Скрыть оглавление
Ясность сознания
Энтузиазм
Щедрость
Чуткость
Чувствознание
Чувство ритма
Чувство Прекрасного
Чувство меры
Чувство единства
Чувство долга
Чистота. Чистосердечие
Чёткость сознания
Честность
Человечность
Человеколюбие
Цельность
Храбрость
Утончённость
Устремлённость к сотрудничеству
Устремлённость в будущее
Устремлённость
Устремление к высшему качеству
Усердие
Умение помогать
Уверенность
Убежденность
Трудолюбие
Точность
Торжественность
Терпимость
Терпение
Творческая созидательность
Твёрдость
Тактичность
Суровость. Строгость
Стремление к совершенствованию
Стремительность
Стойкость. Выносливость
Справедливость
Спокойствие
Сочувствие
Соучастливость
Сострадание
Сосредоточенность
Сообразительность
Соизмеримость с Высшим
Сознательность
Совесть
Собранность
Снисходительность
Смирение
Смелость
Смекалистость
Служение Общему Благу
Скромность
Синтетичность сознания
Сила духовной воли. Сила духа
Сердечность
Сдержанность. Выдержка
Свобода духа
Свежесть восприятия
Самоуважение
Самостоятельность
Самопожертвование
Самоотречение. Самоотрешение
Самоотверженность
Самообладание
Самоконтроль
Самодостаточность духа
Самодеятельность
Самобытность
Решительность. Решимость
Распознавание
Радость
Равновесие
Противодействие злу духом
Простота
Проницательность
Прозорливость
Признательность
Приветливость
Предусмотрительность
Преданность
Правдивость
Почитание Высшего
Постоянство
Познавательность
Подвижность. Приспособляемость
Победность духа
Патриотизм
Охранение Сокровенного
Отрешённость. Непривязанность
Открытость. Допущение
Отзывчивость
Ответственность
Отвага
Осторожность
Осмотрительность
Организованность
Оптимистичность. Жизнерадостность
Обаяние
Неутомимость
Непредубеждённость
Непоколебимость
Неотступность. Неуклонность
Неосуждение. Умение прощать
Нежность
Находчивость
Настороженность
Настойчивость. Упорство
Напряжение духа
Надёжность
Наблюдательность
Мужество
Мудрость
Молчаливость. Краткость
Миролюбие
Милосердие
Любознательность
Любовь
Ласковость
Культурность
Крепость духа
Искренность
Инициативность
Зоркость
Заботливость
Жертвенность
Духоразумение. Знание духа
Духовность. Качества духа
Духовное воображение
Дружелюбие
Достоинство духа
Дозорность
Доверие. Вера
Доброта. Добролюбие
Добросовестность
Доброжелательность
Дисциплинированность
Дерзание
Деликатность
Действенность
Даяние
Дальнозоркость духа
Готовность
Гибкость сознания
Героизм
Гармоничность
Восприимчивость
Воодушевление
Возвышенность
Внутренняя согласованность
Внимательность
Вмещение
Верность
Великодушие
Вежливость
Вдохновенность
Бодрость духа
Благородство
Благодушие. Добродушие
Благодарность
Бесстрашие
Бесстрастие
Беспристрастие
Бескорыстие
Бережность. Бережливость
Бдительность
Активность

Шапошникова Л.В.

Сотрудница Космических Сил (1992) Людмила Васильевна Шапошникова 

«Позвольте мне сойти с пьедестала…»: Пять писем Е.И. Рерих (1996)

Огненное творчество Космической эволюции

Он называл ее: «другиня моя» (1997)

Героическое творчество Елены Ивановны Рерих (2006)

 

 

 Людмила Васильевна Шапошникова

 

(1926–2015) – известный общественный деятель, историк-востоковед, писатель, путешественник, заслуженный деятель искусств РФ, академик РАЕН и Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, почетный доктор Софийского университета, почетный доктор академии наук Монголии, почетный доктор Кыргызско-Российского Славянского университета, первый вице-президент Международного Центра Рерихов (МЦР), генеральный директор Центра-Музея им. Н.К. Рериха, президент Благотворительного Фонда им. Е.И. Рерих.

    

 

Сотрудница Космических Сил

 

«У нас есть на вашей планете доверенная,

испившая чашу опыта. Она послана вам

как свидетельница космических явлений,

как носительница моих поручений,

как ваша пророчица будущего».

Беспредельность. Париж, 1930. § 5

 

Она написала свое первое письмо президенту США Франклину Рузвельту в октябре 1934 г. Письмо было несколько странным и как бы выпадало из общего потока деловой президентской корреспонденции.

«Господин Президент, – писала она, – в суровый час, когда весь мир на пороге реконструкции и судьбы многих стран взвешиваются на Космических весах, я пишу Вам с Вершин Гималаев, чтобы предложить Вам Высшую Помощь. Помощь из того Источника, который с незапамятных времен находится на неусыпном посту, направляя ход мировых событий в спасительные русла»1. Президент не имел представления ни об упоминавшемся в письме Источнике, ни о тех, кто «направлял ход мировых событий». Он впервые узнал из этого письма о необычных и удивительных предупреждениях, которые шли из Источника и касались шведского короля Карла XII и Наполеона. Их, оказывается, просили не предпринимать походов на Россию. Президенту было хорошо известно, чем эти походы кончились. Однако неведомый ему корреспондент не довольствовалась экскурсом только в историю. В письме содержалась и оценка современного международного положения. Возможно, именно она и заинтересовала президента больше всего. Правда, рассуждения автора больше напоминали ему пророчества, нежели трезвый расчет политика. Но в прозрениях корреспондента сверкали золотые зерна истины. В конце письма стояла подпись: Елена Рерих, а на конверте значился адрес неизвестной ему гималайской долины. И он ответил на это письмо. Завязалась переписка. В последующих письмах Елена Рерих предупреждала президента о грозящей Америке войне, об опасности, исходящей со стороны Германии. Мировоззренческий диапазон президента США был достаточно широк, и он понял, что имеет дело с необычным человеком, за которым стояло еще не осмысленное им явление «Источника». В своих письмах он задавал Елене Рерих вопросы и получал неожиданные и тревожащие его ответы. Потом предсказанное сбудется.

Как бы мы ни объясняли случившееся, но фактом остается то, что президент занял позицию, которая во многом совпадала с утверждениями его далекого корреспондента.

«Внимание Президента, – писала Елена Рерих в своем письме 1935 г., – должно быть обращено к Востоку. Говоря о Востоке, мы имеем в виду также Россию... Америка уже давно связана с Азией... Каждый должен воспринять, что народам, занимающим большую часть Азии, суждено ответить на дружбу Америки. Так называемая Россия является равнобалансом Америки и только при такой конструкции Мир во всем Мире станет решенной проблемой»2. Тогда это звучало неправдоподобно. Через несколько лет Советский Союз и США оказались союзниками в Великой войне...

Елена Ивановна Рерих, в девичестве Шапошникова, родилась в Петербурге в 1879 г. и умерла в 1955 г. в Индии, в небольшом курортном городке Калимпонге, расположенном на склонах Восточных Гималаев.

Ее недлинная жизнь, объединившая русский Петербург с индийским Калимпонгом, вместила в себя как бы несколько жизней. Я вижу их в виде витков спирали, уходящих вверх. И если смотреть на эту спираль снизу, с земли, то можно заметить, что нижняя спираль составляет как бы внешний круг, а спирали более высокие – внутренний. Если внешний круг, представляя собой канву ее жизни, связывает ее с каждым из нас, то внутренний, являя собой уровень ее духовного развития, ставит ее в один ряд с великими личностями планеты.

Мать Елены Ивановны была внучкой великого русского полководца М. И. Кутузова. В самой Елене Ивановне рано проявились богатые способности и незаурядная одаренность. Она была прекрасной пианисткой, тонко разбиралась в живописи и увлекалась индийской философией. Книги Вивекананды, Рамакришны, Тагора были ее любимым чтением. В 1899 г. она встретила молодого художника Николая Константиновича Рериха и в 1901 г. стала его женой. В 1902 году у супругов появился сын Юрий, в 1904 – Святослав. Так возникла та уникальная семья Рерихов, которая сыграла важную роль в русской и мировой культуре. Елена Ивановна была сердцем и главным устоем этой семьи. В 1918 г. Рерихи уехали в Европу, а в 1923 после долгих мытарств попали в Индию. К этому времени Елена Ивановна сложилась как философ, писатель и общественный деятель.

Николай Константинович называл ее другиней. Это старинное слово очень точно соответствовало духу и характеру Елены Ивановны. Многие картины Рериха – результат творчества двоих. Она была вдохновляющим началом в этом творчестве. Большое количество полотен художник написал по замыслам своей жены. Но ее замыслы были не только в его картинах. Трудно назвать хотя бы одну область в деятельности Николая Константиновича, где бы их не было.

Они вместе участвовали в Центрально-азиатской экспедиции и прошли по неизвестным тропам Трансгималаев. Тяжелые переходы, нападения разбойников, препятствия, чинимые английскими властями, чуть было не приведшие к гибели экспедиции, – все это требовало не только выносливости, но и незаурядного мужества. «На коне вместе с нами, – пишет Рерих, – Елена Ивановна проехала всю Азию, замерзала и голодала в Тибете, но всегда первая подавала пример бодрости всему каравану. И чем больше была опасность, тем бодрей, готовней и радостней была она. У самой пульс был 140, но она все же пыталась лично участвовать и в устроении каравана, и в улаживании путевых забот. Никто не видел упадка духа или отчаяния, а ведь к тому было немало поводов самого различного характера».

В 1928 г., после завершения экспедиции, Рерихи создали в долине Кулу Институт Гималайских исследований. Елена Ивановна стала его почетным президентом-основателем. И тут еще раз можно удивиться. Тонкий знаток искусства, уникальный философ, она довольно легко ориентировалась в научных проблемах, которыми занимался Институт, и часто направляла их с мудростью хорошо подготовленного ученого. Ее мысль всегда была устремлена в будущее, и она мечтала о том, что в долине когда-нибудь вырастет город Знания, который превратится в международный центр научного сотрудничества.

Рерихи прожили в Индии многие годы. Стремясь вернуться в Россию, они так и не смогли этого сделать3. Там, в Гималаях, они пережили Великую войну, стараясь помочь, чем возможно, своему народу. В 1947 г. умер Николай Константинович. Елена Ивановна потеряла не только супруга, но и многолетнего сотрудника, чье творчество было нераздельно слито с ее мыслями, с ее видением мира, с ее трудом. Она покинула долину в Западных Гималаях и поселилась со старшим сыном в уже упоминавшемся мною Калимпонге.

Там из окон небольшого домика, который они сняли, она видела сверкающие снега священной Канченджанги и вдыхала терпкий запах хвойных деревьев, окружавших двор. Наверху, в тесной мансарде с косым потолком, стоял письменный стол, за которым она неустанно продолжала работать, позволяя себе лишь короткие вечерние прогулки. Она работала над книгами «Живой Этики», или «Агни Йоги». Собственно, с них начинается уже второй, более высокий виток ее жизни. Этот виток неожиданно отрывает нас от земли и выносит в просторы того незнакомого нам Космоса, неизбежность которого тогда, в двадцатые годы, предвидели лишь отдельные ученые, такие как Циолковский, Вернадский, Тейяр де Шарден...

Процесс познания человеком окружающего мира в каждом веке, в каждой эпохе имеет свои особенности. На долю XX века их тоже выпало немало. Однако одна из них заслуживает специального внимания. Чем больше наша мысль устремлялась к этому незнакомому Космосу, тем ближе и необходимей становились древние забытые прозрения.

В них мы неожиданно для себя обнаружили ту информацию, о существовании которой не подозревали в предыдущий век научного рационализма. Природное стремление к синтезу четко обозначило тенденцию соединения этой древней мысли, пришедшей к нам с Востока, с достижениями современной науки, которая благодаря новым своим открытиям стала утрачивать наивный рационализм. Но только этим XX век не ограничился. Во времени и пространстве человеческой истории и космической эволюции он оказался переломным. Эту особенность нашего века обусловили предыдущие культурно-духовные накопления человечества и бурное развитие его энергетических процессов. Иными словами, в XX веке мы подошли к новому витку своей космической эволюции и начали восхождение по той крутоподнимающейся прямой, которая связывает в спирали два витка – предыдущий и последующий. Эта часть спирали представляет собой наиболее тяжелую область эволюционных перегрузок. Здесь трудно удержаться и легко «сойти с круга». Преодоление переломной части эволюционного пути требовало не только соответствующих знаний, но и осознания происходящего. Книги «Живой Этики», появившиеся в начале 20-х годов, давали людям это осознание и указывали пути преодоления. Однако публикация этих книг для человечества в целом прошла тогда незамеченной. Земля продолжала вращаться, солнце светить, жизнь, казалось, шла своим намеченным путем. Но еще до появления первой книги «Живой Этики» откуда-то, из глубин времени и пространства, пошли странные и неясные предупреждения, похожие на древние пророчества:

 

Бойтесь, когда спокойное придет в

движенье. Когда посеянные ветры

обратятся в бурю. Когда речь людей

наполнится бессмысленными словами.

Страшитесь, когда в земле кладами

захоронят люди свои богатства.

Бойтесь, когда люди сочтут

сохранными сокровища только

на теле своем. Бойтесь, когда возле

соберутся толпы. Когда забудут

о знании. И с радостью разрушат

узнанное раньше. И легко исполнят

угрозы. Когда не на чем будет

записать знание ваше. Когда листы

писаний станут непрочными,

а слова злыми. Ах, соседи мои!

Вы устроились плохо. Вы все

отменили. Никакой тайны дальше

настоящего! И с сумою несчастья

вы пошли скитаться и завоевывать

мир. Ваше безумие назвало самую

безобразную женщину: желанная!

Маленькие танцующие хитрецы!

Вы готовы утопить себя

в танце4.

 

«Живой Этике» был свойственен целостный подход к осмыслению явлений природы и духовно-культурной эволюции человечества. В книгах содержался также синтез древней мысли Востока и новых научных достижений. Причем он был таким естественным и гармоничным, как будто плавно вытек уже готовым из какого-то неведомого нам Источника. Возможно поэтому ряд положений «Живой Этики» опередили научную мысль нашего времени. В этом опережении заключалась та мудрая сила духовного ускорения, которая облегчала восхождение по спиралям космической эволюции.

Выход в свет «Живой Этики» не случайно совпал с так называемым научным взрывом, когда пересматривались привычные догмы, появлялись новые направления, исследовавшие, казалось, невозможное, и складывалась новая модель мироздания и его механизмов. Возникшие направления потребовали и нового подхода к научным исследованиям – целостного. На ином уровне начиналось осмысление Великого единства Человека, Планеты, Вселенной. Зарождалось Космическое сознание, а вместе с ним и стремление выйти за пределы Планеты и связаться с «братьями по разуму».

Но мало кто знал, что духовная традиция Востока, особенно Индии, в своих глубинах уже таила давно этих «братьев по разуму», которые представляли одухотворенный, еще неведомый науке Космос. Духовные Учителя, или как они сами себя называли – Старшие братья человечества, и были создателями вместе с Еленой Ивановной Рерих книг «Живой Этики», или «Агни Йоги». В Индии Учителей называли Махатмами, или Великими душами. Махатмы были как бы сущностями другого мира. Их качества и возможности отличались от наших, их образ жизни мало походил на жизнь обычных обитателей планеты. Они носили странные имена, которые больше напоминали псевдонимы. У них были свои убежища, своя тайная история. Они проходили через века земного времени, постигая их смысл совсем по-иному, чем мы. Слова «Старшие братья человечества» звучали в книгах «Живой Этики» заманчиво и фантастически и чем-то напоминали о романах Ивана Ефремова. Много лет спустя я узнала, что Ефремов пользовался книгами «Живой Этики», когда писал свои. Возможно поэтому его фантастика оказалась столь привлекательной и уникальной.

Великие души, можно утверждать, находились на более высокой ступени космической эволюции. За ними стоял огромный опыт накоплений культуры и духа. Они были бесконечно мудры, общались между собой на особом, неизвестном нам языке, говорили кратко и поэтично. Их фразы были похожи на афоризмы, а иногда звучали как стихи.

Именно они, Махатмы, являлись тем Источником, о котором писала Елена Ивановна в своих письмах к Рузвельту. И знания, заключенные в книгах «Живой Этики», были оттуда же.

Человек – частица Космоса, находящаяся с ним в постоянном взаимодействии. Сам же Космос – это одухотворенная сложная энергетическая структура, существующая и развивающаяся согласно Великим законам, которым подчинено все, начиная от первоклетки, несущей будущую жизнь, и кончая гигантскими туманностями галактик. Этими Законами определяется движение планет и рост природных структур, зарождение звезд и поведение человека, развитие Вселенной и особенности человеческой истории. Вне этих законов в Космосе ничего не существует. В человеческом обществе также. Ибо сам человек, как и весь одухотворенный Космос и планета, на которой он живет, представляет собой все ту же энергетическую структуру. В этом состоит суть единства и многообразия макрокосма и микрокосма.

Материя и ее формы, сознание, дух и разум человека – это все энергетические образования. Сам Космос одухотворен различными качествами энергий. В основе космической эволюции лежит энергетический обмен самых разных уровней и самых разных качеств. Этот постоянный обмен и является главным двигателем эволюции. Сложная энергетическая система человека активно участвует в этом процессе, и поэтому эволюция человечества как вида материи и энергии является космической. Взаимодействие человека с Космосом далеко не исчерпывается только посылкой космических кораблей к иным мирам, исследованием Космоса научно или поиском в нем «братьев по разуму». Главное в этом взаимодействии состоит в том, что сам человек является неотъемлемой частью космической энергетической системы.

Уровень осмысления этого положения, глубина постижения Законов космической энергетики и практическое освоение их – составляют важнейшие моменты в развитии человеческого сознания, которое является одним из главных факторов в эволюционном продвижении самого человека. Переход на более высокий виток нашего эволюционного развития требует расширения сознания как такового. Человек мыслящий, человек разумный не должен являться пассивным объектом эволюции. Сознание и разум превращают его в субъект этой эволюции, активно воздействующий на ход последней, задерживающий ее, ускоряющий или даже меняющий эту эволюцию. Создатели «Живой Этики» готовили сознание человечества переломного XX века к грядущим эволюционным перегрузкам. Они несли знание Великих законов Космоса и понимание того, что эти Законы действуют не только вне нас, но и в нас самих. Они настаивали на необходимости постижения конкретных энергий и умения ими пользоваться.

Любое эволюционное продвижение начинается с изменения уровня энергетики и появления новых видов энергий, таких, например, как психическая. В книгах «Живой Этики» нам напоминают о том, что материя проявленного мира несет, согласно качеству заключенной в ней энергетики, различные формы, различное строение и различное качество. Эти формы образуют целые миры, которые существуют параллельно и пронизывают друг друга. Энергетика человека также несет в себе эти миры или возможность их формирования. Речь идет о трех мирах, доступных нашему сознанию. Это прежде всего мир грубой физической материи, затем тонкий мир с высоким уровнем энергетических вибраций и, наконец, мир творящей мысли, или «мир огненный», где существуют высокое напряжение энергий и не поддающиеся нашему восприятию высочайшие ее вибрации. Эволюционный синтез Космоса ведет эти миры к сближению. Нечто подобное должно происходить и в самом человеке. Синтетические изменения приведут к новому соотношению духа и интеллекта. Достижения интеллекта XX века сменятся более усиленным развитием духа. В синтезе духа и интеллекта ведущую роль будет играть дух, а интеллект обретет новое, еще неизвестное нам качество5. В этом неизбежном изменении решающую роль, утверждают Учителя, будет играть женское начало. Иными словами, от состояния женщины планеты, ее физического, духовного, интеллектуального, эмоционального уровня будет зависеть дальнейшее продвижение человечества по ступеням космической эволюции. Неукоснительное соблюдение Великого космического закона равновесия начал, а также других, таких как Закон космической справедливости или причинно-следственных связей, Закон соответствия форм и энергий, Закон Иерархии, или подчинения низшего высшему, Закон сотрудничества и Космической общины и т. д., пробивает путь через эволюционный коридор к новому витку, к более высокому уровню сознания, к новой эпохе, к новому человечеству. Нарушение этих законов бросает нас в инволюцию, ибо эволюционная спираль имеет движение не только вверх, но и вниз. Ведь каждое космическое явление или структура так или иначе держится на противоположностях.

Знания, сообщенные нам космическими Иерархами, носили не только познавательно-теоретический характер. Они имели и практическое значение. Вот с этой практики и начинается третья жизнь, или, точнее, третий виток в жизни Елены Ивановны Рерих. Этот виток был самым тяжелым, жертвенным и мученическим. Суть его состояла в том, что она добровольно взяла на себя ответственность за будущее человечества. Возможно, это утверждение звучит фантастично. Но разве те, о которых мы знаем и к именам которых привыкли, делали не то же самое, что и она? Они несли новые идеи человечеству, создавали учения, предугадывали и совершали великие научные открытия. Их сжигали на кострах, они гибли от пыток и умирали распятые на крестах. Уходя в небытие, они оставляли на земле пламень своей души и сердца. Эти огни в течение тысячелетий образовали во тьме светящуюся цепочку, по которым человечество определяет свой путь к вершинам Духа. Великие подвижники, философы, художники, ученые – они являлись активными субъектами космической эволюции, их энергетика держит на себе тот эволюционный коридор, по которому мы движемся дальше и выше. Представляя собой духовную Иерархию Космоса, они стоят на высоких ступенях космической лестницы Духа и каждый из них имеет свое, соотнесенное с эволюцией задание. Они появляются в определенные переломные эпохи, которыми меряется эволюция человечества, и насыщают ее своей энергетикой. Как правило, современники проявляют к ним мало интереса и щедро дарят их будущему, нимало не заботясь о тех духовных потерях, которые они, современники, незаметно для себя, несут в настоящем. К сожалению, масштабность космического творца познается лучше на расстоянии. Елена Ивановна Рерих была одним из таких творцов. Космические Иерархи, или Махатмы, называли ее Матерью Агни Йоги, но не только за сотрудничество в создании книг «Живой Этики».

«Творчество настолько разнообразно, что можно утверждать, что формы создаются столькими энергиями, сколько насыщающих их потенциалов. Но творчество разделяется на видимое и невидимое. Трансформация космических форм, конечно, видима в своих следствиях, но самый наивысший, напряженный процесс невидим. Когда, познавая рычаги творческой мощи, мы можем призвать невидимые огни, тогда, конечно, утверждается высший закон. Потому, утверждая Агни Йогу, Мы имеем в виду утверждение мощи невидимой. Связь между потенциалом духа и его Светилом напрягает действие, потому когда центры напрягаются, то потенциал огня сообщается с огнем Светила. Так будем помнить Матерь Агни Йоги. Потенциал духа велик!»6 И еще: «Кто же будет трансмутировать дух человечества? Скажем: молния Духа Носителя Огня...

Тебе, Сотрудница Космических сил, Спутница Сил Света, Я завещал молнию духа. Тебе явлено право творить Космическим Мечом. Тебе дано Огненное Сердце – да будет Свет молнии Красоты, – да, да, да! Я сказал»7.

Неискушенному читателю трудно понять, о чем идет речь в этих двух фрагментах из «Живой Этики». Однако в них заключено то главное, что определяло третий виток жизни Елены Ивановны Рерих.

Мы теперь знаем, что космическая эволюция есть процесс энергетический. Обмен между различными энергиями ведет неизбежно к повышению энергетического потенциала на каком-либо участке эволюционного коридора. Изменение уровня энергий приводит в действие механизм эволюционного движения. Переломный XX век оказался свидетелем такого продвижения. Последнее, согласно Великому Закону равновесия, сопровождается приближением к Земле космических энергий более высокого напряжения и вибрации. «Живая Этика» называет их энергией Огня. Прямое соприкосновение высоких и мощных энергий с более низкими может привести к разрушительным последствиям. Поэтому в цепи энергетического обмена образованы структуры, играющие роль трансформаторов. Такой трансформатор имеется и в энергетике самого человека. Это сердце, или, точнее, энергетические центры сердца. Именно оно оберегает остальные центры человека от неадекватного и разрушительного воздействия внешних энергий. Уровень накапливаемых человеком энергий прямо пропорционален уровню его духа и сознания. Совокупность энергий отдельных индивидуумов составляет общую энергетику человечества.

Сложилось так, что духовное развитие человечества XX века не соответствовало уровню приближающейся энергии Огня. Оно оказалось много ниже этой энергии. Необходим был трансформатор, роль которого должна была сыграть сущность с высоким духом и сознанием. Иными словами, нужен был Искупитель или Спаситель, который бы трансформировал или, как говорится в «Живой Этике», трансмутировал высокие космические энергии, необходимые человечеству для дальнейшего продвижения, в более низкие, соответствующие его энергетическому потенциалу. В XX веке такая роль была отведена Елене Ивановне Рерих.

Теснейшим образом связанная с «трансформаторной» цепью космических Иерархов, она находилась в самом трудном ее звене – между тяжелым физическим миром низких энергий и миром высоких форм материи и энергий. Она как бы существовала одновременно в двух разных мирах – «верхнем» и «нижнем», напоминая собой атланта, который «держит небо на каменных плечах». Но у нее были хрупкие, подверженные болям плечи земной женщины. Учителя называли ее Сотрудницей Космических сил. Это невидимое сотрудничество происходило в видимых нелегких условиях физического мира. В этих же условиях формировалась ее высшая, третьего порядка, энергетика, так называемая огненная. Ее существование на Земле было мучительным, болезненным, подчас невыносимым. Вибрации космических энергий вызывали воспламенение ее открытых центров. Возникали острые, непереносимые боли в суставах, горле, сердце. «Агни Йог, – говорится в "Живой Этике", – который прошел через огненное крещение и огненную трансмутацию, не пребывает больше в плотном теле. Ибо когда тело пропускает огненные токи, вся его сущность меняется... Все возрастающие огненные явления, устремляя дух в Высшие Миры, делают сферы земные тяжкими. Запомним, что тонкое доступно лишь тонкому, и почтим великую Матерь Агни Йоги»8.

Тяжесть земных сфер распинала ее каждый день на кресте страданий и боли. Но она, искупая низкий уровень человеческого сознания, который заслонил идущим путь к высотам Духа, звала за собой всех тех, кто еще был способен двигаться. «Вперед, вперед, только вперед и без оглядки»9, – писала она в одном из писем. Она слышала громовые раскаты Великого Приближения. Она чувствовала, как содрогались недра Земли в геологических катаклизмах, как беспокойство и смута овладевали целыми народами, как темнота и невежество поднимали голову. В ее сердце земной женщины соединялись как бы два потока. Один шел сверху, напряженный тонкими и высокими энергиями, другой поднимался снизу, наполненный земной тяжестью человеческих низких страстей, кровью, жестокостью, ложью, неизжитыми животными инстинктами. Все это, смешиваясь, кипело в ее сердце, как раскаленный металл в доменной печи, чтобы вытечь потом золотым лучистым сплавом, который наполнит Планету трансформированной ею энергией. Энергией нового эволюционного витка, энергией нового сознания и высокого духа. Вперед, вперед, только вперед! У горизонта возвышалась вершина, сверкающая как снег, а подступы к ней были загромождены глыбами льда человеческого непонимания, неверия и лености. Она вела вверх, защищая собой всех, кто рискнул пуститься за ней, и тех, кто остался там, внизу. Острая боль пронзала сердце, и она временами задыхалась. Когда Святослав Николаевич Рерих передавал нам наследие своих родителей, я наткнулась в одном из чемоданов на большое количество таблеток строфантина. Она пила их, чтобы как-то ослабить боль в сердце и иметь возможность вновь работать. Ее сердце в моменты энергетического напряжения уже не принадлежало ей. Это было сердце земного человечества, которое посылало энергию Земли в космическую беспредельность, туда, где пульсировал Космический магнит, лучи которого направлялись к нам, в глухое еще пространство эволюции, и вновь принимались этим сердцем. «Когда центры могут пламенно отражать волю Космического Магнита, тогда психодинамика духа соединяет планы высшие с планетою»10. Она и соединяла в себе эти планы – земные и высшие.

«Невидимо насыщается пространство – так мощно протягиваются огненные нити. Но когда придет час преддверия, мощь огненная вспыхнет всеми явленными лучами Красоты. Потому утверждаю, как нужно понимать мощь той великой огненной силы, которая воплощена в Матери Агни Йоги. Видимо-невидимо приближается преддверие – так великое Таинство входит в жизнь»11.

Новая энергетика создает новое человечество, или очередную его расу, как утверждает «Живая Этика». Энергетика Елены Ивановны играла в этом процессе важнейшую роль. «Проявление собирательства расы основано на духотворчестве. Принцип тонких энергий закладывается в духовном зерне, и каждый дух, соприкоснувшийся к пространственному проводу, насыщается Собирателем новой расы. Так вибрация Тары будит сознание к высшим мирам. Да, да, да!»12   

Уникальный опыт Елены Ивановны занимает особое место в познании нами Великих космических законов. Ее опыт соотносится с подобным опытом величайших духовных Учителей нашей планеты, которые продвигали духовно-культурную эволюцию человечества к беспредельному восхождению и совершенствованию. Иными словами, Елена Ивановна Рерих оставила нам не только серию книг «Живой Этики», раскрывающих суть космической эволюции, но она одарила нас и космическим опытом земного человека, субъекта этой эволюции, способного влиять на ее ход и помогать другим. Особенно тем, кто еще не услышал зова Космической Беспредельности. «Но как сказано – станет видимым Невидимое и мы будем в жизни готовы принять крещение огненное. Потому так усмотрим значение опыта, совершенного Матерью Агни Йоги здесь, не выходя из жизни. От первых пространственных искр через все огни до Самадхи, она оставит записи, которые лягут порогом Нового Мира»13.

Записи эти называются «Огненный опыт». Они находятся в архиве, переданном нам С. Н. Рерихом, и станут достоянием гласности в указанные нам сроки. Елена Ивановна выполнила миссию, возложенную на нее Космической Иерархией. Когда-нибудь человечество осознает это и почтит ее память во всей заслуженной ею высоте.

«Ее жизнь на Гималаях, – писали ее сыновья в 1956 г., – была наполнена ежедневным усиленным творческим трудом. Все часы дня, даже многие часы ночи посвящались этому внутреннему деланию. Трудно себе представить то напряжение, которого требовала эта работа. Для нас и для всех, кто близко с ней соприкасались, это духовное общение было как бы живым утверждением великих истин предвечной правды. Ее жизнь горела, как живой светильник, утверждая своим примером существование иного, прекрасного мира, осознание которого поведет человечество к новым достижениям, к новым открытиям»14.

Два тома изданных в Риге в 1940 г. «Писем» занимают особое место в ее творчестве. В них мы сталкиваемся с еще одной ее ипостасью – талантливого популяризатора и терпеливого наставника для всех тех, кто стремился постигнуть «Живую Этику». В «Письмах» доскональное знание сути предмета оплодотворено ее личным практическим опытом. Изучать основы «Живой Этики» без этой книги не следует. Конечно, два тома изданных «Писем» далеко не исчерпывают эпистолярное наследие Елены Ивановны Рерих. Оно огромно. Многие сотни писем, посланные самым различным корреспондентам, носящие личный, деловой, философский характер. Весной 1990 г. я разбирала архив Елены Ивановны в имении Святослава Николаевича Рериха под Бангалором. Я не могла понять, как можно написать за одну жизнь столько, занимаясь при этом еще тем, о чем я уже упомянула. По-видимому, к Елене Ивановне не подходят наши обычные мерки.

Предыдущее издание «Писем» не было безупречным. Однако преимущество его состоит в том, что рижские издатели имели возможность консультироваться с самой Еленой Ивановной.

«Письма» охватывают период с 1929 по 1938 год. Это был достаточно драматический период в истории XX века. В его недрах вынашивалась и вызревала та страшная Великая война, которая огненным смерчем прошла по планете. Она прозвучала в «Письмах» предвидениями и предупреждениями.

Надо сказать, что эпистолярный жанр является одним из самых трудных для систематизации, однако данная подборка представляет собой концептуальную целостность, где четко проглядываются основные проблемы Учения.

Я не собираюсь ни пересказывать письма, ни подвергать их какому-то критическому анализу. Последнее, с моей точки зрения, исключается уже потому, что мы имеем дело с необычным материалом и с уникальным автором, перед которым стояла задача космического масштаба. Если «Живая Этика» создавалась Еленой Ивановной в сотрудничестве с Великими Душами, то «Письма» являют блестящий образец ее индивидуального творчества. Без сомнения, она обладала удивительным даром просветителя. Не упрощая сложности проблемы, Елена Ивановна могла сделать ее доступной даже для малоподготовленного человека. Она многим сумела «открыть глаза» и помочь в продвижении на трудном пути нового знания. И поэтому «Письма Елены Рерих» являются необходимой и составной частью самой «Живой Этики». Елена Ивановна писала о великих космических законах, об энергетическом механизме космической эволюции, о новых энергиях, о значении культуры и этики в совершенствовании человека и человеческого общества. Она анализировала важнейшие философские аспекты соотношения духа и материи. В ее интерпретации эти аспекты выглядели непривычно для нас, в них была неожиданная широта, они ломали границы известных нам философских систем. «Дух есть энергия, – утверждала она, – и мы знаем, что никакая энергия не может проявиться вне материи. Именно на всех планах, во всех действиях и мышлениях, мы отделиться не можем от материи. Дух, субъективный элемент или энергия, находится в потенциальном состоянии в недрах Космической Природы»15. Она рассказывала своим корреспондентам о мирах иной материи, и в этих рассказах были отзвуки ее собственного опыта.

Мир тонкий, мир огненный... Эти слова сошли со страниц «Живой Этики» и получили в «Письмах» реальное и живое подтверждение: «Необходимо всеми мерами внедрять понятие об окружающем нас тонком мире и уничтожать ужас смерти и прикасания с этим миром. Мир этот так же неизбежен, как и земная жизнь, и, являясь сублимацией земной сферы, он может открыть нам возможности и красоты неизреченные»16. Энергия духа утончает материю. Эволюция движется от грубого к тонкому. Тонка энергия мысли. Творчество мысли формирует мир лучистой материи. Мы движемся к этим мирам. Мы должны осознать цель нашего движения.

Расширение сознания, писала Елена Ивановна, есть важнейшая эволюционная задача: «Невозможно войти в Новый Мир старыми методами – потому так зову к перерождению сознания». – Вот это перерождение сознания и есть главная цель Учения «Живой Этики»17. Она призывала людей развивать в себе новое мышление. Она готовила для этого почву. «...День вчерашний со своим мышлением уже миновал», – писала она. Это новое мышление она тесно увязывала с познанием Космических законов. Только космическая широта мышления могла быть надежным ориентиром на всех уровнях человеческого Бытия. Жизнь человека, историческая и социальная, обусловлена космическими законами. И пока человечество это не осознает, оно не сможет усовершенствовать свою жизнь, какими бы «измами» экономических и политических учений оно при этом ни пользовалось.

Елену Ивановну в огромной степени волновало и беспокоило постоянное нарушение Закона равновесия двух начал – мужского и женского. Она справедливо считала этот Закон одним из основных устоев человеческого общества, влияющим почти на все стороны его деятельности. Закон этот нарушался людьми. Гармония двух взаимодополняющих начал была ими превращена в изнуряющую борьбу. В ней не могло быть победителей. Оба начала энергетически были связаны неразрывно между собой. Угнетение одного из них приводило к неполноценной жизни другое, лишало его необходимой для эволюционного продвижения энергии, обесценивало и обедняло его. Противостояние начал подрывало устои творческой энергии на планете в целом. Потенциал космической энергии женщины в два раза превышает мужской. Угнетение женщины снижает энергию человечества, тормозит его эволюцию. «Человечество должно осознать великий Космический Закон, закон величия и равноценности двух начал, как основу Бытия»18. И еще: «Не указывается ли причина всех бедствий, обрушившихся на планету и человечество, именно в нарушении равновесия между началами; равновесия между мужским и женским полом? Космос держится на этих началах, и в космическом построении оба начала одинаково велики и необходимы, ибо одно не может существовать без другого»19.

Елена Ивановна поддерживала движение за истинное равноправие женщин. «Грядущая эпоха, – утверждала она, – будет эпохой не только Великого Сотрудничества, но и эпохой Женщины»20. Ибо именно женщине дано восстановить Великое равновесие при переходе на более высокий эволюционный виток. Меч Духа нового человечества будет находиться в руках женщины. Но автоматически это не произойдет. Женщина сама должна осознать свою космическую возможность и превратить ее в реальность. Она должна проникнуться неизбежностью своей миссии. «Наблюдаемый всемировой развал, наблюдаемое вырождение в большинстве стран есть следствие векового разновесия, подчинения и угнетения женского начала»21.

Одним из основных положений «Живой Этики» является учение об одухотворенном Космосе. Деятельность космических Иерархов, представляющих такой Космос, тесно связана с важнейшими эволюционными процессами. Иерархический принцип организует энергетику этих процессов и ведет человечество по эволюционному коридору. Пожалуй, в наш век никто другой, кроме Елены Ивановны Рерих, так близко не соприкоснулся с высокой Иерархией. Она донесла до нас ее эволюционный смысл. Она сформулировала этот смысл в своих письмах ясно, сжато и энергично. «Братья человечества намечают путь всему, утвержденному эволюцией»22, – писала она. Космические Иерархии являются творцами эволюции. «Самые нужные понятия наступающего великого века – Беспредельность и Иерархия... Следует принять Иерархию как эволюционную систему... Иерархия вполне соответствует астрохимическим началам...»23. Некоторые утверждения, раскрывающие суть эволюционно-космической деятельности Старших братьев человечества, возможно, и звучат несколько фантастично. Однако, полагаю, не более фантастично, чем утверждения некоторых наших ученых, ищущих «братьев по разуму». «Именно Их сознание (Братьев человечества. – Л. Ш.) напитывало сознание человечества Единой Истиной, приносимой Ими в одеянии разных философий и религий, соответствовавших времени»24. Последнее замечание представляется крайне важным – «соответствовавших времени». Иерархи соблюдали и соблюдают принцип историзма в решении проблем космического значения. Их исторические взгляды, а они достаточно хорошо изложены в «Живой Этике», основываются на утверждении, что история человечества, как и любое явление в Космосе, есть энергетический процесс, идущий в русле Великих космических законов. Законы эти на разных уровнях действуют по-разному, иными словами, имеют различные следствия, но причина их всегда едина – космическая энергетика. Эта энергетика объединяет разные уровни и делает единым космическое творчество.

Елена Ивановна так же, как и ее Учителя, рассматривает историю человечества и современную нам действительность с космической точки зрения. Она проложила путь не только в новую философию, но и продемонстрировала будущую методологию истории.

«Законы утвержденные – едины, – писала она в одном из писем, – на всех планах можно утвердить единство. Путь эволюции проходит как нить через физические и духовные степени, потому государственный и общественный строй могут применить все космические законы усовершенствования своих форм»25.

Она анализировала целые исторические периоды. Этот анализ не походил на то, что мы знаем в нашей исторической науке. Это был анализ – провидение, анализ – пророчество. Пророчества ее сбывались, провидения ее мы вспоминаем нередко в наши дни и понимаем, как она была права. Многие ее письма посвящены России, ее прошлому, настоящему и будущему, и представляют особый интерес. Приходится удивляться, как верно она определяла то, что происходило на ее Родине, как корректно и тактично выражала свои, подчас горькие, мысли о ней. Живя в Гималаях, отделенная от Родины огромным расстоянием, она никогда не порывала с ней ни духовно, ни сердечно. Она всем своим существом чувствовала ток истории и видела далеко вперед, что выгодно отличало ее от многих прославленных и профессиональных историков. «Не квиетизмом, – писала она еще в 1921 г., – но подвигом совершенствования создается история. Кто возгордится, того покидает благодать искания. И на самоуверенных падает проклятие бесплодности... Нет неизбежного. Есть возможное. Только путем напряженного творчества, без боязни покаяться в ошибках и сознаться в слабостях, только ценою непрерывных усилий, осуществляющихся в рамках открытого воле "пластического мира", – возможное станет действительностью»26. В этом фрагменте легко узнается духовная обстановка в России тех лет. Мы понимаем теперь и то предупреждение, которое звучит в словах Елены Ивановны. Она хорошо понимала совершаемое в России, видела губительные последствия этого свершаемого. Разрушение русской культуры, уничтожение интеллигенции глубоко ранили ее, вызывали обоснованное беспокойство за свою Родину. «Если бы какая-либо страна, – писала она в 1934 г., – лишилась хотя бы тысячи лучших своих представителей во всех областях знания и труда, то эта страна очень скоро спустилась бы на низший уровень»27.

Невежественное нарушение важнейших Космических законов, преступление против культуры и человека, подавление свободы, являющейся основой любого духовного процесса, привели потом к тем результатам, которые нам уже известны. Тогда, в те мрачные годы, была уничтожена не тысяча, а миллионы «лучших представителей».

Она с прозорливостью ученого и пророка видела будущее России и ее народа, прозревала те конкретные процессы, которые произойдут через десятки лет, и корректно, не снимая при этом остроты происходящего, вновь предупреждала нас: «Сознание исстрадавшихся людей, потерявших веру в справедливость и защиту Отца небесного, нельзя вернуть в прежние мертвящие оковы. Если и возможен духовный подъем, то по своему смыслу и качеству он будет иным, нежели это мерещится некоторым умам, и чтобы утвердиться, ему нужны будут тезисы, обоснованные разумом и логикой. Нельзя закрывать глаза, что большой сдвиг произошел в сознании масс. Ведь страдания – великий учитель и трансмутатор. Не серенькая спокойная жизнь просвещает нас»28.

Возникает определенное ощущение, что строки эти написаны сейчас, в наше бурное перестроечное время. В этих словах звучит мысль о необратимости происходящего. Сознание народа «нельзя вернуть в прежние мертвящие оковы». Духовный подъем будет иным «по смыслу и качеству». Он потребует новых форм творческой духовной деятельности, а не возврата к прежним. В этом утверждении состоит удивительная мудрость Елены Ивановны Рерих, предупреждающая тех, кто хотел бы влить «новое вино в старые меха». Мы являемся свидетелями того, что в период духовного подъема народа и становления его нового мышления, разбуженного перестройкой, некоторым хотелось бы вернуться к старым, уже утраченным и не соответствующим растущему сознанию формам духовной деятельности. Такое возвращение может затормозить наше продвижение вперед.

«Вперед, вперед, только вперед!» – не уставала повторять она. Ее мысли и труды сейчас становятся путеводной звездой для многих. Переживя годы забвения и небрежения, они обретают новую жизнь на ее Родине.

Внимательный и вдумчивый читатель вновь раскроет ее «Письма», погрузится в мир высоких энергий, Космических законов и многообразия форм материи. Но все это, такое, казалось бы, далекое от нас, от нашего бытия, вновь свяжет нас с сегодняшним днем, по-иному осветит волнующие нас проблемы. В этом умении показать единство далекого и близкого, высокого и сиюминутного, иными словами, макро- и микрокосма, и состоит сила и актуальность «Живой Этики» и «Писем». Уникальных произведений, в создании которых сыграла важнейшую роль русская женщина, принесшая в нашу нелегкую жизнь свет далеких звезд, дыхание Космоса, понимание смысла человеческой жизни и необходимости такого духовного продвижения, при котором этот смысл стал бы высоким и космичным.

Вперед, вперед, только вперед! – зовет она нас и сейчас.

«Богочеловек ступает явным устремленным искупителем человечества. Ту сокровенную истину о Богочеловеке Мы храним. Утверждаю – Тара, несущая пламенную «чашу» устремлений искупления человечества, может утвердить Наше явление среди людей»29, – написано в одной из книг «Живой Этики».

Тара, Урусвати – так называли Учителя, космические Иерархи, Елену Ивановну Рерих.

 

Публикуется по книге: Письма Елены Рерих, 1929–1938. В 2 т. Т. 1., Минск, Мн.: Белорусский фонд Рерихов; ПРАМЕБ, 1992.

Приводится по интернет-ресурсу сайта МЦР: http://lib.icr.su/node/630

    

 

«Позвольте мне сойти с пьедестала…»: Пять писем Е.И. Рерих

 

Пять писем Елены Ивановны Рерих из архива Международного Центра Рерихов еще не известны нашему читателю30. Встреча с ними - это целое событие для всех нас. Они написаны в разное время, разным людям и в обстоятельствах, отличных друг от друга. Однако всех их объединяет неизменная жизненная позиция автора. Позиция эта имела свои приоритеты, и самым главным из них была Живая Этика, со всем богатством сообщенных в ней знаний. Даже в письмах любимому мужу и сыновьям, единомышленникам и сотрудникам она неустанно обращается к ее проблемам, которые ненавязчиво и органично вплетаются в ткань каждого письма.

«…Каждую свободную минуту, - пишет она, - уделите вмещению Учения», и еще: «Прислушались ли Вы к Вашему сердцу? Трепещет ли оно в ритм Совершенного Сердца, которое включает Вас всех?»

Елена Ивановна действительно была в своей семье Ведущей, в полном смысле этого слова. Многие из нас помнят прекрасную картину Н.К.Рериха с таким же названием, которая посвящена Елене Ивановне. По крутым скалам женщина ведет мужчину вверх.

Процитированные фрагменты были написаны 3 марта 1930 года. Необходимо напомнить обстоятельства этого времени. В 1929 году после Центрально­Азиатской экспедиции Николай Константинович и Юрий Николаевич выехали в Америку по неотложным делам, связанным с Музеем Рериха в Нью-Йорке. Святослав Николаевич за рубежом заканчивал образование. Елена Ивановна осталась одна в Кулу, где жили в это время Рерихи. Английские власти и разведка подозревали, что Николай Константинович «советский агент». В колониальной Индии каждый русский традиционно считался русским шпионом. Воспользовавшись отъездом Николая Константиновича из Индии, английские власти отказали ему и его сыновьям в обратной визе. На весну и лето 1930 года падает самый острый период противостояния, которое можно назвать «Английская разведка против Рерихов». Первая сторона старалась не впустить Николая Константиновича и сыновей в Индию и стремилась под различными предлогами выселить оттуда и Елену Ивановну. Вторая сторона пыталась противодействовать этим планам. На плечи Елены Ивановны легла трудная и ответственная задача удержать индийский «плацдарм» и сохранить возможность дальнейшего проживания Рерихов в этой стране. Последнее было очень важным, так как с Индией были связаны исследовательские и творческие планы Николая Константиновича и огромная духовно­философская работа самой Елены Ивановны. Забегая вперед, хочу сказать, что в этой неравной борьбе победили Рерихи. Подробности всего происходившего описаны в моей работе «Рерих в Гималаях», опубликованной в номере 9 (1/96) журнала «Мир Огненный».

Читая мартовское письмо 1930 года, вы не найдете в нем ни жалоб, ни просьб о помощи. Она оберегала мужа и сыновей от всего этого, постоянно подбадривала их и вселяла надежду на лучшее будущее. Можно поражаться мужеству и стойкости этой женщины, у которой тревога за близких людей, казалось бы, должна была отнимать все силы. Но, как всегда, ее занимают философские проблемы, связанные с Живой Этикой.

Е.И.Рерих в который раз возвращается к унизительному положению женщины на планете Земля, справедливо считая, что именно это положение есть причина многих бед нашего времени. «Все переживаемые и грядущие бедствия и космические катаклизмы имеют в основании причину - унижение женщины», - пишет она. Женщина несет великую культурную миссию, связанную с построением Нового Мира. Ее собственное совершенствование есть одна из насущных задач, стоящих перед человечеством. «Пусть соберет все самые прекрасные Облики и, претворив их в духе своей эпохи, следует им в бесконечном устремлении к творчеству совершенствования». Тема Великого космического закона двух начал (женского и мужского) проходит красной нитью через всю ее переписку. Почти в каждом письме Елена Ивановна обращается к проблемам культуры, ее эволюционному значению, бедственному ее положению в современном мире.

«Культурные идеи ведут и спасают человечество!» - повторяет она в письме Николаю Константиновичу и Юрию Николаевичу. Но повторения эти сопровождаются новыми подходами к вечному сюжету Культуры. Эти подходы открывают нам неожиданные грани, которые шлифует ее неутомимая и высокая мысль. «Культура была в большом загоне до войны, - пишет она Муромцевым 27.04.45, - люди увлеклись цивилизацией, и она показала им свой ужасающий, мертвящий лик в беспощадной механизации жизни и сердца человеческого. Теперь черед за Культурой, но пусть она будет понятна во всей ее утонченности и красоте. Воспитание сердца и нового, широкого мышления, основанного на героизме, дружелюбии и красоте, уявит новое поколение, которое утвердит примат духа и даст миру изумительные открытия дальних миров». Елена Ивановна тесно увязывает героизм с Культурой, относя его к той же необходимой для нее категории, как и Красота. И становится ясным, что без героизма Культура не может существовать, ибо первый есть эволюционное качество тех, кто созидает энергетическое поле Культуры. Без этого необходимого компонента данное поле теряет упругость, а Культура лишается возможности защитить себя от невежества и разрушений.

Как бы продолжая этот сюжет, Елена Ивановна пишет о препятствиях и врагах. И того и другого в жизни Рерихов было больше, чем надо. Пути к Истине и Высшему бывают разными. Но их всех объединяет одно свойство - Преодоление. Степенью Преодоления меряется уровень идущего и по пути Живой Этики. Чем больше препятствий и врагов, тем выше уровень духа и сознания Преодолевающего. Препятствия как бы представляют собой диски, которыми невидимый ювелир шлифует грани алмаза духа человеческого, доводя их до чистого сверкания. «…Ничто легкое не приличествует на царственном пути, ведущем к Миру Огненному», - пишет она в одном из писем (29.08.34) к М.Е.Тарасову. Трудностью и тяжестью пути определяется его истинность. Многим известна знаменитая рериховская фраза: «Препятствиями мы растем». В этом плотном мире нет другого средства для восхождения. Когда становится все легко, значит, идущий сошел с истинного пути, приняв за свет тусклый болотный огонек. В одном из писем к Николаю Константиновичу и Юрию Николаевичу (21.11.30) Елена Ивановна кратко и четко утверждает, что «лишь великие дела вызывают великое противодействие; противодействие есть единственный и точный измеритель величия начинания».

Противодействия испытывали Рерихи в своей культурной деятельности, противодействие испытывает Международный Центр Рерихов, созданный в Москве Святославом Николаевичем Рерихом. «Единственный и точный измеритель» действует безотказно. Каждая трудность, каждое препятствие есть ступенька, по которой поднимается тот, кто работает на Культуру, на Общее Благо, на претворение в жизнь идей Живой Этики. Там же, где все удается, где все легко и безоблачно, там нет ни энергетики Учения, ни понимания задач космической эволюции. Там нет и точного измерителя, ибо измерять нечего.

Письма Елены Ивановны не только сохранили свою актуальность, но и приобрели в наши дни особую остроту. В этой связи значительный интерес представляет письмо от 15.06.34, адресованное М.Е.Тарасову. Написанное в далеком 1934 году, оно вскрывает те болезни, которые характерны и для теперешнего рериховского движения. Письмо адресовано молодому человеку, самовольно присвоившему себе звание ученика и сына Учителя Мории. Пользуясь этим вымыслом, он стал собирать вокруг себя интересующихся Живой Этикой и пытался создать общество. Подобных историй в нашем движении немало. Правда, пока еще никто не додумался объявить себя сыном Учителя. Однако у меня нет полной уверенности, что где-то не бродят подобные «дети лейтенанта Шмидта».

Легкость же, с которой у нас создаются рериховские общества, и обилие «высоких учеников» не снились даже Тарасову. Письмо к нему - бесценный документ, который должно держать на столе каждое рериховское общество, если оно в действительности является таковым.

Словами Елены Ивановны должны меряться истинные намерения каждого, вступившего на нелегкую стезю рериховского культурного движения. Всегда мягкая, заботливая и уговаривающая, она предстает в данном случае совсем в иной ипостаси. Ипостаси Иерарха, отвечающего за Общее Дело и защищающего это Дело. Она тверда, бескомпромиссна и неумолима. Даже стиль письма меняется. Ее фразы коротки и разящи, за ними чувствуется сдерживаемый гнев. Она даже нумерует вопросы, поставленные своему адресату, - первый, второй, третий.

«1. Скажите мне со всею искренностью - когда Вы пришли к Н.К. и выразили ему свое желание собирать группу молодежи вокруг Учения Живой Этики, разве Н.К. дал Вам полномочие сноситься с представителями прочих групп в качестве их духовного вождя и советника?

2. Разве Н.К. дал Вам полномочие собирать и объединять различные Общ[ества] именем его и именем Учения?

3. Кто утвердил Вас принятым учеником и даже сыном Уч[ителя] М.?!!»

Особенно выразительны здесь два восклицательных знака.

Твердо и коротко она сообщает Тарасову, что основы Учения построены «на незыблемых законах Иерархии». Ее глубоко возмущает несоблюдение этих законов, «…каждое водительство должно быть утверждено Высшим Иерархом, - пишет она, - и передается оно через Его доверенных. Этих доверенных Высшего Иерарха сейчас двое, все назначения, не санкционированные этими двумя доверенными, являются самозванством». Можно быть снисходительной к людским ошибкам, можно смотреть на них сквозь пальцы, но нельзя допустить ни одного случая нарушения Иерархического закона, особенно если это касается самозванных «учеников».

«…По этому самоличному утверждению каждый истинный ученик установит наличность как раз обратного. Никто из принятых учеников не имеет права оповещать себя до тех пор, пока Уч[итель] не найдет нужным Сам оповестить это, не говоря уже о сыновстве». Когда читаешь эти строки, становится больно и стыдно за тех «учеников» и даже «учителей», которые наводнили наше рериховское движение. К сожалению, приходится признать, что движение не прошло трудного испытания Законом истинной Иерархии, не выдержало прельщения духовной властью. К «ученикам» и «учителям» в наши дни добавились различные «воплощения» Матери, «великих подвижников» и даже самих Рерихов. Беспредел разного рода, царящий в стране, породил и духовный беспредел, которого не избежало рериховское движение. Сколько появилось сейчас среди рериховцев носителей самых высоких «миссий», «заданий», невесть откуда полученных и облеченных «Непомерной Ношей».

«И, не поняв этого первого основания (закона Иерархии. - Л.Ш.), Вы сразу же перешли к Указанию о Непомерной Ноше и также не задумались - можете ли Вы принять ее, и в чем состоит она, и кому дается Непомерная Ноша? И сразу захотели ее захватить в том именно направлении, которое было подсказано Вам самостью». Конечно, Елена Ивановна не имела в виду захват этим молодым самозванцем действительной Непомерной Ноши, а писала лишь о стремлении его приписать себе эту Ношу, не имея при этом никакого реального представления о последней.

Разве у нас мало таких «облеченных» и «посвященных»?

Время от времени в наших рериховских обществах возникают идеи объединения. И немедленного. В те далекие времена такие идеи тоже встречались. «Теперь Вы сами поймете, - пишет Елена Ивановна, - как нужно прекратить объединение групп, представителей и членов которых мы не знаем. Во Франции есть организации, которые совершенно основательно считаются от темных разрушительных сил. Запомните твердо наставление: «Нужно особенно остерегаться приближающихся с Нашими формулами на устах». Произнесение формул одно, действие и сущность часто другое. Вы еще молоды и можете не знать, как часто вывеска может именно скрывать правду. Поэтому будьте крайне осторожны со всеми Обществами и не вводите их в наш Европ[ейский] Центр31. Указания на такое объединение НЕТ».

Слышите, как ставится вопрос? Это с успехом можно приложить и к неуправляемому процессу создания новых обществ, растущих на территории России и СНГ как грибы после дождя, «представителей и членов которых мы не знаем».

Что собой представлял в действительности Святослав Николаевич, известно немногим. Обратимся к свидетельству Елены Ивановны. В письме к Б.Н.Абрамову (28.12.54) она писала: «Он (Святослав Николаевич. - Л.Ш.) у меня Махатма. Редкое сердце и прекрасный дух». Махатма! Многим ли это ясно? Предсмертное его поношение за передачу наследия семьи МЦР, за письма в защиту вице-президента Центра, за то, что не поступал так, как кому-то хотелось, - легло позорным пятном на все рериховское движение России, и на тех, кто нападал, и на тех, кто не защитил, и на тех, кто не уверовал только потому, что Махатма находился рядом, жил как человек, дышал с нами одним воздухом и ел то, что ели мы.

Можно ли продолжать считать рериховцами тех, кто писал подметные письма против Махатмы, особенно в последний год его жизни, кто пытался разрушить юридически и практически его детище - МЦР. К сожалению, эти темные разрушители продолжают считаться рериховцами, а некоторые из них занимают руководящие позиции в движении.

Главный вывод, который вытекает из всего сказанного, состоит в том, что в нашем Рериховском движении отсутствует общественное мнение, требующее строгого соблюдения Закона Иерархии. Это обстоятельство в сочетании с непомерной самостью и есть причина основных наших болезней, приводящих к расколам, конфронтации и взаимной вражде. Пора, в конце концов, осознать, что Иерархическая преемственность находится там и в том, что было создано самим Махатмой, принимавшим Указы Учителя. К сожалению, наше рериховское движение за немногим исключением оказалось незрелым и неподготовленным к тем культурно­духовным задачам, которые ставят перед ним жизнь и эволюция. Можно ли это исправить? Несомненно, но при условии соблюдения Закона Иерархии и отречения от самости. Последнее связано с огромной внутренней работой каждого члена нашего движения. Вот что по этому поводу пишет Елена Ивановна: «Никто не будет препятствовать Вам собирать молодежь вокруг Живой Этики, но собирайте искренних и стремящихся. Также сразу не ставьте себя их водителем, но лишь братом, их собирающим. Ибо только время и личные Ваши заслуги могут выдвинуть Вас на пост водителя, и тогда, может быть, придет и истинное Утверждение. А пока что вникайте в Учение с новой точки зрения, именно великого смирения в духе и в подвиге самоотречения. Отбросьте всякое стремление к самовозвеличению. Самовозвеличение, самонадеянность и властолюбие - непреодолимые скалы на пути к достижению» (письмо к М.Е.Тарасову от 15.06.34). Лучше не скажешь! Теперь оглянемся вокруг себя. Много ли среди руководителей теперешних рериховских обществ «братьев собирающих»? Ведь этим понятием - «брат собирающий» - надлежит мерить качество будущего водителя. Пусть руководители обществ попробуют приложить это понятие к себе. Получится очень поучительная картина.

Примером удивительной скромности являлась сама Елена Ивановна. Ее высокий дух не принимал ни самости, ни возвеличивания, ни власти ради власти. Она была образцом Иерархической самоотверженности. В одном из писем к Б.Н.Абрамову (18.07.51) она пишет: «…позвольте мне сойти с пьедестала, водруженного Вашим прекрасным, любящим сердцем и явиться Вам Матерью, но земного начала, еще сильно выраженного во мне. Я опасаюсь Вашего разочарования при нашей встрече! Я люблю простоту во всем, и всякая напыщенность и торжественность мне органически нетерпимы. Не люблю учить, но только передавать знания».

Где вы, «учителя» и «пророки» от Рериховского движения? Вслушайтесь в то, что говорит Иерарх, и устыдитесь своей самости, невежества и самовозвеличивания. Вы только и занимаетесь тем, что «учите», а вот знаний передавать не умеете. Не потому ли, что у вас этих знаний еще нет, а есть невежественный суррогат? Сойдите с пьедесталов, созданных для себя вами самими же.

Высокий дух Елены Ивановны Рерих, в отличие от вас, чурается любых пьедесталов. И это при том, что в ее руках находились нити энергетического управления космической эволюцией планеты Земля. Многим известно из ее книги «У порога Нового Мира», изданной МЦР, о научном эксперименте, который был проведен Космическими Иерархами. В его процессе была изменена энергетика Елены Ивановны и проведена так называемая огненная трансмутация, связавшая ее с миром Высшим, или Миром Огненным. Последний же является целью космической эволюции человечества на данном эволюционном витке. Не имея возможности рассказать здесь о всех тонкостях такого процесса, я отсылаю всех интересующихся к упомянутой выше книге. Эта тема присутствует и в цитируемых письмах, и некоторых других письмах из архива МЦР.

Огненная трансмутация энергетики Елены Ивановны была завершена в 1924 году. С того момента ей пришлось жить с энергетикой Высшего мира на нашей планете Земля. Она мало писала о том, как трудно ей приходится, какие страдания испытывает. По некоторым письмам разбросаны лишь короткие замечания, дающие представление о той реальности, через которую она шла до конца своей жизни.

«Сердце мое неважно, - пишет она (24.06.30) Николаю Константиновичу, - малейшее усилие вызывает сильный прилив крови и дурноту, почти не двигаюсь, редко спускаюсь вниз. По ночам сплю, окруженная мешками, наполненными снегом, и около постели стоит кувшин со льдом для опускания рук, нужно избежать пожара». Это цена, которую платила Елена Ивановна за свой подвиг во имя эволюционного продвижения человечества. Если эксперимент изменения энергетики завершился в 1924 году, то развитие самого инициированного Учителями процесса огненной трансмутации продолжалось.

«На пределе напряжения, - писала она мужу (3.03.30), - совершается великая огненная трансмутация».

За год до смерти, когда изменения в энергетике все больше приближали ее к миру Высшему, она еще раз упоминает о своем состоянии в письме к Б.Н.Абрамову от 13.04.54.

«Самочувствие мое не легкое. Но март и апрель всегда были трудны. Ритм моей работы нарушается, и я страшно утомляюсь такими нарушениями. Отвыкла от людей, и даже самые любимые и милые мне ауры бывают тяжелы. Ведь я привыкла часами, почти целыми днями, сидеть в одиночестве и только за столом два раза в день встречаться с моим сыном Юрием, тоже очень занятым человеком. Мое внутреннее состояние отличается очень от обычных людей, в силу пройденного переустройства организма. И, конечно, я уж не могу много двигаться и поднимать тяжелые книги, и вообще физическая работа уже не для меня. Только писание осталось мне, но и оно уже утомляет».

И, несмотря на эти трудности, непосильные для любого земного человека, она продолжала работать, работать, работать… Она делала это до самого своего ухода, записывая бесценные строки Знаний, передаваемых Высоким Учителем. В последние свои дни она трудилась особенно много и напряженно, понимая, что многое из сообщенного не успеет расшифровать, систематизировать и оформить. Она готовила архив для организации, которую создаст Махатма, ее младший сын и Иерархический преемник, много лет спустя в столице далекой России…

Сколь бы высокой и тонкой ни была устремленная к Высшему миру энергетика Елены Ивановны, она оставалась тем не менее земной женщиной. И смерть Николая Константиновича в 1947 году, любимого мужа, друга и сотрудника, глубоко и трагично потрясла ее. В письме Муромцевым (24.02.48) она пишет:

«Тяжка мне разлука с Н.К. Порой лютая тоска щемит сердце. Утешение нахожу лишь в сознании, что ему была дана лучшая доля закончить свою светлую деятельность прекрасным разрешительным аккордом, среди безумия мира еще раз провозгласить Знамя Мира». На страницы этого письма ложатся строки редчайшего и трепетного рассказа Елены Ивановны о последних днях великого художника, ученого и путешественника Николая Константиновича Рериха. Она не скрывала правды о нем, рассказывая о тех событиях, которые разорвали его сердце. Среди них, упомянутые вскользь, страшные и кровавые происшествия в самой долине Кулу, где находился дом Рерихов.

В конце 1947 года Индия получает независимость. Этот сложный политический процесс, в котором с одной стороны участвовала партия Индийский национальный Конгресс, лидер антианглийского движения, и с другой - английские власти, привел к разделу страны по религиозному признаку. Начались кровавые столкновения между индусами и мусульманами. В Кулу жили те и другие. Труднодоступность района не спасла его от общих политических страстей в стране. Виллу пришлось охранять Юрию Николаевичу с оружием в руках. Беас тек красный от крови. Убитые мусульмане и индусы лежали на дорогах долины. Рерихи были потрясены разгулом насилия в мирной горной долине. Рушились прежние представления о ее обитателях. Кровавая индо-мусульманская резня ударила сильно и резко по изношенному сердцу Николая Константиновича. 13 декабря 1947 года его не стало. Мир потерял еще одного Хранителя Культуры. Все, что написала Елена Ивановна в письме Муромцевым, не требует никаких комментариев или пояснений. Живой очевидец событий, самый близкий друг Николая Константиновича, его Другиня, рассказывает обо всем, превозмогая свою тоску и сердечную боль.

Редкое письмо Елены Ивановны не касается главной ее боли - России. Из всего круга проблем, затронутых в данных письмах, мне хотелось бы остановить внимание на одной - Иване Стотысячном. В последнее время появились самые разные толкования этого понятия, особенно в околорериховских кругах. Некоторые даже считают, что Иван Стотысячный - это имя и фамилия конкретного человека. Боюсь, что мы можем оказаться свидетелями появления такого человека с миссией «спасителя». Чего только и кого только на стезе нашего движения не возникало… В письме к Муромцевым (27.04.45) она дает четкое представление об Иване Стотысячном как о самом народе.

«Сказано было, что Иван Стотысячный спасет Россию, - пишет Елена Ивановна, - разве это не оправдалось? Разве не встали именно Иваны на защиту Родины? И еще и еще раз эти стотысячные спасут Россию. Народ, прошедший через страшные муки и унижения, закалил свое мужество и сумеет найти силу духа противостоять всякому новому разрушению и растлению. Много прекрасных знаков уявлено уже среди стотысячных». Кажется, что все это написано сегодня - «противостоять всякому новому разрушению и растлению», - как будто она предвидела все, что случится потом с народом русским. Процитированный фрагмент об Иване Стотысячном настолько однозначен, что исключает всякие иные толкования и домыслы. Иван Стотысячный - это духовный образ народа, о котором Елена Ивановна писала не раз в своих очерках и письмах.

…Всего несколько писем великой женщины высочайшего духа. И сколько в них заключено различных и сложных проблем, чисто человеческих и философских, культурных и эволюционных, связанных с труднейшими путями совершенствования и восхождения. Сколько новых интересных подходов к вечному и преходящему подарила она нам. Сколько новых драгоценных капель Знания пролила.

«Позвольте мне сойти с пьедестала», - искренне просила она. Но кто же, как не Елена Ивановна Рерих, заслужила этот высокий Пьедестал…

    

 

Огненное творчество Космической эволюции


Но как сказано – станет видимым Невидимое, и мы будем в жизни
готовы принять крещение огненное. Потому так усмотрим значение
опыта, совершенного Матерью Агни Йоги здесь, не выходя из жизни. От первых пространственных искр через все огни до Самадхи она оставит записи, которые лягут порогом Нового Мира.

Сердце, 210

 

 

I

 

Пронзительно-зеленые просветы сквозь покрытое тучами небо. Угрюмо-прямая линия земного горизонта, вставшая над плоской равниной пустыни. И над всем этим летящий сверкающий эллипс Пути и крылатая фигура человека, в отчаянии и тоске протянувшая тонкие руки к этому уже затухающему сверканию, соединяющему Небо и Землю. Фигура высится на краю ступенчатого алтаря, в зеркальных плоскостях которого отражается звездное небо. Отражается, но в реальности не присутствует. Две струи дыма, белого и черного, одна из которых устремилась в небо, а другая тяжело и неотвратимо оседает на землю. И эта другая захватывает белоснежные крылья стоящего на алтаре, оставляя на них темные струящиеся блики и ложась черными неумолимыми земными знаками. Здесь на небольшом пространстве картины свершается какое-то таинство, может быть, самое главное со времен возникновения человека на Земле.

Земля и Небо. Вечное притяжение и вечное отталкивание, а между ними хрупкий человек, такой, казалось бы, незначительный и слабый, но на самом деле сильный, способный соединить в себе это Небо и эту Землю и установить между ними так необходимую им гармонию, сотворив ее прежде всего в себе самом.

Картина называлась «Жертва» и была написана в начале XX века литовским художником М.К. Чюрлёнисом. Художник был странным человеком, и полотна его были многим непонятны. Его даже считали сумасшедшим. Может быть, потому, что художник видел то, чего не видели другие. Он прожил недолго и тяжело, но оставил нам удивительные картины. На них присутствует небывалый, похожий и непохожий на наш мир с нездешними красками и формами. Мир тонкий и прозрачный. В нем нежно и зазывающе, как будто перезвон хрустальных колокольчиков, звучала странная музыка, несущая в себе тайну Мироздания.

Путь необычного художника во Времени и Пространстве пересекся с дорогой другого, не менее удивительного человека. То, что это вообще произошло, представляется фактом значительным и таинственным. Этим вторым человеком была женщина, жившая в то время в Санкт-Петербурге. Нездешний мир, реальный и нереальный, приходил к ней обычно во сне, затем как бы отрывался от этого сна и становился явью, похожей на видение. Еще с детства она поняла, что время этого странного мира было иным, – в нем как бы одновременно существовало Прошлое, Настоящее и Будущее. И ей порой казалось, что она и в то же время не она когда-то проделала долгий путь через века и страны, память о которых, разбуженная кем-то таинственным и неощутимым, теперь оживала в ней.

Вот высокая фигура человека в белом возникает на фоне цветущей яблони в утреннем саду, потом постепенно размывается, как бы растворяясь в воздухе. И откуда-то из самых глубин ее существа поднимается воспоминание, что где-то далеко живет Учитель Света32.

Однажды, когда девочка болела, она увидела двух высоких людей, смуглолицых, в тюрбанах. Они присели к ней на кровать, и один из них тянул из ее сердца серебряную нить, а другой наматывал ее на клубок.

После этого опять приходил Учитель Света, и они вместе гуляли по саду. Учитель говорил о страданиях и бедствиях человечества, о подвиге и сострадании к обездоленным.

Когда она уже была матерью двух сыновей, появился тот Светлый Мальчик, который вновь напомнил ей об Учителе Света: «…комната начала наполняться голубоватым, как бы ярким лунным светом. Все предметы, стоявшие за плотной зеркальной ширмой, стали видимы, причем сама ширма, оставаясь плотной, приобрела прозрачность. От окна, находившегося на противоположной стене и на значительном расстоянии от моей постели, отделилась тонкая и светлая фигура Прекрасного Мальчика лет 9-ти, в мягко светящемся белом одеянии с голубыми тенями в складках; большой широкий сегмент круга тончайшего радужного Света сиял над ним. Мальчик, как бы скользя по воздуху вдоль стены, приближался ко мне <…> Совершенно поражающи были Его глаза, огромные, глубокие в своей темной синеве и пристально смотревшие на меня <…> Когда Мальчик придвинулся к моему изголовью и слегка склонился, чтобы лучше заглянуть мне в глаза, чувство нараставшей близости и любви перешло в экстаз острого сознания, что Мое горе – Его горе и Моя радость – Его радость, и волна всеобъемлющей любви к Нему и всему сущему залила мое существо. Блеснула мысль, что подобное состояние не может быть вмещено на земле, следовательно, это переход в иное существование <…> Сколько времени продолжалось такое состояние, невозможно определить. Когда оно стало утихать, я открыла глаза, но уже все исчезло, и комната была погружена почти в абсолютную тьму, за исключением небольшой щели между занавесями окна» 33.

Иногда возникали моменты, когда казалось, что время куда-то сдвигается в прошлое и во всей его реальности и ощутимости вторгается в ее повседневную, обыденную жизнь, как бы приходя откуда-то из таинственного, запрятанного в тысячелетия небытия и вновь возвращаясь туда же. И она вплывала в эту жизнь, таившуюся в бархатных складках иных времен и пространств, действовала в ней и чувствовала ее. Потом это «вхождение» отзывалось тянуще и болезненно тяжелой, безысходной тоской.

Картины сменяли одна другую. Вот она в Германии, идет по старинному замку и в одной из комнат видит человека у стола. На столе разложены чертежи и инструменты. У человека длинные русые волосы и широкий бархатный камзол, отороченный мехом. Потом замок уходил и растворялся вместе с человеком, и возникали храмы, украшенные каменной резьбой, башни с древними надписями и процессия индийцев в белых тюрбанах.

Появлялась лестница с широкими площадками. «Все залито золотистым светом. На самой верхней площадке в длинных одеждах, собранных в мельчайшие складки, и в высокой прическе стою я, выделяясь силуэтом на общем золотом фоне. Передо мною на следующей площадке внизу стоит треножник, на нем темная, фигурная, бронзовая чаша, в ней курятся благовония»34.

Оседланные арабские скакуны нетерпеливо бьют копытами, белые слоны, чьи спины покрыты золототкаными попонами, задумчиво качают хоботами, и стройный гибкий правитель, которому она протягивает своего маленького сына.

Обширный зал, весь центр которого занимает стол с разными яствами. Тут же, в этом зале, она ждет казни. Ей отрубят голову. «У главного внутреннего входа толпятся в пышных одеждах гости и придворные чины. К столу посреди зала подходит и садится Владелец замка в серебряном парчовом кафтане с синими бархатными прорезями и страусовым пером на небольшом берете (времен Франциска I). Рядом с ним сидит моя мать, близкая родственница этого Герцога, мое место за этим же столом, но и стула моего уже нет»35. Ее встречают раздраженно и насмешливо. Слуга, несущий блюдо, обливает ее соусом.

Сменялись костюмы и эпохи, исчезали замки, возникали кочевые шатры, уходили снежные российские поля, и появлялась прокаленная жарким солнцем земля Индии.

И только один таинственный человек из этих видений возникал чаще, чем кто-либо другой. Первый раз в 1910 году.

…В мраморном итальянском палаццо она открывает дверь в свою комнату, где «на противоположной стене против кровати стояли высокие часы с маятником в шкафу. Она смотрит на эти часы и видит, как дверка шкафа раскрылась и из глубины появилась слегка светящаяся фигура рыцаря в серебряных латах. Рыцарь, смотря на нее, отчетливо произнес: «Конрад Рудендорф» – и исчез»36. Так состоялось первое знакомство с тем, кто пройдет за ней вплоть до XX века и в рясе иезуита захочет завладеть Камнем, данным ей Великим Учителем. Из скупых намеков, которые содержатся в ее записях и рассказах Учителя, трудно понять, что собой представлял этот таинственный персонаж ее видений, обретший затем в настоящей ее жизни вполне реальные очертания. Одно можно сказать, что был он человеком значительным, остро интересовавшимся энергиями, скорее всего разрушительными, и появлялся тогда, когда ее историческая жизнь, нарушив свое плавное течение, устремлялась к Тем, кто вел ее по пути космической эволюции. Он начинал мешать ей, давая понять, что не все гладко на этом пути и даже высокий иерархический дух, приблизившийся к Земле, не избежит трудностей и противостояния. Этот рыцарь в серебряных латах, обладая достаточно сильным лучом, будет потом мешать и Учителю в его экспериментальной работе с ней. И, как в приключенческом романе, время вырвет из небытия средневековой Европы еще одну таинственную картину. Развевающийся плащ всадника, скачущего на коне и стремящегося во что бы то ни стало перехватить ту, которая уже приближалась к монастырским воротам. Там, за крепкими стенами, должна была вместе с ней исчезнуть Великая Тайна новой энергии, время которой, и он знал об этом, еще не наступило. Но разрушение годится для всех времен. Он уже самодовольно усмехался, полностью уверенный в том, что еще несколько скачков коня, и он, пролетев по подъемному мосту, станет между ней и воротами. И вожделенная формула наконец окажется в его руках. Но подъемный мост в последний момент вдруг неожиданно начал подниматься, и конь, ставший на дыбы, чтобы прыжком преодолеть образовавшееся пространство, вдруг замер, как будто какая-то неведомая сила стала на его пути. Всадник дал шпоры, но они лишь беспомощно скользнули по камню. Он не мог поверить своим глазам – конь окаменел. А в это время на той стороне монастырского рва неотвратимо и бесповоротно закрывались за беглянкой тяжелые кованые ворота. Потрясенный и еще не веря до конца в происшедшее, он сполз с каменного коня и обессиленный упал на траву. Он опять потерпел поражение в борьбе с той, которую Рок судил ему для вечного противостояния, для бесконечного соперничества пред Ликом Высшей Силы.

Космос и планета держатся на противоположениях – так определил Великий Закон. В тяжелом и плотном мире Земли противоположения вступают в схватку, порождая нужные для восхождения энергии. На Высотах противоположения как бы дополняют друг друга, и диалектика этого дополнения рождает гармонию синтеза и движение Великих Сил…

Она жила и действовала на Земле, проходя бесконечный ряд земных жизней и воплощений, и Конрад Рудендорф был сужден ей как проявление этого Великого закона здесь, на Земле. Ибо сказано: «как вверху, так и внизу».

Мироздание представляет собой грандиозную одухотворенную энергетическую систему, и человек в ней – лишь одна из многих структур, тесно связанная с остальными и взаимодействующая с ними. Об этом говорили Высокие Учителя в беседах с ней и в своих «передачах». Они создали новое энергетическое мировоззрение, которое было так необходимо переломному XX веку. Мировоззрение это, предупреждали Учителя, как и любое другое, будет приниматься с огромным трудом. Непонимание и осуждение пойдут с ним рядом.

Книги, которые она сложила в результате этих бесед и передач, называются Агни Йогой, или Живой Этикой. Они повествуют о том, что энергетическая система Мироздания живет и развивается согласно Великим законам Космоса, таким как Закон кармы, или причинно-следственных связей, Закон соответствия формы и энергии, Закон космического сотрудничества, Закон гармонии двух начал и многие другие. Жизнедеятельность Космоса поддерживается энергетическим обменом между различными составляющими его структурами. Космическая эволюция человечества по сути своей – энергетический процесс, в основе которого лежит все тот же энергетический обмен. Последний является главной движущей силой эволюции. В нашем трехмерном мире энергообмен идет по трем направлениям: горизонтальный – обмен со всем и со всеми, находящимися на поверхности планеты, вертикальный – обмен с космическими телами, Солнцем, планетами, созвездиями Зодиака и т.д. И наконец, обмен, если можно его так назвать, глубинный, или обмен с мирами иных измерений и иных состояний материи, элементы которых также заложены в человеке.

В результате такого энергообмена происходят количественные и качественные накопления энергии, которые повышают энергетический потенциал человека, народа, страны, планеты и создают дальнейшие возможности для их эволюционного продвижения. Человек может проходить эволюционный «коридор» как объект этой эволюции или как ее субъект. Дистанция между этими понятиями большая. Но именно на этой дистанции взаимодействия объекта и субъекта совершаются очень важные энергетические процессы, начиная от процесса совершенствования человека и кончая формированием его как сущности, влияющей на энергетику самой эволюции и стремящейся достигнуть положения Космического Иерарха, или Богочеловека. Объект эволюции проходит такой «коридор» как бы автоматически, пользуясь его энергетикой, но, как правило, не сознавая этого обстоятельства. Субъект же поступает сознательно и целенаправленно и действует согласно плану эволюции, усвоение которого ему вполне доступно. Важнейшую роль в превращении объекта эволюции в ее субъект играет уровень сознания того или другого. Сознание есть в конце концов энергетическая категория, которая формируется под влиянием космических процессов в самом человеке.

Субъект эволюции, осознанно вступая во взаимодействие с различными энергетическими процессами в Космосе, может сознательно содействовать эволюции или ей мешать. Это взаимодействие, или управление самой эволюцией, представляет сложнейший творческий процесс, доступный Высоким Сущностям и носящий всегда, если можно так сказать, экспериментальный, научный характер. Если человек познает неведомое, то и Космический Иерарх делает то же самое, но на ином уровне.

Получилось так, что в конце XX века наша планета и живущее на ней человечество подошли к новому эволюционному витку. В книгах Живой Этики отмечены основные особенности этого витка: приближение к планете новых энергий, усиление взаимодействия миров иных измерений с нашим плотным миром, умелое обращение человека с психической энергией, интенсивное взаимодействие с энергетическими структурами Космоса и расширение энергоинформационного обмена с ними, повышение уровня синтеза материи и духа и, наконец, формирование нового, более высокого и утонченного вида человечества, шестого вида, или шестой расы (наша раса пятая).

Представленные на суд читателя работы Елены Ивановны Рерих: «Сны и видения», «Огненный опыт» «Страницы Дневника», «Космологические записи», «Изучение свойств человека» и, наконец, ее письма руководителю нью-йоркского Музея Николая Рериха З.Г. Фосдик – уникальный материал, освещающий тот творческий эволюционный процесс, в котором участвовали Космические Иерархи совместно с Еленой Ивановной, игравшей в этом процессе важнейшую и определяющую роль, без нее это творчество попросту не могло бы состояться. Елена Ивановна дает нам возможность стать свидетелями уникального космического действия, через которое прошла она сама, пробивая дорогу земному человечеству к высотам Космоса, к высотам духа и более высоким формам материи. Она дает нам возможность самим осмыслить пройденный ею, земной женщиной, сложнейший и тяжелейший путь. Путь, наполненный страданиями физическими и духовными, но такой необходимый нам всем. Всегда находится тот, кто приносит человечеству Огонь…

Высокое и низкое, Земля и Небо, малое измерение и большое, высокие вибрации материи и духа и низкие, тонкие и плотные миры, эволюция и инволюция – вот далеко не полный перечень того, с чем приходится соприкасаться тем, кто участвует в грандиозной драме космического творчества. Трудность прежде всего состоит в том, что во всей сложной и богатой палитре Космической эволюции сначала необходимо найти ту единственную и неповторимую энергетическую точку, с которой и начинается эволюционное творчество.

31 октября 1913 года, ранним пасмурным утром, Елене Ивановне привиделся незабываемый сон. «…Стена исчезла, и предо мной открылась красно-розовая сфера, посреди – широкая и высокая лестница, сужавшаяся в перспективе кверху, вершина ее тонула в розовом свете. По обе стороны этой лестницы, на каждой ступени, стояли группы людей в одеждах одинакового покроя. У подножия лестницы – группы в красных одеяниях с безобразными черными пятнами на лицах и одеждах. На следующих ступенях пятна постепенно уменьшались, и по мере дальнейшего продвижения вверх и люди и одеяния их становились светлее, и на вершине они уже сливались с чистым розовым светом.

На самом верху лестницы обрисовалась гигантская прекрасная фигура в красном одеянии с темным плащом, перекинутым через плечо. Прекрасные черты и длинные черные волосы до плеч. Облик этот стремительно несется вниз по лестнице, крыльями развевается темный плащ, но у самой подошвы лестницы он остановлен как бы выросшей перед ним преградою и в полном изнеможении склоняется на нее, причем необыкновенно красиво свешиваются волны темных волос и ложатся складки его одежд.

Оборачиваюсь к противоположной стене, но и тут происходит то же явление – стена исчезла, вместо нее блистающая, радужная сфера. Такая же лестница посреди, и вершина ее тонет в солнечном свете. То же по обеим сторонам и на каждой ступени. Внизу, у начала лестницы, одежды их голубятся, но по мере подъема они сами и одежда их светлеют, серебрятся, сливаясь на вершине с блистающим светом. Как и в первой сфере, на самой вершине, на фоне ослепительного света солнца вырисовывается Величественный Облик; лик из-за света невозможно рассмотреть, но сердце-сознание подсказывает, что это Образ Христа.

Медленно, страшно медленно начинает Он спускаться, протягивая в стороны то правую, то левую руку и дотрагиваясь до групп стоящих людей. При этом прикосновении над головами людей вспыхивают языки огней, причем у каждой группы свой цвет, и все эти огни являют радугу нежнейших тонов.

С восторгом смотрю на эту красоту, внезапно вихрь подхватывает меня, моя траурная одежда (после смерти матери) остается лежать, я же в светлом одеянии поднята к подошве лестницы и поставлена среди нижней группы людей. Мучительно жду – дойдет ли до меня Христос, дотронется ли до меня и какой огонь загорится над моей головой? И Христос доходит, протягивает правую руку, и в экстазе я чувствую, сознаю, что из моего темени вырвалось пламя и зажглось сине-серебряным Огнем»37. Огнем Высокой Сущности.

Эта картина-видение несла в себе глубочайший философский смысл. Она свидетельствовала о том, что в каждом космическом явлении всегда заключаются два начала, два противоположения: сияющий светом и добром Христос и иная сущность, ему противоположная. Каждый из них имеет свой путь и свою лестницу восхождения и нисхождения. Эти пути проходят через Космос, через миры различных измерений. Плотный мир находится в начале пути или у подножия лестницы. Лестница эта, связывая Небо и Землю в единую энергетическую систему, заключает в себе еще один важный смысл. По ней можно подниматься и можно спускаться, ибо эволюция и инволюция – тоже два противоположения, которые существуют только вместе. Энергетическая ситуация в Космосе такова, что без инволюции нет эволюции. Эволюция начинается с инволюции в общем и частном смысле. Мы много говорим об эволюции, а инволюцию или совсем не упоминаем, или понимаем крайне узко – как падение, как неумение удержаться на определенной ступени восхождения и спуск на более низкий уровень. Мы не учитываем диалектику взаимодействия эволюции и инволюции в ее широком космическом смысле, не берем в расчет энергетический вариант этого взаимодействия. Без инволюции нет эволюции – истина, без усвоения которой трудно или просто невозможно осмыслить суть энергетики эволюции. Для того чтобы началась какая-либо эволюция, огненная искра духа должна войти или спуститься в инертную материю. Для духа это инволюция, для материи – начало эволюции. Таких «начал» много, ибо на каждой ступени эволюции находится свой тип материи и своя частота вибрации духа. И каждый раз при переходе на новый виток восхождения будет повторяться инволюционный импульс, иначе – в свою материю будет входить своя искра духа, которая своей энергией и своей частотой вибрации создаст разницу потенциалов двух основных противоположений, необходимую для работы энергии восхождения. Взаимодействие инволюции и эволюции и порождает нужные условия для самого восхождения. Но что есть искра духа? Известно, что дух как таковой в свободном состоянии в природе не существует. И потому роль этой искры, как правило, выполняет Высокая Сущность. Для того чтобы материя мира более низкого состояния обрела способность к дальнейшей эволюции и дальнейшему продвижению, Высокой Сущности, или Космическому Иерарху, нужно спуститься вниз, т.е. войти в инволюцию. Видение, возникшее перед глазами Елены Ивановны Рерих, отражало в доступных и ярких образах этот важнейший и сложнейший момент космической эволюции. Помните, Христос медленно спускается вниз, мимо тех, кто достиг уже определенной ступени восхождения. Он направляется туда, где у подножия лестницы стоят те, кто еще не поднялся на нужную ступень. Над ними еще не было тех огней, которыми светились поднявшиеся. Сама Елена Ивановна оказалась стоящей у подножия лестницы. Христос протянул руку, и над ней вспыхнул так нужный всем стоящим рядом огонь. Совершилось Великое Таинство космической эволюции, и началось ранее небывалое ее творчество.

Субъект эволюции, Высокое Существо, Космический Иерарх, или Великая Душа, как говорят в Индии, закончив цикл своих земных воплощений, может продолжать восхождение в Высших мирах. Но некоторые из них, владея энергетическими механизмами эволюции, добровольно вновь возвращаются на Землю, чтобы искрой своего духа начать новый этап, или новый виток космической эволюции человечества. Жертвуя собой, сознательно идя на инволюцию, они закладывают основание эволюции человечества. Сейчас трудно сказать, как реализуется эта сознательная воля Высокой Сущности. Какие существуют объективные и субъективные моменты, играющие основную роль в таком избранничестве. Эта тайна нам пока неведома. Возвращаясь в тяжелый и неустроенный мир Земли, Великая Душа приносит ту Великую энергию, которую так выразительно точно изобразил на своей картине литовский художник-провидец Чюрлёнис. Христос, которого по справедливости называют еще и Спасителем, напитал своей духовной энергией целую эпоху длиною в две тысячи лет. Она вписала в себя расцвет, а затем и упадок пятой расы. «Когда Христос, – напишет много позже Елена Ивановна, – мучился на Кресте, кто понимал, что старый мир кончился, и уже новая заря загорелась, и новый Бог вознесся над Землею?»38 Сознавала ли она, когда писала эти строки, что именно ей, Высокому Космическому Иерарху, было суждено выполнить подобную миссию? Вспоминала ли она, распятая на кресте между двумя мирами – плотным и Огненным – о том сине-серебряном огоньке, который зажег Христос над ее головой и передал вместе с ним ей, женщине, всю тяжесть и драматизм эволюционного поручения?

Учителя, продиктовавшие ей книги Агни Йоги, говорили о наступлении эпохи Матери Мира, о новом эволюционном витке, который напитает женская энергия, о том, что женщины сыграют главную роль в создании грядущего Нового Мира. Того Нового Мира, где сформируется шестой энергетический вид человечества, так непохожий по своим способностям и энергиям на представителей нашего, пятого вида. Она добровольно вернулась на Землю, чтобы расчистить дорогу этой шестой расе и создать для нее новый энергетический коридор эволюции. Она стояла на пороге этого Нового Мира, неся в себе новые и старые энергии, творя в себе, человеке пятой расы, нового человека шестой расы. Без этого творчества шестая раса не могла состояться. Ее слабые ростки, которые стали появляться на Земле в 40-е годы XX века, могли погибнуть без такой энергетической поддержки и подпитки.

Но было в ее пути нечто такое, что отличало его от пути Христа. Христос был на Земле Богочеловеком, оставаясь Сыном Божиим. И хотя Его босые ноги проповедника и чудотворца ступали по грешной земле, казалось, что ее плотная тяжесть не касалась Его. Его Божественная Ипостась устремляла Его к Небу, туда, где иные и дальние миры открывались Ему. Он говорил ученикам об удивительной красоте нездешних Миров. Он пребывал Сыном Неба и в том, какой нездешней красотой был наполнен, и в том, как жил и что говорил.

Перед ней же стояла иная, совершенно новая задача. Земная женщина, живущая обычной жизнью, она должна была через себя как бы спустить это Небо на Землю, чтобы сделать последнюю лучше, тоньше и энергетичнее. Этого требовал новый этап эволюции. Именно таким образом Земля могла коснуться Неба и войти в контакт с иными мирами, контакт, который был так необходим ей для дальнейшего продвижения. И Елена Ивановна должна была притянуть на обессиленную регулярным нарушением всех Космических законов Землю Высшие энергии, Высшие силы. Только это могло спасти планету, увести от неминуемой катастрофы. «Творчество, – читаем мы в одной из книг Агни Йоги, – проявляется на всем сущем, и ждущие энергии находят свои применения или в других циклах, или в других мирах и формах.

Так огонь Агни Йоги создает свои формы, трансмутируя силы вокруг себя. Так Тара (Е.И. Рерих. – Л.Ш.) устремляет течение и направляет Рукотворчество Новой ступени»39. И еще: «…Агни Йога утверждается как прямая связь с дальними мирами <…> Так носительница «Чаши Сокровенного Огня» даст планете нашей пламенное очищение. Так творчество психодуховности вкладывается в Новую ступень. Когда Космическая магнитная сила утвердит явление огней, тогда можно сказать, что близится Время Новое»40.

На планете Земля в XX веке в преддверии ее нового эволюционного витка начинался эволюционный эксперимент, впервые в истории человечества научно описанный и осмысленный.

Эксперимент проводили Космические Иерархи, те субъекты эволюции, которые могли на нее влиять и могли ею руководить строго в рамках Великих Космических законов. Они стояли на разных ступенях космической эволюции и были по-разному приближены к Земле. Но на Земле, внизу, принеся свою Великую жертву, оставалась она, русская женщина Елена Ивановна Рерих, жена и мать, от которой теперь зависела судьба космической эволюции планеты Земля. Но об этом тогда знали лишь самые близкие. И мало кто понимал, что с началом ее мучительного эксперимента над планетой загорелась заря Нового Мира. Но новый Бог не вознесся над нею. Над Землей встала она, Космический Иерарх и Великий Учитель…

«Урусвати (Е.И. Рерих. – Л.Ш.), – писал Тот, кто руководил космическим творчеством, – явит земли сочетание с небом. Урусвати явит красоты меру симфонией сфер. Урусвати явит луч Света, проникающий стены. Урусвати явит Щит, показавший течение Светил. Урусвати явит полет стрел духа. Урусвати явит постижение плотности материи по желанию духа. Урусвати явит пустоту мысли, не зажженной духом, ибо Наш путь – Земли во Дворец претворения» 41. И тут же: «Теперь растет новое понимание земного пути на Небо. Утвердить Храм можно лишь путем Земли. Когда тяжесть камней Храма с духа ляжет на Землю, вздохнем Все Мы. Урусвати чует. Урусвати знает. Урусвати явит. Урусвати явлена чудо на Земле зажечь. Урусвати Щита Нашего чистое покрытие надо соткать, потому говорю – “не мешайте Нашей Урусвати!»42     

В этих двух фрагментах из «Огненного Опыта» содержится все основное: и специфика переживаемого планетой этапа космической эволюции, и цели, стоящие перед Еленой Ивановной, которая пошла на мучительный и болезненный эксперимент, и, наконец, те достижения, которые принесет Земле труд Космического Иерарха, помещенного в тяжелые земные условия с целью их изменения.

Она согласилась на обычное земное воплощение без всяких скидок на грядущие тяготы и страдания. Эксперимент должен быть «чистым». От этой «чистоты» зависело качество того Нового Мира, на пороге которого все и свершалось. Это они, Иерархи и Великие Учителя, следили за развитием ее в детстве, навевали ей сны и видения, через которые она постигала себя и все, что было с ней связано. Они держали свой Щит над ней, стараясь уберечь от ненужных случайностей и облегчить ей жизнь. Они не могли оградить ее только от одного – от непонимания близких и окружающих. Те не верили в то, что она видела и что слышала. Ее главный Учитель и Наставник, Иерарх высокой степени, вел ее от детства до самых последних дней. Это тогда Он, много лет назад, стоял под деревом в утреннем саду, это Он соединял серебряной ­нитью ее сердце со своим, а потом явился ей в образе Светлого Мальчика. И Он же дал ей представление о той грандиозной космической задаче, которую она ­потом выполнит.

«Период от сорокалетнего возраста, – писала Елена Ивановна, – утвердился на новом достижении приближения к Наставнику и Учению Света. Наставник оявился сначала как Индус, но когда сознание ученицы расширилось и научилось вмещать, Прекрасный Облик начал постепенно изменяться и принял наконец Величественный Облик Космического значения – Владыки Мудрости и Красоты, Владыки Священной Шамбалы.

Вместе с расширением сознания получилась новая возможность приближения к Сокровенному Знанию и принятию Огненного Опыта и, наконец, участия в строительстве космическом и сотрудничестве с Великим Наставником, Владыкою Света»43.

Ее уникальные записи о «строительстве космическом», которые она назвала «Огненным Опытом», относятся к 1924 году, когда Рерихи жили в Дарджилинге и собирались в Центрально-Азиатскую экспедицию. Эта связь в пространстве и во времени, возникшая между самим космическим экспериментом и намечавшейся экспедицией, лишний раз подтверждает значительную эволюционную нагрузку последней, тайна которой еще до сих пор не раскрыта до конца.

Приступая непосредственно к эволюционному творчеству, Великий Учитель старался объяснить Елене Ивановне его суть и те трудности, которые встречаются и еще встретятся на ее пути. «Строение новых мировых комбинаций не протекает так легко. Центры упраздняемые пытаются затруднить усилия новых. Новая память образуется. Переживем грозу и ливень»44.

«На три отдела, – рассказывает Он, – разделяется Наша работа. Первый – изыскания улучшения земного плана. Второй – изыскания передачи людям этих результатов. Третий – изыскания способов сообщения с Мирами»45.

Она участвовала в формировании всех трех этапов, и в каждом из них присутствовали ее энергетика, ее боль и страдание. Сказать и написать обо всем этом было легко. Сделать – «неземно трудно», как писала она сама в одном из писем. Возможно, именно она, как никто другой, понимала значение Земли в этом космическом творчестве, и, пройдя через все, постигнув высокую Истину «человеческими руками и человеческими ногами», она напишет потом: «Но на Земле, как в Горниле, самые разнообразные энергии сталкиваются, притягиваются и уявляются на очищении и трансмутации в более совершенные, или тонкие, энергии под воздействием огня пробужденного духа. От таких столкновений и неожиданных соединений различных энергий нарождаются новые энергии, несущие новое творчество, новые возможности. Земля есть место испытания, искупления и великого творчества. Место последнего Суда, ибо тут совершается отбор. Запомните <…> что только на Земле мы можем приобрести и ассимилировать новые энергии или обновить состав своих энергий»46.

В этом состояла новая творческая концепция Космических Иерархов. Прежде всего Земля, опора на нее, низведение на нее Высших энергий. Только таким путем можно преобразовать плотную материю земного мира, утончив ее и повысив ее энергетический потенциал. Учитель называл этот процесс – «на Земле касаться Неба»47. Не уходить от жизни, не уходить от Земли…

«Высшая Директива – проявить Общение, не нарушая условий жизни»48, – говорил Он. Поворот космического творчества был новым и необычным. Он рушил прежние традиционные духовные наработки человечества и звал к новым высотам. Настал этап ускорения эволюции, и эволюционный коридор уже начинал сужаться. Ускорение требовало новых концептуальных подходов, новых методов. Скрытая от нас космическими тайнами и нашим собственным невежеством, творилась и развивалась не знающая пределов и границ Наука самого мироздания, самого духа и материи. Шло изумительное и фантастическое творчество одухотворенной материи, рождающей в бесконечном синтезе энергетические вспышки эволюционных озарений. Происходило открытие новых миров для Земли и на Земле. Землю снаряжали в новый путь к Новому Миру и Новому Человеку. И, как заклятие, звучали слова Космических Иерархов, обращенные к Той, которая взяла на себя всю земную тяжесть эксперимента: «Помоги Нам, помоги Нам, помоги Нам на всех путях. Новую связь Земли с Небом созидаем»49.

Нет необходимости здесь описывать весь ход грандиозного космического опыта. Лучи Космических Иерархов, как тонкие хирургические инструменты, формировали новую энергетику Елены Ивановны Рерих, в которой Земля сопрягалась с мирами иных состояний материи и иных измерений. И прежде всего с Миром Огненным, миром духотворчества, без которого невозможно было бы ни обновление Земли, ни новый эволюционный виток, к которому стремился одухотворенный Космос. На каждом шагу такого творчества возникали свои трудности, свои опасности. На одном из этапов Творцы поняли, что «лучи могут перейти в волны огня, сжигающего оболочку центров»50. В этом случае возникала смертельная опасность для самой Елены Ивановны. Можно было пойти по другому пути: передача путем накопления без воспламенения. Но тогда исключался принцип Красоты, создающийся на огненной основе. Иерархи понимали, что «сейчас без красоты нельзя подвинуть. Все можно претерпеть, лишь бы сохранить основание красоты… Явление огня надо уберечь, иначе костер духа может сгореть без смысла»51.

Нам не дано пока знать, как Они решили эту проблему – уберечь оболочки центров Елены Ивановны Рерих и сохранить огненное явление Красоты. Она прошла буквально по лезвию бритвы. Чего это ей стоило, знает только она одна.

Временами она испытывала огромные энергетические перегрузки. Каналы общения пробивались один за другим.

Канал связи с Учителем, ощущение Его Луча были давними и привычными. Но космическое творчество, подготовка новой ступени эволюции требовали ее общения со всеми Иерархами, которые находились в энергетическом центре планеты, называвшемся по-разному: Братство, Шамбала, Священная страна. Энергия их лучей была напряженной и временами вызывала боль во всем теле.

Именно тогда через вновь открытый канал общения стала поступать информация о внутренней жизни Братства, из которой она потом собрала книгу, дав ей имя – «Надземное». В 1946 году в одном из своих писем в Америку она как бы подведет итог совершенного ею: «Ведь наступающая Эпоха приоткроет и завесу над Миром Надземным. Многое станет очевидным и доступным земным чувствованиям <…> Границы между духовным и материальным, между земным и надземным начнут постепенно стираться, и люди еще при земной жизни будут сознательно готовить себе приложение в Мире Надземном. И сама земная жизнь не будет бессмысленным обрывком, но явится сознательным творчеством, выполнением и приложением принятого на себя задания в обоих мирах!»52   

Земля стремительно шла к новому эволюционному витку, и как будто откуда-то издалека доносился голос Учителя: «Мой Дом теперь в Пустыне, куда Мы собрались для построения Новой Эпохи»53.

Сведения о Братстве, которые мы встречаем в материалах сборника, новы и неожиданны и открывают малоизвестные нам стороны его деятельности. Раньше мы знали о жизни Братства из мифов и легенд. Новый канал дал возможность получить информацию о реальной его жизни, похожей и непохожей на нашу земную.

«Сад Мой полон кроме низеньких цветов и растениями длинными и тянущимися. Когда о погоде сомнения, многие растения вносятся внутрь. И на карнизах лестницы стоят цветы, и садовник старик уносит законченные растения <…> Красновато-желтая Башня соединена переходами с остальным строением. Издали строения можно принять за высеченные временем скалы, слегка покатые. Окна внешних стен можно принять за гнезда птиц. Пустыня не тронута кругом. Часто путник проезжает, не подозревая, но удивляясь поведению своего коня или верблюда. Животные поворачивают головы к безжизненным камням и даже пытаются повернуть туда, где как бы груды камней нагромождены. Некоторые даже видели надписи на стенах, но, конечно, приняли их за червоточины. Конечно, нежданный путник будет всегда отведен в сторону. Каждый что-то чует. Но житель пустыни привычен к голосам и огням пустыни»54.

Перед тем как Елена Ивановна посетила Братство, пройдя соответствующую подготовку, ей показали его Музей, уникальное собрание экспонатов, повествующих о космической эволюции нашей планеты. Там же, в крепких стенах Башен Священной страны, находился Камень, одно из самых таинственных явлений на Земле.

«…Камень покоится на подушке, которая лежит на основании из мрамора и отделена кругом металла Лития. Там, после ритма, молча напитываем пространство. Глубоко лежит это Хранилище, и многие не подозревают, как во время их сна Белое Братство сходит по галереям на ночное бдение»55. Это «ночное бдение» точно и выразительно изображено Николаем Константиновичем Рерихом в картине «Сокровище гор». Пещера, спрятанная глубоко под землей, огромные кристаллы горного хрусталя, таинственный золотистый свет, заливающий фигуры в длинных светлых одеждах, Чаша с пламенем в руках Главного и нечетко обозначенный предмет на «основании из мрамора». «Ночное бдение» есть очень важное энергетическое действие, приводящее в соответствие ритм планеты с Космическим магнитом. Энергетический ритм самого Камня есть ритм Космического магнита, или Сердца нашей Вселенной, которое находится в пространстве созвездия Орион. Энергетика Елены Ивановны Рерих была согласована с ритмами Космического магнита именно через этот Камень. Иначе эксперимент не состоялся бы. «Когда центры могут пламенно отражать волю Космического магнита, – сказано в одной из книг Агни Йоги, – тогда психодинамика духа соединяет планы Высшие с планетою»56.

Дыхание, или ритм, Космического магнита определяет зарождение и умирание Вселенных. Поэтому любое космическое творчество должно идти в его режиме, иначе оно не принесет желаемых результатов. В Камне, сообщал Учитель, «заключена частица Великого Дыхания – частица души Ориона. Явил смысл Камня. Указал на Сокровище Великого Духа. Урусвати, надо приобщить Камень к твоей сущности. Камень, находясь при тебе, ассимилируется с твоим ритмом и через созвездие Ориона закрепит связь со своим сужденным путем»57.

На этот раз эволюция вручила Камень, или Сокровище Мира, женщине. Ибо над новым витком космической эволюции всходила голубая звезда Матери Мира и с именем женщины начинался Новый Мир.

Основной этап космического эксперимента, несмотря на все трудности и опасности, завершился благополучно в середине 1924 года. Второго июня над планетой прозвучал взволнованный голос Учителя: «Хр[истос] зажег голубой огонь. Хр[истос] послал крест… Никогда так не пахли Лилеи, и Будда облекся в лиловое одеяние… Праздник Урусвати – Наш Праздник…»58  

Планета голоса не услышала. Но Та, Единственная, все поняла. Царственный обруч Братства коснулся ее головы. «Урусвати, над тобою Наш Обруч с Камнем»59.

 

 

II

 

С этого момента Елена Ивановна Рерих вступила на путь героического творчества, который продолжался всю оставшуюся ее земную жизнь. Этот путь проходил рядом с маршрутом Центрально-Азиатской экспедиции и был неразрывно связан с ним. Этот путь оставался с ней, когда в конце 1928 года Рерихи по совету Учителя переехали в древнюю гималайскую долину Кулу. Именно там ее Огненный Опыт разовьется до неземных высот и станет основой ее участия в космическом строительстве, или сотворчестве с Великим Учителем и Космическим Иерархом. Там, на уединенной вилле, расположенной на горном склоне над поселком Наггар, шла работа, скрытая от посторонних глаз, но имевшая самый важный смысл для нашей планеты и ее будущего. Там складывалось это будущее, там творился Новый Мир и готовились необходимые условия для возникновения Нового Человека. Там действовала сама эволюция, создавались основы нового мышления человечества ХХ века, закладывался энергетический фундамент его преображения и расширения его сознания.

Со стороны же все выглядело самым обычным образом. На вилле, которая была куплена у раджи Манди, поселилась семья Рерихов. Хозяин виллы, известный художник Николай Константинович Рерих, вскоре уехал в Америку, где находился Музей его имени. Там же с ним были и его сыновья Юрий и Святослав. На вилле оставалась только супруга художника Елена Ивановна Рерих. С первых же дней за приехавшими установилась слежка. Английская разведка колониальной Индии, видевшая в каждом русском советского шпиона, подозревала в этом же и самого Рериха. Раджа Манди, у которого была куплена вилла в Наггаре, пытался вернуть деньги и ликвидировать продажу. Он посылал Елене Ивановне грозные письма с требованием принять обратно деньги за покупку. Колониальные власти не хотели впускать Николая Константиновича обратно в Индию, и тяжба эта растянулась на три года. Елена Ивановна беспокоилась за мужа и скучала по сыновьям. Вилла Рерихов привлекла к себе внимание местной знати. В дом зачастили визитеры, которых вежливо принимала хозяйка. Время от времени она наносила ответные визиты, ибо старалась поддерживать с соседями дружеские отношения. Она делилась с ними впечатлениями от экспедиции, в которой принимала совсем недавно участие, и рассказывала о планах создания научного Института Гималайских исследований. Для Института покупались близлежащие земельные участки, на которых собирались возводить нужные здания. Посетители, и особенно посетительницы, жадно слушали хозяйку, ахали и удивлялись. Наверное, они бы еще больше удивились, а может быть, и поразились, если бы увидели дневник Елены Ивановны.

«30 [июня] – 1 июля. Ночь теплая – дождь. Долго не могла уснуть, находилась под впечатлением необычайной беседы Владыки М. Чувство радости и огромной ответственности. Мучительное желание оправдать великое доверие Владыки наполняло все мое существо. Продолжительное время ощущала воздействие Лучей – вибрации постели и тела. Слышала многие ответы на свои вопросы, но не записывала. Под утро слышала и записала, но запись неразборчива <…> Сердце работало плохо, душно, должна была принять строфант. Как всегда, лежу головою на ледяных мешках, также в ногах лежит мешок <…>

К вечеру духота усилилась – очень трудно, во время беседы с Влад[ыкой] натирала нос и рот ментолом.

Беседа у Кресла Владыки.

– Может Урусвати записать Мою Тайну отдельно. Вижу в письмах Моих наследие человечеству в дальние миры. Но должно человечество прежде переродиться и осознать все беспредельные размеры. Через день скажу об Архате и Его сердце. Моя Урусвати, тебе тайник открою. Творит Ф[уяма] (Н.К. Рерих. – Л.Ш.), чистый Ф[уяма] сознание направляет. Будем радоваться.

– Справедливо ли утверждение Мrs Al. Cleather, что женщина не может быть full Adept60?

– Нет, Матерь Мира – Наша Глава! Примеры жриц могут пояснить. Мужчина должен проявляться в видимом, женщина – в Невидимом.

– Правильно ли мое чувство относительно моих воплощений?

– Твое чувствознание правильно, но много сложного в жизни»61.

И еще:

«Ночь на 11 июля. Новолуние, ночь очень душная, но томление, когда легла в постель, прошло. Видение Руки Влад[ыки], державшей и двигавшей какими-то инструментами цилиндрической формы с расширяющимся дном. Заснула скоро. Просыпаясь, видела рассыпающееся облако черных искр, но оно покрылось радужным сиянием сильного света. Воздействие Лучей Владыки кратко, но повторно, слышала мало <…>

Вечером. Беседу о Беспредельности и Шамбале закончил Вл[адыка] обращением к моему детству.

– Когда дух девочки может ощущать Братьев человечества, тогда имя того духа – светоносный меч. Когда дух может чуять с детства, что Братья человечества сущее перерождают, тогда дух несет имя светоносное.

Вл[адыка] дал объяснение видения.

– Видение Урусвати Наших сосудов для конденсирования праны – важный опыт. Широкое поле сеет Ф[уяма]. Широкое поле украсит Урусвати»62.

Дневник был из другой жизни Елены Ивановны, той, которая была недоступна ее гостям и посетителям, не подозревавшим даже, чего стоили хозяйке виллы их посещения.

Дневник 1929 года, и особенно тот его фрагмент (июль – октябрь), который предлагается читателю, свидетельствовал о дальнейшем продвижении Елены Ивановны по пути космического преображения. Она, готовя энергетическую основу преображения человечества и его перехода в новый энергетический вид, сама продолжала преображаться, беря одну за другой высокие ступени космического восхождения. Через нее космическая эволюция демонстрировала со всей убедительностью возможности подобных достижений для человечества в целом. Дневник Елены Ивановны уникален и экстраординарен. В нем, впервые в истории человечества, шаг за шагом был описан процесс земного преображения, протекавший в тесном сотрудничестве с Высшими Силами.

В Учении Живой Этики содержалась одна важная мысль – эволюция человечества не может продвигаться без сотрудничества с этими Силами, без сотрудничества с Высшими Мирами. История планеты наполнена знаками такого сотрудничества.

Об этом писали русские философы Серебряного века. Великий Соловьев называл это теургией.

Теургическое творчество воочию совершалось на вилле, расположенной в глухой гималайской долине и ничем особенным не выделявшейся на общем фоне.

Над виллой и горами плыли туманы, шли дожди, ярко светило солнце или восходила луна, день сменялся ночью и наступал новый день, над ней в ночи сверкали звезды и неизменно светилось созвездие Орион. Вместе с горным воздухом на виллу проникали вещие сны, приходили видения, звучали неслышные другим голоса, долетали слова, и только она, Елена Ивановна Рерих, все видела и слышала. Через виллу текло Большое время, в потоке которого вершились в тиши важные дела. И поэтому далеко за полночь на склоне горы светилось единственное окошко комнаты, где жила и трудилась та, которой Космические Иерархи доверили свое сотрудничество. В комнате стояло кожаное кресло, в котором иногда сидела она, но которое, по ее мнению, принадлежало Учителю, или Владыке. У этого кресла шли беседы, которые потом выливались в стройную систему Живой Этики, ставшую основой нового космического мышления на планете. Дневник Елены Ивановны дает нам возможность оказаться в лаборатории этого удивительного творческого процесса. Тогда, в 1929 году, Учитель и его сотрудница складывали одну из самых важных книг Учения – «Беспредельность». Многое из того, что мы найдем в этих беседах, будет нам знакомо, но немало мы прочтем впервые.

«Книга Урусвати, – записывала Елена Ивановна слова Учителя, – человечеству дар. Утверждаю: дар духа и приближение огня дадут человечеству новую начертанную линию, ведущую к высшим проявлениям духа»63.

Вот это приближение Огня, или Высшей энергии, происходило там же, в той же лаборатории. И там поздними вечерами звучал голос Учителя:

«Когда Мы дали Нашей Урусвати поручение вести человечество на новую ступень, то явление Нашей сподвижницы так высоко, что приравнять всякое медиумистическое проявление будет равно капле мутной воды в огненной Чаше. Потому скажу – выявление понимания высоких огней приведет на высоту чистого огня. Носительница Чаши огня даст новую ступень человечеству. Тебе, Нашей сподвижнице, шлем Нашу мощь»64.

Чаша Огня, чаша Высших энергий, должна была возжечься в самой ее носительнице. Эксперимент с огненными энергиями, как мы знаем, начался в 1924 году и закончился успешно. Тогда у Елены Ивановны открылись огненные центры. Теперь перед ней стояла задача зажечь в себе огни Высшей энергетики. Именно они преображали плотное тело Елены Ивановны в тонкое, способное пропустить и ассимилировать такую энергетику. В земных условиях менялось ее тело, и она становилась источником преображающей энергии для остальных, тех, кто мог усвоить эту энергию.

«Преображение, – говорил Учитель, – является Нашим прекраснейшим основанием Космического слияния. Ту степень Космического преображения, когда человек завершает земной путь, Мы называем Космическою радостью. Явление завершения – самое трудное достижение. Трансмутация на высших сферах гораздо легче»65.

Там, в Кулу, в 1929 году Елена Ивановна проходила самый трудный этап своего космического пути. Ни внешние, ни ее внутренние обстоятельства не очень благоприятствовали ей в этом. В тот год рядом с ней не было близких, вести от американских сотрудников оставляли желать лучшего. Непонимание, которое царило в их среде, продолжалось. Они конфликтовали друг с другом, ревниво относились к Святославу Николаевичу, не упуская случая каждый раз больно задеть его. Это заставляло даже Учителя говорить в их адрес резкие слова. Все это крайне огорчало ее и выводило из колеи. Раджа Манди продолжал настаивать на расторжении сделки на покупку виллы и слал письма с различными требованиями. Она жила в мире, где никто не мог понять, что с ней происходит, никто не желал осмыслить ту гигантскую космическую задачу, которая перед ней стояла. Она знала, что так будет, но теперь уже ничто не могло ее остановить. Учитель стал ее опорой и утешением. Ее меняющаяся энергетика все больше и больше, в синтезирующем процессе, сливалась с Его. Только так могло продвигаться взаимное космическое творчество, творчество Нового Мира, Нового человека. И если Учитель поддерживал и помогал Елене Ивановне, то и она в отношении Учителя делала то же самое.

«Когда Братья человеч[ества], – говорил он, – испытывают скорбь о живущем в сознании человечества их облике, они лишь могут сказать: строите ваши гипотезы по явленным вами призракам. Мы ведь призраки человечества. Но когда утвердит дух Наше существование, тогда из призраков станем Огненными Воплощен[иями]. Урусвати знает, Урусвати свидетельствует»66.

Она физически жестоко страдала от того, что с ней происходило. Она писала в дневнике об этом каждый день – о сбоях в сердце, о воспалительных процессах, о болях в нервной системе, о мучительных резях в суставах. Она писала об этом не для того, чтобы кому-то пожаловаться. Она наблюдала за собой как исследователь, и эти наблюдения дадут науке со временем бесценный материал, связанный с энергетикой человека и процессами его преображения. Они дадут будущему человечеству свидетельства взаимодействия Высшей энергетики с земной, что явится важнейшим моментом в деле изучения эволюционных процессов. Елена Ивановна на себе испытывала все несоответствие высоких вибраций Огненного Мира с низкими вибрациями плотной материи. Энергетика эволюции не существует сама по себе, она персонифицируется в человеке. В ХХ веке таким человеком стала Елена Ивановна Рерих.

Ее тяжелейшая работа не знала отдыха. Днем и ночью звучали голоса, возникали слова, вспыхивали видения. От усталости она не всегда могла расслышать эти слова. Те, что слышала, иногда к утру забывала. Ее мужество было столь высоким и несломимым, что Космические Иерархи дали ее труду и подвигу самую высокую оценку, и особенно Тот, что находился рядом с ней и был связан с ней серебряными нитями Космического Сотрудничества.

«Самое великое достижение явлено Нашей Урусвати, и много высоких духов сгорали от невозможности вместить все огни в земной оболочке»67, – отмечал Учитель. Она вместила в себя в это время четырнадцать Высоких огней. Огни эти творили Новый Мир планеты и нового ее человека. Она иногда теряла уверенность в себе – правильно ли она поняла Учителя, верно ли она поступила, не загубила ли она то, что так мучительно и долго постигала.

«Психодинамика духа Урусвати трансмутирует, как самый насыщенный огонь»68, – утверждал Учитель. – «Урусвати исполняет поручение Владык»69.

«Владыка, Вы так меня возносите, но где же мои силы?.. – отвечала она. – Мне кажется, что я слепа, глуха и нема, и так тяжко пребывать в бездействии»70.

«Яви себе справедливость, – настаивал Учитель. – Путь завершения прекрасен, но нелегок»71.

Эти диалоги, так по-человечески понятные и такие реальные, как бы приближают к нам Великие образы, делают их доступнее для нас.

«Я говорю, Я торжественно утверждаю, когда даем Миру приношение, то на подвиг посылаем самых близких. Могу утверждать, что мира путь – путь пространственного огня. Дал вам Мою мощь. Имеет Урусвати Мой огонь! Имеет Ф[уяма] Мой меч! Психожизнь Моих дел – твой огонь! Без тебя не было бы строительства! Наш Ф[уяма] – огненное действие!»72говорил Учитель.

У Елены Ивановны – огонь, у Николая Константиновича – огненное действие. Эта мысль о великом значении творческой гармонии двух начал, женского и мужского, проходит через высказывания Учителя на протяжении всего дневника.

Именно Николай Константинович превращал или даже преобразовывал огненную энергетику Елены Ивановны в земное действие, в земное творчество, без которого невозможна была бы на планете ступень Нового Мира. И в этом сочетании «Учитель – Елена Ивановна – Николай Константинович», очень напоминающем творческую троицу, каждый занимал отведенное ему место. Через Николая Константиновича и его художественное творчество на землю шла энергия той Красоты, без которой нет эволюционного продвижения.

«Права Урусвати, – подтверждал Учитель, – прекрасная Истина в Красоте! Космос утверждает на этой формуле эволюцию. Космос направляет мир к овладению Красотою. Да, истинно, Матерь Мира обладает Магнитом Красоты, и там, где пространственный огонь собрал утверждения своих форм, там явлен огонь духа»73.

Яснее трудно сказать. Огонь духа рождает Красоту форм, чувств и мыслей. Словом, все то, с чего начинается и продолжается эволюция человечества.

«Красотою и сердцем создаются миры»74. И еще: «Я утверждаю Красоту»75, – говорил Учитель.

Процесс преображения продолжался. Высшие энергии вливались в Елену Ивановну и давали знать о себе вибрациями. Она ассимилировала их и синтезировала и, несмотря ни на что, продвигалась к намеченной цели. Перед ней стояла сложнейшая задача – преодолеть в себе двойственность: земное и небесное надо было свести воедино, устранить ту разделенность одного с другим, которая делала ее жизнь мучительно раздвоенной, а тело заставляла страдать от ощущения их несоответствия.

«И как Луч передо Мною стоит Таинство Бытия! Тот Луч, который соединяет путь тысячелетий. Тот Луч, который претворяет тысячелетия в один миг перед новым путем. Тот Луч, который превращает земные загадки в высшие Законы. Тот Луч, который превращает земную ношу в сияние красоты Космоса»76.

Это опять Учитель. Вряд ли мог кто-либо, кроме Него, так ярко, красиво и точно обрисовать тот этап пути преображения, перед которым стояла тогда, в 1929 году, Елена Ивановна Рерих. Ей предстояло превратить «земную ношу в сияние Красоты Космоса».

Различные энергии, которые воспринимала Елена Ивановна, постепенно «притирались» друг к другу, сливались в гармоничное целое, и возник момент, когда перед ней стал вопрос – «быть или не быть». Энергетика высшая в этом синтезе победила низшую, высокие вибрации одержали верх над низкими. Земной путь сотрудницы Космического Иерарха был завершен, она отрывалась от земли, зажженные в ней огни притягивались к огненным Высшим энергиям. И тогда Учитель обратился к ней:

«…Моя Урусвати, мощь будущей жизни являет планетные пространства малыми для синтеза творчества твоего <…> Так сконденсирован Синтез Чаши, что не должен быть проявлен в одной области. В твоей завершающей жизни лежит, как камень основания, подвиг Матери Мира. Ты создашь ту психожизнь в творчестве около явленных сфер. Ты должна остаться, это столетие нуждается в подвиге твоем. Никто не мог заменить тебя! Величайшее Космическое знамение!»77   

«Ты должна остаться» – слова величайшей эволюционной значимости. В этой последней земной жизни ей еще предстояло немало сделать. И перед ней вновь чередой проходят ее прошлые воплощения: Индия, Египет, Франция. Слова Учителя звучали как приказ – «Ты должна остаться». И она осталась. Никто не мог заменить ее на Земле, никто, кроме нее, не прошел такой длинный и трудный путь во времени и пространстве земной истории. И этот путь, длиной в тысячелетия, подготовил ее к тому самому важному, что суждено было ей свершить в ХХ веке. Ее раздвоенность между мирами – Огненным и земным – кончилась. Она осталась на Земле, но уже не принадлежала ей. Первая ступень опыта Космических Иерархов завершилась и принесла невиданный результат – на Землю ступила женщина нового энергетического вида, с иным телом, с огненной энергетикой, но с поврежденным сердцем, которое было необходимо все время поддерживать. Она стала провозвестницей наступления Новой Эпохи и прихода Нового человечества, ее собственное преображение и новая энергетика способствовали переходу планеты на новый эволюционный виток. Теперь от самого человечества зависело, совершит ли оно этот переход или нет.

Этого грядущего Нового человека В.С. Соловьев и Учитель называли Богочеловеком, иными словами, тем, в ком высшее преобладало над земным.

«О Богочеловеке, – разъяснял Учитель, – так много говорят, стремясь к обоготворению. Сколько есть памятных записей, указующих на Образы устремленных к Высшим Мирам. Но как тускло представлены они в сознании людском! Богочеловек, только ушедший в иные миры! Но Мы – Братья человечества – ищем и утверждаем Богочеловека на Земле. Все Образы Мы чтим, но особенно Облик Богочеловека, который несет в сердце полную Чашу, готовый к полету, но несущий на Земле Чашу. Отвергая свое назначение, он напрягает огненное существо. Творя назначение, человек утверждает Космический Магнит. Богочеловек – творец Огненный! Богочеловек – носитель огненного знака новой расы. Богочеловек горит всеми огнями – так включите в рекорды о Богочеловеке. Архат – Агни-Йог – Тара – так внесем. Урусвати, новая ступень наступает. У Архата и у Тары цепь творческая сомкнулась. Сколько невидимо прекрасного явлено»78.

На излете 20-х годов ХХ века таким человеком стала Елена Ивановна Рерих, пройдя через мучительный путь собственного преображения. Она несла в себе не только огни Высшего Мира, но и ту Красоту, преображающая сила которой творит Новые Миры.

«Когда Тара Света, – сказал Учитель, – озарит мир дальними мирами, она водворится как явление Красоты. Когда Тара Сердца озаряет мир любовью, тогда она утверждается явлением Красоты. Скажу – живешь и будешь жить, как символ Красоты»79.

Елене Ивановне было назначено собрать шестую расу, знаменующую собой тот Новый Мир, который творился Космосом в сотрудничестве с Землей. Пример Елены Ивановны был очень важен, ибо он убедительно показал, что Новый Мир и Новый Человек, в эволюционном смысле, могут быть сотворены только в теургическом сотрудничестве с Высшим. Все то, что возникало на планете в ХХ веке с зовущим названием «Новый», но с полной оторванностью этого «Нового» от Высших Сил и Высшего Мира, являлось не более чем иллюзией, задерживающей наше движение к подлинно Новому Миру, к истинно Новому Человеку. Иллюзия оказалась всесильной и завела в тупик миллионы людей, которые до сих пор не выбрались из него и реально еще не осознали, что значит новый виток эволюции, который несет Земле Новый Мир и творит Нового Человека.

19 октября 1929 года в «Беседе у Кресла Владыки» Учитель сказал Елене Ивановне следующее: «…тебе, Нашей Урусвати, дано поручение очистить планету от заблуждений. Потому человечество должно будет учиться на великом опыте. Все насильственное, все грубо показное, все физически проявленное уступает тонкому принципу. И потому начало Новой расы закладывается на проявленном, утвержденном принципе огня на Земле. Потому творческий синтез Нашей Урусвати будит сознания. Я – Майтрейя, говорю: Новая раса утверждается огнем, утвержденным творчеством синтеза Лотоса Урусвати. Каждая новая Космическая сила передается – да, да, да. Так невидимо входит в бытие человечества новая сила»80. Человечеству оставалось лишь только понять, что произошло. К сожалению, как всегда, этого не случилось. В результате на Земле в ХХ веке создалась сложная и тяжелая ситуация. Старый мир уже энергетически отжил и поэтому не соответствовал задачам космической эволюции. Однако суть творчества Нового Мира человечество еще не осознало. Поэтому переходный период от старого к новому затянулся, что привело к возникновению кризисной ситуации в важнейших областях человеческой деятельности.

Хочу предупредить читателя, что чтение части дневника, включенного в данное издание, занятие не очень легкое. Там каждая фраза несет глубокий смысл, утрата которого может обеднить восприятие самого текста. С особым вниманием необходимо отнестись к текстам самого Учителя, в которых содержится немало нового и поучительного, касающегося главной проблемы, связанной с ролью и самого Учителя, и Елены Ивановны в подготовке энергетических условий для Нового Мира и Нового Человека на нашей планете.

Известно, какое большое внимание уделяли Учитель и Елена Ивановна проблемам науки вообще, становлению ее методологии и новым тонко-энергетическим исследованиям. На основе информации, сообщенной ей Учителем, Елена Ивановна составила две интереснейшие работы, которые также включены в этот сборник. Одна называется «Космологические записи», другая – «Изучение свойств человека». Обе тесно связаны друг с другом и проблемами, отраженными в дневнике.

Работы эти были сделаны по указанию Учителя. «Моя Книга знания, – говорит Учитель, – находится в твоем (Елены Ивановны. – Л.Ш.) владении. Книга эта содержит Знание всеобъемлющее и Науку Будущего»81. В первой из них рассматриваются особенности космического магнетизма, космических ритмов и новых космических энергий.

«Ур[усвати] положит основание Изысканиям научных подходов к изучению свойств человека в связи с Космическими Лучами и Токами»82.

Этому изучению свойств человека посвящена вторая работа, представляющая, на мой взгляд, бесценное методологическое пособие для современного, достаточно духовно развитого и находящегося на хорошем уровне сознания ученого. Работа содержит подробный план направлений новой науки. «Без уявления Института Изучения, – сказано в вводной части, – скрытых сил и свойств человека и взаимодействия и взаимозависимости Микрокосма от Макрокосма не осуществится Новая Эра. Новая наука о силах и свойствах человека должна войти в жизнь»83. Собственно, Институт Гималайских исследований был создан в долине Кулу также по плану Учителя и работал на основе Его концепции. В этом нет ничего удивительного, ибо все, что делали Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи и их сыновья, имело в своем основании творческие замыслы и планы самого Учителя. Институт Гималайских исследований был первой ступенью, началом грандиозного Института Человека, имевшего своей целью не только теоретические исследования, но и практическое применение знаний, полученных в этих исследованиях. «Человек, – утверждал Учитель, – уявлен восприемником всех Сил Космоса, но вместе с тем он является преобразователем их в полезные или вредоносные воздействия соответственно его нравственному развитию»84. Уровень нравственного развития был главным концептуальным моментом в науке Нового Мира. Деятельность института, с которым сотрудничали крупнейшие ученые мира, такие как А. Эйнштейн, Д.Ч. Бос, Л. Бройль, Н.И. Вавилов и другие, прекратилась в связи со Второй мировой войной. После войны он так и не был восстановлен.

В данный сборник также включены письма Елены Ивановны Рерих в Америку за 1945–1955 годы. В них продолжается главная тема дневника, но уже несколько в ином плане. К этому времени проблемы собственного преображения Елены Ивановны были решены, и для нее началось не менее трудное время – время активного сотрудничества с Космическими Иерархами в деле космического созидания.

Подробностей этого процесса она не сообщает. В письме от 16 сентября 1953 года она пишет: «Переустройство закончилось, и теперь все мои «узелки» – центры должны крепнуть».

Она очень уставала и от сотрудничества с другими планами, или иными мирами, и от участия в космическом творчестве. Но эволюция требовала от нее этого участия, и ощущение усталости временами сменялось чувством счастья, что она многое может и многое умеет.

«Но мне очень трудно сейчас, – писала она, – особенно эти дни, когда весь мой организм находится в таком напряжении из-за сотрудничества с В[еликим] Вл[адыкой] в Космическом Строительстве и Созидании. Объяснить мое внутреннее состояние и участие в таком сотрудничестве никому не могу, да и ни к чему, сочтут за сумасшедшую и осудят, что повредит книгам Учения и многому другому. Но должна сказать – мне трудно оявляться с людьми из-за полной оторванности от земного притяжения, ибо порой, как говорит Вел[икий] Вл[адыка], лишь одна десятая моего существа участвует на земном выявлении. Если скажу, что принимаю участие в битвах с лучами появившегося на горизонте Светила, крайне ядовитого и опасного для нашей Земли, ход которого необходимо отодвинуть от орбиты нашей планеты, не покажется ли это страшной самонадеянностью и просто наглостью и, прежде всего, небылицей? Вы спросите, как я знаю это? Конечно, благодаря Вел[икому] Вл[адыке] мне дают пояснения непонятных видений и разных трудных переживаний в связи с ними. Так, недавно, уже в постели, я увидела на горизонте новое, ярко горевшее светило, как солнце, и невидимое, конечно, земным зрением, и мне стало тяжко от прекрасного света, но я не поняла, что это и было светило, против которого действовала и моя магнитная сила. Для этого потребовалось пояснение В[еликого] Вл[адыки]. Если довести до земного сознания Сотрудничество Космическое, то счет дней земного существования стал бы краток. Вибрации Космического Сотрудничества настолько разнятся от земных, что они не могут быть восприняты нашим физическим мозгом без его разрушения. С такими ограничениями нужно примириться»85.

Она работала в невидимом пространстве иного, более высокого измерения. Для земного сознания это могло показаться фантазией, выдумкой. Поэтому так осторожно и бережно она приоткрывала таинственную завесу над космическим строительством. Одушевленный Космос жил, дышал и творил. Звучали недоступные земному уху вибрации, происходили события, неуловимые земным глазом. Сдвигались и уходили в непознанные глубины пространства иных измерений энергии. Строители Космоса творили в видимом и невидимом. Шло проявление невидимого мира, столь необходимого теперь для земной эволюции, для Нового Мира. И без той, которая, оставаясь на Земле, пропускала через себя новые лучи и новую энергетику эволюционного процесса, вряд ли можно было бы обеспечить нужное его течение и необходимый его результат – утончение плотной материи и обретение человеком новых свойств и способностей.

«Конечно, – пишет она вновь, – мое Космическое Сотрудничество страстно утомляет меня. Но радостно сознавать, что можно оказать помощь нашей Земле. Много энергии, сил уходит на сдерживание разбушевавшихся стихий и на локализацию их в стороне от местностей, наиболее охраняемых. Также и ассимиляция новых Лучей и в их новой комбинации тоже не происходит легко. И слабость, и боль в моих ногах являются свидетелями таких тяжких ассимиляций. Но и это входит и в Служение, и в вооружение. Новые Лучи, ассимилированные определенными духами на Земле, дают возможность пользоваться этими Лучами и постепенно прививать их нашим землянам с большей пользою для них»86.

Она участвовала не только в ассимиляции новых лучей, но и в установлении новых ритмов земной энергетики. Новый этап эволюции требовал новых энергетических условий и ставил перед человечеством новые задачи, важнейшей из которых являлось приближение и познание невидимого, осознание роли иных миров в земной действительности и вступление с этими мирами в сознательное сотрудничество. Мир надземный и мир земной должны были соединиться в этом сотрудничестве и принести земному человечеству более широкое понимание пространств различных измерений и влияния надземного на земное.

«Именно здесь, на Земле, – писала Елена Ивановна, – мы должны понять и ощутить нашу жизнь в Трех Мирах. Без такого осознания нашего участия в жизни беспредельной мы никогда не выберемся из старой колеи ограниченного мышления»87. Она все реже и реже отвечала вовремя на письма сотрудников из Америки. Она пыталась объяснить им причину этого. Но там, по ту сторону океана, ее не совсем понимали.

«Космическое Сотрудничество это, – объясняла она, – особенно ценно, пока я нахожусь в физической оболочке и оявленной на огненном ее очищении на земном плане. Такое сотрудничество особенно мощно по результатам, ибо, истинно, оно безгранично возможностями для ускорения нашей эволюции»88.

Но земные дела не оставляли ее ни на минуту. Она беспокоится о картинах Николая Константиновича, попавших в руки предателя Хорша, торопит сотрудников в Америке с переводом и публикацией книг Живой Этики, улаживает конфликты между ними, занимается комитетами Пакта Рериха и многим другим, что окружающие бездумно перекладывали на ее плечи. Ей становится все труднее и труднее жить среди людей. Она вновь и вновь объясняет своим сотрудникам, что «никто не может заменить меня в этой работе (Космическом Сотрудничестве. – Л.Ш.) с В[еликим] Вл[адыкой], ибо для такой работы нужно пройти не только через открытие всех центров, но и через огненную трансмутацию их и всего существа и уявиться уже на разъединении своих трех тел»89. Ей уже 75 лет, и она знает, что ее земная жизнь становится все короче и короче. Идет важная информация от Учителя, и она только успевает ее записывать и беспокоится о том, что не укладывается в срок, чтобы привести записи в порядок. Она стремится напомнить тем, на чьи письма приходится отвечать, о Красоте, ведущем начале всей эволюции миров, о наступающем Новом Мире. «Высокая духовность, – отмечает Елена Ивановна, – есть ярая любовь ко всему Прекрасному»90. И вместе со всем этим в ней живет, не умирая, мысль о возвращении на Родину. Она понимала, что там нужна более чем где-либо. Однако обстоятельства не благоприятствовали возвращению. Она живет надеждой, что в России наступит время перемен. Но Учитель откладывает ее поездку вновь и вновь. В 1950 году Он называет желанную дату: 1953 год. Пришел этот год, умер Иосиф Сталин, и казалось, что теперь все быстро разрешится. Но все опять стало неопределенным, и Учитель не хотел рисковать ею. Она ловила каждую весточку с Родины и, как бы утешая себя, писала: «Одно незыблемо – Лучшая Страна (СССР. – Л.Ш.) – победна во всем»91. Она была полна планов, которые хотела осуществить на Родине. Она обсуждала их с Учителем, ибо это были их общие планы. Отголоски этого мы слышим в ее письмах. Когда у ее американских сотрудников появилась идея создать Фонд Николая Константиновича Рериха, Елена Ивановна корректно, но твердо написала: «Рерих Фаунд[ейшэн]92, конечно, получит основание и развитие в своей стране. Хорошо, что Дедлей уже думал о таком Учреждении, но развитие его нуждается в совершенно иной обстановке» 93.

«Вы знаете, – писала она двумя годами раньше, – насколько В[еликий] Вл[адыка] ценил картины Н.К. (Н.К. Рериха. – Л.Ш.) <…> как называл его лучшим современным художником, как хотел утвердить его искусство по ­всему Миру, чтобы напитать души, ищущие и жаждущие Красоты. И конечно, В[еликий] Вл[адыка] имеет План, как собрать картины, как создать Памятник такому исключительному Художнику, Мыслителю и представителю великой человечности в эпоху наибольшей бесчеловечности»94.

Надежды Елены Ивановны и Учителя частично сбылись в «своей стране». В 1989 году по инициативе Святослава Николаевича Рериха, младшего сына Елены Ивановны и Николая Константиновича, в Москве был создан Советский Фонд Рерихов, затем в 1997 году открылся Музей имени Н.К. Рериха, и в юбилейный 1999 год перед музеем был установлен бронзовый памятник Николаю Константиновичу и Елене Ивановне, великой русской женщине, поднявшейся на высокую ступень космической эволюции и ставшей в силу этого сотрудником Космических Иерархов в их вселенском творчестве. Это она, пройдя тяжелый путь преображения, смогла ощущать каждую новую энергию, приходящую из Космоса. Она приводила ее в соответствие с эволюционным процессом и давала этому процессу на планете свой энергетический импульс. Она находилась в энергоинформационном взаимодействии с Братством, Космическими Иерархами, иными мирами и, наконец, Космическим Магнитом. Ее земное тело, измененное и утонченное экспериментом, уже не смогло существовать так, как существуют остальные земные тела. Оно стало телом шестого энергетического вида и потребовало новых условий, но старый мир, доживающий свои последние космические мгновения, не смог их ей предоставить. В болях и страданиях она будет прокладывать людям земной путь к высотам космической эволюции. Они, эти люди, и не подозревали даже, что без нее Земля не совершит переход на новый виток эволюции, а человечество не получит нужную энергию для дальнейшего продвижения.

Но земные горести не миновали ее. Она потеряла мужа, глубоко ею любимого и почитаемого. Николай Константинович Рерих, великий художник, мыслитель и ученый и ее неизменный сподвижник, умер в декабре 1947 года. «Светлые духи, – писала она в одном из писем, – уходят перед наступлением тьмы, и Облики Их остаются единственными Светочами во мраке грядущих бедствий»95. И потом еще через два месяца: «Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотою этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и Надежду Мира – Сокровенную Шамбалу»96.

Еще долго после его ухода земная лютая тоска сжимала ее космическое сердце. Вместе с сыном Юрием Николаевичем она покинула гималайскую долину Кулу в надежде вернуться на Родину и еще поработать на благо «Лучшей Страны», как она называла Россию. Они приехали в Бомбей и стали ждать парохода оттуда. Но пароход все не приходил, а когда появился из тумана Бомбейской гавани, то выяснилось, что ничего им утешительного не привез. Родина отказала своей Великой дочери в визе.

Они не стали возвращаться в Кулу, а поселились в Восточных Гималаях, в небольшом курортном городке Калимпонге. Оттуда она продолжала писать письма в Америку, там же слышала и записывала Сообщения Учителя и завершала сужденное ей космической эволюцией.

Но годы давали себя знать, и временами нечеловеческая усталость овладевала ею.

«…Мне уже 70 лет, и я прошла Огненную Йогу <…> Как неземно трудно принимать в физическом теле, среди обычных условий, огненные энергии. Огненная трансмутация утончила мой организм, я остро чувствую всю дисгармонию и все пространственные токи, мне трудно среди людей, и сейчас монсун и духота, с ним сопряженная, очень утомили меня. Сердце дает часто «мертвые точки», и приходится прибегать к строфанту, этому моему спасителю. Кроме того, и времени у меня мало, ибо много часов уходит на сообщения и переписывание их. Зрение мое тоже ослабло, и мне трудно писать мои записи, записанные часто бледным карандашом. Все эти записи требуют приведения в порядок, а приток новых не прекращается»97.

Теперь она дорожила каждой минутой и позволяла себе погулять только вечером. Она спускалась по деревянной лестнице с мансарды и выходила в партер, украшенный цветочными клумбами. В «Крукети», где она жила вместе с сыном, всегда было много цветов. К вечеру цветы пахли сильно и тревожно. Она сходила по склону к сосновой аллее, откуда был виден хребет Канченджанги. Вечерние снега Священной горы светились розово и таинственно.

Потом она снова поднималась к себе, окно в ее комнате вспыхивало желто и мягко. «…Космическая ступень близится, и нужно встретить ее мужественно»98, – записывала она.

Эта статья лишь о небольшой части материалов, оставленных Великой Космической сущностью с одной лишь целью – пусть будет наш путь хотя бы немного легче ее Пути. И пусть мужество на нем не изменит нам…

Елена Ивановна покинула этот мир в 1955 году. В одном из последних писем она писала: «Не говорю об Учении Нового Века, ибо мало доросших сознанием, что Учение Живой Этики и есть Новое Провозвестие. Но и это придет. Будет время, когда Учение это станет мировым и ляжет основанием воспитания и появления нового человечества, нарождение которого ускорит мечту человечества об уничтожении смертельных заболеваний и достижении долголетия земного и появления человека в новой, утонченной оболочке»99.

 

Опубликовано: Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М.: МЦР, 2000. С. 5–40. (Большая Рериховская библиотека).

Публикуется по интернет-ресурсу: http://lib.icr.su/node/815

    

 

Он называл ее: «другиня моя»

 

И высшая реальность, и любовь, и истинное искусство, – все это объединилось в феномене «Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи»

 

«Единых тайн двугласные уста» – прекрасная строчка стихотворения выдающегося поэта Вячеслава Иванова, посвященного жене, может быть целиком отнесена к супружеской чете Рерихов.

Многие из нас знают прежде всего Николая Константиновича Рериха как великого и уникального художника. Елена Ивановна Рерих известна много меньше.

Летом 1899 года Николай Рерих, приехав на раскопки в имение князя П.А.Путятина в Бологом, знакомится с Еленой Ивановной Шапошниковой, происходившей из древнего дворянского рода Голенищевых-Кутузовых, – человеком неординарным и близким ему по духу. Общность устремлений и симпатия быстро переросли в глубокие взаимные чувства, и в ноябре 1901 года молодые люди поженились. Всю свою жизнь они прошли рука об руку, творчески и духовно дополняя друг друга.

Елена Ивановна была человеком необычным. Ее духовный опыт может быть понятен не всем, и тем не менее ее жизнь и восприятие мира интересны многим.

Та, которая осветила Путь великого художника, родилась в Петербурге и рано познала тот мир, где Прошлое, Настоящее и Будущее существовали одновременно. Нездешний мир, нереальный и в то же время реальный, приходил к ней обычно во сне. Потом как бы отрывался от этого сна и становился явью, похожей на видение. И ей порой казалось, что она и в то же время не она когда-то проделала долгий путь через века и страны, память о которых, разбуженная кем-то таинственным и неощутимым, теперь оживала в ней.

Вот высокая фигура человека в белом возникает на фоне цветущей яблони в утреннем саду, потом постепенно размывается, как бы растворяясь в воздухе. И откуда-то из самых глубин ее существа поднимается воспоминание, что где-то далеко живет Учитель Света.

Однажды, когда девочка болела, она увидела двух людей, смуглолицых, в тюрбанах. Они присели на ее кровать, и один из них тянул из ее сердца серебряную нить, а другой наматывал ее на клубок.

Когда она уже была женой художника и матерью двух сыновей, появился тот Светлый Мальчик, который вновь напомнил ей об Учителе Света. «...Комната начала наполняться, – записала она, – голубоватым, как бы ярким лунным светом. Все предметы, стоявшие за плотной зеркальной ширмой, стали видимы, причем сама ширма, оставаясь плотной, приобрела прозрачность. От окна, находившегося на противоположной стене и на значительном расстоянии от моей постели, отделилась тонкая и светлая фигура Прекрасного Мальчика, лет 9-ти, в мягко светящемся белом одеянии с голубыми тенями в складках; большой широкий сегмент круга тончайшего радужного Света сиял над ним. Мальчик, как бы скользя по воздуху вдоль стены, приближался ко мне <...> Совершенно поражающи были Его глаза, огромные, глубокие в своей темной синеве и пристально смотревшие на меня <...> Когда мальчик придвинулся к моему изголовью и слегка склонился, чтобы лучше заглянуть мне в глаза, чувство нараставшей близости и любви перешло в экстаз острого сознания, что Мое горе – Его горе и Моя радость – Его радость, и волна всеобъемлющей любви к Нему и всему сущему залила мое существо. Блеснула мысль, что подобное состояние не может быть вмещено на земле, следовательно, это переход в иное существование <...> Сколько времени продолжалось такое состояние, невозможно определить. Когда оно стало утихать, я открыла глаза, но уже все исчезло, и комната была погружена почти в абсолютную тьму, за исключением небольшой щели между занавесями окна».

Это записи Елены Ивановны Рерих, жены и сподвижницы великого художника. Оба они, каждый по-своему, открывали нам высочайшую реальность.

Он рисовал каждый день, становясь с раннего утра за мольберт. Семь тысяч его картин не были просто мифом о нем. На своих полотнах художник сотворил и увековечил мир особенный и удивительный, в котором жили высокая Красота и Тайна. Этот загадочный мир стал являться в его творениях еще в Сиккиме, небольшом горном королевстве, затерянном в дебрях Восточных Гималаев. Затем рос и развивался во время Центрально-Азиатской экспедиции, становясь все одухотворенней и как бы прозрачней.

Это был мир гор, древних, как сама планета. Они поднимались над землей снежными гигантами. Облака и жемчужные туманы плыли по их разломам, скалам и гребням, меняли их очертания и придавали им странную, невесомую хрупкость. Солнце проливало на них рассветные и закатные краски, и они зажигались то пурпуром, то золотом, сигналили кому-то неведомому зелеными призрачными лучами, вспыхивали целой гаммой нездешних оттенков, блистали холодным огнем сказочных северных сияний.

Горы становились то прозрачными, как кристаллы, то гасли, наливаясь земной, неподвижной тяжестью. Ночами над ними вспыхивали яркие, колкие звезды и звездный свет сверкающими пылинками оседал на припущенных темнотой снегах. Созвездия меняли свои очертания, и на небе возникали загадочные узоры и знаки. Вершины гор, устремленные вверх, казалось, выходили за границы планеты и становились частью того, еще неведомого, что определялось словом «Космос».

Мир людей на полотнах существовал где-то между этим бесконечным пространством и плоскостью, в которую упирались, вырастая из нее, тяжелые массивы горных подошв. Люди возводили монолитные башни, массивные крепости и монастыри, похожие на города. Они врубались в каменные склоны гор, ища у них защиты и покровительства. Они стремились стать частью этих гор, подражали им в чем-то, стараясь не нарушить их гармонию. Между космосом высочайших снежных вершин и людьми существовали какие-то незримые связи.

«В собственном и точном смысле слова иконными художниками могут быть только святые, и может быть, большая часть святых художествовала в этом смысле, направляя своим духовным опытом руки иконописцев, достаточно опытных технически, чтобы воплотить небесные видения, и достаточно воспитанных, чтобы быть чуткими к внушениям благодатного наставника». Так писал П.А.Флоренский в своей работе «Иконостас». Более всего эти слова относятся к Николаю Константиновичу Рериху. Будучи сам Высокой сущностью, он был не только чуток к «внушениям благодатного наставника», роль которого играла Елена Ивановна, но и был как бы ее сотворцом в путешествии к нездешним мирам. Поэтому он не только точно переносил на полотно увиденное женой, но и передавал тот дух, запечатлевал ту тонкую энергетику, с которыми взаимодействовал и сам. В силу своей интуиции и особенностей внутренней структуры он глубоко и точно представлял себе то пространство, в которое вели его предутренние сны и собственные видения. Оставляя справедливо за Еленой Ивановной роль ведущей, он всегда отмечал, что каждая его картина, каждое его полотно должно нести два имени: одно мужское, одно женское.

Сама же Елена Ивановна, как никто другой, умела проникать в суть искусства и точно оценивать его и с точки зрения художественной, и с точки зрения философской.

«...Каждое произведение Н.К. (Николая Константиновича. – Л.Ш.),писала она в одном из своих писем, – поражает гармоничностью в сочетании всех своих частей, и эта гармоничность и дает основу убедительности. Ничего нельзя отнять или добавить к ним, все так, как нужно. Эта гармония формы, красок и мастерства выполнения и есть дар, присущий великому творцу. Произведения Н.К. дороги мне и красотою мысли, выраженной им в таких величественных, но простых и порой глубоко трогательных образах.

Для меня, постоянной свидетельницы его творчества, источником непрестанного изумления остается именно неисчерпаемость его мысли в соединении со смелостью и неожиданностью красочных комбинаций. Не менее замечательной является и та легкость и уверенность, с которой он вызывает образы на холсте. Они точно бы живут в нем, и редко когда ему приходится нечто изменять или отходить от первого начертания. Истинно, наблюдая за процессом этого творчества, не знаешь, чему больше удивляться – красоте ли произведения или же виртуозности выполнения его».

В этом письме Елена Ивановна скромно называет себя свидетелем творчества Николая Константиновича. В этом есть и какая-то доля правды, ибо каждый из них был свидетелем другого. Поэтому их совместное творчество и оказалось высочайшим образцом духовного и образного проникновения в глубины энергетических процессов космической эволюции человека.

Примером удивительной скромности являлась Елена Ивановна. Ее высокий дух не принимал ни самости, ни возвеличивания, ни власти ради власти. Она была образцом Иерархической самоотверженности. В одном из писем к своему другу она пишет: «...позвольте мне сойти с пьедестала, водруженного Вашим прекрасным, любящим сердцем... Я люблю простоту во всем, и всякая напыщенность и торжественность мне органически нетерпимы. Не люблю учить, но только передавать знания».

Она действительно была в своей семье Ведущей в полном смысле этого слова. Многие знают прекрасную картину Н.К.Рериха с таким же названием, которая была посвящена Елене Ивановне. По крутым скалам женщина ведет мужчину вверх.

 

Печатается по изданию:  Чистая линия. 1997. № 6. С. 14–17.

    

 

Героическое творчество Елены Ивановны Рерих

 

...Когда ребенок появляется на свет, многим ли из нас приходит мысль о его предназначении, миссии или о том, какими силами обусловлено его появление? Мы думаем о том, что этот ребенок должен быть здоров, сыт, обут, одет - и в этих заботах не всегда вспоминаем о его духовной сути и особенностях его внутреннего мира, о том, что он с собой принес в этот мир. Подобные заботы ставят ребенка в обычный ряд похожих друг на друга существ, тех, кто одинаково хочет есть, быть обутым и одетым, ну и, конечно же, здоровым. Материя как бы равняет всех, не позволяя выбиваться из общего ряда.

В маленьком материальном мирке, окружающем ребенка, нет места для размышления взрослых о законах Космической эволюции или мирах иных. Тем самым жизнь ребенка осложняется с первых лет его существования, ибо именно масштабы его внутреннего мира отличают его от других людей, ставят его вне общества сплоченных посредственностей. Это "вне" в какой-то мере и определяет не только образ жизни человека, но нередко и его судьбу, а также и то, сможет ли содержание его внутреннего мира должным образом раскрыться и проявиться.

XX век был особенно выделен историей тем обстоятельством, что к этому времени сложилась целая плеяда индивидуальностей, отличавшихся от остальных своей исключительностью, своими особенностями. И это не простая случайность. Ибо этому веку выпало стать переломным в Космической эволюции человечества. И эта эволюция востребовала тех, кто были так не похожи на других и несли в своем внутреннем мире энергетику, нужную этой эволюции, в какой бы земной форме эта энергетика ни проявлялась.

Они были словно наполнены этой эволюцией, звучали ею, и именно поэтому составляли ту особую энергетическую группу, которая влияла и на историю этого века и на образ жизни его современников. В отличие от предыдущих, XX век завершал собой целое тысячелетие и своей энергетикой определял основные эволюционные тенденции следующего, третьего тысячелетия. Он оказался мостом между двумя эволюционными эпохами, старой и новой, и служил как бы стартовой площадкой для перехода на новый эволюционный виток.

Именно это обстоятельство и обуславливало всю жизнь этого столетия в самых разных его аспектах: духовно-культурном, социально-экономическом, политическом, научном и прочих. В пространстве и времени XX века сошлись самые острые кризисные противоречия: новое и старое, великое творчество и великие войны, революции и созидание, Добро и зло, Свет и тьма. Все это придало этому веку глубоко альтернативный характер. Или - или. Или жизнь, или смерть, или Свет или тьма, или человек или зверь. Эта альтернативность распространялась не только на человека как такового, но и на всю планету как космическое тело.

В начале века началась Духовная революция, захватившая в первую очередь Россию, лежащую в пространстве энергетического взаимодействия Востока и Запада. Революция меняла мировоззрение человечества. На смену социологическому мироощущению XIX века пришло космическое. Менялись научные подходы и научная методология. Новые открытия расширяли горизонт обозримого, все больше и больше росло предчувствие иных миров, других - более утонченных - состояний материи. Складывалось новое художественное мышление, идущее от самых корней этих иных миров. Осознание их роли в земной жизни направляло совсем по новому пути и философию, и искусство. Внутренний мир человека все больше привлекал внимание мыслителей, художников, философов. По-новому зазвучали нахождения древней мысли Востока. Русские философы и ученые говорили о целостном подходе к изучению явлений природы, и концепция человека как неотъемлемой части Космоса все больше находила свое подтверждение в научных, философских и художественных исканиях.

У наиболее чутких и одаренных натур росло предчувствие наступления новой эпохи творчества и возникновения в связи с этим нового человека. "Космичность человека, - писал один из крупнейших русских философов

Н.А. Бердяев, - окончательно будет раскрыта лишь в творческую эпоху".100  

Русская философия Серебряного века исследовала самые сокровенные движения Космической эволюции и писала о самой сути творчества человека, рассматривая это творчество в тесном взаимодействии с энергетикой Космоса, с тонкими влияниями на него Высших Миров.

Путь Космической эволюции вел к одухотворению творчества как такового, к повышению его иномерной энергетики, к сближению его с творящими силами Мироздания. В 1916 году Н.А.Бердяев писал, что мы стоим "на космическом перевале" перед "знаком подлинного творчества Мира Иного".101 "Наступление творческой религиозной эпохи и означает глубочайший кризис творчества человека. Творческий акт будет созидать новое бытие, а не ценности дифференцированной культуры, в творческом акте не будет умирать жизнь. Творчество будет продолжать творение, в нем раскроется подобие человеческой природы Творцу. В творчестве будет найден выход субъекта в объект, восстановлено тождество субъекта и объекта. Все великие творцы предваряли этот переворот. [...] Творчество в искусстве, в философии, в морали, в общественности переливается за границы своей сферы, не впивается ни в какие классические нормы, обнаруживает порыв к трансцендентному".102 

Иными словами, за "космическим перевалом" наступает творческая новая эпоха, где сотрудничество или взаимодействие с инобытием или трансцендентным, будут являться важнейшим устоем эволюции как таковой. Несколько лет спустя, в новой философской системе - Живой Этике - появилось созвучное бердяевскому, но более четкое определение творчества: "Творчество нужно понять, - написано в одной из ее книг, - как соединение различных энергий, явленных Огнем пространства и духом человека. Наука будущего явит законы этих соединений, ибо нужно установить самую тонкую космическую кооперацию, так можно осуществить то, о чем думают огненные служители".103 И еще: "Расширение горизонта и границ творчества будет залогом новых форм и новых ступеней. На пути к Миру Огненному уявим огненное устремление и утончение чувств, и уплотнение мыслеформ".104  

Создатели Живой Этики выдвинули в качестве эволюционной цели - приближение к Миру Огненному, Миру духотворчества.

В это же время и появились слова "героическое творчество". Такое словосочетание было новым и для многих непонятным. Прежде говорили о творчестве вообще, выделяли также жертвенное творчество художников и поэтов, но за героическим творчеством стояло что-то пока неясное, непознанное. Смысл такого творчества в XX веке раскрывался постепенно и далеко не всеми мог быть вмещен. Это определение было связано с формирующимся в ходе Духовной революции новым мышлением и появлением новых философских концепций эволюции человечества. Оно переводило сознание человека на новую, более высокую ступень, связанную с понятием энергетического мировоззрения, представлявшего Мироздание как грандиозную энергетическую систему, в которой взаимодействовали миры различных состояний материи, сам человек и его более высокие ипостаси одушевленного Космоса. Великие Учителя, или Иерархи, были теми, кто представлял эти ипостаси, неся в себе то, что стали называть героическим творчеством. Подобное творчество не только создавало великие произведения искусства или новые философии, поднимавшие сознание человечества, но и меняло жизнь этого человечества, подготавливая энергетические условия для его эволюционного продвижения. До нашего века такое творчество было известно лишь святым и подвижникам. XX век придал героическому творчеству более широкий эволюционный характер, придвинул его вплотную к жизни, дав в удел тем великим индивидуальностям, которые находились в самой гуще этой жизни.

...12 февраля 1879 года по новому стилю в семье петербургского архитектора Ивана Шапошникова родилась девочка, которую нарекли Еленой. Со временем девочка стала одной из известных петербургских красавиц, великолепной пианисткой и одной из самых образованных женщин России. С самого начала в ней были ярко выражены два мира - земной и тот, иной, откуда шли к ней видения прошлого и будущего, пророческие сны и внутреннее, довольно рано устоявшееся знание о тех Высших Силах, с реальностью которых она столкнется впоследствии в своей земной жизни. По своим качествам она явно принадлежала к Прометееву племени. Несмотря на всю свою редкостную привлекательность и женственность она была тверда в своих решениях, смела в поступках и всегда ясно сознавала ту цель, к которой стремилась. В ней была та удивительная степень свободы, которая давала ей возможность преодолевать трудности, возникающие на ее пути, и слыть в светских кругах Петербурга человеком независимым, а подчас и просто своевольным. В глубинах ее существа, казалось, звенел тот свободный ветер монгольских степей, и звучала бесконечная песня кочевника, которые перешли в ее кровь от бабушки-монголки, отличавшейся так же, как и она, боевым и свободолюбивым характером. Однако бабушка становилась совсем кроткой, когда в гостях у нее появлялся необычный, до сих пор неразгаданный пастырь Иоанн Кронштадтский. Он вел с ней продолжительные беседы, расспрашивая о внучке Елене и, благословив, удалялся до следующего визита. Дед беспокоился за внучку, считая, что той передались не лучшие, с его точки зрения, черты характера его энергичной супруги. В то время революционные настроения стали охватывать молодежь и дед опасался, что внучка станет революционеркой и не дай Бог кого-нибудь, взорвет.

Но если в земной материи Елены Ивановны и таились подобные возможности, то им все же не дано было свершиться, поскольку ее ждала другая жизнь, по сравнению с которой судьба революционера покажется детской игрой. Жизнь, которая ей предстояла, имела другой - космический - уровень. Когда Елена Ивановна вышла замуж за Николая Константиновича Рериха, уже признанного художника и ученого, и у них появилось двое сыновей - Юрий и Святослав, - близким показалось, что все теперь успокоилось и жизнь ее вошла в мирную житейскую колею - жены, матери, хранительницы домашнего очага. И вряд ли кто из них подозревал, что с этого-то все и начиналось... И если кого-то из ее соотечественников позвала революция, то Елена Ивановна Рерих была призвана Космической эволюцией. То и другое было несопоставимым. Но несмотря на это она навсегда осталась женой, матерью и хранительницей домашнего очага. Она ни разу не изменила ни долгу жены, ни обязанностям матери, ни делу хранительницы Очага. В ней в великой гармонии слилось небесное и земное - со всеми их трудностями, задачами, страданиями и драматическими ситуациями. Ей пришлось вынести на своих женских плечах и то, и другое. Она была ведущей, сердцем, и наставником в своей семье. И в то же время являлась Высоким Духом, изменившим энергетику планеты и подготовившим появление представителей Нового энергетического вида человечества. Она была не только ведущей, но и ведомой. Ее вели по жизни, через ее Великое Путешествие, Учителя, или Космические Иерархи, существование которых, несмотря ни на что, продолжает отрицать большая часть человечества.

Она начала записывать первую информацию о новой философской системе, которую она назвала Живой Этикой и которая представляла собой современную, целостную концепцию Космической эволюции человечества, в 1920 году и с тех пор продолжала это делать всю жизнь. Елена Ивановна вступила в реальное сотрудничество с тем Высшим Миром, о важнейшей роли которого так глубоко и образно писали русские философы Серебряного века. Работа над Живой Этикой требовала у Елены Ивановны огромного напряжения и немалых усилий. В Архиве МЦР хранятся ее записные книжки. По ним мы можем видеть, сколь велик и тяжел был ее труд. Сообщения издалека шли не только в словах, но нередко и в мыслеобразах. Она зарисовывала их, слова же записывала. Все это было необходимо затем соединить, систематизировать и представить читателю связный текст, посвященный сложнейшим сюжетам Космической эволюции: Высшие Миры, Мир Огненный, Иерархия Космоса, взаимодействие энергетических систем Мироздания, энергоинформационный обмен, роль энергетики человеческого духа в этом обмене, Великие Законы Космоса и многое другое. Елена Ивановна записывала, а Николай Константинович Рерих запечатлевал все это на своих великолепных полотнах. Они работали вместе, как работали в древности жрец и художник, как трудились в старину святой и иконописец. Один видел, другой запечатлевал, или, по словам выдающегося русского философа Павла Флоренского, один видел мир иной и был его прямым свидетелем, другой же являлся свидетелем свидетеля, или, если можно так сказать, записывал свидетельские показания святого на иконных досках, расцвечивая их сверкающими красками. В совместной работе Елены Ивановны и Николая Константиновича была еще одна особенность; Елена Ивановна иногда сама зарисовывала то, что видела. Когда я работала в Бангалоре и готовила наследие старших Рерихов к вывозу в Москву, я наткнулась на аккуратно свернутые в трубочку выкройки. Вне всякого сомнения, они принадлежали Елене Ивановне, которой нередко приходилось самой шить: в семье не было особого достатка, да и отдаленное горное место - гималайская долина Кулу не имела нужных служб. На выкройках оказались зарисовки, сделанные рукой Елены Ивановны. Уверенные, выразительные линии свидетельствовали о художественной одаренности их автора. Сам же Николай Константинович не раз говорил, что его картины должны носить два имени - женское и мужское.

Уже в Индии, куда семья Рерихов приехала в 1923 году, началась подготовка Елены Ивановны к труднейшему Космическому эксперименту, который проводили Учителя в связи с теми новыми целями, которые поставила Космическая эволюция перед плотным миром земной материи.

И если сотрудничество с Космическими Иерархами в деле создания Живой Этики требовало безусловного мужества и могло быть названо героическим творчеством, то Космический эксперимент можно было назвать сверхгероическим действием и сверхгероическим творчеством. Ф.Ницше писал о новом "сверхчеловеке", обладающем недюжинной силой и полной свободой ото всего. Не думаю, что то, что совершила земная женщина, было бы по силам этому апологету "сверхчеловека", не верящему ни во что, кроме себя.

Следуя плану эволюции, земная женщина, живущая внешне обычной жизнью, должна была пропустить через себя энергетику Высшего Мира, чтобы сделать человечество лучше, чище и утонченней в энергетическом отношении. Именно таким образом Земля могла коснуться Неба и войти в контакт с иными мирами, взаимодействие с которыми было так необходимо ей для дальнейшего продвижения. Елена Ивановна должна была притянуть на нашу, обессиленную регулярным нарушением всех Космических Законов планету высшие энергии, высшие силы. Только это могло дать возможность Земле перейти на новый виток эволюционной спирали. "Творчество, - читаем мы в одной из книг Живой Этики, - проявляется на всем сущем, и ждущие энергии находят свое применение или в других циклах, или в других мирах и формах. Так огонь Агни Йога создает свои формы, трансформируя силы вокруг себя. Так Тара (Е.И.Рерих - Л.Ш.) устремляет течение и направляет рукотворчество новой ступени".105 И еще; "...Агни Йог утверждается как прямая связь с дальними мирами. ...Так носительница "Чаши Сокровенного Огня " дает планете нашей пламенное очищение. Так творчество психодуховности вкладывается в Новую ступень. Когда космическая магнитная сила утвердит явление огней, тогда можно сказать, что близится Время Новое".106  

На планете Земля в XX веке, в преддверии ее нового эволюционного витка, начиналось эволюционное действие, впервые в истории человечества научное описанное и осмысленное.

Действие проводили Космические Иерархи, те субъекты эволюции, которые могли на нее влиять и могли ею руководить строго в рамках Великих Космических Законов. Сами они стояли на разных ступенях Космической эволюции и были по-разному приближены к Земле. Но там, внизу, на этой Земле, принеся свою Великую Жертву, оставалась она, русская женщина Елена Ивановна Рерих, жена своего мужа и мать двоих детей, от которой теперь зависела Космическая эволюция планеты Земля. Но об этом тогда знали лишь самые близкие. И мало кто понимал, что с началом ее мучительного эксперимента над планетой загорелась заря Нового Мира.

"Урусвати (Е.И.Рерих - Л.Ш.), - утверждал Тот, Кто руководил ее героическим творчеством, - явит земли сочетание с небом. Урусвати явит красоты меру Симфонией сфер. Урусвати явит луч Света, проникающий стены. Урусвати явит Щит, показавший течение светил. Урусвати явит полет стрел духа. Урусвати явит постижение плотности материи по желанию духа. Урусвати явит пустоту мысли, незажженной духом, ибо наш путь Земли во Дворец претворения".107 И тут же: "Теперь растет новое понимание земного пути на Небо. Утвердить Храм можно лишь путем Земли. Когда тяжесть камней Храма с духа ляжет на Землю, вздохнем Все Мы. Урусвати чует. Урусвати знает. Урусвати явлена чудо на Земле зажечь. Урусвати Щита Нашего чистое покрытие надо соткать, потому говорю- "не мешайте Нашей Урусвати!"".108   

В этих двух фрагментах из "Огненного Опыта" содержится все основное: и специфика переживаемого планетой этапа Космической эволюции, и цели, стоявшие перед Еленой Ивановной, которая пошла на мучительный и болезненный эксперимент, и, наконец, те достижения, которые принесет Земле ее труд. Она согласилась на обычное земное воплощение без всяких скидок для себя и без учета своих особенностей. Эксперимент должен был быть "чистым". От этой "чистоты" зависело качество того Нового Мира, на пороге которого все и свершалось. Это Они, Иерархи и Великие Учителя, следили за ее развитием в детстве, навевали ей сны и видения, через которые она постигала себя и все, что было с ней связано. Они держали Свой Щит над ней, стараясь уберечь ее от ненужных случайностей и облегчить ей земную жизнь. Они не могли оградить ее только от одного

- от непонимания близких и окружающих. Те не верили в то, что она видела и слышала. Ее главный Наставник и Учитель вел ее от детства до последних ее земных дней. И Он же дал ей представление о той грандиозной космической задаче, которую она потом выполнит, пройдя сужденный ей путь героического творчества.

"Период от сорокалетнего возраста, - писала Елена Ивановна, - утвердился на новом достижении приближения к Наставнику и Учению Света. Наставник оявился сначала как Индус, но когда сознание ученицы расширилось и научилось вмещать, прекрасный Облик начал постоянно изменяться и принял, наконец. Величественный Облик космического значения, Владыки Мудрости и Красоты, Владыки Священной Шамбалы. Вместе с расширением сознания получилась новая возможность приближения к сокровенному Знанию и принятию Огненного Опыта, и, наконец, участия в строительстве космическом и в сотрудничестве с Великим Наставником, Владыкою Света".109  

Ее уникальные записи о "строительстве космическом", которые она назвала "Огненным Опытом", относятся к 1924 году, когда Рерихи жили в Дарджилинге и собирались в Центрально-Азиатскую экспедицию. Эта связь в пространстве и во времени, возникшая между самим Космическим экспериментом и намечавшейся экспедицией, лишний раз подтверждает значительную эволюционную нагрузку последней, тайна которой еще до сих пор не раскрыта до конца. Мы знаем только, что задачи следования по маршруту экспедиции такой личности как Елена Ивановна Рерих, с ее Новой Огненной энергетикой, сообщили этой энергетике качества магнита. По сути дела, на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции произошла так называемая закладка магнитов. Тех магнитов, которые в свое время сформируют энергетические поля будущих культурных Центров грядущего Нового Мира и Нового вида человечества. Героическое творчество Елены Ивановны Рерих создало необходимые условия для дальнейшего продвижения земного человечества по лестнице эволюционного восхождения. Приступая непосредственно к эволюционному творчеству, Учитель объяснял Елене Ивановне суть этого творчества, а также предупреждал её о тех трудностях, которые встретятся на ее пути.

"Строение новых мировых комбинаций, - говорил Он, - не протекает так легко. Центры упраздняемые пытаются затруднить усилия новых. Новая память образуется. Переживем грозу и ливень". 110а три отдела разделяется Наша работа. Первый - изыскания улучшения земного плана. Второй - изыскания передачи людям этих результатов. Третий - изыскание способов сообщения с Мирами".111 Она участвовала в формировании всех трех направлений и в каждом из них присутствовали ее энергетика, ее боль и страдание. Сказать и написать обо всем этом было легко. Сделать - "неземно трудно", как оценила она сама в одном из писем. Возможно, именно она, как никто другой, понимала значение Земли в этом космическом творчестве, и, пройдя героически через все, постигнув высокую Истину "человеческими руками и ногами", она напишет потом: "Но на Земле, как в горниле, самые разнообразные энергии сталкиваются, притягиваются и уявляются на очищении и трансмутации в более совершенные или тонкие энергии под воздействием огня пробуждения духа. От таких столкновений и неожиданных соединений различных энергий нарождаются новые энергии, несущие новое творчество, новые возможности. Земля есть место испытания, искупления и великого творчества. Место последнего суда, ибо тут совершается отбор. 3апомните, [...] что только на Земле мы можем приобрести и ассимилировать новые энергии и обновить состав своих энергий".112  

В этом состояла творческая концепция эволюционных сил Космоса. Прежде всего, Земля, опора на нее, низведение на нее Высших энергий. Только таким путем можно преобразить плотную материю земного мира, утончив ее и повысив ее энерговибрационный потенциал. Учитель называл этот процесс: "коснуться Неба на Земле".113 Не уходить от жизни, не уходить от Земли...

"Высшая перспектива - проявить общение, не нарушая жизни",114 - говорил Он. Поворот космического творчества был новым и необычным. Он как бы рушил прежнюю традицию духовных наработок человечества и звал к новым высотам. Настал этап ускорения эволюции, и эволюционный коридор начал сужаться. Ускорение требовало новых концептуальных подходов, новых творческих методов. Скрытая от нас космическими тайнами, нашим собственным невежеством и нежеланием принять новое, творилась и развивалась не знающая пределов и границ Наука Самого Мироздания во взаимодействии с духом и материей. Шло изумительное и фантастическое творчество одухотворенной Материи, рождающей в бесконечном синтезе беспредельной жизни энергетические вспышки эволюционных Озарений. Шло героическое творчество, вторжение в область еще непознанного и подчас еще непроявленного. Происходило эволюционное открытие невидимых Миров для Земли и на Земле. Планету снаряжали в новый путь к Новому Миру и Новому Человеку. И как заклятие звучали слова Космических Иерархов, обращенные к той, которая героически и самоотверженно взяла на себя земную тяжесть эксперимента: "Помоги Нам, помоги Нам, помоги Нам на всех путях. Новую связь Земли с Небом созидаем".115  

Тонкие лучи Космических Иерархов, как хирургические инструменты, формировали новый вид энергетики Елены Ивановны Рерих, в которой Земля сопрягалась с мирами иных, более высоких, измерений и состояний материи. И в первую очередь в число этих Миров входил Мир Огненный, Мир духотворчества, без которого невозможны были ни обновление Земли, ни новый эволюционный виток, к которому стремился одухотворенный Космос. На каждом шагу этого героического творчества возникали свои трудности, свои опасности. В какой-то момент этого необычного процесса стало ясно, что лучи могут перейти "в волны огня, сжигающего оболочку центров".116 Для жизни Елены Ивановны возникла смертельная угроза. Можно было пойти в обход и передать ей все нужное путем постепенного накопления, без воспламенений. Но в этом случае исключался принцип красоты, созидающийся на огненной основе. Учителя понимали, что "сейчас без красоты нельзя подвинуть. Все можно претерпеть, лишь бы сохранить основание красоты... Явление огня нужно уберечь, иначе Костер духа может сгореть без смысла".117  

Нам не дано пока знать, как была решена эта проблема. Очень многое зависело от самой Елены Ивановны. От ее мужества, от ее высокого духа. Она шла через пространство истинно героического творчества, не дрогнув, не свернув на более легкий и потому менее напряженный в энергетическом отношении путь, который мог привести к невосполнимым потерям. И только ее героизм и непреклонность в устремлении выполнить ей сужденное спасли и оболочки ее центров и сохранили огненное явление красоты во всем ее энергетическом богатстве и многообразии форм. Она прошла буквально по лезвию бритвы. Чего же ей это стоило, знала только она одна. Временами она испытывала огромные энергетические перегрузки. Каналы общения пробивались один за другим. Канал связи с Учителем, ощущение Его Луча были давними и привычными. Но космическое творчество, подготовка новой ступени эволюции требовали ее сотрудничества со многими Высокими Духами, которые находились в энергетическом центре планеты Земля, называвшемся в различные исторические эпохи по-разному: Братство, Шамбала, Священная Страна, Беловодье и т.д. Энергия Их лучей, очень высокого напряжения, временами вызывала боль во всем теле. Именно тогда же, через открытый канал общения, стала поступать информация о внутренней жизни Братства Космических Иерархов, используя которую, она собрала книгу, дав ей название: "Надземное". В 1946 году, в одном из своих писем в Америку, она как бы подведет итог совершенному ею. "Ведь наступающая эпоха, - напишет она, - приоткроет завесу над Миром Надземным. Многое станет очевидным и доступным земным чувствованиям... Границы между духовным и материальным, между земным и надземным, начнут постепенно стираться, и люди еще при земной жизни будут сознательно готовить себе приложение в мире Надземном. И сама земная жизнь не будет бессмысленным обрывком, но явится сознательным творчеством, выполнением и приложением принятого на себя задания в обоих мирах!"118  

Земля стремительно шла к новому эволюционному витку, и как будто издалека доносился голос Учителя: "Мой дом теперь в Пустыне, куда Мы собрались для построения Новой Эпохи".119 Место, где находились Учителя, Елена Ивановна посетила еще до Центрально-Азиатской экспедиции. Она прошла в него одна из Сиккима, где временно поселилась семья Рерихов. Прошла через душные субтропические леса, через крутые склоны гор. Сама, своими ногами, испытывая все трудности и неудобства, связанные с таким путем. Ее сопровождали только проводники, сменявшие один другого. Она не знала их языка, они не понимали ее. Энергетический барьер, окружавший священное место, она преодолела с трудом и очень болезненно. Но преодолела, ибо ее энергетика уже тогда была тонка, а дух высок. У нас пока нет подробностей этого визита. Мы знаем только, что ей показали Музей, в котором хранились уникальные экспонаты, повествующие о Космической эволюции нашей планеты и тот таинственный метеор из созвездия Орион, осколок которого уже находился у нее с 1923 года.

"...Камень покоится на подушке, - сообщал Учитель, - которая лежит на основании из мрамора и отделена кругом металла Лития. Там, после ритма, молча напитываем пространство. Глубоко лежит хранилище, и многие не подозревают, как во время их сна Белое Братство сходится по галереям на ночное бдение".120 Это "ночное бдение" точно и выразительно изображено Николаем Константиновичем Рерихом в картине "Сокровище гор". Пещера, спрятанная глубоко под землей, огромные кристаллы горного хрусталя, таинственный золотистый свет, заливающий фигуры в длинных светлых одеждах. Чаша с пламенем в руках Главного и нечетко обозначенный предмет на "основании из мрамора". "Ночное бдение" - очень важное энергетическое действие, приводящее ритм планеты в соответствие с ритмом Космического Магнита. Энергетический ритм самого Камня есть ритм Космического Магнита, или Сердца нашей Вселенной, которое находится в пространстве созвездия Орион. Энергетика Елены Ивановны Рерих была согласована с ритмами Космического Магнита именно через этот Камень. Иначе эволюционный эксперимент не смог бы состояться. "Когда центры, - сказано в одной из книг Живой Этики, - могут отражать волю Космического Магнита, тогда психодинамика духа соединяет планы Высшие с планетою".121  

Дыхание или энергетический ритм Космического Магнита определяет зарождение и умирание Вселенных, или их стягивание и расширение. Поэтому любое космическое творчество должно идти в режиме этого Магнита, иначе оно не принесет желаемых результатов. В Камне, - сообщал Учитель, - "заключена частица Великого Дыхания - частица души Ориона. Явил смысл Камня. Указал на Сокровище Великого Духа. Урусвати, надо приобщить Камень к твоей сущности. Камень, находясь при тебе, ассимилируется с твоим ритмом и через созвездие Ориона закрепит связь сужденным путем".122  

На этот раз Эволюция вручила Камень, или Сокровище Мира, женщине. Ибо над новым витком Космической эволюции восходила голубая звезда Матери Мира, предвещавшая, что с именем женщины начинается Новый Мир. Мир, энергетически подготовленный героическим творчеством Елены Ивановны Рерих. Как фантастически это ни звучит, но это так. Если осмыслить то, что она сделала, подняться сознанием до космической сути ее героического творчества, то иллюзорность фантастики уступит место осознанию подлинной реальности.

Эволюционное действие, в котором Елена Ивановна была главным действующим лицом, завершилось в середине 1924 года, а потом продолжалось всю оставшуюся ее земную жизнь. С этого момента Великий Дух, заключенный в теле земной женщины, будет ощущать, и ассимилировать каждую новую энергию, приходящую из Космоса. Она будет приводить ее в соответствие с земным эволюционным процессом, и давать этому процессу свой энергетический импульс. Она будет находиться в энергоинформационном взаимодействии с Братством, Космическими Иерархами, иными мирами и, наконец, с Космическим Магнитом. Ее земное тело, измененное и утонченное экспериментом, уже не сможет существовать так, как существуют остальные земные тела. Оказавшись как бы распятой между плотным миром Земли и Огненным Миром Высшей Материи, она будет нести в себе оба мира, стремясь уравновесить их энергетически и духовно. Ее тело обретет энергетику Шестого энергетического вида человечества, ибо она стала его земным творцом и космическим собирателем.

Ей нужны были новые условия для собственного существования, но старый земной мир, доживающий свои последние космические мгновения, не сможет ей их предоставить.

Даже в умеренной полосе гималайской долины Кулу ей требовалось искусственное охлаждение, которое хотя бы в какой-то степени могло унять болезненность ощущения мощного пламени ее огненных энергий. Для того чтобы заснуть, она должна была ставить рядом с кроватью мешок, наполненный льдом и снегом, принесенным со снежных вершин гор. Она ощущала острые боли в сердце, метавшие ей нормально дышать и жить. Когда я работала с наследием, то наткнулась на чемодан, наполненный строфантом, которым Елена Ивановна пользовалась, чтобы снять сердечные боли. Боли в предплечьях, откуда истекала огненная энергетика, были настолько мучительны, что не находили для своего выражения земных слов. В непередаваемых болях и великих страданиях она прокладывала людям земной путь к высотам Космической эволюции. Они же, эти люди, даже и не подозревали, что без нее Земля не совершит перехода на новый виток спирали Космической эволюции, а человечество не получит нужную для дальнейшего продвижения энергию.

"Мне уже 70 лет, - писала она в конце жизни, - и я прошла Огненную Йогу... как неземно трудно принимать в физическом теле, среди обычных условий, огненные энергии. Огненная трансмутация утончила мой организм, я остро чувствую всю дисгармонию и все пространственные токи, мне трудно среди людей, и сейчас дождливый сезон и духота, с ним сопряженная, очень утомили меня. Сердце часто дает "мертвые точки " и приходится прибегать к строфанту, этому моему спасителю. Кроме того, и времени у меня мало, ибо много часов уходит на сообщения и переписывания их. Зрение мое тоже ослабло, и мне трудно писать мои записки, записанные часто бледным карандашом. Все эти записки требуют приведения в порядок, а приток новых не прекращается".123 Эти пронзительные слова "неземно трудно" говорят сами за себя...

Но ни ее Великая эволюционная миссия, ни те изменения, которые в ней произошли, не избавили ее от обычных земных забот. Жизнь со всеми ее трудностями, хлопотами и неудачами оставалась с ней и была неотъемлемой частью ее земного существования. Она потеряла мужа, глубоко ею любимого и почитаемого. Николай Константинович Рерих, великий художник, мыслитель, ученый и ее неизменный сподвижник, умер в декабре 1947 года. "Светлые Духи, - писала она в одном из писем, -уходят перед наступлением тьмы, и Облики Их остаются единственными Светочами во мраке грядущих бедствий".124 И потом еще через два месяца: "Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотою этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну и Надежду Мира - сокровенную Шамбалу".125  

Еще долго после ухода Николая Константиновича земная, лютая тоска сжимала ее огненное сердце. Она хотела вернуться на Родину, чтобы потрудиться во имя ее. Ни ее героическое космическое творчество, ни ее земные заботы не смогли заглушить в ее сердце память о Родине. "Я должна вернуться в Россию", - повторяла она. С течением времени был создан миф о том, что Елена Ивановна не хотела этого делать. Это утверждение не имеет оснований. Она рвалась на Родину, хотя, можно предположить, она знала, что ее там ожидало... Она обладала удивительным даром предвидения. Еще до начала Второй мировой войны она знала, что немцы вторгнутся в Россию. Но ни Москвы, ни Ленинграда, говорила она, немцам взять не удастся. Целая серия пророческих картин, написанных Николаем Константиновичем перед Великой войной, была сделана по видениям и предчувствиям Елены Ивановны. Во время войны она, насколько позволяли возможности, следила за ее ходом, но вопреки очевидности картина "Победа" была написана Николаем Константиновичем задолго до действительной победы над фашистами.

Накануне своего ухода Елена Ивановна еще раз повторила слова: "Не может быть, чтобы я не приехала (в Россию - Л.Ш.). Я должна приехать!" Эти слова передал ее старший сын Юрий Николаевич Рерих Рихарду Яковлевичу Рудзитису.126 должна приехать!" Но где-то глубоко внутри она понимала, что план изменился и вряд ли это состоится. И все же надежда на возвращение на Родину жила в ней до последнего ее вздоха. В начале 1948 года Елена Ивановна и Юрий Николаевич покинули Кулу и приехали в Дели. Столица Индии встретила их трауром. Великий вождь национально-освободительного движения М.К.Ганди был убит во время молитвы религиозным фанатиком. Елена Ивановна тяжело переживала эту смерть. Из Дели они направились в Бомбей, куда были перевезены часть библиотеки, картины Николая Константиновича и архив Елены Ивановны с бесценными записями о сотрудничестве с Учителями и описанием того Космического эксперимента, о котором уже было рассказано. Оба они, Елена Ивановна и Юрий Николаевич, ждали прибытия в Бомбей парохода из России, который должен был доставить им въездные визы.

Пароход все не приходил, ожидание затягивалось. Кончился жаркий сезон, затем начались проливные дожди. Многие рукописи, плохо защищенные, испортились. Елена Ивановна переписала их вновь собственной рукой. Наконец, пришел пароход, но виз не привез. Родина отказала своей Великой дочери во въезде.

Больше не было смысла оставаться в жарком Бомбее, где Елене Ивановне было трудно дышать и работать. В Кулу, где ей все напоминало о Николае Константиновиче, она возвращаться не хотела. Они уехали в Восточные Гималаи и поселились в небольшом курортном городке Калимпонге. Сначала они жили в Гималайском отеле, затем Юрию Николаевичу удалось снять одноэтажный дом с мансардой. Дом назывался "Крукерти". Мансарда с низким косым потолком стала спальней и кабинетом Елены Ивановны. Там она писала письма своим американским друзьям - об организации Знамени Мира, о картинах Николая Константиновича, об издании и переводах книг Живой Этики. Она вспоминала о чудовищном предательстве Хорша, сообщала о нелегком положении в Индии, только что сбросившей колониальное иго, о войне в Кашмире и о многом другом, ибо всегда остро интересовалась политикой и умела ее реально и взвешенно оценивать. Но годы давали себя знать и она все больше и больше уставала и от продолжавшейся важной работы, и от острых болей, по-прежнему терзавших ее страдающее тело.

Она хорошо понимала, что времени у нее с каждым днем остается все меньше и меньше, и дорожила каждой минутой. Она позволяла себе немного погулять только вечером. Она медленно спускалась по деревянной лестнице со своей мансарды и выходила в небольшой партер, украшенный цветочными клумбами. В "Крукерти" всегда было много цветов. К вечеру цветы пахли остро и тревожно. Она сходила по склону к сосновой аллее, откуда был виден хребет Канченджанги. Вечерние снега Священной горы светились розово и таинственно. Потом она снова поднималась к себе, окно в ее комнате вспыхивало мягким желтым светом. "Космическая ступень близится, и нужно встретить ее мужественно"127, - писала она.

Ее героическое творчество и героическая жизнь подходили к концу. Она знала, когда уйдет и записала карандашом в 1955-м: 6 октября. Она ошиблась всего лишь на один день. Ее уход состоялся 5 октября 1955 года. До этого она сказала Юрию Николаевичу, как все надо сделать. Сын отводил от нее глаза, стараясь судорожно сглотнуть комок, застрявший у него в горле. Он согласно кивал головой, не в состоянии произнести ни слова. Она успокоительным жестом коснулась его руки и сказала: "И еще пусть будет музыка. Помнишь, у Вагнера, в его "Валькирии", "Заклятие огня"?" Она не знала, что пластинка с "Заклятием огня" осталась в Бомбее, с частью их багажа. В провинциальном полусонном Калимпонге Вагнера ни у кого не оказалось. Поэтому ее желание не было выполнено.

"Уход Елены Ивановны был настолько болезненным, - рассказывал Юрий Николаевич Р.Я.Рудзитису, - что невозможно вспоминать. - Ночью приступ, врач, которого вызвали, не пришел, сказал, что нет шофера, ей дали какие-то лекарства. На второй день новый приступ".128 И так несколько дней. Накануне ухода разыгралась страшная буря, поломавшая несколько деревьев рядом с домом. 7 октября наступил день кремации. Елена Ивановна, вспоминает Юрий Николаевич, "оставалась свежей, удивительно красивая, замечательно красивая, ясная в своей белой одежде".129  

...Был солнечный осенний день, и воздух был необычно прозрачен и искрился каким-то нездешним светом. Над Калимпонгом встала громада Канченджанги. Голубой свет лился на ее снега и казалось, что и священный хребет, и небо слились вместе, а всегдашняя граница, отделявшая горы от неба, словно растворилась в сиянии, стоявшим над городом, и уплыла куда-то в заоблачную даль. Двенадцать индийцев (шесть коммунистов и шесть конгрессистов), сменяя друг друга, понесли носилки на гору Турпиндара, где уже был приготовлен кремационный костер. Потом там воздвигли белоснежную ступу, к которой до сих пор приходят паломники. Позже рядом со ступой построили желтошапочный буддийский храм...

Чем больше проходит времени, и чем глубже мы проникаем в смысл героического творчества Елены Ивановны Рерих, тем ясней проявляется и будет проявляться великий смысл содеянного ею и теми, кто стоял рядом с ней. Наследие, которое они оставили нам, неисчерпаемо. Затронувшее во времени лишь по краю нашу эпоху, оно устремлено своими научными, художественными открытиями в Грядущее, в тот Новый Мир, для которого героическое творчество, соединяющее миры различных состояний материи во имя эволюционного продвижения человечества, будет не исключением, а правилом. Именно для этого страдала и тяжко трудилась великая русская женщина, мать своих сыновей и жена своего мужа Елена Ивановна Рерих.

 

Опубликовано: Держава Рерихов. Т. 1. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2006. С. 65-80.

Публикуется по интернет-ресурсу сайта МЦР: http://lib.icr.su/node/834

 


Soviet Life. 1982. № 1.

Soviet Life. 1982. № 1.

3 На Родину вернулся только один из них, Юрий Николаевич, известный востоковед. Это произошло в 1957 г.

4 Николай Рерих. Письмена. М., 1974. С. 51.

5 Безграмотные рассуждения некоторых поклонников «Живой Этики», просочившиеся даже в печать, о том, что интеллект или разум противоречат духу, не имеют под собой никаких оснований. Противоречит разуму только бездуховность.

7 Мир Огненный. Ч. III. § 163.

8 Мир Огненный. Ч. III. § 173.

9 Письма Елены Рерих. Рига, 1940. Т. 1. С. 490.

11 Мир Огненный. Ч. III. § 185.

12 Беспредельность. § 255.

13 Сердце. § 210.

14 Незабываемый облик: Из архива С. Н. Рериха.

15 Письма Елены Рерих. Рига, 1940. Т. 1. С. 446.

17 Там же. С. 417.

18 Письма Елены Рерих. Т. 1. С. 51.

20 Там же. С. 414.

22 Письма Елены Рерих. Т. 1. С. 25.

25 Письма Елены Рерих. Т. 1. С. 191.

26 Там же. С. 100.

28 Письма Елены Рерих. Т. 1. С. 354.

29 Иерархия. § 15.

30 Статья была напечатана в журнале «Мир Огненный», № 1 (9) за 1996 г., до начала публикации МЦР многотомника писем Е.И. Рерих. - Ред.

31 При нью-йоркском Музее Николая Рериха был организован Европейский Центр, председателем которого была Мари де Во Фалипо. Располагался в Париже.

32 См. Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М., 2000. С. 65–66.

33 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 66.

34 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 72–73.

35 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 74–75.

36 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 60.

37 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 64–65.

38 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 317.

39 Беспредельность, 243.

40 Там же, 237.

41 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 81.

42 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 82.

43 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 80.

44 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 105.

45 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 105

46 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 320.

47 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 120.

48 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 114.

49 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 135.

50 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 136.

51 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 136.

52 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 297–298.

53 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 137.

54 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 128.

55 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 123.

56 Беспредельность, 178.

57 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 86.

58 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 138.

59 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 140.

60 Полным Адептом (англ.).

61 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 149.

62 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 154.

63 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 162.

64 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 225.

65 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 174.

66 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 158–159.

67 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 219.

68 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 203.

69 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 217.

70 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 217.

71 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 217.

72 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 160.

73 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 203.

74 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 216.

75 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 176.

76 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 191–192.

77 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 164.

78 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 229–230.

79 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 210.

80 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 223.

81 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 277.

82 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 279.

83 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 283.

84 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 290.

85 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 381–382.

86 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 428.

87 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 374.

88 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 442.

89 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 436.

90 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 434.

91 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 427.

92 Фонд Рериха.

93 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 403.

94 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 386–387.

95 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 304.

96 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 309.

97 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 355.

98 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 360.

99 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 446.

100 Николай Бердяев. Философия творчества, культуры и искусства, М., 1994. T.I. С. 136.

101 Там же. С.117.

102 Там же. С. 132.

103 Мир Огненный. Ч. 3, 161.

104 Мир Огненный. Ч. 3, 249.

105 Беспредельность, 243.

106 Там же, 237.

107 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М., 1994. С.55.

108 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С.55.

109 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 54.

110 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С.74.

111 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. С. 74.

112 Письма Е.И. Рерих З.Г.Фосдик. 28.06.48. Архив МЦР.

113 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М., 1994, С.87.

114 Там же. С. 82.

115 Там же. С. 100.

116 Там же.

117 Там же. С. 101.

118 Письма Е.И. Рерих З.Г. Фосдик. 14.08.46. Архив МЦР.

119 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М., 1994. С.101.

120 Там же. С. 90.

121 Беспредельность, 178.

122 Рерих Е.И. У порога Нового Мира. М., 1994. С.58.

123 Письма Е.И. Рерих З.Г. Фосдик. 12.10.49. Архив МЦР.

124 Письмо Е.И. Рерих З.Г. Фосдик. 07.02.48. Архив МЦР.

125 Письмо Е.И. Рерих З.Г. Фосдик. 09.04.48.

126 Беседы Р.Я. Рудзитиса с Ю.Н. Рерихом. Архив Гунты Рудзите.

127 Письмо Е.И. Рерих З.Г. Фосдик. 31.12.49. Из архива МЦР.

128 Беседы Р.Я. Рудзитиса с Ю.Н. Рерихом. Архив Гунты Рудзите.

129 Там же.

 

 

 

Начало страницы