ruenfrde
Скрыть оглавление

Кочергина Н.М. О пьесе Н.К. Рериха «Милосердие»

Публикация:

Кочергина Н.М. О пьесе Н.К. Рериха «Милосердие» // Журнал «Восход» СибРО № 3 (347), Март, 2023

 

Наталья Михайловна Кочергина – главный редактор издательства «Россазия» Сибирского Рериховского Общества, г. Новосибирск.

 

 

О пьесе Н.К. Рериха «Милосердие»

 

История создания и основная идея пьесы.

Пьеса Н.К. Рериха «Милосердие» была написана более ста лет назад: Николай Константинович создал её в очень короткий срок – с 1 по 12 ноября 1917 года. По-видимому, для него было важно отметить точные даты её написания. Ведь именно в эти дни в России совершилась вторая революция и уже подступала братоубийственная гражданская война. Именно тогда, когда разгоралось пламя вражды, ненависти, насилия, Рерих пишет произведение, взывающее к Милосердию.

Сюжет, положенный в основу пьесы, возник у Н.К. Рериха ещё в годы Первой мировой войны и воплотился в притче «Молитва Гайятри», которая вошла в цикл «Сказки и притчи» и была опубликована в 1916 году в монографии «Рерих». Спустя время Николай Константинович вновь обращается к этой теме и создаёт пьесу, а по сути – общечеловеческую драму, в которой рисует картины восстания невежественных масс против Знания и Культуры.

Впервые пьеса Н.К. Рериха была опубликована в 1983 году в журнале «Современная драматургия» (№ 1), но ещё долгое время оставалась как бы в тени, не попадая в поле зрения исследователей. Н.Д. Спирина была одним из первых авторов, написавших о пьесе и её проблематике. В 1990 году в День культуры она выступила с докладом «Драматургия Н.К. Рериха», в котором провела глубокий анализ этого произведения, его этических аспектов.

О главной идее пьесы Наталия Дмитриевна говорит так: в ней «отражено противостояние гармонического, созидательного начала и хаотического, разрушительного; знания и невежества, созидания и уничтожения»1. В пьесе «старейшины хотят "Творить. Складывать. Узнавать". Это формула конструктивного начала, увеличение красоты и радости бытия. Люди стремятся к счастью, но оно утеряно, "ибо счастье в духе", как сказано в Учении Живой Этики. Достоевский пророчески предвидел прорыв хаотических сил в мире и выразил это бедствие в их формуле "Всё дозволено". Разрушителям, губителям знания и человеческих жизней и природы "всё можно", как сказано в пьесе; для них нет никаких нравственных преград»2. Это «отражено в пьесе в виде ужасающих картин разрушения всего того, что было достигнуто в процессе длительного исторического пути человечества... Но это не фатально. От него зависит вернуться обратно и снова завоевать утерянные высоты»3.

 

Н.К. Рерих. Дела человеческие. 1914 г.Исторический аспект пьесы.

Пьеса «Милосердие, как всё у Рериха, очень многогранна и может быть рассмотрена в разных аспектах.

Если говорить об историческом аспекте, то мы явственно ощутим в ней дух своего времени; здесь, несомненно, нашли отражение события эпохального масштаба, совершавшиеся на глазах Рериха. Показанная в пьесе бессмысленная вражда в отношении Культуры, носителей Знания была откликом автора на происходящее внутри России, когда многим казалось, что рушились устои жизни государства. В то время Рерих по состоянию здоровья жил в Финляндии и бывал в Петрограде лишь наездами. О погромах, бесчинствах и разрушениях он узнавал из прессы и писем друзей.

В одном из писем Н.К. Рериха тех дней читаем: «Подавляет меня происходящее. Когда мы узнали, что народ сам уничтожает своё достояние, что сокровища Москвы и Зимнего дворца истребляются, у меня начались, ко всему прочему, боли и удушье в аорте. Всё-таки творения искусства, творения духа человеческого – ближе всего. Их – не могут касаться тёмные руки. Серов – валяется на площади! Пробит Успенский собор! Для чего же творить? Для чего учить народ творчеству? Мы, работавшие для свободы, мы, писавшие за искусство, – что мы должны чувствовать? Ведь это больно! Ведь можно с ума сойти! Чтобы самим уничтожать своё достояние духа! Уничтожать радость духа, которою так нищ народ наш! (...) Господи, сохрани страну нашу и народ наш. (...) Научи его понять, что есть великая свобода. И братство!» (11 ноября 1917 г.)4.

 

Метаисторический аспект пьесы.

Однако всё происходящее в пьесе нельзя рассматривать только в исторически-временном контексте – Рерих никогда не был простым иллюстратором истории. Проблемы, которых он касается в этой драме, гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд. Потому затронем метаисторический, или над-исторический, аспект этого произведения. Рерих не случайно написал свою пьесу в духе древних мистерий и наполнил её глубокой символикой. «Такие пьесы-притчи носили вневременный, внеисторический характер, и в них затрагивались общечеловеческие проблемы, присущие всем народам мира. Такой подход, заостряя сущность проблемы, не привязывал её к определённому месту и времени»5.

В пьесе перед нами открывается картина ужасающего духовного падения, деградации не какого-то определённого народа или конкретной страны, но человечества в целом. Восставшие толпы врываются в школы, разрушают их, убивают учителей, избивают учащихся. Они грабят государственные учреждения, похищают ценности, разбивают статуи, сжигают книги, убивают священнослужителей, уничтожают скот, топят в реке зерно. Люди, предавшиеся хаосу, скатываются до самого дна разложения. «С высокой ступени сверглось человечество», – сурово констатирует один из старейшин.

 

Милосердие – «действительное средство, соединяющее с высшими мирами»6.

Но как же могло такое произойти? Почему люди дошли до такого состояния, что, поддавшись наущениям злобных сил, ринулись разрушать достояния своей цивилизации и культуры? Не потому ли, что забыто СЕРДЦЕ – нравственное, человеческое начало, присущее каждому живому существу?

Н.К. Рерих назвал свою мистерию старинным словом «милосердие». Он писал: «Милосердие – ведь это одно из самых трогательных слов прекраснозвучного русского языка»7. Милосердие принадлежит к самым вдохновляющим понятиям, ибо означает высшее проявление человечности: способность быть милостивым, добрым, сострадательным; забывая о себе, помогать другим, оказывать деятельную, жертвенную помощь страждущим.

Во всех религиях милосердие считается высочайшей добродетелью. Иоанн Златоуст заповедал: «Человек всего более должен учиться милосердию, потому что оно-то и делает его человеком. (...) Кто не имеет милосердия, тот перестаёт быть и человеком. (...) И не будем почитать даже жизнью время, проведённое без милосердия»8.

В Учении Живой Этики, углубляющем многие понятия, высокое качество милосердия, наряду с «состраданием, сожалением, любовью и всеми благими устремлениями», ставится в ряд «чудесных путей сообщения с высшими энергиями». Учение призывает нас «смотреть на это светлое качество как на действительное средство, соединяющее с высшими мирами»9.

Но именно милосердие, по драме Рериха, утрачено в мире, а значит, человечество обречено. Старейшины, понимая, что они бессильны остановить гибель цивилизации, после долгих раздумий решают призвать великого святого Гайятри – как последнюю надежду на спасение.

И далее писатель-философ раскрывает главный принцип действий Сил Света: не ответным насилием, не агрессией и даже не на физическом плане побеждается Зло, а возжжением в собственном сердце огня Любви и внесением его в мир.

 

«Щит Огня – ручательство победы!»10.

Праведник Гайятри, ушедший от людей в уединение, в «дубраву тишайшую», проводит жизнь в общении с Высшим, с природой и в непрестанной молитве. К нему приходят посланники и умоляют оставить своё уединение и прийти на помощь людям – прекратить вражду и бесчинства, остановить восстание невежественных масс. Святой обращается к Всевышнему и просит наделить его особыми силами, чтобы поразить врагов: «Дай заклятье на злобу! – молит он. – Дай заклятье на силу! Заговор на победу! Дай врагов отразить! (...) Дай смертное слово. Глаз смертный открой»11.

Но Бог отвергает его мольбы и повелевает идти на врагов без оружия: «Дам другое... Слушай! Идёт один. Идёт мирным... Идёт без меча. Всё сделанное тебе на них обратится. Всё желаемое тебе да получат... Хотящий зло – да получит. Хотящий добро – да примет. Воздастся каждому. Иди. Не медли»12.

И Гайятри, чьё сердце всецело отдано Высшему, преисполняется такой духовной мощи, которая делает его неуязвимым, и посланные в него стрелы и копья, столкнувшись с огненной защитой, возвращаются к самим злоделателям: «Пустили враги в него стрелы, натёртые ядом. И стрелы обратились, их самих поразили. Другие метнули копья в него. И упали пронзёнными. Ядом плеснули и попадали в корчах... Пустили жидкий огонь, и вспыхнули все. Полчища гибнут своею рукою... Силой врагов проходит он город. Прошёл селенья, врата и мосты. Гибнут безумцы. Он стоит. Велико его знанье»13. И люди понимают: «Зло замолчало. Он – Гайятри пришёл»14.

Так не земными мерами, но Высшими путями совершается эта Битва и эта Победа. В образах драмы Рерих рисует по сути картину последней, апокалиптической битвы Сил Добра и Зла и конечной победы Света.

 

Месть и возмездие.

И вот тьма поражена, враги повержены, человечество спасено. Преступников ожидает суд. Люди, исстрадавшиеся, потерявшие своих близких, замученных и убитых, жаждут такого наказания для преступников, «чтобы содрогнулась земля». Однако... Гайятри отпускает осуждённых на волю, но прежде открывает перед ними картины будущего, которое их ожидает, – того будущего, которое они уготовили себе своими руками. Жестоким злоделателям предстоит пожать следствия своих деяний, и следствия эти ужасны.

Живая Этика, взывая к человеческому милосердию, напоминает, «в каких мрачных слоях обитают жестокие люди»15. Сказано: «Жестокость куёт жестокую карму»16.

Проблем мести и справедливого возмездия касается в своём докладе и Н.Д. Спирина: «...пьеса затрагивает понятие мщения. Нельзя понимать буквально, что преступления надо оставлять безнаказанными и преступников отпускать на свободу, зная, какое возмездие ожидает их в будущем. Преступления надо пресекать, бороться с ними, преступникам воздавать по делам их, но не мстить, так как чувство мести вредит самим мстителям. Потому в Священном Писании и указывается прощать врагов своих. В Библии Господь, Высший закон Вселенной, говорит: "Мне отмщение, и Аз воздам", то есть оставьте отмщение Мне, Я воздам. (...) Автор пьесы восстаёт против мести, ибо жестокость порождает жестокость, и противопоставляет мести понятие возмездия. Породители зла в конечном итоге сами обрекают себя на самоуничтожение; "посеявший ветер пожнёт бурю"...»17

 

Пресечь зло – великий акт Милосердия.

Поняв, какое страшное будущее ожидает их в следующих воплощениях, преступники умоляют Гайятри казнить их, чтобы хоть как-то искупить свои злодеяния и тем облегчить свою участь. Однако он неумолим. Его слова звучат как суровый приговор: «Противу знанья преступление тяжко. После него молчит милосердие»18. Эти слова обращают на себя внимание и заставляют задуматься: почему же Святой не проявил милосердия к преступникам, не захотел смягчить их участь? Думается, что ответ может быть один: потому что тот, кто руководствовался Высшим Знанием, понимал – уже никто и ничто не в силах изменить их будущую судьбу.

Так мы подходим к другой стороне Высшего Милосердия – неумолимому, но справедливому закону Космического Воздаяния. «Посеявший пожнёт. Ничто не изменит закон Справедливости»19, – сказано в книге «Мир Огненный».

Е.И. Рерих, разъясняя кажущиеся противоречия между такими понятиями, как милосердие, суровость и справедливость, пишет, что чаще именно во имя милосердия бывает необходимо проявить не так называемую доброту и прощение, но суровость и твёрдость. Более того, в одном из писем она утверждает: «Суровость и милосердие в основе своей – одно понятие»20. И ещё фрагмент из письма Елены Ивановны: «...Величайший Бог всех народов есть... Единое Вселенское Божество – Бог Непреложного Закона, Бог Справедливого Воздаяния, но не произвола в Милосердии, ибо, именно, эта надежда на незаслуженное Высшее Милосердие является, может быть, самым сильным поводом к повторным злодеяниям»21.

Таким образом, Высшее Милосердие – отнюдь не всепрощение, но космический закон, тот самый, который Конфуций сформулировал так: «За добро – добром, а за зло – по справедливости»22. Совершившие зло должны будут пройти путь искупления, и в этом тоже видится проявление Высшего Милосердия, ибо этот законный путь позволит совершившему зло очиститься и подняться на новую ступень жизни.

Милосердие – великая добродетель, свойство, присущее лучшим представителям человечества. И все мы призываемся, подражая Высшему Милосердию, быть милостивыми – к неведающим, даже к врагам. Но злу как таковому мы должны противиться всегда. Пресечь зло, оградив от него других, и будет проявлением великого акта милосердия.

И когда зло и невежество выступают против самих основ жизни, посягают на самое святое, когда замучены и убиты мирные люди, разрушаются школы, музеи и храмы и, что ещё страшнее, губятся, расчеловечиваются души людей; когда, иными словами, Зло восстаёт против Культуры и Знания и угрожает самому существованию человечества, – тогда молчит Милосердие всеблагого прощения и вступает в силу справедливое Воздаяние. Тогда, как сказано в книге «Зов», «Рука Милосердия разит»23.

 

Великая Любовь заложена в основание Мира.

Нельзя не сказать ещё об одном великом Законе, раскрытом в драме. Пожалуй, самым непостижимым для нас остаётся Милосердие Всевышнего, явившего безграничную любовь к людям и пославшего для их спасения своего любимейшего сына. Если бы этого не произошло – человечество ожидала бы конечная гибель. И вновь вспоминаются слова Учения: «Великая Любовь заложена в основание Высшего Мира»24. Потому из века в век не перестают приходить на нашу Землю Сыны Света, движимые состраданием к людям, ради их спасения и продвижения на эволюционном пути развития.

«С давних пор Матерь посылает на подвиг. По истории человечества Её Рука проводит неразрывную нить»25, – говорят сокровенные страницы Учения. Эта вечная тема Божественного Милосердия и Любви, раскрытая в драме Рериха так мощно
и необычно, наполняет её всеохватным, всечеловеческим смыслом и звучанием.

 

«В твоих руках судьба твоя...»26

Рерих не случайно выносит в название пьесы именно то качество, которое в мире утрачено. Милосердию здесь противостоит его антипод – жестокосердие, мёртвое, окаменевшее сердце, не способное чувствовать переживания, боль другого. Показывая во всём его ужасающем виде противоположный милосердию полюс, Рерих как бы взывает ко всем живущим: изведав всю меру зла, почувствуем к нему столь ярое отвращение, которое заставит нас обратиться к глубинам своего сердца и немедля начать возрождать в себе человечность.

Перечитывая пьесу Рериха сегодня, когда на планете идёт эпохальный сдвиг и ломка всех отживших систем старого мира, мы поражаемся её провидческой силе. «Кажется, что написана она не в 1917 году, а только что, когда вскрываются все ужасы и преступления нашего страшного века...»27 Прошло более ста лет с момента написания этого поистине великого произведения, и человечество вновь стоит у черты последнего выбора. Этот выбор между добром и злом предстоит сделать каждому живущему, и никто не уйдёт от «страшного суда» – суда собственной совести.

Несмотря на все ужасы, показанные в пьесе, Николай Константинович Рерих – великий гуманист и созидатель – несломимо верил в наступление грядущей эпохи справедливости и добра, эпохи торжества Разума и Света. Он знал, что дух человеческий жив, что он воскреснет и начнёт строить светлый Храм будущего, Храм культуры духа и сердца.

Как уже отмечалось, пьеса Н.К. Рериха «Милосердие» очень многогранна, и мы коснулись лишь отдельных её аспектов. В настоящее время появляются новые труды, посвящённые проблематике пьесы; один из последних по времени – это большая дипломная работа сотрудницы Тульского Рериховского исследовательского центра Анастасии Макаровой (ныне магистранта Московского государственного университета). Кроме того, несколько лет назад была осуществлена постановка пьесы «Милосердие» в Санкт-Петербургском Музее-институте семьи Рерихов, и с тех пор она ставится там ежегодно.

Пьеса Н.К. Рериха сегодня вызывает у исследователей всё больший интерес. Видимо, таково веление времени.

 

 

 

________________________________________________

 

1 Спирина Н.Д. Драматургия Н.К. Рериха // Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 206.

2 Там же.

3 Там же.

4 Н.К. Рерих: 1917 – 1919. Материалы к биографии. СПб., 2008. С. 103 – 104.

5 Спирина Н.Д. Драматургия Н.К. Рериха. С. 207 – 208.

6 Сердце. 374.

7 Рерих Н.К. Дом Милосердия // Держава Света. Священный Дозор. Рига, 1992. С. 206.

8 Иоанн Златоуст. Беседы на Евангелие от Матфея (беседа 52).

9 Сердце. 374.

10 Строка из сборника «Капли» Н.Д. Спириной «На Щите начертана победа...» (Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. Новосибирск, 2009. С. 60).

11 Рерих Н.К. Милосердие. Новосибирск, 2015. С. 14.

12 Там же. С. 15.

13 Там же. С. 29.

14 Там же.

15 Надземное. 907.

16 Там же.

17 Спирина Н.Д. Драматургия Н.К. Рериха. С. 213 – 214.

18 Рерих Н.К. Милосердие. С. 35.

19 Мир Огненный. II. 348.

20 Письма Елены Рерих. Т. 1. Новосибирск, 2019. С. 221 (26.05.1934).

21 Там же. Т. 2. Новосибирск, 2019. С. 324 (28.05.1937).

22 Цит. по: Рерих Н.К. Америка (28.02.1942) // Листы дневника. Т. 3. М., 2002. С. 25.

23 Листы Сада Мории. Зов. 30.01.1922.

24 Аум. 80.

25 Криптограммы Востока. Новосибирск, 2022. С. 62.

26 Строка из сборника «Капли» Н.Д. Спириной (Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 3. С. 32).

27 Спирина Н.Д. Драматургия Н.К. Рериха. С. 206.

 

 

 

Начало страницы