Огинский М.К. Полонез ля минор

Цельность

Цельность. Монолитность духа

 

Близкие понятия: внутренняя согласованность, гармоничность, чувство единства, почитание Высшего, дисциплинированность, собранность, устремленность, синтетичность сознания, соизмеримость, равновесие, самообладание, спокойствие, самодостаточность, сдержанность, чувство меры, свобода духа, чистота, простота, отрешенность, утончённость, ясность сознания.

 

 

Н.К. Рерих. Святой Франциск. 1932 г.Взаимодополнительные качества, которые помогают основному качеству не ослабеть, не перейти в крайности, но, наоборот, быть мощно синтетичным, выявляться всё полнее, лучше и ярче:

                       - Подвижность

                       - Напряжение духа

                       - Активность

Цельность    - Стремление к совершенствованию

                       - Служение Общему Благу

                       - Самопожертвование

                       - Даяние

 

Образы: круг с точкой в центре, таран, самолет, стрела, гидравлический пресс, паровой котел.

 

Монолит духа

Полная чаша

Спирина Н.Д. Сказ о Благом Камне

 

 

 

Монолит духа

Н.К. Рерих. Экстаз. 1933 г.Гр.А.Й. 1966 г. 304. Монолит духа зависит от единства мысли, качества [духа] и действия. Дом, разделенный в себе, не устоит против вихрей земных и надземных.

 

МО-3. 94. Лишь в цельном устремлении дух может развернуть свои крылья.

 

Община. 238. Уголья поджога несутся, напрягся старый мир. Как усмотреть извивы границ? Они перерезают страны, города, дома, семьи – даже люди перерезаны половинчатым мышлением. Стоит ли учитывать все извилины старого мира?

В легендах великаны переходили моря, отрывая монолиты скал. Уподобимся великанам и монолитам мышления. Робкую половинчатость рассеем, иначе она завладеет нами и предаст позорной казни через побитие счетоводными книгами. Знаем монолитное мышление.

Когда сильны поджоги, думайте монолитно.

 

ЗнАЙ. 173. Йогу не свойственно двоемыслие. Йогу не свойственно шептание на лиц, принадлежащих Братству. Такое шептание несет последствие предательства. Йог знает, насколько каждая его мысль обладает мощью на него самого. Йог благожелателен ко всем признакам эволюции. Йог мужественно признает вред космических отбросов и разит почву лжи.

 

Иерархия. 358. Как чудесный нераздельный круг человечество должно строить свои твердыни. Каждое творческое начинание должно сооружаться цельностью и нераздельностью, утверждаясь в орбите вокруг центра. Только так можно радиусом касаться всех точек и установить размах. Нужно понять, что каждая твердыня должна насыщаться из центра. Чем восприятие поверхностнее, тем губительнее для всех направлений. Потому так нужно прислушиваться к внутреннему явлению центра. Нераздельность твердыни есть ее мощь. Цельность есть ее красота. Центр есть Иерархия Блага. Так создается высшая ступень. Каждый дух должен осознать, что все живет Светом цельности. Каждый Ашрам насыщается цельностью и живет Светом Иерархии. Каждый атом живет цельностью, в этом красота; так созидается мир.

 

Иерархия. 303. Самое губительное, когда половинчатость привходит в утверждающегося на пути, ибо тогда происходит раздвоение мышления и действий, потому половинчатость есть враг Учения. ... Ибо когда нет цельности, не может быть строительства. Потому ученики должны понять, как важно иметь цельное устремление. Для этого нужно поступиться личным удобством, личным самомнением, личным саможалением, личным самообольщением и всегда помнить, что Иерархия не должна быть обременена.

 

Надземное. 303. Урусвати знает, что основы бытия должны выражаться в каждом действии человека. Мало лишь читать, мало рассуждать о них; они должны настолько войти в жизнь человека, чтобы, не упоминая о них, можно было жить по ним. Для этого нужно распознавать различные слои мысли.

Как существуют три мира, так имеются три слоя мысли. Человек может мыслить единовременно в трех слоях. Он может иметь земное мышление, под которым пройдет тонкая мысль и где-то в глубине засияет искра огненная. Может быть, эти три слоя совпадут, и тогда получится сильное воздействие. Но обычно люди найдут разлад в своем сознании. Земное мышление может создавать как бы привлекательные идеи, но тонкое мышление может осудить их, зная их истинное происхождение. Огненная искра может иногда и вовсе не вспыхнуть.

Можно наблюдать, как человек одновременно может подпасть трем различным побуждениям. Какая же сила получится при таком разногласии? Можно вспомнить старинную сказку, когда в одном человеке совместились и ангел, и демон. Оба шептали свои наставления. Но искра огненная была зажжена любовью, только тогда демон оставил человека.

Очень поучительно наблюдать, как сменяются мысли трех слоев. Не нужно думать, что земная мысль непременно будет хуже тонкой. Можно рассказать, как нередко земная мысль влекла людей к достойным действиям, но тонкая змеилась по пути, давно изжитому. Конечно, огненная искра будет всегда безупречной, но необходимо, чтобы она могла возгореться.

Мы следим за наслоениями мыслей и радуемся, когда три слоя могут быть в единении. Не забудем, что три слоя являются лишь основными делениями. В сущности, таких делений гораздо больше, но будем иметь в виду три основы, чтобы не усложнить наблюдения.

Мыслитель наставлял учеников, чтобы они строго следили за собою в единении мышления. Мыслитель называл такое единение музыкой.

 

Н.К. Рерих. Приказ Учителя. 1947 г.Надземное. 519. Урусвати знает, что земное и надземное должны быть понимаемы как неделимая действительность. Люди много препятствуют такому пониманию. Одни унижают земное, другие кощунствуют над надземным.

Мы посылаем мысль о гармонии этих начал, но трудно растолковать, что дальнозоркость и близорукость являются качествами, и невозможно дать преимущество одному из них. Дальнозоркий упускает из виду соседние предметы, тогда как близорукий не может познать красоту далей. Но нужно признать, что оба свойства имеют свое преимущество. Также не будем умалить земное во славу надземного. Целость мироздания есть красота, и человек должен полюбить все создание, – только тогда он может выполнить свое назначение.

Часто йоги гордятся своими достижениями, но они забывают, что труженик, работающий в гармонии, будет не меньшим, нежели они. То же следует сказать о стремлении к долголетию. Когда оно не вызвано особою задачею, оно может даже противоречить закону природы. Все природные проявления должны протекать в гармонии, и человек должен прислушиваться к условиям мира, так он поймет, что есть Естественная Йога – истинная связь с Высшим.

Мы достаточно говорили о трех мирах, которые должны быть осознаны. Нельзя ожидать явлений эволюции, когда основы Бытия не признаны. Могут быть судороги, могут быть разрушения, в которых элементы эволюции будут уничтожаемы, – так прислушаемся к стонам пространства.

Мыслитель говорил: "Слушайте пристально. Неужели ваше ухо не улавливает стенаний пространства?"

 

Записи Б.Н. Абрамова из книги «Устремленное сердце».

85

Наступила эпоха скорых свершений. Огонь всё ускоряет, всё кристаллизует, всему даёт форму. Потому и трудно и легко идти. Каждое устремление даёт скорое выполнение и быстро разрушает или возносит, смотря по качеству своему. Человек – творец своего устремления, устремление – творец его судьбы. Порождение увлекает породителя за собою.

То, что в эпоху воды, стихии пассивной, росло и развивалось медленно, то в сфере огня оформляется динамично. Нет предела достижениям сознательного духа. Правильно, правильно, правильно чувствуете – сейчас всё возможно. Только научитесь устремляться. Не разбрасывайтесь, но собирайте себя в монолит; сплавьте разбросанные части своей сущности в одно целое. Выберите для сплава форму наилучшую. Примерьте её к будущему. Утвердите перспективу жизни. В настоящем жили лунные и ушли со своим настоящим в прошлое. Живущий в будущем всегда движется вперёд.

И где пределы будущего?!

21 апреля 1952 г.

 

131

Не растаскивание по клочкам, но монолит. Внутренняя собранность, а не разлетание в разные стороны. Цельность, а не хлопья. Алмаз тем ценен, что его частицы особо крепко соединены. В этом его сила. Нетрудно ветру разметать груду песка, но никакой ветер не отколет частицу от алмаза. В устремлении к монолитности дух кристаллизуется и образуется камень, на котором истинно можно созидать твердыни. Не на песке, а на камне строится дом. Только так устоит строение жизни.

19 октября 1952 г.

 

Н.K. Рерих. Странник Светлого Града. 1933 г.Гр.А.Й. 1953 г. 92. Воля рождена для того, чтобы властвовать над умом, а ум – ей подчиняться. Значит, первый этап на пути овладения умом есть осознание того, что он может полностью подчиниться воле и что, если он ещё мечется, то не потому ли, что воля направляла его не туда, куда следует, и раздробилась в своём монолите. Монолит воли должен быть создан, прежде чем ум ей подчинится. Воля, раздробленная в себе и устремленная по разным и противоположным направлениям, породитель шатания и неустойчивости ума. Потому, прежде чем давать уму то или иное задание, надо твердо, ясно и определенно решить, чего хочет от него воля. Надо иметь четкую картину или план желаемого действия ума и только тогда приступать к заданию. Иначе не избежать раздвоенности. Ясная цель и твердое решение её достичь – шаг первый, осуществление, или самый процесс выполнения – шаг второй. И, как всегда, надо начинать с малого и с задач легких. Успех обнаружится тотчас же. Подходить к выполнению задания, не зная твердо, чего хочет воля, значит обречь себя заранее на неудачу. Много неудачников и неудачных дел. Даже начиная деловой разговор, можно твердо и картинно решить волею в своём уме его последствия и результаты. И обычно они совпадут с решением воли, если она была приведена в действие сознательно. Лучше не приступать к действию, если твердое решение воли отсутствует. Так ум заранее вводится в русло, или рамки, для своего выявления, и чем они рельефнее и резче, тем успешнее результаты и продуктивнее работа ума. Шатания и метания ума происходят от недостатка планирования. План – это рамки уявления деятельности энергий любого начала, намеченный и утвержденный волей. Потому, намечая план действия, надо себя спросить, чего хочет воля и действительно ли она хочет. И там, где наложена печать воли, не может быть раздвоенности сознания. Монолит воли есть начало, в себе нераздробленное. Им можно творить и достигать.

 

Гр.А.Й. 1954 г. 427. Порождая устремление, следует озаботиться, чтобы было оно соизмеримо с целью далекой, целью огненной, целью слияния с Высшим Миром. Если просмотреть ряд тех устремлений, которые гнездятся в сознании, сопоставив их друг с другом, то станет совершенно ясно, что часто они не гармонируют одно с другим и основной цели существования человека на Земле не соответствуют. Будучи самодовлеющими и нецелесообразными, они не нужны и лишь загромождают сознание. Устремления духа лишь тогда могут быть монументными, когда все они, подобно ударной точке тарана, сводятся к одному – к достижению цели великой. Потому, говоря о том, что устремление есть единоточечное явление, Учение имеет в виду объединение ряда устремлений, всех устремлений сознания в одну слитую могучую силу, не ослабляемую противоположными и дисгармоничными, нейтрализующими друг друга течениями энергий духа. Являть собою монолит духа – задача нелегкая (…) Потому быстрота продвижения духа зависит от согласованности и гармонической целеустремленности огненных энергий, в нем порожденных. Соизмеримость целеустремленности, целесообразности и монолитность мышления, устремление желаний и их согласованность имеют решающее значение для продвижения по пути. Может ли человек двигаться вперед, когда ноги его пятятся назад? Без согласованности внутренней нет продвижения, но двигаться можно и в бездну. Потому добавим: без согласованности энергий с путем Света, ведущем в жизнь. Следует также помыслить и о согласованности действий, ибо сила устремления действием уявляется. Потому Скажем: лишь полносогласованность всех огней всего микрокосма человеческого неотменно и непреложно приведет к цели желанной. О полносогласованности подумаем.

 

Гр.А.Й. 1955 г. 375. Согласованность надо понять. Это не этическое, но энергетическое понятие мудрой концентрации всех сил по одному направлению. Обычный человек раздираем на части энергиями хаотичными, противоположными, нейтрализующими друг друга. Лишь внутренняя согласованность может объединить их. Обычная внутренняя собранность много помогает при утверждении согласованности. Сдержанность и умение владеть собою и своими чувствами ведет к той же цели. Не устоит дом, в себе разделившийся. Потому овладение собою – ступень к могуществу духа. И ступени спокойствия и равновесия духа тоже к тому же ведут. Это лишь различные аспекты согласованности микрокосмической. Подобно сжатому газу, собранная энергия силу являет. Гидравлический пресс, работающий на сжатии, может дать огромную силу. Так же и собранные воедино разбросанные энергии человеческие. Аппарат, действующий сжатым воздухом, может работать только при условии, если давление достаточно. Уберите собранность, или сжатость воздуха, и сила его растечется бесплодно. То же самое происходит и с человеком. Сдержанный человек силу имеет, несдержанный и неумеющий владеть собою подобен паровому котлу, все клапаны и вентиля которого открыты до отказа. Сколько ни топи, пар силы не даст. Сдержанность есть метод точный и безошибочный нагнетения огненной энергии. Распущенность есть ее безудержное расточение. Владеть собою надо всегда и во всем. Всегда и во всем надо являть какую-то степень обуздания себя: в мыслях, в словах, в действиях. Обузданность мысли не есть безмыслие, но владение мыслью, контроль над нею и умение направлять и удерживать ее на предмете, утвержденном волею. Даны человеку энергии огненные, дано великое богатство и великая сила, но достоянием своим не умеет, и не хочет уметь, не желает уметь распорядиться. Хозяин его – человек. Потому Говорю: «Учитесь всегда и на всем владеть собою. Силу свою осознайте. Не расточайте бездумно ее. Таланты данные берегите и приумножайте. Не будьте подобны дырявому решету. Осознайте источник своей мощи и пути ее реализации».

 

Н.К. Рерих. Песнь о Шамбале. Танг-Ла. 1943 г.Гр.А.Й. 1957 г. 409. Много лишнего говорится и много ненужного делается. Если бы делалось и говорилось только то, что нужно, насколько больше был бы облегчен путь! Для этого Указуется целесообразность и соизмеримость того, к чему устремлен человек. Несоответствие разрушительно, и ложится оно в основание разновесия, и становится тогда человек домом, в себе разделенным. Таран, пробивающий стену, каждой частицей своей устремлен в одном направлении, чтобы в точке приложения его силы сконцентрировать всю энергию для удара. Нет разрозненности и нет разбросанности, нет и не может их быть при соблюдении целесообразности и соизмеримости. Как бы соизмеряет человек ею свою жизнь и каждый шаг с сущностью того, ради чего он пришел на Землю и ради чего и живет. Знание не освобождает человека ни от обязанностей, ни от долга ни перед собой, ни перед людьми, но освобождает от невежества. И много печали во многом познании. Согласовать уявления энергий микрокосма с целью далекой будет тою ступенью, без одоления которой дальнейшее продвижение невозможно. В этом и заключается задание: явить согласованность высшую. И тогда весь микрокосм человека, как все части тарана, бьющего в цель сосредоточенной силой своей в одну точку, устремляется к цели единой. Цель высока: все раскрыть и обрести внутри, дабы приложить вовне, в жизни, то есть дом духа утвердить на основании прочном и непоколебимом, когда уже не страшны никакие ветра, никакие бури.

 

Гр.А.Й. 1966 г. 248. Цель эволюции духа – утвердить свою огненную природу и собрать в себе Огонь Светоносный. Для этого и дается человеку жизнь на Земле и в Мирах. Сперва надо признать, что человек есть существо огненное, а потом уже приступить к накоплению Агни. Антиподом накопления будет расточение. По расточителям можно понять, как легкомысленно и преступно расходуется драгоценная мощь. Воплощенный, расточивший свой запас Агни, – пустая оболочка. Расточается огонь поступками, чувствами и мыслями и накапливается ими же. Следовательно, накопителями будут формы активности человека, физической, астральной и ментальной. Прежде всего надо знать, что расточает и что накопляет психическую энергию Агни. Уныние, к примеру, ярый расточитель, – словно открытый кран резервуара с водой или парового котла. Бодрость – антипод уныния, а мужество – страха. Так можно просмотреть все пары противоположных качеств духа, чтобы безошибочно знать расточителей Агни. Положительные качества духа есть контейнеры зажженных в микрокосме человека огней. Качества духа и действия человека неотделимы друг от друга. Качества выявляются в действиях, равно как и мысли, ибо мысль, качество и действие – цепь одного состава, ибо насыщены тем же огнем. Цельность этой цепи имеет особое значение. Монолит духа зависит от единства мысли, качества и действия. Дом, разделенный в себе, не устоит против вихрей земных и надземных. Ценность очищенного Агни – в его монолитности. Монолитность означает не однотонность и однообразие, но гармонию сочетаний всех тонов огненной шкалы Великого Аума, выявляющейся в психо-духовном аппарате человека. Гармония Агни дает Свет, Свет аурических излучений. Человек – это магнит светоносный. Человек каждое мгновение излучает от себя эманации энергий, которые являются продуктами либо светлых, либо темных огней. Процесс накопления светлого Агни требует условий контроля и постоянного дозора над мыслью, чувствами и поступками. Агни, столь незаметный в жизни земной, становится решающим условием в жизни надземной, ибо свобода духа и свобода его движений и полетов там всецело зависят от количества накопленного Агни. Здесь расточитель своих огней может воспользоваться любым видом транспорта, но там все зависит от Агни, ибо он – двигатель духа в пространстве. Время и труд, посвященные накоплению светоносной, огненной энергии духа, тысячекратно вознаградят человека и на Земле, и в Мирах.

 

 

Полная чаша

Н.К. Рерих. Сосуд нерасплесканный. 1927 г.Община (Урга). II. 18. …К вам придут с вопросом: как мыслить? Скажите кратко – с Новым Миром, все ограниченные суждения отбросьте. Подумайте, как можно отойти от старых привычек. Каждый миг вы можете быть позваны для решительных действий. Напрягитесь принять полную чашу.

 

ЗнАЙ. 208. Мы говорим каждому: «Прими полную чашу Амриты!» Но свобода выбора остается за каждым.

 

ЗнАЙ. 617. Чашу желаний Утвердим, но наполнить чашу достижений ученик должен сам.

 

МО-2. 48. …Символ Вождя должен быть знаком чистоты сердца. Не только в действии, но в мыслях Вождь несет благо народам. Он знает, что ему поручено принести чашу полную, он не теряет пути в блуждании, он не расплескает доверенную чашу – так понятие Вождя есть знак будущего.

 

Аум. 102. Не условные обряды, но сердечная молитва делает Прекрасный Мир близким и насущным. Можно подходить к самому Высшему с наполненной чашей лучших помыслов. Можно приносить лучшие мечты, ручаясь, что они направлены к добру. Когда добро живет, оно отворит все Врата к Миру Высшему.

 

 

Спирина Н.Д. Сказы. Новосибирск: ИЦ Россазия СибРО, 2010. С. 42-55.

 

Сказ о Благом Камне

 Испокон веков искали люди счастья. И жила в народе молва и вера, что есть на свете такой камень благой, который может весь род человеческий осчастливить. Но раздобыть камень этот нелегко. Находится он у Старца Горы, а живёт этот Старец далеко-далеко, за морями, за горами, за безлюдными пустынями и непроходимыми лесами, несметное число лет в пещере на высокой скале, куда лишь орлы взлетают да где тучи гуляют. Но, однако, находились и такие люди, взыскующие Общего Блага, которые отваживались на дальние пути, чтобы раздобыть камень счастья и принести в мир свет и радость. Многие не доходили до заветной скалы — или погибали в пути, или, устав от всех дорожных тягот, унывали и возвращались назад, или просто путь найти не могли. Но были и такие удачники, которые до скалы добирались и самого Старца лицезреть удостаивались.

Вот о таких двух удачниках и будет сказ.

I

Прямым каменным столбом, упиравшимся в небо, предстала скала, на которой жил Старец, перед дошедшим после долгих мытарств до цели отважным искателем счастья. Закинул путник голову, чтоб вершину её рассмотреть, а вершина в облаках купается, и сквозь облака будто пещера проглядывает. Закружилась голова на такую высоту глядеть, а добраться до пещеры нечего и думать — прямы и отвесны скалистые стены, не за что ухватиться, не на что опереться. Как туда Старец взбирался и как оттуда спускался — уму непостижимо.

Думал-думал путник, что ему делать, как Старца повидать. Не идти же с пустыми руками обратно! И начал он звать громким голосом: «Отец, Отец! Отзовись!» Долго звал он и уже отчаиваться начал, есть ли там на заоблачной вершине кто, как вдруг раздался оттуда голос, звучный и сильный, на старческий ничуть не похожий: «Что тебе надобно, сын мой?»

«Слыхал я, — говорит путник, — что есть у тебя такой камень волшебный, который всех людей осчастливить может и жизнь сказкою сделать. И вот пришёл я просить у тебя этот камень. Уж очень темна наша жизнь и очень несчастны люди».

И отвечал после долгого молчания голос: «Есть у меня такой камень, и предназначено ему счастье на землю принести. Но велик и тяжёл камень. Большое мужество и решимость иметь нужно, чтоб его принять и донести, а главное — любовь к людям».

«Отец, — возразил ему путник, — я прошёл через горы и моря, через пустыни и леса, трудностей не убоялся, опасностей не устрашился. За камнем шёл и камень принять готов».

«Ну, быть по-твоему. Во благе отказа у нас нет. Получи то, что просишь».

И вдруг с вершины горы полился такой ослепительный белый свет, что показалось человеку, точно второе солнце из пещеры взошло и всё вокруг озарило. И благоухание такое распространилось, будто все лучшие цветы свои ароматы соединили и разом выдохнули.

Закрыл путник глаза руками, ослепнуть испугался. Стоит в трепете и взглянуть боится. «Не бойся, — раздался уже рядом с ним чудный, звучный голос. — От благого камня никакого вреда тебе не будет».

Раскрыл глаза искатель и увидел перед собой самого' великого Старца. В белой, как лилии, одежде стоял перед ним Отшельник, ростом был высок и осанкой величав, борода седая, а глаза молодые, огневой силою полны. Смотрят прямо в душу, всё до дна видят. И держит он в руках белый камень, огнём полыхающий, лучи излучающий, и камень тот очень велик и по виду тяжёл. А как спустился дивный Старец с камнем с вершины скалы, так того путник не видел и представить себе никак не мог. Посмотрел он на камень, и страх его обуял. Уж очень велико сокровище, как донести такую ношу через горы и океаны, леса и пустыни?! А Старец говорит ему: «Смотри, камня из рук не выпускай, наземь не клади, высоко держи. Потеряешь — не воротишь!»

Взял человек тот камень в руки, спина согнулась, колени задрожали. Тяжела ноша! «И как я его понесу? — думает он. — Руки будут заняты, ничего другого уж не возьмёшь, и защитить себя с такой поклажей невозможно. Да и надорвусь ещё, пожалуй. Ведь не близок путь!»

И обратился он тут к Старцу и говорит ему: «Не под силу мне твой камень снести, тяжёл очень и неудобен. А ты разреши мне взять от него частицу. С ней я легко управлюсь и людям донесу в сохранности, а свету и добра и в осколке немало. Разреши разделить камень счастья!»

Посмотрел на него Старец долгим взглядом, и показалось человеку, будто Старец глядит на него с сожалением. «Что ж, воля твоя, — тихо сказал он. — Мы никого не принуждаем, бери частицу. Но, истинно, лучше было бы тебе принять весь камень!»

Не понял человек, почему лучше было бы взять весь камень, но очень обрадовался соизволению Старца. Ударил Старец пальцем по краю камня, и откололась от монолита частица-сколок, сверкающая, как кусочек солнца.

«Получай свою частицу, — промолвил он. — Да смотри не потеряй, с другими вещами не смешай, чужим, неверным людям в руки не давай, не затри, не загрязни. Иначе не донесёшь блага до людей ждущих и во тьме сущих. А теперь прощай».

Взял путник осколок благого камня, положил его в дорожную суму, поклонился Старцу и отправился в обратный путь. Торопился скорей дойти до своей страны и принести людям долгожданное благо. Но тяжёл и долог был обратный путь. Высокие снежные горы предстали перед идущим. Холод вечных ледников и суровые вихри леденили кровь и захватывали дух. Но от осколка камня исходило тепло, и когда озябший, усталый путник прижимал его к груди, теплота и бодрость разливались по телу. Но однажды пришлось путнику карабкаться по скалам, руками и ногами цепляться, чтоб не сорваться вниз, и тут подумал он: «А хорошо, что не взял я всего камня. Пропал бы я с ним!» И вдруг показалось ему, будто частица камня, в мешке на его груди висевшая, меньше стала. На привале вынул он осколок из мешка, чтобы погреться и на его лучи полюбоваться, а камень и впрямь уменьшился и не так сильно сияет и тепла меньше даёт. «Устал я, видно, очень и промёрз, потому и видеть хуже стал, и согреться, как прежде, не могу», — решил путник и отправился дальше. После горных хребтов, скал и пропастей пошли леса тёмные, дремучие, неезженые и нехоженые. Шаг за шагом надо было сквозь чащу продираться, от диких зверей отбиваться, да и пищу себе добывать. Набрал он лесных орехов и ягод, накопал кореньев, да и положил в суму вместе с камнем. Помнил наказ Старца не смешивать камень с другими вещами, да куда было положить еду — сума-то одна. И стал тускнеть и затираться дивный осколок среди всяких съестных припасов в дорожном мешке. Видел это путник, каждый вечер вынимавший камень, чтобы освещать себе путь в кромешной мгле густого леса и при свете его ночлег устраивать, но значения тому не придавал. «Не беда, — думал он. — Вот донесу камень до места, ототру, отчищу, и снова заблестит сокровище. А в пути где уж его уберечь». Так и шёл дальше.

Напали как-то раз на него дикие звери. Отчаянно стал отбиваться человек, а чтобы дорожная сума не мешала, бросил её на землю, вместе с камнем. С большим трудом и уроном отбился путник — изодрали ему звери одежду и его поранили, но всё же удалось спастись. Поднял он мешок и пошёл дальше. А вечером как взглянул на камень, так и ахнул — вдвое меньше осколок стал. Потужил искатель счастья, но тут же подумал: «Что ж мне было делать-то? Надо было жизнь спасать. Не бросил бы мешка, не освободил бы рук, так звери тут бы меня и прикончили, и совсем ничего бы я людям не донёс». На том и успокоился.

Кончились наконец и дремучие леса, и вышел путник на луга зелёные, цветами изукрашенные. А между лугами речка текла, голубая да тихая, а на той стороне селенье стояло. «Не мешало бы мне передохнуть и сил набраться, — подумал странник. — Зайду-ка я в село, остановлюсь у добрых людей, одежду починю, запасы возобновлю, покойно поживу, в тепле отосплюсь, да и дальше. Немало ещё идти ведь придётся. А место для отдыха подходящее, лучше и не найти». Как решил, так и сделал. Переправился через речку, зашёл в село и пошёл вдоль улицы искать, куда бы ему постучаться. И видит — стоит изба, новая да высокая, резьбой по крыше и наличникам изукрашенная, на окнах цветы цветут, вокруг всё прибрано и чисто; видно, хозяева не бедняки и порядок любят. И решил путник зайти туда и попроситься на ночлег. В это время открылась дверь избы, и на крыльцо вышла девушка-красавица, высокая, румяная, приветливая. Посмотрела она на путника, улыбнулась и спросила ласково: «Ищешь кого?» «Переночевать хотел попроситься, — ответил он. — Уж очень твоя изба мне приглянулась». «Милости просим, — с поклоном отвечала девушка. — Место для странника у нас всегда найдётся». А странник смотрел на неё и глаз отвести не мог — так хороша была молодая хозяйка новой избы. И поселился он у приветливых людей в чистой, тёплой горнице.

Гостеприимны были радушные хозяева, вкусны пироги, удобна лежанка, а девица-красавица — как заря утра, век бы глядел — не нагляделся. По вечерам, после трудового дня, собиралась молодёжь за околицей, песни пели, игры играли, хороводы водили. И не было голосистей певуньи, и не было лучшей плясуньи, чем та девушка. Потом гуляли они вдвоём по берегу тихой речки, и ночь пролетала как на крыльях, и хотелось, чтобы никогда она не кончалась. Вспоминал иногда путник о заветном камне, спохватывался и начинал в путь собираться, и каждый раз отговаривала его девушка: «Поживи да поживи ещё, успеешь дойти куда надо, не уйдёт твоё от тебя». А камень всё будто худел и тусклее становился. Как ни вынет его путник посмотреть, всё он ему меньше да меньше кажется. Но был ещё свет в камне. И вот вынул он однажды осколок драгоценный поздним вечером, сидя один на завалинке, и стал на него любоваться, а тут, откуда ни возьмись, красавица появилась. «Что это у тебя в руках горит? — спрашивает. — Огонь, что ли?» Нагнулась посмотреть, да так и ахнула. «Да это ж алмаз, камень-самоцвет, ему цены нет! Что же ты его от меня прятал, таил, не показывал?! Али я тебе не друг?» — и потянулась к камню. Спохватился путник, начал камень прятать, а девушка в слёзы: «Я ли тебя не привечала, я ли тебя не ублажала, как родного приютила, кормила, поила, пуще всех любила, а ты от меня камушек прячешь, жалеешь, в руки дать не хочешь!» Не выдержал он слёз своей любимой и дал ей в руки камень. Только взяла девушка священный сколок в свои руки, как вдруг погас его свет, и на ладони у неё остался лежать простой, серый и холодный кусочек камня. «Бери назад своё сокровище! — сказала она холодно своему другу. — Я думала, что это настоящий алмаз, а это простой камень, и проку в нём никакого нет. Непонятно мне, чего ты с простым камушком, словно с невидалью какой, носишься». Повернулась и ушла недовольная.

И остался путник один, и в руках его был тёмный, холодный осколок камня. Вспомнил он тогда слова Старца и заплакал горько. А наутро девушка сказала: «Загостился ты у нас, не пора ли и честь знать». Собрался странник и ушёл своей дорогой. Уныло шёл он в родную страну, зная, что ничего не принесёт людям ждущим и во тьме сущим, и безрадостной стала его жизнь. Не радовало ни солнце ясное, ни небо лазурное, ни цветы душистые, ни травы изумрудные. Потускнел прекрасный мир, стал сер и беден. И судьба человека, избравшего частицу разделённую, стала такой же, как тот потухший осколок — тусклой и холодной, как будто от целой великой жизни отколол он себе частицу малую и с малым остался.

А люди ждали.

II

Сколько времени прошло с тех пор — не считано, только нашёлся наконец другой отважный человек, решивший отыскать и добыть камень Общего Блага. Отправился он в дальний путь и, так же как и первый, предстал перед отвесной скалой и удостоился узреть великого Старца. «Сын мой, — сказал ему Старец. — Знаем Мы, что тяжка и темна жизнь людская и уж до предела темноты и тяготы доходит. Но мало рук, могущих принять и донести камень спасения. А условие для этого одно — забыть о себе и думать только о камне. И тогда всё превозможешь, и ноша непомерная станет пером крыла».

Н.К. Рерих. Сжигание тьмы. 1924 г.Протянул человек руки и принял камень. Согнулась от тяжести спина и задрожали колени, так велик и тяжёл был камень светоносный. Но не усомнился путник и сказал Старцу: «Всё равно донесу; не донести нельзя».

«Иди и неси камень бережно, — предупредил его Старец. — Назад не оглядывайся, по сторонам не смотри, отдыхом не соблазняйся, на яства не зарься, прельщениям не поддавайся. Много неверных рук тянуться будут к камню; высоко держи его, запятнать не допускай. И помни: себя забудешь — дойдёшь, о себе вспомнишь — пропадёшь. А теперь прощай». И посмотрел Старец на путника долгим-долгим взглядом, и стало человеку от этого взгляда тепло и радостно на сердце.

И пошёл он с камнем в обратный путь. Предстали перед ним горные кряжи, скалы и пропасти и снежные перевалы. Надо было карабкаться, руками и ногами цепляться, ползком ползти. Но помнил путник наказ Старца — из рук камня не выпускать, наземь не класть. Как тут быть? Остановился он перед крутым подъёмом и думает, как бы одолеть его во что бы то ни стало, и чувствует вдруг, как будто не он камень несёт, а камень его подымает и вверх тянет. Ухватился человек за камень покрепче, а тот его на самую вершину и вытянул, так по воздуху и поднял. А как спускаться начали, так камень его будто придерживает, оступиться и упасть не даёт. Так и прошли они горные переходы.

Пошли леса тёмные, густые, непроходимые. Идёт путник, через чащу продирается. Надо бы о пище подумать, ягод нарвать, кореньев накопать. Но руки заняты драгоценной ношей; как тут добывать что-нибудь. И решил носитель камня все силы собрать, а его из рук не выпускать. И стал он замечать, что голода не чувствует, будто что-то его питает и греет, тепло и бодрость по жилам разливаются. Тяжело нести камень, а сила не убывает. Подивился путник и дальше путь продолжал. И по ночам камня из рук не выпускал, так и ложился спать на спину, а камень на грудь клал. Пытались на него звери дикие нападать, но поднимал он высоко камень, и свет его несказанный ослеплял хищников, и они бежали в страхе прочь. Встречались и разбойники и тоже были отражены благим камнем. Света перенести не могли злодеи и все во тьму уходили. Понял тогда путник, что непереносны злу лучи камня и боится оно этих лучей больше всего на свете. Непобедим камень!

Кончились леса, начались пустыни безводные. Солнце палит сверху, раскалённый песок ноги жжёт, ни укрыться, ни напиться. Но не замедлил путник шага, велика была его решимость донести камень и помочь людям, до предела бед дошедшим. И когда жар становился невыносим, начинала исходить от камня дивная прохлада. Она овевала человека, и становилось ему легко, и жажда не мучила его. Были пройдены и пустыни, и пришёл путник на берег моря. У берега стоял маленький чёлн. Как переплыть в нём океан, не управляя им, держа камень в руках? Но надо было переплыть во что бы то ни стало. Помнил человек о тех, кто ждёт сокровище спасения. Раздумывать было нельзя. Оттолкнул отважный путешественник лёгкий чёлн от берега, вскочил в него и поплыл по морю-океану. Поднялся попутный ветер, надул парус, и как стрела помчалось утлое судёнышко через море по волнам, и воды даже ни разу не зачерпнуло, будто управлялось чьей-то твёрдой и опытной рукою. Так переплыл странник с камнем и океан.

Начались людские поселения. Бережно завернул путник сокровище в покров, от завистливых глаз и недобрых рук. Донесёт до цели, тогда покажет тем, кто ждёт, а неждущим видеть камень не дано. Шёл он раз, запылённый, усталый, через большое село. Была весна, и в садах цвели деревья и манили отдохнуть и насладиться прохладной тенью и нежным ароматом. Навстречу путнику из ворот вышла молодая красивая девушка, похожая на цветущую яблоньку, улыбнулась ему и сказала приветливо: «Странник, видно, ты идёшь издалека и сильно устал. Зайди к нам, отдохни немного, поешь и попей и расскажи о дальних странах. Зайдёшь к нам — не пожалеешь».

Взглянул на неё странник — хороша была девушка, так хороша, что смотрел бы — не насмотрелся. Да и отдохнуть сильно хотелось, всё тело болело и ныло и просило покоя. Но вспомнил он тут слова Старца: «Отдыхом не соблазняйся, прельщениям не поддавайся». А девушка уговаривает: «Да ты не бойся, путник, зайти отдохнуть. Мы люди добрые, тебя не обидим. Дай мне твою поклажу, а сам иди умойся и поешь с дороги». И протянула руки к камню. Отшатнулся от неё путник, точно его что-то отбросило в сторону. Вспомнил слова о чужих руках, которые будут тянуться к сокровищу. Поклонился он красавице, поблагодарил за приглашение и пошёл дальше. Много разного народу встречал он на своём пути, многие любопытствовали, что это он несёт так бережно, показать просили; а были и такие, что отнять намеревались. Но зорко смотрел путник, яро хранил камень блага, и сила сокровища отражала все недобрые попытки. Никому не дал прикоснуться к своей ноше и торопился очень. Знал, что ждут не дождутся его и, если не донесёт ко времени, тьма поглотит его народ и все погибнут. Наконец, после долгого пути, стал он приближаться к своей стране. И видит — мрак навис над нею и чёрные тучи уже совсем низко. Чует — тяжело дышит земля, задыхается. Тогда освободил от покровов путник свой светоносный камень и поднял его высоко над головой. И стал литься из камня ослепительный свет, ярче и белее солнечного. Стал исчезать мрак, начали рассеиваться тучи, и всё злое, что жило на земле и владело ею, стало в страхе уползать в норы и щели, ища спасения, но огонь лучей жёг всё нечистое и уничтожал тёмное. Так шёл отважный человек по земле и нёс камень, и лучи блага созидали повсюду новую, прекрасную и светлую жизнь. Пробудил камень людей, и воспрянули они духом, поняли, что и в них есть свет и сила и что многое они могут; объединились и стали радостно трудиться, себя и жизнь свою улучшать и украшать. Радовалось сердце мужественного искателя счастью общему, и ноша его непомерная была для него легче пера. И услышал он издалека звучный голос мудрого Старца: «Отважным отрада! Благо принявшему полную чашу; горе избравшему частицу разделённую. Принёсший счастье людям получает в нём свою долю. Не донёсший частицу сам остаётся без своей части блага. Не бойтесь непосильной ноши!»

На том и кончается сказ о камне сохранённом и о частице разделённой.

 

 

От составителя. К теме духовных качеств мы относимся как к той духовной чаше, о которой Учитель говорит: «Напрягитесь принять полную чашу». В «Сказе о Благом Камне» Наталии Дмитриевны Спириной победа осталась за искателем, донёсшим не частицу разделённую, а целый Камень. Именно цельность Камня и полнота Чаши способны удержать нас от расточительства наших психических сил и времени, от ненужных блужданий. Пусть многогранность Цветка духа станет отражением многомерности и утончённости нашего сознания. В Живой Этике говорится: «Можно подходить к самому Высшему с наполненной чашей лучших помыслов». Поистине, симфония духовных качеств может стать такой чашей. Но помимо чаши желаний мы должны наполнить и чашу достижений – будем вдохновлять и помогать в этом друг другу!

 

 

Начало страницы