Скрыть оглавление

Спирина Н.Д. Образы Н.К. Рериха

Спирина Н.Д.

 

Спирина Наталия Дмитриевна (1911-2004) – деятель культуры, известный рериховед, поэт и прозаик, основатель Сибирского Рериховского Общества, инициатор создания Музея Н.К. Рериха (г. Новосибирск), Мемориального дома-музея Н.К. Рериха (с. Верхний Уймон, Республика Алтай).

Воспроизводится по изданию:

Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1. ОТБЛЕСКИ: 1944 – 1993.  Новосибирск: Издательский центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2007.

 

 

Вечер, впервые проведённый 2 августа 1973 г.

в Доме учёных новосибирского Академгородка

 

Николай Константинович Рерих художник, писатель, учёный, путешественник, борец за мир, деятель культуры. Художник, создавший более 7000 картин. Писатель  27 книг (переведённых на разные языки), не считая многих отдельных очерков и статей. Видный общественный деятель ведя на протяжении всей жизни борьбу за сохранение памятников искусства, он был инициатором Международного пакта (1930 г.) о защите культурных ценностей, созданных человечеством. Этот пакт был ратифицирован многими государствами, в том числе и Советским Союзом. В 1954 году этот пакт лёг в основу Международной конвенции о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта (Красный Крест Культуры).

Во многих странах имя Рериха являлось символом объединения и созидания. При его жизни во многих странах были созданы Общества имени Рериха, посвящённые культуре, искусству, знанию.

Рерих говорил: «Только на почве истинной красоты, на почве подлинного знания установятся отношения между народами. И настоящим проводником будет международный язык знания и красоты искусства».

«Там, где культура, там и мир», утверждал Рерих.

Рерих мечтал о всемирном Дне Культуры, «когда одновременно во всех школах и просветительных учреждениях всего мира будет возвещено об истинных сокровищах нации и человечества».

Его определения культуры краткие, чёткие формулы, полные глубокого значения, призывы к Свету, добру, знанию.

Вся его многогранная деятельность была претворением в жизнь этих призывов, они были для него не отвлечённостью, но программой действия.

«Культура есть почитание Света. Культура есть любовь к человеку. Культура есть благоухание, сочетание жизни и красоты. Культура есть синтез возвышенных и утончённых достижений. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть двигатель. Культура есть сердце.

Если соберём все определения Культуры, мы найдём синтез действенного Блага, очаг просвещения и созидательной красоты».

Рерих утверждал: «Расцвет искусства и знания одухотворяет достоинство личности человеческой».

«В жизни нашей всё, что может поднять и облагородить дух наш, должно иметь господствующее место».

Рерих призывал вводить Прекрасное в нашу каждодневную жизнь; всячески развивать «внутреннее сознание прекрасного».

И не только посредством произведений искусства приобщаться к Красоте призывал он, но и уметь видеть её в природе, в самой жизни.

В картинах Рериха природа живая. Она живёт своей особой жизнью, своеобразно реагирует на всё происходящее. Как говорил Тютчев,

    

Не то, что мните вы, природа –

Не слепок, не бездушный лик.

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык.

 

В картинах Н.К.Рериха на темы Древней Руси заметно не только освоение современной ему живописной техники, но и блестящее использование приёмов древних иконописцев.

Также и в литературных творениях Рерих в присущей ему своеобразной красочной речи исходит из стиля исконной русской литературы.

Для примера даём цитату из так называемого «Изборника» XIII века, а затем отрывки из статьи Рериха «Север и Древняя Русь».

 

Изборник (Слово о погибели Русской земли)

 

«О, светло светлая и красно украшенная земля Русская! Многими красотами дивишь ты: озёрами многими, дивишь ты реками и источниками местночтимыми, горами крутыми, холмами высокими, дубравами чистыми, полями дивными, зверьми различными, птицами бесчисленными, городами великими, сёлами дивными, боярами честными, вельможами многими, всего ты исполнена, земля Русская».

 

Север и Древняя Русь

 

«Пусть наш Север кажется беднее других земель. Пусть закрылся его древний лик. Пусть люди о нём знают мало истинного. Сказка Севера глубока и пленительна. Северные ветры бодры и веселы. Северные озёра задумчивы. Северные реки серебристые. Потемнелые леса мудрые. Зелёные холмы бывалые. Серые камни в кругах чудесами полны».

«Почему древние люди любили жить в таком приволье? Не только в стратегических и других соображениях тут дело, а широко жил и широко чувствовал древний. Если хотел он раскинуться свободно, то забирался на самый верх местности, чтобы в ушах гудел вольный ветер, чтобы сверкала под ногами быстрая река или широкое озеро, чтобы не знал глаз предела в синеющих заманчивых далях».

«Цельны движения древнего; строго целесообразны его думы; остро чувство меры и стремления к украшению».

«Счастливое прошлое есть у всякой страны, есть у всякого места. Радость искусства была суждена всем. С любой точки земли человек мог к красоте прикасаться».

«Когда смотришь на древнюю роспись, на старые изразцы или орнаменты, думаешь: ''Какая красивая жизнь была. Какие сильные люди жили ею. Как жизненно и близко всем было искусство...''»

«Древние устремлялись к красоте. Древние понимали значение истинного украшения жизни. Может ли восходить дух без красоты, которая есть пища духа?! Надо открыть глаза на красоту захороненную и забытую и от неё пойти к обновлению жизни во имя Будущего».

 

В статье «Неотпитая чаша», которую мы дадим позднее, также чувствуется чистый родник истинной русской речи.

Основное, что доминирует в живописных темах, в образах Рериха, это красота и величие природы и человека.

Рериху особенно близки образы героев защитников слабых и угнетённых, самоотверженных борцов за справедливость и добро, созидателей, мудрецов, подвижников. Именно образы таких людей он нередко воплощал в своих полотнах.

У него изображены как былинные богатыри: Святогор, Илья Муромец, Настасья Микулична, так и реальные исторические лица, как князь Игорь, Александр Невский, Прокопий Праведный, Борис и Глеб, Пантелеймон-Целитель.

Одна из любимых фигур Рериха Сергий Радонежский. Ему посвящено несколько картин.

Отлично зная историю России, Рерих переосмыслил традиционную трактовку образа Сергия. В его картине «Сергий-Строитель» отсутствует та отрешённость и святость, которая имеется в изображениях Нестерова.    

У Рериха Сергий трудится физически над строительством обители, он трудится духовно над построением Руси после 300-летнего разрушительного татарского ига.

Историк академик Ключевский говорит о Сергии так: «Татарский разгром русской земли – одно из тех народных бедствий, которые приносят не только материальное, но и нравственное разорение, надолго повергая народ в мертвенное оцепенение. (...)

...Чтобы сбросить варварское иго, построить прочное независимое государство... русскому обществу до'лжно было... приподнять и укрепить свои нравственные силы, приниженные вековым порабощением и унынием. Этому... делу, нравственному воспитанию народа, и посвятил свою жизнь Преподобный Сергий»1.

Сергий был идейным вдохновителем Куликовской битвы, неумолимым врагом княжеских междоусобий, препятствовавших собиранию национальных сил. Он мирил князей, сплачивал их против общего врага вокруг молодого Московского княжества, предвидя Москву как будущий центр государства российского.

Сергий был принципиальным врагом всякой собственности и тем паче богатства. Он исключал любую форму использования подневольного труда крестьян на монастырских землях. Эти земли должны были возделывать сами монахи. По мнению Сергия, человек имел право вознаграждения лишь за такой труд, который был выполнен собственными руками.

Вот такого Сергия и изображал Рерих.

Рерих пламенно любил Россию. Он зорко провидел её великие возможности и её великое будущее.

«Народу русскому суждена великая судьба», писал он.

Тема Руси вдохновила его не только на создание ярких полотен, но и на литературные произведения, в которых он показал себя как большим патриотом, так и отличным стилистом, знатоком русского языка.

Как для своих картин он умел использовать особые сочетания и переливы красок, так и для своих статей о России он находил особо прекрасные, звучные, благоуханные слова. Его статья «Неотпитая чаша» звучит как стихотворение в прозе.

 

Неотпитая чаша

 

«Приходят враги разорять нашу землю, и становится каждый бугор, каждый ручей, сосенка каждая ещё милее и дороже. И, отстаивая внешне и внутренне каждую пядь земли, народ защищает её не только потому, что она своя, но потому, что она красива и превосходна и, поистине, полна скрытых, великих значений. (...)

Причудны леса всякими деревьями. Цветочны травы. Глубоко сини волнистые дали. Всюду зеркала рек и озёр. Бугры и холмы. Крутые, пологие, мшистые, каменные. Камни стадами навалены. Всяких отливов. Мшистые ковры богато накинуты. Белые с зелёным, лиловые, красные, оранжевые, синие, чёрные с жёлтым... Любой выбирай. Всё нетронуто. Ждёт.

Старинные проезжие пути ведут по чудесным борам. Зовут бесконечными далями. Белеют путевыми знаками – храмами. (...)

Всё это красота. Красота бодрая. Неописанная.

А вот и чудо. Не то чудо, что ещё живы русалки. Жив ещё ''честный лес''. По городищам захоронены храмы. И не показались миру до сей поры. Верно, не время ещё.

А вот чудо. Среди зелёного, мшистого луга, около овечьего стада, наехали на ключ живой воды. Среди кочек широкая впадина. Чаша неотпитая. Яма сажени в три шириной. Сажени три или четыре глубиной.

По краям всё заржавело, забурело от железа. В глубине прозелень, синие тени, искры взлётов. Бьёт мощный родник, песок раскидывает. Пахнет серой. Студёная вода полна железом, и пить трудно. Сильно бьёт родник по камням. Бежит в поле речкой. Никому и дела нет. (...)

Живая вода по полю, по озёрам разбегается. И странно, и больно, но и радостно знать, что даже на больших путях нетронуты такие находки. Давно показались. Ждут.

Знают, пройдёт испытание. Всенародная, всетрудовая, крепкая делом Русь стряхнёт пыль и труху. Сумеет напиться живой воды. Наберётся сил. Найдёт клады подземные.

Точно неотпитая чаша стоит Русь.

Неотпитая чаша полный, целебный родник. Среди обычного луга притаилась сказка. Самоцветами горит подземная сила.

Русь верит и ждёт»2.

 

Знакомя вас с некоторыми литературными произведениями Рериха, мы хотим показать и его стихи.

Поэт В.Сидоров, в предисловии к одной из публикуемых им подборок стихов, писал: «Можно сказать, что художника Рериха мы теперь знаем. Писателя Рериха мы знаем меньше. Поэта Рериха мы не знаем вовсе».

В своё время его стихи были известны любителям поэзии и получили высокую оценку современников.

М.Горький, считая Рериха «величайшим интуитивистом современности», называл его стихи величественным словом «Письмена». Л.Андреев называл их «Северное сияние».

Р.Тагор видел в них особое духовное сродство с Индией. Но здесь не было никакого подражания. Эти стихи плод неповторимой индивидуальности Рериха, вместившей и переплавившей в себе и мудрость Востока, и исконно русское миросозерцание.

Рерих объединил в своём сознании и в своём творчестве Индию и Россию, создав неповторимые по своей оригинальности творения. Недаром его имя превратилось в символ единения двух великих культур.

Самобытные по форме стихи Рериха3  это зарисовки, раздумья, краткие притчи. Но во всех них присутствует глубокая философская мысль. Они не легки для восприятия и некоторым кажутся трудными. Но русская поэзия всегда тяготела к философской глубине (Пушкин, Тютчев, Блок).

 

Н.К.Рерих

 

Не убьют

 

Сделал так, как хотел,

хорошо или худо, не знаю.

Не беги от волны, милый мальчик.

Побежишь – разобьёт, опрокинет.

Но к волне обернись, наклонися

и прими её твёрдой душою.

Знаю, мальчик, что биться

час мой теперь наступает.

Моё оружие крепко.

Встань, мой мальчик, за мною.

О враге ползущем скажи...

Что впереди, то не страшно.

Как бы они ни пытались,

будь твёрд, тебя они

                       не убьют.

 

 

Поможет

 

Мальчик, опять ты ошибся.

Ты сказал, что лишь

чувствам своим ты поверишь.

Для начала похвально, но как

быть нам с чувствами теми,

что тебе незнакомы сегодня,

но которые ведомы мне?

И в чувствах первейших,

которыми ты овладел,

как ты полагаешь, – поверь,

ты ещё не совершенен.

Слух разве подвластен тебе?

Твоё зренье бедно.

Грубо твоё осязанье.

О неведомых чувствах,

если мне не поверишь,

я укажу тебе каплю

воды без стекла рассмотреть.

О населяющих воздух мне

рассказать? Ты улыбнулся.

Ты замолчал. Ты не ответил.

Мальчик, водительство духа

чаще ты призывай,

оно тебе в жизни

                       поможет.

 

 

Не убить?

 

Мальчик жука умертвил.

Узнать его он хотел.

Мальчик птичку убил,

чтобы её рассмотреть.

Мальчик зверя убил,

только для знанья.

Мальчик спросил: может ли

он для добра и для знанья

убить человека?

Если ты умертвил

жука, птицу и зверя,

почему тебе и людей

                  не убить?

                            

 

К Нему

 

Я нашёл наконец пустынника.

Вы знаете, как трудно найти

пустынника здесь на земле.

Просил я его, укажет ли

он путь мой и примет ли

он благосклонно мои труды?

Он долго смотрел и спросил,

что у меня есть самое любимое?

Самое дорогое? Я отвечал:

«Красота». – «Самое любимое

ты должен оставить». – «Кто

заповедовал это?» – спросил я.

«Бог», – ответил пустынник.

Пусть накажет меня Бог –

я не оставлю самое прекрасное,

что нас приводит

                       к Нему.

 

 

Веселися!

 

За моим окном опять светит

солнце. В радугу оделись все

былинки. По стенам развеваются

блестящие знамёна света. От радости

трепещет бодрый воздух. Отчего

ты не спокоен, дух мой? Устрашился

тем – чего не знаешь. Для тебя

закрылось солнце тьмою. И поникли

танцы радостных былинок.

Но вчера ты знал, мой дух,

так мало. Так же точно велико

твоё незнанье. Но от вьюги было

всё так бедно, что себя ты

почитал богатым. Но ведь солнце

вышло для тебя сегодня. Для тебя

знамёна света развернулись.

Принесли тебе былинки радость.

Ты богат, мой дух. К тебе

приходит знанье. Знамя света

над тобою блещет!

                       Веселися!

 

Накануне нападения Гитлера на Советский Союз Рерих, предчувствуя вторую мировую войну, так же как он предвидел первую, писал: «Великая Родина, все духовные сокровища твои, все неизречённые красоты твои, всю твою неисчерпаемость во всех просторах и вершинах мы будем оборонять».

В литературном наследии Рериха особое место занимают патриотические выступления в печати в период Великой Отечественной войны. Он верит в победу, славит духовную силу советских людей и мужество советских воинов и уже в 1943 году предвещает дальнейший творческий подъём России.

«Русский народ много перестрадал, многое вынес, многое осилил. Вздохнёт, ухмыльнётся да и за новую стройку на удивление всему миру».

В годы войны, будучи в Индии, Рерих создаёт ряд картин, посвящённых русской тематике: «Поход Игоря», «Александр Невский», «Партизаны», «Борис и Глеб», «Настасья Микулична». Последняя картина символизирует несокрушимую силу русского народа.

Он организует выставки с продажей картин в пользу Красной Армии. Является почётным президентом Американо-русской культурной ассоциации.

Даём одну из патриотических статей этого периода «Огонь на меня!» с небольшим предисловием: «Русский разведчик пробирался в зону скопления вражеских войск и передавал свои координаты для уничтожения врага. Он  принимал огонь на себя» так писал Рерих в 1943 году.

 

Огонь – на меня!

 

«Из Москвы много раз передавали этот героический приказ: ''Огонь на меня!''Высота самопожертвования грозно звучит в слове, самообрекающем на верную гибель. Воин – собою, своею жизнью велит направить орудия на него, ибо около много врагов. Памятник должен быть на месте такого героизма. Молодое поколение должно запомнить, как славно отдавали жизнь за Родину русские воины. В полном сознании, имея возможность отступить, герой предпочитал гибель за Родину. Другой телом своим закрывал дуло пулемёта, чтобы спасти своих товарищей. (...)

Зарился враг на Москву, на Ленинград, на Сталинград, думая поразить русское сердце, расшатать устои народа. Но ''огонь на меня!'' грудью отстояли богатыри священную свою землю.

Сейчас по бездорожью, по осенней распутице воинство гонит врага на диво всему миру. Пожимают иноземцы плечами, шепчут: ''невероятно''. Но что может быть невероятного для великого народа, сплотившегося во спасение Родины! (...)

Русский воин зычно на весь мир кликнул: ''Огонь на меня!'' Принял герой все стрелы в свой щит, в своё сердце! И спас Родину. Какая славная былина: ''Огонь на меня!''»4    

 

 

Рерих и Индия

 

Рериха давно влекла к себе Индия. Ещё в России в предреволюционные годы он писал в статье «Индийский путь»: «Через Византию грезилась нам Индия; вот к ней мы и направляемся... Живёт в Индии красота. Заманчив великий Индийский путь».

Почти четверть века прожил Рерих в Индии. «Индия  не чужбина, а родная сестра России», писал он.

Он был дружен со многими выдающимися деятелями и писателями индийского народа: Ганди, Тагором, Неру, Индирой Ганди.

Восхищаясь высокой духовной культурой Индии, он говорил: «Кто побывал в Индии не туристом, прохожим, но прикоснулся к сущности жизни страны, тот никогда и нигде не забудет очарования великой Индии». «Гималаи, разрешите ещё раз послать Вам сердечное восхищение. Также, вся прекрасная Индия, позволь ещё раз послать тебе привет за всё то влекущее и вдохновляющее, которым наполнены твои и луга, и рощи, и старинные города, и священные реки, и великие люди»5.

Об одном из этих великих людей, о Тагоре, Рерих писал: «Когда думается о несломимой энергии, о благословенном энтузиазме, о чистой культуре, передо мною всегда встаёт столь близкий мне облик Рабиндраната Тагора. Велик должен быть потенциал этого духа, чтобы неустанно проводить в жизнь основы истинной культуры. (...) Так благословенна, так прекрасна сущность песнопения, зова и трудов Тагора»6.

Приводим стихотворение Тагора об Индии.

 

Индия – Лакшми

 

О ты, чарующая людей,

Ты, о земля, сияющая в блеске солнца лучей,

великая Мать матерей,

Долы, омытые Индом шумящим, ветром –

лесные, дрожащие чащи,

С Гималайскою в небо летящей снежной короной своей;

В небе твоём солнце взошло впервые, впервые леса

услышали веды святые,

Впервые звучали легенды, песни живые, в домах твоих

и в лесах, в просторах полей;

Ты – вечно богатство цветущее наше, народам

дающая полную чашу,

Ты – Джамна и Ганга, нет краше, привольней, ты –

жизни нектар, молоко матерей!

 

Также, наверное, будут интересны некоторые высказывания о нашем великом русском художнике выдающихся представителей Индии.

 

Венкатахалам - писатель и критик:

«Николай Рерих был одним из выдающихся людей не только нашего, но и всех других столетий.

''Гималаи'' это определение подходит не только к его духовному миру, но и к его искусству.

Он был таким же смелым первопроходцем поэтом, мыслителем и учёным; и его литературный вклад столь же величествен, сколь и обширен.

Живя в горном уединении в Кулу, он поддерживал контакт со всеми прогрессивными идеями и движениями во внешнем мире и часто мудро руководил ими и оказывал практическую помощь».

 

Джавахарлал Неру:

«Картины Рериха, посвящённые Гималаям, пробуждают в нас такие глубокие воспоминания о нашей истории, нашей мысли, нашем культурном и духовном наследии, и не только об Индии прошлого, но и о чём-то неизменном и вечном в Индии, что мы не можем не чувствовать себя глубоко обязанными Николаю Рериху, воплотившему этот дух в своих великолепных полотнах».

 

Рабиндранат Тагор (из письма к Рериху):

«Ваши картины глубоко тронули меня. Они помогли мне понять то, что Истина бесконечна. Язык слов может выразить лишь определённый аспект Истины, тогда как язык живописи находит свою область в Истине там, куда нет доступа словам».

 

Доктор Калидас Наг:

«Наш друг, великий художник Николай Рерих, всегда отстаивает Прекрасное, даже когда мир явно погружается в пучину варварства. Рерих первый русский посланник Красоты, принёсший в Индию бессмертное послание Искусства, и мы благодарны ему навеки за его вдохновляющие мысли и за его преданность делу сближения духовной жизни Индии и России».

 

Рерих был склонен к широкому философскому осмыслению сущности бытия как беспредельного потока эволюции, направленного на развитие и совершенствование всего мироздания.

Пути к этому совершенствованию для человечества Рерих видел в знании, искусстве, красоте.

Рериху было близко учение Кришны духовного учителя Древней Индии, заложившего основы индусского религиозно-философского мировоззрения. Учение это изложено в Бхагавад-Гите (части древнего индийского эпоса «Махабхарата», издание Академии Наук СССР). Даём отрывок из Бхагавад-Гиты:

«Мудрые не оплакивают ни живых, ни мёртвых.

Ибо поистине не было времени, когда бы я, или ты, или эти владыки земли не были; воистину не перестанем мы быть и в будущем.

Как живущий в теле переживает детство, юность и старость, так же переходит он в другое тело. Сильный об этом не скорбит.

Соприкосновения с материей бросают в холод и в жар, доставляют наслаждение и страдание; эти ощущения преходящи, они налетают и исчезают; выноси их мужественно.

Тот, кого они не мучают, кто уравновешен в радости и горе и твёрд, тот способен к бессмертию.

Знай, что ТО, Которым проникнуто всё сущее, неразрушимо. Никто не может привести к уничтожению ТО Единое, Незыблемое».

 

О Рерихе и о его творчестве во всём мире существует обширная литература.

Он вдохновляет и наших современников. Одним из них является поэт Валентин Сидоров. В журнале «Огонёк» № 40 за 1972 г. была опубликована его поэма «Весть», посвящённая Рериху. Сам Сидоров так объясняет эту поэму: «Поэма ''Весть'' – это как бы прямая речь Рериха: монолог, в котором звучат строчки дневников и стихов великого русского художника, четверть века прожившего в Индии». Отдельные части поэмы явно навеяны картинами Рериха.

 

В. Сидоров

 

  Весть7   

 

1

Отдых окончен. И нынче тебе

Чётко намечена новая веха.

Но окликает на узкой тропе

В час расставанья негромкое эхо.

Остановись и вглядись, человек,

В этот сверкающий красками полдень.

Всё, что теперь оставляешь навек,

Помни!

Как устремлён в неизвестное взгляд,

Как напряжён в ожиданье разлуки!

Линии света призывно звенят,

Краски, светясь, превращаются в звуки.

Всё, что звучит и искрится сейчас,

В сердце твоём отзывается болью.

Это не стон, не мольба, а приказ:

Помни! (...)

 

Этот бессмертный и радостный зов,

Что небосвод и всю землю наполнил,

Что человеку понятен без слов,

Помни!

 

Горы сверкают и меркнут вдали.

Мгла над тобою клубится глухая,

Словно сгущаются тени земли,

Землю в магический круг замыкая.

Тени и тени, куда ни взгляни.

Переплетаясь, ползут, приближаются.

Страхом в лицо твоё дышат они.

Тёмные тайно и явно сражаются! (...)

 

Длится и длится невидимый бой.

Он пострашней, чем открытая схватка.

Сумрак в себе растворив голубой,

Тьма вырастает безмолвной загадкой.

Как разомкнуть заколдованный круг,

Если в смятении мысли мешаются?

Вновь сокрушая сомненьем твой дух,

Тёмные тайно и явно сражаются!

 

И сотрясает твоё бытие

До основанья великая битва.

Неотвратимо сегодня в неё

Вовлечена вся земная орбита.

За горизонт уходя, облака

Громом и тучами к нам возвращаются.

Память твою озаряют века:

Тёмные тайно и явно сражаются! (...)

 

Воздух и тот напряжён и упруг.

Рушатся горы и вновь возрождаются,

Эхом весь мир заполняя вокруг:

Тёмные тайно и явно сражаются! (...)

 

Отблеск снегов из тумана воскрес,

И пронизали тебя и простор

Синяя вспышка прозрачных небес

И голубое дыхание гор. (...)

 

Вольно и празднично дышится здесь,

И первозданно гудит небосклон.

Радостью соткана светлая весть,

Весть наступающих новых времён. (...)

 

И вопрошающе смотрят века

Грузными глыбами из темноты.

Правда грядущего так высока,

Что перед нею тускнеют мечты.

Если ж прекрасными были мечты,

Как же прекрасен быть должен ответ!

Счастьем считай, что почувствовал ты:

Пламя меняет свой яростный цвет. (...)

 

Слушайте, люди, что скажет гонец!

Слушайте, люди, певца как гонца!

Призрачным страхам наступит конец,

Но просветленью не будет конца.

Вечность лишь там, где творит человек,

Где ни унынья, ни праздности нет,

Где, вырываясь стремительно вверх,

Пламя меняет свой яростный цвет!

 

Путник, твой путь начинается снова!

Блики незримых небес не забудь.

Облаком света зовущее слово

Пересекло твой извилистый путь. (...)

 

Тропка над бездной грозит оборваться,

И открывается нам с высоты

Неповторимая радость пространства,

Неизречённая мощь красоты.

И самоцветное небо пылает,

И ошибиться я нынче боюсь:

Может быть, это снега Гималаев?

Может быть, это снега твои, Русь? (...)

 

Духу в бореньях его помогая,

К первоисточникам света вернусь,

К синим вершинам твоим, Гималаи,

К синей твоей бесконечности, Русь!..

 

Участники вечера: Н.Д.Спирина (ведущая), Л.И.Шкутин (чтец),

Е.П.Маточкин (музыкальное сопровождение, фортепиано).

 


1 Знамя Преподобного Сергия Радонежского: Сборник. Новосибирск, 1991. С. 11–15.

2 Рерих Н.К. Цветы Мории. Пути Благословения. Сердце Азии. Рига, 1992. С. 70–72.

3 Рерих Н.К. Стихотворения. Проза. Новосибирск, 1989.

4 Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 3. М., 1996. С. 153–154.

5 Рерих Н.К. Врата в Будущее. Рига, 1991. С. 46.

6 Рерих Н.К. Держава Света. Священный Дозор. Рига, 1992. С. 167.

7 В сокращении.

 

 

Начало страницы