. Но со всем этим добавочным материалом она не останется в Kama Loka — «мире желаний» или в атмосфере нашей земли. По истечении очень короткого срока, подобно соломинке, плавающей в сфере притяжения водоворотов и глубин Мальстрома, она захватывается и втянута в великий водоворот человеческих Egos; тогда как шестой и седьмой, теперь чисто духовная, индивидуальная МОНАДА, без всякого остатка от последней личности, не имея обычного периода «нарастания» для прохождения (ибо нет очищенного личного Ego для возрождения), после более или менее длительного периода покоя в безграничном пространстве, обретёт себя в новой личности, рождённой на следующей планете. Когда наступает период «полного индивидуального Сознания», которое предшествует Абсолютному Сознанию в Para Nirvana, эта потерянная личная жизнь становится как выдернутая страница из Великой Книги Жизней, даже без несвязного слова, оставленного, чтоб отметить её отсутствие. Очищенная монада не заметит и не вспомнит её среди своих прошлых жизнерождений, что неминуемо было бы, если б она ушла в «Мир Форм» (rupa-loka), и её оглядывающийся назад взгляд не заметит даже малейшего признака на указание на такое существование.

К чести человечества, я должен сказать, что такое стирание существования со скрижали Мирового Бытия не так часто случается, чтоб составить большой процент. В действительности, как и часто упоминаемый «прирождённый идиот», подобный случай есть lusus naturae23исключение, но не правило.

(6) Вопрос теперь достаточно объяснён, как мне кажется. 6-й и 7-й принципы, отдельно от других, составляют вечную, неуничтожаемую, но также бессознательную «Монаду». Чтоб пробудить к жизни её спящее сознание, в особенности сознание личной индивидуальности, требуется Монада плюс высочайшие свойства пятого — «животной души». Именно это создаёт лучистое Ego, которое живёт и наслаждается благоденствием в Deva-Chan’e.

Дух, или чистые эманации ЕДИНОГО, — последний, образуя с седьмым и шестым принципом высочайшую Триаду, — ни одна из этих двух эманаций не способна ассимилировать что-либо, кроме доброго, чистого и святого. Потому никакие чувственные, материальные или нечистые воспоминания не могут следовать за очищенною памятью Ego в область Блаженства. Карма воспоминаний злых поступков и мыслей настигает Ego, когда оно меняет свою личность в следующем мире причин. Монада, или «духовная индивидуальность», остаётся незапятнанной во всех случаях. «Нет горя или страдания для тех, кто рождается здесь (в Rupa-Loka Deva-Chan’a); ибо это чистая страна. Все области в пространстве имеют подобные страны (Sakvala), но эта страна Блаженства наиболее чистая». В Jnana-Prasthana Sastra сказано: «Личною чистотою и глубоким созерцанием мы переносимся поверх границ Мира Желаний и вступаем в Мир Форм».

(7) Bar-dug есть период между смертью и новым рождением и может продолжаться от нескольких лет до целой Kalpa. Он подразделяется на три субпериода. 1. Когда Ego, освобождённое от своих смертных уз, вступает в Kama-Loka (местонахождение Элементариев); 2. Когда оно вступает в «Состояние Нарастания»; 3. Когда оно вновь рождается в Rupa-Loka Deva-Chan’a. Субпериод (1) может продолжаться от нескольких минут до ряда лет. Субпериод (2) очень длинен, длительнее иногда даже, нежели вы можете себе представить, всё же пропорционален к духовной силе Ego. Субпериод (3) продолжается пропорционально доброй КАРМЕ, после которого монада снова воплощается. Agama Sutra говорит: «Во всех этих Rupa-Lokas — Devas (Духи) одинаково подвержены рождению, увяданию, старости и смерти». Это означает только, что Ego рождается там, затем начинает увядать и наконец умирает, погружается в то бессознательное состояние, которое предшествует новому рождению; и кончается шлока следующими словами: «Когда devas выходят из этих Небес, они вновь вступают в более низкий мир»; т.е. они покидают мир Блаженства, чтоб возродиться в мире причин.

(8) Конечно, Deva-Chan не есть исключительное наследие Адептов. И конечно, существуют «Небеса», если вы должны употребить этот астрогеографический христианский термин, для «огромного числа ранее ушедших». Но жизнь земли не может быть наблюдаема ни одним из них, по уже данным причинам Закона Блаженства плюс Майя.

(9) На годы, десятилетия, столетия и тысячелетия, часто ещё умноженные, всё зависит от продолжительности Кармы. Наполните маслом маленькую чашку и городской резервуар воды, зажгите оба и посмотрите, которое будет дольше гореть. Ego — фитиль, масло — Карма. Разница в количестве масла (в чашке и резервуаре) покажет вам существующее огромное различие в продолжительности разных карм. Каждое следствие должно быть пропорционально причине. А так как время воплощённого существования человека имеет лишь малую пропорциональность к периодам его существований между рождениями в Манвантарном цикле, то добрые мысли, слова и действия в каждой из этих «жизней» на планете являются причинами следствий, на завершение которых требуется гораздо больше времени, нежели потребовалось на развитие причин.

Конечно, есть «лучший вид» останков, reliquiae; и «оболочки», или «блуждающие по земле», как их здесь называют, не все непременно плохи. Но даже те, которые не плохи, становятся временно плохими благодаря медиумам. «Оболочки», конечно, могут не тревожиться, ибо им нечего терять. Но есть другой вид «духов», которых мы упустили из виду: самоубийцы и убитые случайно. Оба эти вида могут сообщаться, и оба должны дорого платить за подобные визиты. Снова я должен объяснить, что я предполагаю. Этот разряд есть тот, который французские спиритуалисты называют «Les Esprits Souffrants»24. Они — исключение из правила, так как принуждены оставаться в сфере земного притяжения и в её атмосфере — Kama-Loka — до самого последнего момента того времени, продолжительность которого была бы естественною для их жизни. Другими словами, эта особая волна эволюции жизни должна катиться вперёд до своего берега. Но грешно и жестоко оживлять их воспоминание и усиливать их страдания, давая им случай жить искусственною жизнью; случай отяжелить их карму, соблазняя их открытыми дверями через медиумов и чутких личностей, ибо им придётся полностью платить за каждое такое удовольствие. Я объясняю. Самоубийцы, которые безрассудно надеются избежать жизни, находят себя всё ещё живыми, имеют в запасе достаточно страданий в этом самом существовании. Их наказание заключается в интенсивности их жизни. Потеряв через безрассудное действие свои седьмой и шестой принципы (хотя и не навсегда), ибо они могут вернуть оба, вместо того чтоб принять своё наказание и постараться найти возможность искупления, они часто сожалеют о жизни и соблазняются вернуть её захватом, преступными средствами. В Kama-Loka, месте сильнейших вожделений, они могут удовлетворить свои земные вожделения лишь через живой организм, и, поступая так, по истечении естественного срока, они обычно утрачивают свою Монаду навсегда. Что касается жертв несчастного случая — для них ещё хуже. Если только они не были так добры и чисты, чтоб быть сейчас же втянутыми в Akasic Samadhi, то есть быть погружёнными в состояние спокойного сна, полного розовых сновидений, во время которого они не помнят случившегося несчастия, но действуют и живут среди своих близких друзей и обстановки, до тех пор, пока их естественный срок жизни не закончится, затем они находят себя родившимися в Deva-Chan’e. В противном случае — мрачна их судьба. Несчастные тени, если преступные и чувственные, они блуждают (не оболочки, ибо их связь с их двумя высшими принципами не совсем нарушена) до тех пор, пока час смерти не наступит. Оторванные в полном расцвете земных страстей, которые приковывают их к знакомой обстановке, они искушаются возможностями, которые предоставляет медиум, чтоб удовлетворить их в качестве заместителя. Они суть — Pisachas, Tucuphi и Sukenbhi средневековья. Демоны алчной прожорливости, сладострастия, скупости — элементарии, интенсивного коварства, порочности и жестокости; вызывающие своих жертв на ужасные преступления и наслаждающиеся своим поручением! Они не только губят своих жертв, но эти психические вампиры, увлекаемые потоком своих адских импульсов, наконец, в определённый срок завершения их естественного периода жизни, уносятся из ауры земли в области, где века они терпят ужасные, изысканные страдания и кончают совершенным уничтожением.

Но если жертва несчастного случая или насилия не очень хорошая и не слишком плохая — обыкновенная личность, — то вот что может произойти с ней. Медиум, который притягивает её, создаёт самые нежелательные для неё вещи: новую комбинацию Skandhas и новую тяжёлую Карму. Но я хочу дать вам более ясное представление о том, что я предполагаю как злую Карму в этом случае.

В связи с этим, раз вы так заинтересованы этой темой, дайте раньше сказать вам, что ничего лучшего вы не можете сделать, нежели возможно основательнее изучить две доктрины — Кармы и Нирваны. До тех пор, пока вы не освоитесь в совершенстве с двумя основаниями — двойным ключом к метафизике Abidharma, — вы всегда будете в открытом море, стараясь понять остальное. Мы имеем несколько видов Кармы и Нирваны в их разнообразном приложении ко Вселенной, миру, Devas, Buddhas, Bodhisattvas, человеку и животным, второй заключает в себе свои семь царств. Карма и Нирвана есть две из семи великих ТАЙН Буддийской Метафизики; и только четыре из семи известны лучшим ориенталистам, и то очень несовершенно.

Если вы спросите учёного буддийского священнослужителя — что есть Карма? — он скажет вам, что Карма есть то, что христианин мог бы назвать Провидением (в некотором смысле только), а магометанин — Kismet — рок или судьба (опять в одном значении). Этот главнейший догмат учит, что, как только сознательное существо, человек, deva, или животное умирает, новое существо рождается, и он или оно появляется в новом рождении, на этой или другой планете в условиях, им самим созданных предыдущими действиями. Или, другими словами, Карма есть руководящая сила — Trishna (на яз. Пали — Tanha), жажда или желание чувственной жизни — непосредственная сила или энергия — результат человеческих (или животных) действий, которая из старых Skandhas рождает новую группу, образующую новое существо, и контролирует качество самого рождения. Чтоб сделать это ещё яснее, новое существо вознаграждается и наказуется за заслуги и проступки старого (прежнего). Карма представляет из себя «Книгу Записей» (регистраций), в которой все поступки человека — хорошие, плохие и безразличные — тщательно вносятся на его debit или credit им самим, так сказать, или скорее этими самыми его поступками. Там, где Христианский поэтический вымысел создал и видит «записывающего» Ангела-Хранителя, суровая и реалистичная Буддийская логика, прозрев необходимость того, чтоб каждая причина имела бы свои следствия, указывает на её действительное присутствие. Противники Буддизма придавали огромное значение приводимой несправедливости, что делатель избежит, а невинная жертва будет страдать, раз делатель и страдающий различные существа. Дело в том, что тогда как в одном смысле они могут быть так рассматриваемы, тем не менее в другом они тождественны. «Старое существо» есть единственный породитель — отец и мать, в одно и то же время, «нового существа». Это первый, который в действительности является создателем и формировщиком последнего; и поистине в гораздо большей степени, нежели его отец во плоти. Когда же вы хорошо усвоите значение Skandhas, вы увидите, что я предполагаю.

Это группа Skandhas, которая образует и составляет физическую и умственную, ментальную Индивидуальность, которую мы называем человеком (или вообще существа). Эта группа состоит (в экзотерическом учении) из пяти Skandhas — именно: Rupa — материальные свойства или качества; Vedana — чувствования; Sanna — абстрактные идеи; Sankhara — наклонности физические и умственные; Vinnana — умственные силы и расширение четвёртой — подразумевая умственные, физические и моральные предрасположения. Мы прибавляем к ним ещё две, свойства и названия которых вы можете узнать после. Достаточно сейчас сказать вам, что они связаны и порождают Sakkayaditthi, «Ересь или иллюзию индивидуальности», и Attavada, «доктрину Самости», обе они (в случае пятого принципа — души) ведут к иллюзии ереси и верования в действительность тщетных обрядов и служб при молитвах и ходатайствах.

Теперь, — возвращаясь к вопросу тождественности между старым и новым Ego, я могу напомнить вам, что даже ваша наука приняла старый, очень старый факт — явно определённо утверждаемый Нашим Владыкой25, — что человек, любого данного возраста, хотя чувствами тот же самый, тем не менее физически не тот, каким он был несколько лет тому назад (мы говорим — семь лет — и готовы поддержать и доказать это): говоря согласно Буддизму, его Skandhas изменились, в то же время они постоянно, беспрерывно работают, приготовляя абстрактную форму — «privation» — «особенности» будущего нового существа. Итак, если справедливо, что человек в 40 лет будет наслаждаться или страдать за свои же действия, совершённые в 20-летнем возрасте, то одинаково справедливо, чтоб существо нового рождения, которое по существу тождественно с предыдущим существом — раз оно является его порождением и созданием, — восчувствовало бы последствия этого самопорождающего Я, или личности.

Ваш Западный закон, карающий невинного сына виновного отца, лишая его отца, прав и имущества; Ваше цивилизованное Общество, клеймящее бесчестием невинную дочь безнравственной матери; Ваша Христианская Церковь и Писания, учащие, что Бог взыс‑
кивает грехи отцов с детей до третьего и четвёртого поколения, — разве всё это не гораздо несправедливее и более жестоко, нежели что-либо, совершённое Кармою? Вместо того чтобы карать невинного вместе с преступником, Карма отмщает и вознаграждает первого, что никто из ваших трёх вышеупомянутых властелинов никогда не надоумился сделать. Но, может быть, на наше физиологическое указание возражатели могут ответить, что только тело изменяется, ибо есть лишь молекулярное перерождение, которое ничего общего не имеет с умственной эволюцией, а что Skandhas представляют не только ряд материальных, но также и умственных и моральных качеств. Но существует ли, спрашиваю Я, какое-либо ощущение, абстрактная идея, склонность ума или умственная мощь, которые бы могли быть названы абсолютно не молекулярным феноменом? Может ли ощущение или наиболее абстрактные мысли, которые суть нечто, произойти из ничего или быть ничем?

Теперь, причины, порождающие «новое существо» и определяющие характер Кармы, как сказано ранее, суть Trishna (или Tanha) — первое — желание чувствующего существования — и Upadana, которое есть осуществление или завершение Trishna, или этого желания. Именно их медиум помогает пробудить и развить до nec plus ultra26 в элементарии, будь он самоубийцей или же жертвой. (Только Оболочки и Элементалы остаются неповреждёнными, хотя нравственность чутких личностей ни в каком случае не может быть улучшена этим общением.) Правило, что человек, умирающий естественной смертью, остаётся от «нескольких часов до многих лет» в пределах земного притяжения, т.е. в Kama-Loka. Но исключения существуют в случае самоубийств и умирающих от насильственной смерти вообще. Потому одному из таких Egos, которому предопределено жить, скажем 80 или 90 лет, но который убил себя или же был убит случайно, предположим 20-ти лет, пришлось бы провести в Kama-Loka не несколько лет, но в его случае 60 либо 70 лет в виде элементария или, скорее, как «блуждающего по земле», так как, по несчастью для себя, он даже не «оболочка». Счастливы, трижды счастливы, по сравнению с ним, те из развоплощённых сущностей, которые спят долгим сном и живут во сне в лоне пространства! И горе тем, Trishna которых притянет их к медиумам, и горе последним, соблазняющим их подобными лёгкими Upadana. Ибо, овладев ими и удовлетворив их жажду жизни, медиум помогает развить в них (в действительности является причиной) новый ряд Skandhas, новое тело, с гораздо худшими наклонностями и страстями, нежели утерянное ими. Всё будущее этого нового тела будет определено следующим образом: не только кармою проступков прежней группы, но также и новой группой будущего существа. Если бы только медиумы и спиритуалисты знали, как я уже сказал, что с каждым новым «Ангелом-Руководителем», с восторгом приветствуемым ими, они вовлекают его в Upadana, которая породит целый ряд несказуемых зол для нового Ego, родившегося под этой зловещей тенью. И что с каждым сеансом, особенно для материализации, они умножают причины для бедствий, причины, которые воспрепятствуют несчастному Ego в его духовном рождении или принудят его родиться в худшее, нежели когда-либо, существование, — они, может быть, стали бы менее расточительны в своём гостеприимстве. Мы восстаём не против истинного Спиритуализма, но только против неразбирающего медиумизма и физических проявлений, материализаций и в особенности одержимости в трансах. Если бы только спиритуалисты могли понять разницу между индивидуальностью и личностью, между индивидуальным и личным бессмертием и некоторые другие истины, легче можно было бы убедить их, что оккультисты могут быть вполне убеждёнными в бессмертии Монады и тем не менее отрицать бессмертие души, проводника личного Ego; что они могут твёрдо верить и сами практиковать духовные сообщения и беседы с развоплощёнными Egos в Rupa-Loka и тем не менее смеяться над безумною мыслью — «пожатие руки» Духа! И что, наконец, в сущности оккультисты и теософы являются настоящими спиритуалистами, тогда как современная секта этого наименования составлена лишь из материалистических феноменалистов.

Pacceka-Yana и Amita-Yana — оба термина точный и буквальный перевод Pali, Санскритских и даже Китайско-Тибетских технических наименований для многочисленных личных сущностей, соединённых в одну Индивидуальность, —длинная нить жизней, эманирующих из одной бессмертной МОНАДЫ. Вы должны запомнить их — Pacceka-Yana (Санскрит — Pratyeka) буквально означает «личный проводник» или личное Ego, комбинация пяти низших принципов, тогда как — Amita-Yana (Санскрит — Amrita) переводится: «Бессмертный проводник» или Индивидуальность, Духовная душа или Бессмертная Монада — соединение 5-го, 6-го и 7-го принципов.

     

 

XXIII

 

Большинство тех, которых вы можете назвать, если хотите, кандидатами на Deva-Chan, умирают и возрождаются в Kama-Loka «без воспоминаний»; хотя (и именно потому) они получают кое-что из них в Deva-Chan’e. Нельзя назвать это полным воспоминанием, но лишь частичным. Едва ли вы назовёте «воспоминанием» один из ваших снов; некоторые особые переживания или происшествия, в узких пределах которых вы найдёте заключёнными несколько людей, которых вы любили бессмертною любовью, это святое чувство, которое лишь одно переживает, и ни малейшего воспоминания о других событиях или представлениях?

Любовь и ненависть — единые бессмертные чувства, единственные переживающие из крушения Ye-Dhamma, или феноменального мира. Представьте себя в Deva-Chan’e с теми, кого вы, может быть, любили такою бессмертною любовью, со знакомыми, туманными представлениями, связанными с ними, как задний план, и совершенное отсутствие воспоминаний относительно всего другого, касающегося вашей внутренней, общественной, политической, литературной и светской жизни. И тогда, перед лицом этого духовного, чисто созерцательного существования, этого неомрачённого блаженства, длящегося пропорционально силе чувств, создавших его, от нескольких до многих тысячелетий, — назовите это личным воспоминанием, если вы это можете. «Ужасно однообразно», — вы можете подумать. Нисколько, — отвечаю я. Разве испытывали вы монотонность, скажем, во время того момента, который вы считали тогда и теперь считаете таким — как момент высочайшего блаженства, которое вы когда-либо ощущали? Конечно нет. Тем более не будете испытывать его там, в этом прохождении в Вечности, где миллион лет длится не долее одной секунды. Там, где нет сознания внешнего мира, не может быть распознавания для обозначения различий. Потому нет ощущения контрастов, монотонности или разнообразия, ничего, одним словом, вне этого бессмертного чувства любви и симпатического влечения, семена которого заложены в пятом; растения их пышно цветут вокруг и внутри четвёртого принципа, но корни его должны проникнуть глубоко в шестой принцип, чтоб пережить нижние группы. Запомните, что мы сами создаём наш Deva-Chan так же, как и Avitchi, находясь ещё на земле и большею частью в течение последних дней и даже моментов наших разумных и чувствующих жизней. То чувство, которое наисильнейшее в нас в этот важный час, когда, как во сне, события долгой жизни до их мельчайших подробностей проходят в строгом порядке в несколько секунд в нашем видении27, — это чувство сделается создателем нашего благоденствия или горя — жизненный принцип нашего будущего существования. В последнем мы не имеем истинного бытия, но только временное, мимолётное существование, продолжительность которого не оказывает влияния, так же как и не имеет следствий и отношений к этому бытию, которое, как и каждое следствие проходящей причины, будет так же скоротечно и в свою очередь исчезнет и прекратится. Действительное, Истинное, полное воспоминание наших жизней придёт лишь к концу малого цикла — не ранее. В Kama-Loka те, которые удерживают свою память, не будут наслаждаться ею в великий час воспоминаний.

Те, которые знают, что они умершие, в их физических телах могут быть только Адептами или колдунами, и они являются исключением из общего правила. Как те, так и другие, будучи «сотрудниками природы» в её работе создания и разрушения, первые на благо, последние на зло, являются единственными, которых можно назвать бессмертными, — конечно, в Каббалистическом и эзотерическом смысле. Полное или истинное бессмертие, означающее безгранично осознающее бытие, не может иметь ни перерывов, ни задержек, ни остановок в Самосознании. И даже оболочки тех добрых людей, страница которых не будет найдена недостающей в великой Книге Жизней на пороге Великой Нирваны, даже они обретут свои воспоминания или кажущееся самосознание только после того, как шестой и седьмой принцип с эманацией пятого (последний должен снабдить материалом даже для этого частичного воспоминания личности, которое необходимо для этой цели в Deva-Chan’e) перейдут в состояние нарастания, не ранее. Даже в случае самоубийц и тех, которые погибли насильственной смертью, даже в их случае сознание требует некоторое время на установление нового центра тяготения и чтобы развить (как S.W. Hamilton сказал бы) своё «собственное понятие» и с этого времени остаться отличным от «собственного впечатления». Итак, когда человек умирает, его «душа» (пятый принцип) становится бессознательной и теряет всякое воспоминание о вещах внутренних так же, как и внешних. Продолжается ли его пребывание в Kama-Loka лишь несколько секунд, часов, дней, месяцев или лет, умер ли он естественной или насильственной смертью, случилось ли это в его молодые годы или в старости, было ли Ego добрым, злым или безразличным, сознание покидает его так же внезапно, как пламя оставляет фитиль, если на него дунуть. Когда жизнь удалилась из последней частицы мозговой материи, его познавательные способности исчезают навсегда, его же духовные силы мышления, созерцания и волевые (все те способности, одним словом, которые не врождённы и не приобретаемы органической материей) — на время. Его Mayavi rupa часто может быть явлена в объективности, как в случаях привидений после смерти. Но если только оно не проявлено с знанием (скрытым или потенциальным) или благодаря интенсивности желания видеть и появиться кому-нибудь, пронёсшемуся в умирающем мозгу, появление это будет лишь автоматичным. Оно не будет обязано какому-либо симпатическому притяжению или действию волевому и не более нежели отражение человека, проходящего бессознательно вблизи зеркала, обязано желанию последнего. Слово «Бессмертие» имеет для посвящённых и оккультистов совершенно другое значение. Мы называем «бессмертием» лишь Единую Жизнь, в её мировой совокупности и полной, или Абсолютной, Абстракции; то, что не имеет ни начала, ни конца, ни перерывов в её беспрерывности. Приложимо ли это определение к чему-либо другому? Конечно нет. Потому древнейшие халдеи имели несколько префиксов к слову «Бессмертие», один из которых греческий, редко употребляемый термин — panaeonic бессмертие, начинающееся с Манвантары и кончающееся с pralaya нашего Солнечного мира. Оно продолжается aeon (эон), или «период», нашей pan, или всей природы. Бессмертен, следовательно, тот в panaeonic бессмертии, чьё определённое сознание и познание своего Я, в какой бы ни было форме, ни в какое время не подвергается разобщению, ни на секунду, во время периода его Самости. Эти периоды многочисленны, и каждый имеет своё отличное наименование в сокровенных учениях халдеев, греков, египтян и арийцев, и если бы только они были доступны к переводу (а они нет) — по крайней мере до тех пор, пока идея, заключённая в них, остаётся непостижимой для западного ума, — я мог бы дать их вам. Достаточно вам знать сейчас, что человек, Ego, подобное вашему или моему, может быть бессмертным от одного большого круга до другого. Скажем, я начинаю моё бессмертие на этом четвёртом круге, т.е. став полным Адептом, я останавливаю руку Смерти по желанию, и когда наконец принуждён подчиниться ей, моё знание тайн природы ставит меня в положение, допускающее удерживание моего сознания и яснораспознавание своего Я как
предмет для моего собственного размышляющего сознания и познавания; и, таким образом, избежав все подобные расчленения принципов, которые, как правило, наступают после физической смерти среднего человечества, я остаюсь как    в моём Ego во всех видах рождений и жизней в семи мирах и Arupa Lokas до тех пор, пока наконец я снова не появляюсь на этой земле среди пятой расы людей полного пятого большого круга существ. В таком случае я был бы «бессмертен» в продолжение непостижимо длинного периода (для вас), захватывающего много миллиардов лет. И тем не менее есть ли «я» истинно бессмертен, благодаря всему этому? Если только я не сделаю таких же усилий, как сейчас, чтобы обеспечить для себя ещё подобный отпуск у Закона Природы,     исчезнет и может стать г-ном S, когда его отпуск окончится. Есть люди, которые становятся такими мощными существами. Есть люди среди нас, которые могут стать бессмертными в течение оставшихся кругов, а затем занять своё предназначенное место среди Высочайших Chohans, Планетных, сознательных Ego-Духов.

Конечно, Монада «никогда не погибает, что бы ни случилось», но Eliphas говорит о личных, не Духовных Egos, и вы впали в ту же ошибку (и очень естественно), как и К.К.M. Потенциальность ко злу так же сильна в человеке, даже сильнее, нежели потенциальность к добру. Исключение из правила Природы — исключение это в случае Адептов и колдунов — становится в свою очередь правилом и также имеет свои исключения.

Упомянутый случай относится лишь к тем колдунам, чьё сотрудничество с природой ко злу предоставляет им средства овладевать ею и таким образом достигать так же panaeonic бессмертия. Но какое ужасное бессмертие и насколько предпочтительнее уничтожение подобным жизням!

(1) Хотя не «вполне разобщённые со своими шестым и седьмым принципами» и совершенно «активные», «потентные» на сеансах, тем не менее до дня, когда они должны были бы умереть естественною смертью, они отделены бездною от высших принципов. Шестой и седьмой остаются пассивными и негативными, тогда как в случае случайной смерти высшие и низшие группы взаимно притягивают друг друга. В случае доброго и невинного Ego, последние (низшие) притягиваются непреодолимо к шестому и седьмому и, таким образом, оно или дремлет, окружённое счастливыми снами, или спит глубоким сном, лишённым сновидений, до наступления часа. Поразмыслив немного и устремив глаз на вечную справедливость и приспособляемость вещей, вы увидите почему. Жертва, добрая или плохая, не ответственна за свою смерть, даже если бы её смерть являлась следствием проступка в прежней жизни либо в предыдущем рождении — было бы действием, короче сказать, закона Возмещения, но не было бы непосредственным результатом действия добровольного, содеянного личным Ego этой жизни, в течение которой он был убит. Если бы он прожил дольше, он мог бы искупить свои прежние грехи ещё более успешно: и даже теперь Ego, заплатившее долг своего создателя (предыдущего Ego), освобождается от ударов возмещающей справедливости. Dhyan Chohans, не являющие Руки в руководстве живущими человеческими Egos, охраняют беспомощную жертву, насильственно выброшенную из её стихии в новую, прежде чем она созрела и приспособлена к ней. Мы говорим вам то, что мы знаем, ибо мы учимся этому через личный опыт. Вы знаете, что я подразумеваю, НО БОЛЬШЕ СКАЗАТЬ Я НЕ МОГУ! Да, жертвы хорошие либо плохие спят, чтоб проснуться в час последнего суда, который является часом великой борьбы между шестым и седьмым, и пятым и четвёртым на пороге состояния нарастания. И даже после того как шестой и седьмой, унося частицу пятого, уйдут в свой Akasic Samadhi, даже тогда может случиться, что духовная добыча из пятого принципа окажется слишком незначительною, чтоб быть возрождённой в Deva-Chan’e, в таком случае оно тут же облечётся в новую оболочку, субъективное существо, созданное Кармою жертвы (или не жертвы), и войдёт в новое земное существование на этой или другой планете. Ни в коем случае, следовательно, — за исключением самоубийц и пустых оболочек — нет возможности для других быть привлечёнными на сеанс. Ясно, что «это учение не противоречит нашей прежней доктрине», и тогда как «оболочек» будет много — Духов очень мало.

(2) «Пороки» не избегнут своей кары, но это причина, а не следствие, которая будет караема, так же и в случае непредвиденного, хотя и вероятного следствия. С таким же основанием можно назвать самоубийцей человека, который встречает смерть в бурю на море, как и убивающего себя чрезмерным умственным трудом. Вода способна утопить человека, а чрезмерная мозговая работа произвести размягчение в мозгу, которое может унести его. В таком случае никто не должен пересекать Kalapani или даже купаться, из боязни утонуть, почувствовав себя внезапно дурно (ибо мы все знаем подобные случаи). Также не должен человек, исполняя свои обязанности, жертвовать собою, даже ради похвальной и высоко благотворной цели, как это делают многие из нас. Побуждение есть всё, и человек наказуется в случае прямой ответственности, никогда в противном случае. В случае жертвы естественный час смерти был предварён несчастной случайностью, тогда как при самоубийстве смерть нанесена добровольно и с полным сознанием последствий. Таким образом, человек, который причиняет себе смерть в припадке временного умопомешательства, не есть самоубийца, к великому огорчению и часто смущению Общ[ества] Страхования жизни. Так же не оставляется он как добыча всем искушениям Kama-Loka, но засыпает, как и другие жертвы.

(3) «Духи честных, средне-хороших людей, умерших естественной смертью, остаются в атмосфере земли от нескольких дней до нескольких лет», период, зависящий от их готовности встретить свои порождения, а не их создателя; очень сокровенная тема, которую вы изучите позднее, когда вы тоже будете больше подготовлены. Но почему бы им «сообщаться»? Разве те, которых вы любите, сообщаются с вами объективно, во время их сна? Ваши духи в часы опасности или сильной симпатии, вибрируя одним и тем же устремлением мысли, которая в подобных случаях создаёт своего рода телеграфный духовный провод между вашими телами, — могут встречаться и взаимно запечатлеть это в памяти; но тогда вы живые, а не мёртвые тела. Но как может бессознательный пятый принцип запечатлеть или сообщаться с живущим организмом, если только он не стал уже оболочкой? Если они, по некоторым причинам, остаются в таком состоянии летаргии в продолжение нескольких лет, дух живущего человека может подняться к ним, как вам уже было сказано, и это может совершаться легче, нежели в Deva-Chan’е, где дух слишком поглощён своим личным блаженством, чтоб обратить много внимания на вторгающийся элемент. Я говорю — они не могут.

(4) Обскурация (планет) наступает, только когда последний человек какого-либо большого Круга перешёл в сферу следствий. Природа слишком хорошо, слишком математически приспособлена, чтоб допустить ошибки во время выполнения своих функций.

Если человек не сильно любит или так же ненавидит, он не будет ни в Deva-Chan’e, ни в Avitchi. «Природа извергает умеренных-равнодушных из своих уст» — означает лишь, что она уничтожает их личные Egos (не оболочки и не 6-й принцип) в Kama-Loka и в Deva-Chan’e. Это нисколько не препятствует им немедленно родиться вновь — и если их жизни не были очень плохи, нет причины, почему бы вечной Монаде не найти страницу этой жизни нетронутой в Книге Жизни.

     

 

XXIV 

(2–II–1883)

 

Зачем предполагать, что Deva-Chan однообразное условие только потому, что какой-либо момент земного ощущения бесконечно продолжен-распространён, так сказать, на протяжении эонов? Нет, оно не может быть таким. Это было бы против всякой аналогии и антагонистично закону следствий, согласно которому результаты пропорциональны предыдущим энергиям. Чтоб выяснить это, вы должны иметь в виду, что имеются два поля причинных манифестаций, а именно: объективное и субъективное. Так, более грубые энергии, те, которые действуют в более тяжёлых или плотных условиях материи, проявляются объективно в физической жизни выявлением в новой личности при каждом рождении, заключённой внутри большого цикла эволюционирующей индивидуальности. Моральные и духовные действия находят свою сферу следствий в Deva-Chan’e — например: пороки, физические влечения и т.д., скажем, философа могут иметь следствие в рождении нового философа, короля, купца, богатого эпикурейца или другой личности, вид которой будет неизбежным следствием преобладающих наклонностей этого существа в предыдущем рождении. Бэкон, например, которого поэт назвал: «величайший, мудрейший, мелочнейший из людей», — мог бы явиться в своём следующем воплощении как алчный ростовщик с необычайными умственными способностями. Но моральные и духовные качества прежнего Бэкона должны тоже найти себе поприще, на котором их силы могли бы развернуться, — Deva-Chan является таким поприщем. Следовательно — все величайшие планы моральной реформы, умственного и духовного исследования абстрактных принципов природы, все божественные устремления будут в Deva-Chan’e выявлены, и абстрактная сущность, известная ранее как великий Канцлер, будет занята во внутреннем мире своего собственного приготовления, переживая если не совсем то, что называется сознательным существованием, то, по крайней мере, сон такой яркости по живости, что ничто из реальностей жизни не может равняться ему. И этот «сон» продолжится, пока Карма не удовлетворится в этом направлении. Ряд силы достигает краёв её циклического резервуара, и существо продвигается в следующую арену причин, которую оно может найти в этом же мире, как раньше, или же в другом, согласно его или её степени прогресса, через необходимые малые и большие круги человеческого развития.

Итак, как можете вы думать, что «только один момент земного впечатления избирается для увековечивания»? Совершенно правильно, этот «момент» длится от первого до последнего; но тогда он продолжается как основной тон всей гармонии, определённый тон ощутимого диапазона, вокруг которого группируются и развиваются в прогрессивных вариациях мелодии и, как бесконечные вариации на тему, все устремления, желания, надежды, мечты, которые в связи с этим особым «моментом» когда-либо прошли через мозг спящего в течение его жизни, никогда не найдя осуществления себе на земле, и которых он находит вполне осуществлёнными во всей их яркости в Deva-Chan’e, никогда не подозревая, что вся эта блаженная действительность — лишь порождение его собственной фантазии, следствия умственных причин, порождённых им самим. Тот особый момент, который будет наиболее напряжённым и преобладающим в мыслях его умирающего мозга во время кончины, будет, конечно, регулировать все другие «моменты»; все же последние, меньшие и хотя бы они были менее ярки, будут тоже здесь, имея свой определённый план в этом фантасмагорическом прохождении прошлых мечтаний, и должны дать разнообразие всему. Ни один человек на земле не лишён какого-либо пристрастия, если не преобладающей страсти. — Никто, как бы ни был он скромен и беден — и часто, благодаря всему этому, он предаётся мечтам и желаниям, хотя бы они оставались неудовлетворёнными. Разве это однообразие? Назвали бы вы подобные вариации ad infinitum на одну тему и эту самую тему, выливающуюся и берущую цвет и свою определённую форму из той группы желаний, которая являлась наиболее интенсивной во время жизни, — «полным отсутствием всякого знания в уме обитателя Deva-Chan’a», кажущимся, «до некоторой степени, отвратительным и ужасным»? Тогда, поистине, или вам не удалось понять смысл, данный мною, или же я должен быть порицаем. Должно быть, я оказался очень неудачным в передаче истинного смысла и принуждён признать мою неспособность описать — неописуемое. Последнее очень трудная задача, и до тех пор, пока интуитивные проникновения наставленного ученика не придут на помощь, никакие описания, как бы ни были они графичны, не помогут. Действительно — нет соответствующих слов выразить разницу между состоянием ума на земле и состоянием его вне её сферы действия; не существует английских терминов, эквивалентных нашим; ничего, кроме неизбежных (обязанных раннему Западному воспитанию) предубеждений, следовательно — линии мыслей в ложном направлении в уме ученика, чтоб помочь нам в этой иннокуляции совершенно новых мыслей! Вы правы, не только «обыкновенные люди», но даже идеалисты и высокоинтеллектуальные единицы не смогут, думаю я, схватить истинную мысль — никогда не проникнут всей её глубины. Может быть, со временем вы лучше поймёте, нежели сейчас, одну из главных причин нашего нежелания передать наше Знание европейским кандидатам.

Почему Запад так стремится научиться чему-либо у Востока, раз он, очевидно, не способен переварить то, что никогда не может ответить требованиям особых вкусов его Эстетиков. Печальная перспектива для нас, раз даже вы не можете охватить во всём объёме величие нашей философии или хотя бы на одном протяжении малый угол — Deva-Chan — из всех высочайших и бесконечных горизонтов — «за пределами жизни». — Я не хочу вас обескураживать, но лишь обратить ваше внимание на ужасающие трудности, встречаемые нами при каждой попытке, которую мы делаем, чтоб пояснить нашу метафизику Западным умам, даже среди наиболее интеллектуальных. Увы, друг мой, вы так же неспособны усвоить наш способ мышления, как и переварить нашу пищу или же насладиться нашими мелодиями!

Нет ни часов, ни хронометров в Deva-Chan’e, хотя весь Космос является, в известном смысле, гигантским хронометром. Так же и мы, смертные — на этой земле, — не очень считаемся, если вообще осознаём время в течение периодов счастья и благоденствия и находим их всегда слишком краткими. Факт, который нисколько
не препятствует нам так же наслаждаться этим счастьем, когда оно приходит. Приходила ли вам мысль об этой маленькой возможности, что, может быть, потому, что их чаша Блаженства полна до краёв, обитатели Deva-Chan’a теряют «всякое ощущение сроков времени»; и это нечто такое, что те, которые пребывают в Avitchi, не имеют, хотя в той же мере, как и обитатель Deva-Chan’a, пребывающий в Avitchi, не имеет сознания времени, — нашего земного исчисления периодов времени. Я могу также напомнить вам в связи с этим, что время есть нечто, всецело созданное нами самими. Одна краткая минута чрезвычайной агонии может показаться, даже на земле, вечностью одному человеку; другому, более счастливому, — часы, дни и иногда целые годы могут показаться пролетающими подобно краткому моменту, и что, наконец, из всех чувствующих и сознательных существ на земле человек есть единственное животное, сознающее время, хотя это не делает его ни счастливее, ни мудрее. Как могу я объяснить вам то, что не может чувствовать, раз вы не способны понять это? Конечные уподобления не приспособлены к выражению абстрактного и бесконечного; так же не может объективное отразить субъективное. Чтоб понять блаженство Deva-Chan’a или же ужасы Avitchi, вы должны усвоить их — так, как это делаем мы. Западный критический идеализм должен ещё выучить разницу, существующую между истинным бытием сверхчувственных объектов и призрачною субъективностью представлений, в которые он их превратил. Время не есть утверждённое понятие и потому не может быть ни доказано, ни анализировано, согласно методам поверхностной философии. И пока мы не научимся противодействовать отрицательным результатам этого метода, вывода наших заключений согласно учениям так называемой «системы чистого Разума», и различать между содержанием и формою нашего знания чувствующих объектов, мы никогда не придём к точным, определённым заключениям. Настоящий случай, защищаемый мною против вашего (очень естественного) ложного представления, хорошее доказательство узкости и даже ошибочности этой «системы чистого (материалистического) разума». Пространство и время могут быть — как говорит Кант — не порождением, но регуляторами чувствований, но не далее наших переживаний на земле — не тех, что в Deva-Chan’e. Там мы не находим идей a priori «пространства и времени», контролирующих понятия обитателя Deva-Chan’a в отношении объектов его чувства; напротив того, мы открываем, что этот обитатель сам абсолютно создаёт обоих и уничтожает их в то же время.

Таким образом, так называемые «посмертные состояния» никогда не могут быть правильно судимы практическим разумом, ибо последний может иметь действенное бытие лишь в сфере конечных причин или окончаний и едва ли может быть рассматриваем с Кантом (у которого на одной странице это означает разум, а на следующей волю) как высочайшая духовная мощь в человеке, имеющая своей сферой эту ВОЛЮ. Вышесказанное не привлечено, как вы, может быть, подумаете, ради (слишком далеко распространённого, может быть) аргумента, но имея в виду будущее обсуждение «дома», как вы выражаетесь, со студентами и почитателями Канта и Платона, с которыми вам придётся столкнуться. Проще говоря, я теперь скажу вам следующее, и это не будет моей виной, если вы всё-таки не сможете понять всего значения. Как физическое существование имеет свой период нарастающей напряжённости от детства до возмужалости и уменьшающуюся энергию с этого времени до второго детства и смерти, так и жизнь-сон Deva-Chan’a протекает соответственно. Природа не более обманывает обитателя Deva-Chan’а, нежели живущего физического человека. Природа доставляет ему гораздо более реальное счастье и блаженство там, нежели здесь, где все условия зла и счастья против него и его наследственная беспомощность, подобно соломинке, яростно сдуваемой туда и сюда каждым порывом безжалостного ветра, сделала неомрачённое счастье на земле совершенной невозможностью для человеческого существа, каковы бы ни были его условия и возможности. Скорее назовите эту жизнь безобразным, ужасным кошмаром, и вы будете правы. Назвать существования в Deva-Chan’e «сном», в другом смысле, нежели в условном термине выражения, хорошо подходящим к нашим языкам, полным ложных наименований, — значит отказаться навсегда от знания эзотерической доктрины — единого Стража Истины. Постараюсь ещё раз объяснить вам несколько состояний в Deva-Chan’e и Avitchi.

Как при действительной земной жизни, так и в Deva-Chan’e существует для Ego первый трепет психической жизни, достижение возмужалости, постепенное истощение силы, переходящее в полубессознание, постепенное забвение и летаргию, полное забвение и — не смерть, но рождение: рождение в другую личность и возобновление действия, которое ежедневно, день за днём, порождает новые скопления причин, которые
должны быть выработаны в другом периоде Deva-Chan’a и опять в другом физическом рождении как новой личности. Какими будут соответствующие жизни в Deva-Chan’e и на земле, в каждом случае определяется Кармою. И этот тягостный круг рождения на рождении должен быть опять и опять пробегаем, пока существо не достигнет конца седьмого большого Круга или приобретёт в промежутке мудрость Архата, затем озарение Будды, и таким образом освобождается на круг или два, — научившись, как разорвать заколдованные круги — и переходить периодически в Паранирвану.

Но предположим, что вопрос идёт не о Бэконе, Гёте, Шелли, Ховарде, но о незначительной, бесцветной, лишённой всякой искры личности, которая никогда не сталкивалась достаточно с миром, чтоб дать себя почувствовать, — что тогда? Просто её состояние в Deva-Chan’e так же бесцветно и слабо, какою была и личность. Как могло бы быть иначе, раз причина и следствие равны? Но предположим случай чудовища зла, чувственности, честолюбия, скупости, гордости, лукавства и т.д., но которое тем не менее имеет зародыш или зародыши чего-то лучшего, проблески более божественного свойства, — куда же ему идти? Указанная искра, тлеющая под кучею грязи, будет противодействовать, тем не менее велико будет притяжение восьмой сферы, куда попадают лишь абсолютные «ничтожества», «ошибки природы», чтоб быть совершенно переработанными, и божественная монада которых отделилась от 5-ти принципов в течение их жизни (в предыдущем или за несколько предыдущих рождений назад, — подобные случаи тоже имеются в наших рекордах) и которые жили как бездушные человеческие существа. Эти личности, шестой принцип которых оставил их (тогда как седьмой, потеряв свой провод, не сможет долее независимо существовать), их пятый, или животная душа, конечно, идёт вниз — в «бездонную бездну». Итак, вышеуказанная Сущность не может, несмотря на всю её порочность, идти в восьмую сферу, раз его порочность слишком духовно-изысканного свойства. Он чудовище — не просто только бездушное животное. Он не должен быть просто уничтоженным, но НАКАЗАННЫМ; ибо уничтожение, т.е. полное забвение и факт быть вычеркнутым из сознательного существования, не содержит per se наказания и, как выразился Вольтер, «le neant ne laisse pas d’avoir du bon»28. Здесь не свеча, которую может задуть ветерок, но сильная, позитивная, зловредная энергия, вскормленная и развитая обстоятельствами, некоторые из них могли быть действительно вне его контроля. Должно быть в природе состояние, отвечающее для такой натуры Deva-Chan’у, и такое находится в Avitchi — полная противоположность Deva-Chan’a, — вульгаризованные Западными нациями в Ад и Рай.

Объяснив достаточно положение, я могу теперь прямо ответить на ваш вопрос № 1. Конечно, в Deva-Chan’e существует «смена занятий», постоянная смена, в такой же степени и гораздо больше, нежели в жизни мужчины или женщины, которым приходится всю жизнь их заниматься одной работой, с тою только разницей, что обитателю Deva-Chan’a его специальное занятие всегда приятно и наполняет его жизнь восторгом. Смена должна быть, ибо эта жизнь-сон есть лишь следствие — урожай тех психических семян-зародышей, оброненных с дерева физического существования в минуты наших мечтаний и надежд, фантастических проблесков блаженства и счастья, заглушённых в неблагодарной общественной почве и распускающихся в розовой заре Deva-Chan’a и созревающих под его вечно плодотворным небом. Нет неудач здесь, нет разочарований!

Если человек имел хотя бы один момент идеального счастья и переживания в течение своей жизни, даже тогда, если Deva-Chan существует, — это не могло бы быть, как вы ошибочно предполагаете, бесконечное продолжение этого «единого момента», но бесконечные развития, разнообразные случайности и события, основанные и проистекающие из этого «единого момента» или моментов, согласно случаю; одним словом, всё, что представится воображению «Сновидца». Эта одна нота, звучащая в лире жизни, образует основной тон субъективного состояния существа и вырабатывается в бесконечные гармонические тона и полутона психической фантасмагории. Здесь все неосуществившиеся надежды, мечты вполне реализуются и мечты объективного существования становятся реальностями субъективного. И здесь, позади завесы Иллюзии, её призрачность и обманчивая внешность обнаруживаются Адептом, который постиг великое откровение — проникновения вглубь Тайны Бытия.

Вопрос (2). Что понимается как цикл?

«Меньший цикл» есть, конечно, завершение семи больших кругов, как было решено и объяснено. Кроме того, в конце каждого из семи больших кругов наступает менее «полное» воспоминание, только о переживаниях в Deva-Chan’e, имевших место между многочисленными рождениями в конце каждой личной жизни. Но полное воспоминание всех жизней (земных и Deva-Chan’a), всезнание — короче сказать, — наступает лишь при великом конце всех семи больших кругов (если до этого времени человек не сделался Бодхисаттвой или Архатом), — на «пороге» Нирваны, означая бесконечный период. Конечно, человек седьмого большого круга (завершивший свои земные странствования в начале последней расы и малого круга) будет ждать дольше у этого порога, нежели человек самого последнего из этих больших кругов. Эта жизнь избранных, между меньшей Pralaya и Нирваной или, скорее, перед Pralaya, есть Великое Вознаграждение, величайшее в действительности, ибо оно делает Ego (хотя бы он никогда не был Адептом, но просто достойным, нравственным человеком в большинстве своих существований) действительно Богом, всезнающим, сознательным существом, кандидатом в вечности веков на Dhyan Chohan. ... Довольно — я раскрываю тайны посвящения. Но какое касание имеет НИРВАНА к этим воспоминаниям объективных существований? Это состояние ещё выше, и в котором все объективные вещи забыты. — Это состояние абсолютного Покоя и ассимилирование с Parabrahm — это сам Parabrahm. О грустное невежество Запада наших философских Истин и неспособность ваших величайших умов понять истинный дух этих учений! Что делать нам, что можем сделать мы?

3. Вы предполагаете сношения между сущностями в Deva-Chan’e, приложимые лишь к взаимным отношениям физического существования. Две симпатизирующие души будут каждая вырабатывать свои собственные переживания в Deva-Chan’e, делая другую участницей своего субъективного блаженства, тем не менее каждая отделена от другой, что касается действительных взаимных сношений. Ибо какое товарищество может быть между двумя субъективными существованиями, не имеющими даже материальности призрачного тела — Mayavi-rupa?

4. Deva-Chan есть состояние, а не местность. Rupa-Loka, Arupa-Loka и Kama-Loka — три сферы возрастающей духовности, в которых несколько групп субъективных сущностей находят свои влечения-удовлетворения.

В Kama-Loka (полуфизическая сфера) обитают оболочки, жертвы и самоубийцы, и эта сфера разделена на бесконечные области и субобласти, отвечающие мышлению приходящих в час их смерти. Это и есть прекрасная страна «Вечного лета» спиритуалистов, горизонтами которой ограничено видение их лучших ясновидцев — видение несовершенное и обманчивое, ибо недисциплинированное, не руководимое Alaya Vynana (скрытым знанием). Кто на Западе что-либо знает об истинном Sahalo Kadhatu, таинственном Chiliocosm из всех многочисленных областей, из которых лишь три могут быть названы внешнему миру — Tribuvana (три мира), именно: Kama, Rupa и Arupa Lokas.

Из Kama-Loka затем в великий Chiliocosm — раз пробуждённые из своего посмертного оцепенения, вновь перенесённые души идут все (кроме оболочек), согласно своим притяжениям, в Deva-Chan либо Avitchi. И эти два состояния снова дифференцируются ad infinitum. Их восходящие степени духовности заимствуют наименования от Lokas, в которые они вовлечены. Например — чувствования, понятия и представления обитателей Deva-Chan’a в Rupa-Loka, конечно, будут менее субъективного свойства, нежели они были бы в Arupa-Loka; в обеих из них переживания будут различны в своих представлениях для субъективной сущности не только в отношении формы, цвета, субстанции, но также и в их образующих потенциальностях. Но даже самое высочайшее переживание монады в высочайшем состоянии Deva-Chan’a в Arupa-Loka (последнее из семи состояний) не может быть сравнимо с совершенно субъективным условием чистой духовности, из которого Монада вышла, чтоб «спуститься в материю», и к которому, при завершении великого Цикла, она должна вернуться. Так же и сама Нирвана не может быть сравнима с Para Nirvana.

5. Сознание начинает оживать, пробуждаться после борьбы в Kama-Loka у врат Deva-Chan’a, и только после «периода нарастания». ...

6. Пребывание в Deva-Chan’e пропорционально незаконченным психическим импульсам, зародившимся в продолжение земной жизни. Те личности, чьи влечения были преимущественно материальными, будут ранее притянуты к новому рождению силою Tanha. Как правильно заметил наш Лондонский противник — эти темы (метафизические) только частично могут быть поняты. Более высокая способность, принадлежащая к высшей жизни, должна видеть, — и воистину невозможно пояснить это — простыми словами. Нужно видеть духовным зрением, слышать Dharmakayic ухом, ощущать чувствами Ashta-vijnyana (духовным «Я»), прежде нежели можно вполне понять эту доктрину, — в противном случае она лишь увеличит «печаль» и очень мало что прибавит к знанию.

7. Вознаграждение, предусмотренное, заготовленное природою для людей, которые не сосредоточили свои привязанности на одной личности или специальности, — следующее: если чистые — они скорее переходят, благодаря этому, через Kama и Rupa-Lokas в бо‑
лее высокую сферу Tribuvan’ы, ибо это та область, где формирование абстрактных идей и созерцание и обсуждение общих принципов наполняет мысли её обитателей. Личность есть синоним ограничений, и чем уже мышление личности, тем теснее будет она цепляться за низшие сферы бытия, тем длительнее праздношатание на плане себялюбивых общественных сношений. Общественный status существа, конечно, есть результат Кармы: таков закон — «подобное притягивается подобным». Нарождающееся существо привлекается течением нарастания, с которым преобладающие влечения его последнего рождения ассимилируют его. Таким образом, тот, кто умер земледельцем, может вновь родиться королём, а умерший повелитель может увидеть свет в хижине кули. Этот закон притяжения утверждается в тысячах «случайностей рождения» — нельзя придумать более ложного наименования! Когда вы поймёте хотя бы следующее — что Skandhas суть элементы ограниченного существования, — тогда вы поймёте одно из условий Deva-Chan’a, который сейчас имеет для вас такой глубоко неудовлетворяющий аспект. Также ваши заключения (что касается довольства и наслаждений высших классов, будто бы обязанных лучшей Карме) не вполне правильны в их общем применении. Они имеют ведущее к счастью кольцо вокруг себя, которое едва ли примиримо с Кармическим Законом, раз «эти довольства и наслаждения» чаще бывают причинами новой и отягощённой Кармы, нежели продуктом следствий последней. Даже, как «широкое правило», — бедность и скромное положение в жизни являются реже причиной горя, нежели богатство и высокое рождение, — но об этом после.

     

 

XXV

 

ИСПЫТАНИЕ есть нечто, чему каждый chela (ученик), который не желает оставаться простым украшением, должен volens nolens29 подвергнуться на более или менее продолжительный период. И по той причине, что это нечто такое, что всегда будет рассматриваться вами, западниками, как обман или обольщение, я всегда отказывался принять или даже рассматривать вас как учеников. Испытуемому chela разрешается думать и поступать, как он того желает. Ему говорят и его предупреждают заранее: вы будете соблазняемы и вводимы в заблуждение видимостью; — две тропы откроются перед вами, обе ведущие к цели, которую вы стараетесь достичь: одна лёгкая и приведёт вас скорее к исполнению Указов, которые вы можете получить; другая более крутая, более долгая; тропа, полная камней и терний, о которые вы не раз споткнётесь на вашем пути, и в конце которой вы, может быть, встретитесь лишь с неудачей и не будете в состоянии исполнить Указы, данные для какого-либо определённого малого дела, — но, тогда как все тягости, которым вы подвергались на втором пути, будут впоследствии отнесены на сторону вашего преимущества, первый, лёгкий, может предложить вам лишь временное удовлетворение лёгкого исполнения урочной работы. Chela совершенно свободен и часто вполне оправдан с точки зрения внешних обстоятельств подозревать своего Гуру в «обмане». Даже более этого — чем больше, чем искреннее его негодование, выраженное словами или в кипении сердца, тем более годен он, тем лучше одарён, (чтоб) стать Адептом. Он свободен и не будет призван к ответу за употребление самых оскорбительных слов и выражений по отношению к действиям и приказам своего Гуру, если только он выйдет победителем из огненного испытания; если только он не поддастся всем соблазнам, отвергнет всякое прельщение и докажет, что ничто, даже то, что ему дороже жизни, обещание наиболее драгоценного дара, его будущее посвящение в Адепты, не может принудить его отклониться от пути истины и честности или заставить его стать обманщиком. Едва ли мы с вами придём когда-либо к соглашению в понимании нами вещей, даже в оценке слов. Однажды вы назвали нас «Иезуитами» — смотря на вещи вашими глазами, может быть, вы были до некоторой степени правы, рассматривая нас так, раз по видимости наши системы обучения не очень различаются. Но это лишь внешнее. Как я уже раньше сказал вам — они знают, что то, чему они учат, есть ложь; мы же знаем, что то, что мы передаём, есть истина, Единая истинная, и ничто другое, как истина! Они работают на усиление мощи и славы(!) своего Ордена; Мы — для мощи и конечной славы индивидуальностей — отдельных единиц, человечества вообще, и мы довольствуемся, более того, принуждены оставлять Наш Орден и его Владык в тени. Они работают и надрываются и обманывают ради земной мощи в этой жизни. Мы работаем и трудимся и разрешаем нашим ученикам быть временно введёнными в заблуждение, чтоб этим доставить им средства никогда более не быть обманутыми впоследствии и видеть всё зло лицемерия и лжи не только в этой жизни, но и в последующих. Они — Иезуиты — жертвуют внутренним принципом, Духовным мозгом Ego, чтобы тем лучше напитать и развить физический мозг личного, мимолётного человека, принося на сожжение всё человечество в жертву их Обществу — ненасытному чудовищу, питающемуся мозгом и костями человечества, — и развивая неизлечимый рак на каждом месте здорового тела, которого оно касается. Мы, уже критикуемые и непонятые Братья, мы стараемся привести человека к жертве его личности — преходящей вспышки — во благо всего человечества, следовательно, и их собственных бессмертных Egos — части последнего, ибо человечество есть лишь частица интегрального Целого, которым оно однажды станет. Они обучают — обольщать, Мы — разоблачать.

Они сами производят работу мусорщика, — употребляя на это нескольких несчастных искренних орудий из своей среды — con amore30 и для себялюбивых целей. Мы оставляем это нашим слугам — dugpas, находящимся на нашей службе, — давая им carte blanche на определённый срок с единственной целью выявить всю внутреннюю природу ученика, большинство закоулков и углов которой остались бы неясными и скрытыми навсегда, если бы не было предоставлено случая испытать поочерёдно все эти закоулки. Выиграет или же потеряет ученик эту награду — зависит всецело от него самого. Вы должны запомнить, что наши восточные представления о «побуждениях», «правдивости» и «честности» значительно разнятся от ваших Западных идей. Подобно вам, мы верим, что говорить правду нравственно и безнравственно лгать, но здесь всякая аналогия прекращается и наши понятия расходятся в очень значительной степени.

Я начну напоминанием вам, что в различное время, особенно в течение последних двух месяцев, вы повторно предлагали себя в ученики, первый долг которого заключается в том, чтобы без гнева или злобы выслушивать всё, что будет сказано Учителем. Как можем мы учить или вы учиться, если мы должны поддерживать положение, совершенно чуждое нам и нашим методам, —позу двух светских людей? Если вы действительно желаете быть учеником, стать приёмником наших Тайн, вы должны примениться к нашим способам, а не мы к вашим. И до тех пор, пока вы не сделаете этого, — совершенно бесполезно для вас ожидать более того, что мы можем дать при обычных обстоятельствах.

Недостаточно знать в совершенстве, что может ученик сделать или не сделать при обстоятельствах в течение периода испытания, мы должны знать, на что он может стать способным при различных и всевозможных случаях.

     

 

XXVI 

(1884)

 

Думаю, что лучше мне сказать вам ещё раз то, что я хотел бы, чтобы вы помнили всегда. Почему сомнения и нечистые подозрения как бы осаждают каждого стремящегося к ученичеству? В Масонских Ложах древних времён неофит подвергался целому ряду ужасающих испытаний его постоянства, смелости и присутствия ума. Психологическими впечатлениями, добавленными механикою и химическими препаратами, его доводили до мысли, что он падает в пропасть, низвергаемый скалами, идёт по мостам, сотканным из паутины и висящим в воздухе, проходит сквозь огонь, тонет в воде и атакован дикими зверями. Это было воспоминание и программа, заимствованная из египетских мистерий. Запад, потеряв тайны Востока, должен был, как я говорю, прибегнуть к искусственности. Но в эти дни вульгаризация науки сделала подобные пустяшные испытания — устарелыми. Стремящийся осаждается теперь исключительно с психологической стороны его природы. Его курс испытания в Европе и Индии следует системе Raja Yoga, и результат её, как уже было объяснено, — развитие в нём, в его темпераменте каждого зародыша добра и зла. Правило это непоколебимо, и никто не избегнет его, напишет ли он нам письмо или же в тайнике сердца формулирует сильное желание оккультного знания и сообщений. Подобно тому как ливень не может оплодотворить скалу, так и оккультное учение не имеет следствий на невосприимчивый ум. И как вода развивает жар негашёной извести, так учение вызывает к ярому действию каждую неподозреваемую, дремлющую потенциальность в ученике.

Не многие европейцы выдержали это испытание. Подозрение, следующее за самосплетённым убеждением в обмане, по-видимому, сделалось порядком дня. Я говорю вам, за очень малым исключением, мы не были успешны в Европе.

Доброе судно тонет, друг мой, ибо его драгоценный груз был предложен широким массам. Часть его содержимого была осквернена обращением нечестивцев, и золото его принято за медь.

      

 

ТАБЛИЦА СООТВЕТСТВИЙ

 

 

«Чаша Востока»

«Письма Махатм»

 письма

I

1

№ письма

II

2

№ письма

III

10

№ письма

IV

57

№ письма

V

12

№ письма

VI

14

№ письма

VII

15

№ письма

VIII

17

№ письма

IX

58

№ письма

X

60

№ письма

XI

32

№ письма

XII

36

№ письма

XIII

44

№ письма

XIV

45

№ письма

XV

48

№ письма

XVI

26

№ письма

XVII

64

№ письма

XVIII

65

№ письма

XIX

66

№ письма

XX

82

№ письма

XXI

92B

№ письма

XXII

70

№ письма

XXIII

72C

№ письма

XXIV

106

№ письма

XXV

80

№ письма

XXVI

130

 

 



 

1 «Рим был до Ромула» (лат.).Примеч. ред.

2 Флогистон (греч. горючий) — по представлениям, господствовавшим в химии в ХVIII веке, «огненная материя», содержащаяся во всех горючих веществах и выделяющаяся при горении. — Примеч. ред.

3 Strata — ступень, слой (лат.). Примеч. ред.

4 Per se — сам по себе (лат.). Примеч. ред.

5 Ad infinitum — до бесконечности (лат.).Примеч. ред.

6 Modus operandi — способ действия (лат.).Примеч. ред.

7 Animalculum — душонка (лат.).Примеч. ред.

8 Statu quo — в прежнем состоянии (лат.).Примеч. ред.

9 В оригинале не хватает части письма — отсюда неполность фраз. — Примеч. ред. первого издания.

10 Музыкальные термины: pianissimo — очень тихо; crescendo — постепенно усиливая; fortissimo — очень громко; diminuendo — постепенно ослабевая; morendo — замирая (итал.). — Примеч. ред.

11 Д-р И.Р. Майер «Взаимосвязь внутренних органов с питанием» (англ.). — Примеч. ред.

12 «Воскресение в конце мира» (фр.).Примеч. ред.     

13 Золушка. Примеч. ред.

14 Lex talionis — закон возмездия (лат.).Примеч. ред.

15 Tutti quanti — тому подобное (лат.).Примеч. ред.

16 Королевское Общество (англ.). — Примеч. ред.

17 Alter-ego — другой «я» (лат). Примеч. ред.

18 Вапоризация (от лат. vapor — пар, испарение) — выпаривание, превращение жидкости в пар. — Примеч. ред.

19 Faculae — факел (лат.). Примеч. ред.

20 Delirium tremens — белая горячка (лат.). Примеч. ред.

21 Nosce te ipsum — познай самого себя (лат.). Примеч. ред.

22 Quintessence — квинтэссенция— основа, самая суть (лат.). — Примеч. ред.

23 Lusus naturae — игра природы (лат.). Примеч. ред.

24 «Страдающие духи» (фр.). Примеч. ред.

25 Смотрите «Adhidharma Kosha Vyakhya», «Sutta Pitaka» и другие северные Буддийские книги. Во всех найдёте Готаму Будду, утверждающего, что ни одна из  Skandhas не есть душа, ибо тело постоянно меняется. Ни человек, ни животное, ни растение не являются теми же самыми в течение двух последующих дней или даже минут.

«Нищенствующие! Знайте, что нет в человеке постоянного принципа и только наставленный ученик, приобретая мудрость, говоря: "Я есмь", знает, что он говорит».

26 Nec plus ultra — дальше некуда, крайний, высший предел (лат.). Примеч. ред.          

27 Это видение наступает, когда человек уже объявлен мёртвым. Мозг из всех органов умирает последним.

28 «Небытие не позволяет обладать преимуществом» (фр.). — Примеч. ред.

29 Volens nolens — волей-неволей (лат.). Примеч. ред.

30 Con amore — с любовью (ит.). Примеч. ред.

 

 

 

Начало страницы